Взгляд на геополитику России из Казахстана

Взгляд на геополитику России из Казахстана

Автор Марат Максумович Шибутов — политолог, аналитик российской Ассоциации приграничного сотрудничества (АПС, Алматы).

Политические стереотипы крайне живучи и инерционны. Множество лет Россия пробивала путь на Балтику и Запад, да так, что во времена Ливонской войны Ивана Грозного надорвалась, вызвав Смуту. А в то же время мирная крестьянская колонизация Востока континентальной Евразии была гораздо обширней, и устойчивей в прирастании землями, органично вошедшими в российскую ойкумену.

Именно с таких позиций — здравого смысла и критерия усиления жизнеспособности государства, удовлетворения коренных интересов большинства народа, отбросив довлеющие западоцентричные шаблоны — и предлагает посмотреть на геополитические и геоэкономические тренды России автор. Взгляд, полностью совпадающий с позицией нашего Центра. Рекомендуем к прочтению.

Публикация ИА Регнум.

Фото: Картина В. В. Верещагина «Главная улица в Самарканде с высоты цитадели ранним утром». 1869 г. (Государственная Третьяковская галерея, Москва).


СТЕРЕОТИПЫ СОВРЕМЕННОЙ ВНЕШНЕЙ И ВНУТРЕННЕЙ ПОЛИТИКИ РОССИИ И ИХ ИСТОРИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ

В мире сейчас около двух сотен государств, каждое из которых тесно взаимодействует с 20−30 другими. Есть различные государственные объединения, с разной тематикой и составом. То, как все государства и интеграционные объединения общаются друг с другом и внутри себя, складывается в очень сложную картину.

Поэтому в ходу достаточно простые модели, которые основаны на том или ином факторе и позволяют более-менее понятно показать состояние мировой политики. Среди них особенно популярны следующие геополитические модели: морские державы и сухопутные державы, Бегемот и Левиафан, Хартланд и т.д. и т.п.

Основная проблема геополитических моделей в том, что люди забывают: это просто схема, причем весьма упрощенная и образная, — и начинают ею пользоваться при всех видах анализа. Второстепенной, но может быть даже более опасной проблемой геополитических моделей является их исходная ущербность, обусловленная неверными предпосылками и злонамеренным лоббизмом. То есть, попросту говоря, в основе некоторых моделей лежит некомпетентность и чьи-то корыстные интересы. Возьмем, к примеру, Россию. Как представляется геополитическая модель ее взаимодействия с миром? Все довольно просто: предлагаю компиляцию из того типичного набора, который кочует по СМИ и социальным сетям:

Россия с Запада граничит с Евросоюзом, представляющим рыхлое образование уже завершающих развитие стран, которые находятся под влиянием США. Евросоюз скоро падет под напором варваров из Африки и с Ближнего Востока, потому что европейцы отступили от традиционных консервативных ценностей и стали проклятой Гейропой. Со стороны юга у России — Кавказ, который является очень важным геополитическим регионом, где требуется постоянное присутствие России, ведь судьбы всей Евразии решаются именно на Кавказе. Там живут уникальные народы с потрясающей культурой, нужные в качестве союзников любому мировому центру силы. А еще там близок Ближний Восток, где находится земля обетованная для многих представителей культурной тусовки.

На юго-востоке России находятся Казахстан и Средняя Азии — эти страны постоянно подвергаются риску захвата со стороны афганских моджахедов или китайского соседа, который спит и видит, как бы помыть свои кроссовки «Adibas» в водах Иссык-Куля или Арнасайского водохранилища. Но сам Китай — это брат России по противостоянию с загнивающим Западом. Еще чуть-чуть и коммунистические китайские трудящиеся дадут пару триллионов долларов России, чтобы та защитила их от блока НАТО. Сама Россия постоянно думает о том, что творится в подлой Гейропе и как с этим соотноситься. Потому что иметь хорошие отношения с Европой — это очень-очень важно. Почему важно — не очень понятно, но важно.

Все перечисленные выше образы, при всей своей ироничности, достаточно часто встречаются в российских СМИ, в социальных сетях, да и в выступлениях известных говорящих голов. Более того, в рамках этой геополитической конструкции осмысливается и история России. Между тем, мягко говоря, все это не очень правильно.

Начнем с того, что Европа всегда была главным рынком сбыта для России, но сбыта преимущественно сырьевых товаров. Сейчас, допустим, это нефть и газ, в конце XIX века это было зерно, а в XVII веке — пушнина. Стандартно эти отношения регулировались государственными монополиями и служили для обогащения весьма небольшой кучки российской элиты.

Второе. Южный Кавказ и Закавказье отделены от России не очень заметным из Москвы, но реально существующим Большим Кавказским хребтом высотой до 5642 метров над уровнем моря. Через данный хребет есть две стратегические дороги и два прохода — один в Абхазии, другой в Дагестане. А стратегическими эти дороги называются потому, что больше дорог нет. Таким образом, всё, что происходит по ту сторону этой мощной, естественной границы, является важным для России примерно в той же мере, в какой важны диаспоры армян, грузин, азербайджанцев и курдов в Москве. Ведь тот же ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) вряд ли будет прорываться с боями по Военно-Грузинской дороге сквозь мины, завалы, лавины и удары артиллерии.

Третье. О важности территориальных приобретений европейских территорий России. Если мы возьмем список регионов-доноров государственного бюджета Российской Федерации, то из 85 их всего 10: семь из них находятся за рекой Волгой, в Поволжье, Урале и Западной Сибири, два — Москва и Московская область, исконные земли для российской государственности. Ну и в итоге остается Ленинградская область. То есть фактически 300 лет войн и дипломатических усилий, начиная с Петра Первого, принесли современной России только один платежеспособный регион. Остальные ценные регионы были захвачены очень малыми силами при ранних Романовых и их предшественниках. Ну, а часть Польши, Бессарабии, Прибалтика и Финляндия требовали такого напряжения сил по их удержанию, что при первой возможности тут же отделились.

Четвертое. Реальное азиатское направление развития в России видно по географии ярмарок. Две самые крупные из них: Нижегородская и Ирбитская, — находились в Поволжье и на Урале, так как основная продуктивная и наиболее обогащающая весь русский народ, а не только нескольких монополистов торговля шла именно со странами Востока.

Россия несколько веков контролировала торговлю чаем, ревенем и фарфором с Китаем, шелком, коврами, ювелирными изделиями с Ираном, хлопчатобумажными тканями, каракулем, ювелирными изделиями со Средней Азией. Русские купцы как сами торговали, так и позволяли торговать на этом рынке европейцам. Со своей стороны Россия продавала туда трудоемкие промышленные товары, которые приносили прекрасную прибыль. Причем в большинстве своем, конфликты с восточными странами у России были кратковременными и эпизодическими.

Ну, а к примеру торговля хлебом через ту же Одессу стала одной из причин Первой Мировой Войны. Но об этом все забыли. Забыли и то, что самый большой товарооборот у России сейчас с Китаем, США были союзниками России в двух мировых войнах, а объединенная немецкая Европа в этих двух мировых войнах была противником. В целом, получается, что вместо того, чтобы всецело развивать свои связи с Востоком, Россия безнадежно и с убытками участвовала в европейской игре, часто в качестве статиста.

Отношение к Востоку «он никуда не денется» в эпоху возрождения Юго-Восточной Азии как политического центра мира оказалось диким промахом. Кто знает, какая сейчас была бы обстановка в мире, если бы СССР отделил от Китая Внутреннюю Монголию и Синьцзянь — ведь у него на это были все шансы. Но идеологическая солидарность оказалась важнее политических интересов, и шансы были упущены.

Практически говоря, действующая и весьма популярная геополитическая модель взаимодействия России с остальным миром является ложной, задает неправильные ориентиры во внешней политике и более того — экономически безуспешна. Но у нее есть многочисленные лоббисты и большая историческая инерция. Так что все останется как есть — стереотипы очень живучи, хотя и часто опасны для их носителя.

Источник 


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Кремль для Тегерана: и не друг, и не враг, а как?

Россия — Иран: почему стратегическая игра уступает место «тактической возне»?

Казахстан и Россия: итоги

Центральная Азия: эпоха перемен

Конфликты и риски в Средней Азии: новый взгляд

Кыргызстан. Очерк с российской стороны

Узбекистан. Очерк с российской стороны

Туркменистан. Очерк с российской стороны

Казахстан. Очерк с российской стороны

Таджикистан. Очерк с российской стороны

Россия и вызов восстановления общей идентичности в ближнем зарубежье — I



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
125
274
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика