Суровые прогнозы и очертания их осуществления

Суровые прогнозы и очертания их осуществления

Ещё три года назад прогнозы и оценки Центра Сулакшина со стороны властной вертикали не критиковал только ленивый. Ещё бы, здесь, в путинской России, грядёт такая глубокая и широкая стабильность, что реки из берегов выходят, а эксперты Центра говорят о какой-то грядущей на рубеже 2019–2020 годов радикализации общественных настроений, грозящих серьёзными внутрироссийскими катаклизмами. И что наблюдается сейчас? Нет, не в смысле пропаганды — официоз, как и три года назад, трубит о непоколебимом и верном курсе партии и правительства, о гении главнокомандующего и о врагах повсюду. Что происходит вообще в сознании россиян? Созрела ли та самая «революционная ситуация»?

Ответить на этот вопрос прямо, точно и объективно, а также скорректировать прогнозы на 2019–2020 годы невозможно. Но есть несколько явных маркеров, которые указывают на смещение общественных настроений на политические фланги.

Первый из них — это выборы президента России. Вернее имитация избирательного процесса при полном контроле и управляемости результатами голосования структурами АП. Согласно данным математической реконструкции выборов, сделанной председателем Партии нового типа профессором С. С. Сулакшиным, после исключения из официальных результатов части фактора механических вбросов бюллетеней и переписывания протоколов, реальная явка в день голосования составила 50- 55%, а не официальные 67,5%.То есть реально Путин В.В. получил не 76% голосов от числа проголосовавших, а 49%. От числа всех зарегистрированных избирателей это составляет 33%, от всего населения России 24,5%.

Если же, кроме фактора механических вбросов и переписывания протоколов на больших явках, исключить еще фактор государственного административного ресурса, то есть принуждения граждан голосовать за Путина, неравенства времени политической рекламы и расходов кандидатов, то реальная поддержка населением страны этого человека еще меньше. После исключения обоих факторов (фальсификаций, административного ресурса и вбросов и подлогов протоколов) методом коллективного разума (краудсорсинга) результат Путина от числа проголосовавших не превышает 13,9%.

Но остановимся на цифре 24,5%. Для того, чтобы держать бразды правления государством — этой цифры, конечно, достаточно. В мировой практике к власти приходили диктаторы порой с куда меньшей поддержкой народа. Но для того, чтобы действующий в России режим почивал на лаврах и чувствовал себя в полном удовлетворении и спокойствии, поддержка четверти жителей страны — это ничтожно мало.

Такая поддержка Путина и его политики сравнима разве что с голосованием за его коллегу и партнёра — украинского президента П.А.Порошенко. В 2014 году на нелегитимных выборах, прошедших на фоне карательной операции в Донбассе, фальсификаций, административного давления и физических расправ над оппонентами, без голосования Донецкой, Луганской республик и Крыма, он официально набрал 9 856 911 голосов избирателей, что составляет менее трети имевших на тот момент право голоса граждан Украины. Впрочем, фактически все соц.опросы того времени показывают, что Порошенко при любых пасьянсах набирал около 30% голосов избирателей. Получаем вывод: Путин варианта 2018 года — это Порошенко образца 2014-го. Того Порошенко, который прежде чем стать кремлёвским «другом», «партнёром» и «инвестором», подвергался уничтожительной деструкции российских СМИ.

Нынешний рейтинг Порошенко, как пишут украинские СМИ, чуть превышает 5%. То есть, за четыре года войн, скандалов, пресмыкательства, провалов и позора украинский лидер растерял даже ту поддержку народа, которую ему нарисовали в мае 2014 года. Та же тенденция сегодня наблюдается и в поддержке Путина в РФ. И эта тенденция неумолима.

О чём свидетельствует следующий маркер — результаты «Единой России» на прошедших 9 сентября региональных выборах. В целом ряде российских регионов ЕР не сумела набрать при голосовании за партийные списки в законодательные собрания регионов даже и 30% голосов. Это не просто поражение, это отношение народа России к партии власти, её политике, её лидерам. То, что в каких-то регионах, например, в Хакасии, в Ульяновской и Иркутской областях единороссы потеряли контроль над парламентами, а победили представители КПРФ, это свидетельствует об одном, о симптоматике: большая часть населения страны, народ недоволен властью и желает власти это недовольство продемонстрировать. Люди готовы голосовать за кого угодно (даже «Яблоко» теперь будет в Думах сразу двух региональных столиц — Великого Новгорода и Екатеринбурга), только не за «Единую Россию».

Большинство людей пока не верит в уличную активность, в возможность строительство новой оппозиции, предпочитая выражать протест в ходе выборов. Которые ничего не решают глобально, но дают людям успокоение локально. Тем не менее, публичная протестная активность нарастает, и уже отнюдь не единичные митинги протеста проходят в сотнях городов РФ. Радикализируются и требования. Если пять лет назад услышать на митинге о том, что Путину пора в отставку, было попросту нереально. То сегодня даже системная КПРФ взяла курс на повышение градуса политических выступлений.

Социологи фиксируют резкий скачок пессимистичных настроений в России. Это очередной маркер, свидетельствующий, что телевизор уже не справляется с обработкой мозгов населения, и в определённый миг истории просто не может не возникнуть информационно вакуум, когда одним политикам и СМИ люди уже не верят, другим ещё не успели поверить.

Отчётливо стал заметен и крен в сторону критики власти целого ряда средств массовой информации, ранее не отмечавшихся подобными настроениями и в лучшем случае хранивших нейтралитет. Идёт рост числа почитателей оппозиционной блогосферы, где фиксируются попытки режима давить этот сегмент при помощи высоких технологий. Но отечественная блогосфера — это не вражеский «Голос Америки», а вот режим Путина своими антинародными решениями всё больше демонстрирует людям своё антирусское, антироссийское нутро. И это понимание становится всё шире во всех слоях общества, включая масс-медиа.
 Вспоминается, как три года назад на критику откровенных русофобских пассажей кремлёвского телеглашатая Владимира Соловьёва раздавались разгневанные крики, мол, всё верно говорит товарищ. Если сказал «кремлёвский рупор», что в Донбассе живут люди, генетически не русские, значит, так и есть. А сегодня выступлением первого заместителя комитета Госдумы по делам СНГ и соотечественников Константина Затулина, назвавшего жителей Донбасса «недостаточно русскими», возмущены сотни тысяч пользователей практически всех социальных сетей.

Любопытно, что за своих донбасских братьев заступаются и защищают от своей же власти(!) сибиряки, русские люди Татарстана, Мордовии. «По той логике, которую имеет Затулин, недостаточно русскими можно назвать любого человека, проживающего на территории национальных республик. Разве русский человек, живущий в Латвии или Узбекистане, становится от этого недорусским?»; «Что, Путин В.В., пять лет служивший в Германии, теряет на этом основании право быть «достаточно русским? …А, может, надо было оставить Путина в ГДР, чтобы он там влиял на пророссийские настроения немцев после развала Берлинской стены?», «Такие, как Затулин, и есть недостаточно русские, потому что всей своей командой „ЕР“ работают не на собирание единого народа, а на его раскол. Не в интересах ли своих украинских партнёров по бизнесу из „Оппоблока“ работают такие вот затулины?», — задаются саркастическими вопросами россияне.

Вера в лидера государства, в его команду, беспрекословное следование назначенному им и курсу, безусловно, важный фактор, обеспечивающий сплочение общества. Но если этот фактор действует единично, при отключении или параличе других факторов, без участия избирателей — как источника власти, то государство и соответствующую властную элиту ожидают тяжелые времена. Путин и его команда, по сути, уже не могут выступать от имени всего народа, его легитимность и способность менять государственную систему в интересах общества с каждым годом вызывает всё больше сомнений, а это означает только одно — власть живёт в ожидании краха и действует в соответствии с этими ожиданиями для себя.

Иллюстрацию последствий краха наглядно продемонстрировали авторы книги «Россию ждет революция?», выпущенную Центром Сулакшина. В работе приведены примеры политической биографии лидеров мировой популярности по версии журнала «Тайм» — «Человек года». Рейтинг популярности оказался очень переменчивой величиной:

− Пьер Лаваль, победитель рейтинга 1930 г. — в 1945 г. казнен за государственную измену;

− эфиопский император Хайле Селассие, победитель рейтинга 1935 г. — свергнут революцией;

− Адольф Гитлер, победитель рейтинга 1938 г. — поражение в мировой войне и самоубийство;

− премьер-министр Ирана Мохаммед Моссадык, победитель рейтинга 1951 г. — свергнут через два года в результате военного переворота;

− Ричард Никсон дважды победитель рейтинга 1971 и 1972 гг. — отставка в 1974 г. в результате политического скандала;

− саудовский король Фейсал I, победитель рейтинга 1974 г. — убит на следующий год после достижения пика популярности;

− президент Египта Анвар Садат, победитель рейтинга 1977 г. — убит в результате военного заговора;

− Михаил Горбачев, дважды победитель рейтинга 1987 и 1989 гг. — распад государства.

Два года назад, Степан Сулакшин, выступив на проведенном в Госдуме коммунистами заседании круглого стола, извинился за категоричность выводов.

Но сегодня его суровые прогнозы становятся реальностью, а строительство движения Партия нового типа — необходимостью: «У России нет будущего в этой политической и экономической модели. Нас ждет нефтегазовое эмбарго… Власть, президент ведут страну к событиям революционного типа, которые могут произойти на рубеже 2019–2020 годов. У страны есть шанс оздоровиться в ходе этих событий. Эта Дума, переизбранный в следующем году президент Путин не доживут до конца нового политического срока. Прекращение их полномочий произойдет под нарастающим давлением социальной иммунной системы народа. Когда живой народный организм чувствует, что его приговорили к смерти и подводят к плахе, начинаются процессы самоорганизации».


Автор Владимир Викторович Волк — канд. в члены Федерального политсовета Партии нового типа.



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
898
3845
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика