Спасение России — в мирной законной революции

Спасение России — в мирной законной революции

Интеллигент протискивается за пивом сквозь очередь рабочих.
— Куда лезешь? Не видишь — рабочий класс в очереди стоит?
— Да какой вы рабочий класс — за четверть века ни одной революции!

Прочитал статью Анатолия Несмияна (Эль-Мюрида) «Частный случай», и обратил внимание на одну немаловажную деталь, которую в целом заметили многие сторонники Программы Сулакшина. Мюрид, который ранее был не то что ближе, а стоял в целом на одной позиции с группой И. И. Стрелкова «Комитет 25 января», высказал мысли, созвучные с Программой Сулакшина.

Позиция комитета в интерпретации Анатолия Несмияна на тот момент времени, в частности, выражалась в постановке приоритетной задачи патриотической оппозиции: долге и обязанности вернуть России суверенитет. Это первое. Выборе пути развития. Это второе. Именно в таком порядке и без оговорок. То есть, разговор о пути развития страны, о её облике, о её ценностях и целях должен начинаться тогда, когда путинский режим расшатается как гнилой зуб, стоматологи окажутся бессильными или неумелыми, и тогда хирург-народ должен каким-то образом перехватить управление страной, вернуть управляемость институтам власти и сесть за стол думу думать: чего с Россией делать?

«Вполне возможно, что уже на втором этапе наши пути разойдутся, и это нормально. Лично я не вижу в этом ничего фатального. Наша задача — обеспечить возможность того, чтобы любой выбор, какой бы он ни был, был бы нашим выбором. Не американским, не европейским, не чьим-либо еще, а нашим. В том смысле, что ставить задачу и решать ее будут только те люди, которые не путают Отечество с Превосходительством. И уж тем более — однозначно не станут работать на администрацию нынешнего цивилизованного Освенцима», — размышлял Эль-Мюрид. Мысли в общем-то здравые, если их высказывает просто независимый эксперт. Пути сошлись, потом разошлись. Ничего страшного. Но для представителя реальной оппозиции, оппозиционной блогосеферы, формирующей мнения, ставящей цели и задачи, такой подход ошибочен.

Его к слову, тиражировали и другие представители «К-25».

«Мы сошлись во мнении о том, что положение РФ скатывается к системному краху, что прозападные либералы уже не скрывают своего злорадства и заранее примеряются к власти, и что сама власть РФ делает все для своего падения. Ситуация сильно напоминает канун Майдана на Украине. При этом в стране нет здравой Третьей силы, противостоящей как тупиковым, обанкротившимся охранителям, так и прозападным белоленточным. Наша задача — стать Третьей силой. Той, что сможет в критический момент спасти страну, избавив ее от всех „тупиковых ветвей эволюции“. В момент возможного краха образуются обломки прежних административных и силовых структур, которые окажутся обреченными на заклание. Ибо победившие прозападники-либералы их ненавидят, а прежней системы уже не будет. Эти обломки можно стянуть под знамя Третьей силы. В конце концов, красные в 1918 году смогли привлечь на свою сторону многие военные, административные и научные кадры Российской империи», — писали в «К-25».

Нужно отметить, что никакой Третьей силы так и не появилось. Да и сам комитет в общем-то приказал долго жить — большая часть его учредителей отошла на свои идеологические позиции, так и не найдя ответа на вечный вопрос оппозиционера «что делать?». В смысле делать сообща, объединившись. Группировка Юрия Болдырева замечательно продемонстрировала всей стране — что случается, когда оппозиция объединяется без идеологических основ и программы преобразований. Такую оппозицию власть пускает по кругу. И в прямом и в переносном смысле.

Анализируя российскую действительность и дело журналиста Голунова, Анатолий Несмиян признаёт, что «ни малейшей разницы между государственными структурами и мафиозной преступной группировкой нет. Во всяком случае, структурно». И делает вывод: «никакие реформы здесь помочь не в состоянии. Речь должна идти о глубоком демонтаже созданной системы отношений».

«Но решение комплекса государственных задач может быть поставлен и решен лишь в рамках иной системы власти и управления, иной системы ценностей и целеполагания. Сегодня, когда преступность проникла во все сферы государственного управления, когда ею захвачена вся экономика страны, вопрос борьбы с ней и возвращения ее в маргинальное подполье может быть решен только после сноса управляющего страной контура. Который в принципе нереформируем», — констатирует Несмиян.

Чем подтверждает тезис Партии нового типа, озвученный два года назад — путинизм безнадёжен. «Российское государство превратилось в „приватизированное государство“ с хунтоподобным криминальным мафиозно-лоббистским типом правления и неротируемой правящей группировкой. Выборы утратили способность к обновлению властной команды, продвижению во власть лучших представителей общества, сформирован механизм отрицательной кадровой фильтрации. Правовой характер государства подорван разрушением механизмов сдержек и противовесов, основанных в теории на разделении и самостоятельности ветвей власти и двухуровневой вертикали федерализма. Права и свободы человека подавлены и фактически замещены правом богатого „купить, что хочу“. Идет ползучий процесс фашизации страны, а именно, расслоение населения по „качеству“ людей и экономическое и репрессивное насилие одних над другими», — говорится в Программе Сулакшина.

По мнению Эль-Мюрида, уйти от мафиозного государства можно только полной перекройкой всего социального организма, и этот процесс может иметь только один характер — революционный. Революционный не в смысле матросов с винтовками, залпа «Авроры» или Болотной площади «Мы здесь власть». Революционный — в смысле короткого временного промежутка, в ходе которого должна произойти кардинальная смена модели. Доводить ее «до ума» можно долго, но сам по себе фазовый переход из нынешнего состояния обязан пройти в предельно сжатые сроки, в противном случае никакого ресурса не хватит на преодоление инерции.

Собственно, именно такой подход предлагает российскому народу Степан Сулакшин: революционный. Где высшей целью мирной и законной революции (путём развития) является нравственное справедливое суверенное государство, нравственное справедливое свободное общество, нравственный справедливый свободный человек, принесение в Россию и гармонии и прогресса. При этом существуют две главные цели революционной борьбы: предотвращение геополитического и исторического краха России; переустроение России из состояния экстремистского либерального, аморального, асоциального, паразитарного, несуверенного, безыдейного, несправедливого, цивилизационно неидентичного, нежизнеспособного деградирующего криминального государства в нравственное, справедливое, трудовое, народовластное, русское российское цивилизационноидентичное, передовое прогрессивное и развивающееся государство.

Для перехода в иное состоянии России необходим переходный период, с чем соглашается и Анатолий Несмиян. Переходный период, согласно Программе Сулакшина, должен стартовать сразу после добровольной отставки президента Путина и всей правящей группировки. Под масштабным требованием всего народа, но в рамках действующей конституции и законодательства России.

И.о. Президента РФ, представляющий сторонников Программы, начнет реализацию переходного периода согласно Программе, предпримет меры в обеспечение безопасности и стабильности в стране. Гарантирует права и благополучие отставленных от власти администраторов и выборных лиц. Сформирует временные органы федеральной государственной власти переходного периода, используя при необходимости свое конституционное право на издание Указов нормативного правового содержания переходного периода. Начнется конституционный процесс, завершающийся принятием новой конституции. Произойдут внеочередные выборы федеральных представительных органов власти в соответствии с новой конституцией. Затем будут выборы Президента РФ в соответствии с новой конституцией. Страна мирно и законно войдет в новый исторический период.

Как показывает время и течение событий, иного пути у народа России попросту не существует. Либо усиление полукриминальной либеральной диктатуры с повышением градуса гражданского противостояния до горячих фаз, со скатыванием страны в войну и разруху, либо мирная законная революция. Это должны понимать не только буйные головы, жаждущие радикальных перемен, но и адекватные элиты, представители промышленности и бизнеса. Такая революция — не только в интересах пролетарского большинства, но и в интересах обладающего ресурсами стремящегося к стабильности меньшинства. Спасение России — в мирной законной революции.


Автор Владимир Викторович Волк, Союз Народной Журналистики, команда поддержки Программы Сулакшина.



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН)


Comment comments powered by HyperComments
808
2613
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика