Вызовы миру после разрушения СССР: нравственная деградация — V

Вызовы миру после разрушения СССР: нравственная деградация — V

В каждую эпоху появлялись пророки «апокалипсиса», говорящие, что худшие времена в истории, максимизация сил зла уже достигнута. Поэтому актуальна проверка на основании количественных данных — не окажутся ли современные разговоры о мировой деградации подобным проявлением аберрации близости. И действительно ли упразднение советской исторической альтернативы (распад СССР и мирового социалистического блока государств в 1991 г.) стало не только очевидной «крупнейшей геополитической катастрофой ХХ века» для евразийского пространства, но и подлинным планетарным бедствием?

Исследованию этого вопроса посвящена четвертая глава «Вызовы миру» из II тома новой фундаментальной коллективной монографии «Россия и мир. Российский мировой проект», в которой предположение о нравственной деградации современного мира после распада СССР доказывается на основании количественно выраженных показателей — по трендам развития, их приближения/удаленности по отношению к нравственным идеалам человечества.

Авторы 2-х томного труда Центра «Россия и мир. Российский мировой проект» под общ. ред. С. С. Сулакшина:

Сулакшин С.С., Багдасарян В.Э., Балмасов С.С., Безруков А.Э., Белов П.Г., Богдан И.В., Вершинин А.А., Вилисов М.В., Генюш С.В., Гудков Д.Д., Ермолов М.О., Каримова Г.Г., Кравченко Л.И., Куропаткина О.В., Колесник И.Ю., Лексин В.Н., Орлов И.Б., Путинцев И.С., Сазонова Е.С., Тимченко А.В., Хвыля-Олинтер Н.А., Шестопалова А.В., Шишкина Н.И.

В данной части подробно рассматриваются мировые тренды социального расслоения на полюса богатства и бедности, роста диспаритетности стран мировой периферии.

Предыдущие части цикла доступны здесь: часть I, часть II, часть III, часть IV.


4.1. СОВРЕМЕННАЯ ДЕГРАДАЦИЯ МИРА — ЯВНЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ (ПРОДОЛЖЕНИЕ)

ДИФФЕРЕНЦИАЦИИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА МЕЖДУ ПОЛЮСАМИ БОГАТСТВА И БЕДНОСТИ

Современный мир все более раскалывается между полюсами бедности и богатства. Этот раскол носит цивилизационный характер. Одни цивилизации и регионы мира оказываются в кластере богатой части человечества, другие — в бедной. Внутрицивилизационные расхождения между полюсами носят характер исключений. Материальный уровень жизни цивилизаций различался и прежде, однако эти различия были не очевидны при разнокритериальных моделях бытия. Когда же под воздействием глобализации сформировалось единое мировое пространство, региональные различия между богатыми и бедными странами оказались как никогда явственны. Дифференциации Запад — Восток, равно как и Север-Юг, для описания произошедшего геополитического раскола будут не точны. Богатая часть мира геополитически размещена вокруг двух океанических пространств — северной части Тихого океана и северной части Атлантического океана. Полюса мировой бедности — Африка и Южная Азия.

Представления о социальной дифференцированности мира можно получить по определению доли населения, находящегося в состоянии тяжелой многомерной бедности. К этой группе ООН относит лиц, чей показатель депривации превышает 50% (лишение возможности удовлетворения самых необходимых жизненных потребностей). Положение регионов Африки, Южной Азии и некоторых стран Латинской Америки может быть оценено при этом расчете как катастрофическое (рис. 4.1.50) [50].

Рис. 4.1.50. Карта мировой бедности (население в состоянии тяжелой бедности)


МИРОВАЯ ПЕРИФЕРИЯ ПОСЛЕ РАСПАДА СССР

В связи с улучшением материальной комфортности и развитием системы здравоохранения год от года увеличивается средняя продолжительность жизни населения. Это ли не основной показатель мирового социального прогресса? Неслучайно он выступает одним из базовых индикаторов Индекса развития человеческого потенциала.

В отдельных странах «золотого миллиарда» средняя продолжительность жизни человека превысила порог восьмидесяти лет. Подробно описан в этой связи в литературе феномен «старения» западных наций. Обратить вспять тренд увеличения срока жизни человека, казалось бы, невозможно. Для этого требуется, вероятно, глобальная катастрофа. И такая катастрофа в виде распада мировой социалистической системы произошла [51]. Обратимся к целому континенту — Африке. Во многих африканских странах продолжительность жизни населения с начала 1990-х гг. снижается. Так, за период с 1990 по 2006 г. она сократилась в Нигерии на 11 лет, в Мозамбике — на 13, в Чаде — на 16, в Малави — на 18 лет. Налицо факт демографической катастрофы. В чем причина этого явления? Влияние краха двуполярной модели мира и перехода к системе однополярности, западноцентричному развитию мира достаточно очевидно.

Продолжительность жизни многих африканских народов сегодня в два раза короче продолжительности жизни шведа или японца (рис. 4.1.51)[52].

Рис. 4.1.51. Продолжительность жизни в ряде стран мировой периферии

Характерна динамика основных медико-демографических параметров социального прогресса в странах «мировой периферии» (рис. 4.1.52–4.1.55)[53].

Рис. 4.1.52. Присутствие квалифицированного медперсонала при родах в ряде стран мировой периферии

Рис. 4.1.53. Коэффициент смертности детей до 5 лет в ряде стран мировой периферии

Рис. 4.1.54. Уровень недоедания среди детей в возрасте до 5 лет в ряде стран мировой периферии (недостаток веса от физиологически среднего)

Рис. 4.1.55. Коэффициент иммунизации детей от кори по ряду стран мировой периферии

Показатель удельного веса родов, прошедших в присутствии квалифицированного медперсонала, по многим из них снизился. В Судане это снижение по отношению к уровню 1990 г. составило 20%, в Эквадоре — 24%. В то время как на Западе все роженицы получают соответствующую медицинскую помощь, в Эфиопии — только 6%.

Повысилась по ряду стран периферийного ареала удельная доля детей, имеющих недостаточный вес. Многие страны Африки балансируют на грани массового голода, в других — он уже повседневная реальность.

Универсальным вызовом является недоедание, и как следствие — дистрофия. В Гвинее недостаточный вес имеет каждый пятый ребенок до пяти лет, на Мадагаскаре — каждый третий. Следствием голода и разрушения медицинских потенциалов стал рост по странам периферии коэффициента смертности детского населения, одного из ключевых показателей социального регресса. За пятнадцатилетний период после распада СССР число смертей на тысячу детей возросло в Зимбабве на 38,2%, Свазиленде — на 49,1%, Ботсване — на 113,8%. Распад мировой системы социализма имел, таким образом, глобальные последствия, выходящие за рамки не только самих стран социалистического лагеря [54]. Вниз для многих стран мировой периферии и полупериферии пошли и показатели иммунизации детей от различных видов заболеваний. В Экваториальной Гвинее доля иммунизированных детей от 1 до 2 лет понизилась на 38%, в Центрально-Африканской Республике — на 48%. Факт данной деградации опять-таки четко соотносится с устранением с геополитической арены Советского Союза.

В современном обществоведческом дискурсе пользуются широкой популярностью концепты формирования нового креативного класса, перехода к экономике знаний, инновационного развития. Говорится о все возрастающей роли науки и образования. В совершенно иной реальности существуют страны мировой периферии. Образовательные потенциалы населения по многим из них не только не идут вверх, но стали с начала 1990-х гг. заметно снижаться (рис. 4.1.56)[55].

Рис. 4.1.56. Относительное число получивших полное начальное образование по ряду стран мира

По ряду стран снизился даже удельный вес лиц, получивших начальное образование. О какой экономике знаний применительно к современной Африке можно вести речь, если, например, в Руанде и Бурунди начальное образование получают только около трети населения, а в ЦАР и вовсе лишь четверть жителей. В той же Руанде доля лиц, посещавших школу, сократилась после 1990 г. на 10%, а в Малави — на 11% (рис. 4.1.57).

Рис. 4.1.57. Валовый коэффициент охвата населения средним образованием по ряду стран мира

Средним образованием охвачен лишь 31% совокупного африканского населения соответствующих возрастных групп. Падение показателя фиксируется как по ряду стран мировой периферии, так и для полупериферийной зоны. Оно обнаруживается и в странах постсоветского пространства, включая Россию. Увеличивается, таким образом, доля населения, априори исключаемая из сфер «экономики знания». В Российской Федерации это почти каждый десятый будущий гражданин страны. Для них при наличии тренда мирового научно-технического прогресса и универсализации рыночной конкуренции такое отстранение означает закрепление положения аутсайдера. Десять процентов изначально принимающих статус аутсайдера — это важный показатель состояния социального распада [56].

Фиксируется для значительной части стран мировой периферии и полупериферии процесс разрушения технологических инфраструктур. Это разрушение имеет прямые социальные последствия. Сократилась, в частности, по ряду стран доля лиц, имеющих доступ к улучшенным системам водоснабжения и канализации. Так, в Либерии — традиционном форпосте американского капитала на Африканском континенте — удельный вес населения по критерию доступности канализационной системы снизился по отношению к уровню 1990 г. на 31%. В Эфиопии доступ к улучшенному водоснабжению имеют менее четверти населения. Как следствие — череда уносящих тысячи жизней эпидемий. Среди стран, снизивших показатели доступа населения к соответствующим инфраструктурам, находится и ряд бывших республик СССР. Инвестирование инфраструктурного развития мировой периферии потеряло в условиях однополярности для капитала практический смысл (рис. 4.1.58–4.1.59)[57].

Рис. 4.1.58. Доступ к улучшенным системам водоснабжения по ряду стран мира

Рис. 4.1.59. Доступ к улучшенной системе канализации по ряду стран мира


РОСТ ДИСПАРИТЕТНОСТИ СТРАН

Конечно, есть страны как Китай или Индия, увеличившие в этот период соответствующие показатели. Рост энерго- и электропотребления в них связан с высокой динамикой неоиндустриального развития. Но индустриальный путь в современной системе миростроительства не является универсальным, а, скорее, представляет собой функциональную нишу. Прежде промышленное развитие являлось ориентиром для всего «третьего мира». Теперь же — это определенная преференция, пропуск в полупериферийную зону. Происходит архаизация экономики, и как следствие, энерго- и электропотребление населения, приходящееся на одного человека, падает (рис. 4.1.60–4.1.61)[58].

Рис. 4.1.60. Падение энергопотребления на душу населения для ряда стран мира в 2006 г. к уровню 1990 г.

Рис. 4.1.61. Падение энергопотребления на душу населения для ряда стран мира в 2006 г. к уровню 1990 г.

Незначительное сокращение показателей энергопотребления фиксируется и для нескольких стран «золотого миллиарда». Но природа этого сокращения принципиально иная. Деиндустриализация происходит и в мировом центре и в мировой периферии. Но в одном случае — это переход к так называемой «постиндустриальной фазе», связанной с выводом производства в страны полупериферийной зоны, переходом к энергосберегающим технологиям, а в других — к уровню доиндустриальной эпохи.

Отрыв мировых технологических лидеров от остального мира по показателям, отражающим динамику научно-технического прогресса, после устранения советского полюса альтернативного развития существенно возрос. Представление о том, что инновационный прорыв одного из геоэкономических субъектов автоматически вытягивает за собой в условиях открытой экономики и других, статистически не подтверждается. Конечно, открытия и изобретения воспринимаются в итоге всем человечеством. Но система тотального патентования и авторского права, отсутствие должных ресурсов для их практической имплементации приводят к дальнейшему разрыву между инновационными лидерами и аутсайдерами. Модель «многоэтажного человечества» оформляется в виде технологически различных ниш бытия для народов разной цивилизационной принадлежности. Очевидно проявление технологического разрыва по разности соответствующих показателей между мировым лидером США и остальными регионами мира. Такой разрыв наглядно возрастает, в частности, по экспорту высоких технологий.

Изменение динамики на интервале 2001—2002 гг. связано было, по-видимому, с внутренними американскими причинами, а не с прогрессом мировой периферии. Об этом свидетельствует сопоставление с данными других стран «золотого миллиарда», такими как Великобритания, где показатели экспорта высоких технологий не синхронизировались с временным их падением в США (рис. 4.1.62)[59].

Рис. 4.1.62. Разность экспорта высоких технологий между США и рядом регионов мира

Даже такой показатель как количество интернет-пользователей на 100 человек населения, и то не выражает динамики сокращения отставания регионов мира от лидера. В перспективе охват мира глобальной информационной сетью должен стать абсолютным. Чем ближе страна к показателю в 100%, тем меньше у нее возможности количественного приращения. Тем не менее разность между США и периферийными регионами мира по числу пользователей сети Интернет на условную группу населения по-прежнему увеличивается. Темпы увеличения этого разрыва, правда, несколько снизились. Но это является не столько следствием догоняющего рывка периферии, сколько приближением стран «золотого миллиарда» к абсолютному уровню обеспеченности населения интернет-услугами.

Не только США — мировой лидер, а вся группа «развитых стран» по интернет-обеспечению в среднедушевом выражении уходит все в больший отрыв от остального мира. Данный разрыв за десять лет с 1997 по 2007 гг. возрос более чем в четыре раза (рис. 4.1.63)[60].

Рис. 4.1.63. Разность между США и рядом регионов мира по числу пользователей Интернет

В этом смысле концепт «информационного общества» как универсального этапа мирового развития нуждается в принципиальном пересмотре.

Степень технологической включенности в виртуальное пространство оказывается неоднородна. Тренд информатизации мира бесспорен. И задан он был еще задолго до появления Интернета. Соответствующий путь развития мира был установлен еще в XV в. — с изобретения Иоганном Гуттенбергом печатного станка. Но в системе «информационного общества» обнаруживаются расходящиеся группы стран. Оказывается, что современный мир не только не гомогенизируется информационно, — он расслаивается! На высших этажах — находятся управляющие всей системой, на нижних — исключительно управляемые. Увеличение диспаритета между мировым лидером — США и странами периферии фиксируется по параметру среднедушевых расходов на образование. Некоторое время после распада СССР поддерживался относительный баланс этого соотношения. Но уже с конца 1990-х гг. разрыв в средствах, выделяемых на одного американца и жителя других регионов мира, начал резко увеличиваться.

Разность финансовых ресурсов, направляемых в сферу образования по регионам мира, отражает реальное различие образовательных потенциалов для мировой экономики. Прокламации ООН и других международных организаций о достижении единого стандарта образования в мире практически дезавуированы. Мир идет в направлении усугубляющейся образовательной, а соответственно, и квалификационной дифференциации (рис. 4.1.64)[61].

Рис. 4.1.64. Разность между США и рядом регионов мира по расходам на образование, долл. на душу населения

Еще один индикатор диспаритета качества жизни в современном мире представляет туризм. Туристские услуги потребляются, как правило, по принципу дополнительности. Когда у человека имеется отложенный капитал, возникает возможность путешествовать. В системе жизни «от зарплаты до зарплаты» не до туризма. Казалось бы, в условиях глобализации туризм становится важнейшим средством международных коммуникаций и в конечном итоге межцивилизационного диалога. Но богатые туристы Запада путешествуют по всему миру, в то время как для подавляющей части населения планеты перемещение в пространстве ограничено радиусом близлежащих вокруг соответствующего города или деревни территорий. США, как следует из приведенного графика, увеличивает отрыв по среднедушевым расходам на туризм от периферийных и полупериферийных стран мира. С середины 1990-х гг. разность в этом отношении между Соединенными Штатами и наименее развитыми странами мира по классификации ООН возросла почти в два раза[62] (рис. 4.1.65)[63].

Рис. 4.1.65. Разность между США и рядом регионов мира по расходам на туризм

Таким образом, современный мир глобализуется, скорее, не в смысле гомогенизации показателя развитости разных стран, а в направлении дальнейшего их расслаивания и неравенства. Вообще говоря, это характерно для колониальной системы и системы глобального паразитирования[64].


ПРИМЕЧАНИЯ

[50] Доклад о человеческом развитии 2013. Возвышение Юга: человеческий прогресс в многообразном мире. М.: ООН, 2013. С. 160–161.

[51] Багдасарян В. Э. Глобальные последствия распада СССР в социальном развитии человечества // URL.: http://rusrand.ru/docconf/globalnye-posledstviya-raspada-sssr-v-socialnom-razvitii-chelovechestva

[52] Страны и регионы 2008. Статистический справочник Всемирного банка. М.: Издательство «Весь мир». 2009.

[53] Там же.

[54] Там же.

[55] Там же.

[56] Там же.

[57] Там же.

[58] Там же.

[59] Данные Всемирного банка: http://databank.worldbank.org/ddp/home.do

[60] Там же.

[61] Там же.

[62] Багдасарян В.Э, Сулакшин С. С. Превосходство, присвоение, неравенство. М.: Научный эксперт, 2013.

[63] Данные Всемирного банка: http://databank.worldbank.org/ddp/home.do

[64] Якунин В.И., Сулакшин С.С., Аверкова Н.А., Багдасарян В.Э. и др. Политическое измерение мировых финансовых кризисов. Феноменология, теория, устранение. М.: Научный эксперт, 2012.


ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ




Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
3694
19048
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика