Лекция 3. Общие механизмы и технологии формирования (проектирования) и реализации государственной политики. Государственное управление успешностью страны

Программные тезисы

Понятие успешности страны. Способы измерения успешности, понятие индекса. Формула успешности развития. Приоритетность и развитие.

Управление успешностью, основной принцип управления успешностью. «Поверхность успешности». Failed states – несостоявшееся государство и неприемлемость революционного пути развития. Стандартные технологии достижения успешности. Коэффициент этатизма и государственное участие в управлении экономикой страны. Автаркизм и успешность государственного управления.

Модель страны. Цивилизационная идентичность и модель страны в активно-деятельностном подходе. Корректирование модели страны.

Система оценки и способы измерения успешности. Качественные и количественные показатели роста. Социальная, отраслевая и региональная оси качества развития. Коэффициент фондов и успешность социальной политики государства. Распределение отраслей производства по степени передела как характеристика качества экономического развития.

Понятие жизнеспособности страны. Коэффициент жизнеспособности. Технология повышения жизнеспособности государства. Корреляционный и регрессионный анализ как методы выявления управленческих цивилизационно-идентичных факторов.

Загрузить лекцию в формате pdf>>>

Загрузить все слайды лекции>>>

Понятие успешности страны

При формировании государственной политики управленец должен ориентироваться на достижение и осуществление той модели развития, которая повышает показатель успешности страны. Успешность в государственно-управленческом контексте – это самый интегральный, то есть учитывающий наибольшее количество параметров показатель, который характеризует состояние государства как сложной социальной системы. Именно успешность должна лежать в основе выбора того или иного механизма государственной политики, поскольку само государственное управление имеет в виду достижение поставленной цели или функции цели.

Успешность того или иного государства – величина, которую можно измерить при помощи индекса.

Индекс
(в государственно-управленческом контексте) - это некая количественная мера, которая выражает желательный критерий развития государства или сложной социальной системы. Очевидно, что индекс включает в себя количественные и качественные показатели, часть из которых измеряется и выражается статистически, а часть – при помощи метода экспертной оценки.


Приведем примеры

Давосский индекс (Индекс глобальной конкурентоспособности стран мира), разработанный аналитиками Всемирного Экономического Форума, включает в себя 113 переменных, причем две трети этих показателей строятся на основе опроса экспертов, а одна треть – на основе открытых, публичных, статистических данных. Эти переменные образуют 12 кластеров, по которым определяется положение стран на шкале конкурентоспособности. При этом под конкурентоспособностью понимается способность того или иного государства обеспечивать стабильный экономический рост в среднесрочной перспективе.

Широко применяется в современных социологических исследованиях разработанный в 1990 году в недрах ООН Индекс развития человеческого потенциала (ИРЧП). Ставший уже классическим инструментом для проведения сравнительного анализа уровня жизни в разных странах мира, он учитывает основные характеристики человеческого потенциала: уровня жизни, грамотности и ожидаемой продолжительности жизни. Уровень жизни населения оценивается по строгой научно обоснованной системе показателей, отражающих количественные и качественные показатели социально-экономической дифференциации и социального развития.

Индекс успешности является наиболее интегральным показателем, отражающим характер развития государства по целому ряду целей, преследуемых в рамках государственной политики: экономическим, демографическим, внешнеполитическим, региональным, финансовым. На Рис.27 приведена формула успешности развития страны:

Обратим внимание, что общий показатель успешности развития складывается из суммы отдельных параметров, а не из их произведения, поскольку нулевой показатель по какому-либо одному параметру может обернуть все произведение в 0, что противоречит формальной логике. Политика может быть неуспешной по одному показателю, но успешной по всем другим. Например, если мы хотим измерить успешность страны по экономическому показателю, то необходимо учесть темпы инфляции, прирост ВВП, добавленную стоимость на единицу фонда затрат и так далее.


Задача государственного управленца, государственной политики состоит в том, чтобы все показатели развития, входящие в интегральную формулу успешности развития, достигли своего максимума, что в условиях ограниченности ресурсов требует от управленца умения расставлять приоритеты.


В нашей формуле эти приоритеты, эти весовые компоненты отражены коэффициентами (П). Их значение в итоге определяется, проистекает из политического выбора, из экспертной оценки, из постоянного политического диалога общества с властью, в рамках которого устанавливаются ценностные приоритеты в развитии страны. Важно заметить, что значение итогового индекса успешности Ф не находится в прямой зависимости от значения коэффициента П. В общей формуле это отражено ограничением по показателю степени:k отлично от 1. То есть, это не значит, что чем выше будут показания П, тем выше будет индекс успешности Ф. Дело в том, что природа управления сложной социальной системы иная, в ее рамках не всегда работает принцип «кашу маслом не испортишь», «чем больше, тем лучше». У каждого гражданина имеется собственное мнение относительности успешности государственной политики, под которой им понимается развитие, то есть изменчивость показателей, описывающих состояние страны, в положительном направлении, совпадающим с потребностями и ценностными установками. Общий успех есть производное, результат действия целого набора факторов.

Управление успешностью, основные принципы управления успешностью

Из общего курса биологии известно, что «успешность», способность биологического вида к выживанию и размножению также зависит от многочисленных факторов - климат, агрессивность/благоприятность окружающей среды, наличие ресурсов для пропитания. Общий закон взаимодействия в рамках живого мира – выживание сильнейшего, наиболее приспособленного. Согласно закону о наследственности и изменчивости теории Ч.Дарвина, в природе действует особый механизм. Флуктуация (серьезное колебание, изменение) признака, вызванная теми или иными причинами, провоцирует в организме мутацию, и если она позитивна, то организм становится более жизнеспособным, а признак, повышающий «успешность» того или иного вида, то есть его способность к выживанию, становится наследственным.

В более сложной оразумленной живой природе, в человеческом сообществе, действуют примерно такие же законы, если рассматривать его в витальном ключе. Разница состоит лишь в том, что для социальной среды набор внешних показателей, признаков шире. Очевидно, если в природе существует некий закон, управляющий этими показателями, управляющий развитием, то и в применении к обществу существует возможность управления успешностью.

Политик должен понять, какой конкретный показатель должен быть изменен и в каком направлении, чтобы общий коэффициент успешности развития страны повысился. В итоге измениться так называемая «поверхность успешности», графически отражающая индекс успешности (Рис.28).

В конечном счете, «поверхность успешности» воплощает модель социума и определяется конституцией, законами, практикой, обыкновениями, традициями, конвенциями и так далее. Формой «поверхности спешности» можно управлять, например, в экономической политике, изменяя ставку рефинансирования, долю госрасходов ВВП, процент налогов, остающихся в регионе или направляемых в федеральный центр. Таким образом, «поверхность успешности» с точки зрения теоретической является способом нахождения условий для многопараметрической оптимизации успешности страны в пространстве параметров выбора. Заметим, что построение «поверхности успешности» возможно как в применении к положению страны в целом, так и в отношении отдельно взятой политики по нескольким, наиболее релевантным в конкретном поле государственных решений показателям (Рис. 29).

В биологии виды, которые оказываются не способными ответить на вызовы окружающей среды, просто не выживают. Такая аналогия имеется и в государственной практике. Государство, которое не способно управлять успешностью, становится failed states – несостоявшимся государством.

Несостоявшееся государство - это государство, власти которого потеряли способность контролировать всю территорию государства, а также демографическую, политическую и экономическую ситуацию.

Россия стала дважды несостоявшимся государством в XX веке – в 1917 и в 1991 году. Сейчас список этих государств возглавляет Сомали. Имеется также рейтинг недееспособности государств, составляемый ежегодно авторитетным американским журналом Foreign Policy. По данным на 2010 год Россия занимает в нем 80 место. В целом и общем, такой путь, путь несостоявшегося государства, неприемлем в рамках государственного управления, которое должно быть гибким и технологизированным, приспособленным для решения оптимизационных задач. Революция как путь, противоположный эволюции, противоречит самой логике существования государства, человеческого общества как оразумленной системы (Рис.30).



Очевидно, что каждый день государство сталкивается с разными вызовами, вот почему стандартные технологии типа капитализм, социализм не могут помочь в достижении максимальной успешности. Они имеют право на существование лишь методологически, как полярные или экстремальные точки в пространстве богатого выбора, который позволяет оптимизировать успешность во всех направлениях.

Обратимся к примеру. Как понять, какой процент доли государственной собственности является оптимальным для достижения цели развития? Предельный либеральный случай нулевой доли госсобственности или огосударствленная экономика с долей госсобственности 100%, как это было в СССР? Очевидно, что ни один из вариантов не может быть эффективным. Государство должно распоряжаться ядовитыми, психотропными веществами, в его ведении должны находиться вопросы вооружения, ядерные арсеналы и так далее. Также аксиоматично, что если всем имуществом владеет государство, то подавляется инициативность отдельно взятого человека. Таким образом, доля государственной собственности, максимизирующая успех, должна быть между 0 и 100%, но не 0% и не 100%. Решение о приватизации или, наоборот, национализации имущества должно быть принято на основе феноменологического анализа существующей реальности, получено путем моделирования и сравнения с опытом других государств. Исходя из задачи оптимизации, должны устанавливаться критерии, цели и осуществляться выбор параметров методов их достижения.

На Рис.31 показан график развития Российской Федерации с 2000 по 2010 гг.по 56 показателям (данные предоставлены Росстатом). 2000 год взят за единицу отсчета. Мы видим, что в 2008 году произошло резкое изменение большинства показателей в худшую сторону. В условиях мирового энергетического кризиса наша страна оказалась крайне уязвима к событиям, происходящем на мировой арене потому, что ее бюджет сильно зависит от цен на энергоносители, цены на которые, равно как и объем поставок, устанавливаются вовне, ОПЕК и другими акторами мировой энергетической сцены.

Фактически, можно утверждать, что пространство управленческого выбора – определение ставки рефинансирования, доли государственного имущества в структуре собственности, доли госрасходов ВВП страны – это коэффициент этатизма.

При этом заметим, с точки зрения активно-деятельностного подхода участие государства в экономике не сводимо к доле государственного имущества, оно в равной степени определяется и тем, в какой мере и насколько государство перераспределяет добавленную стоимость. Этот показатель определяется через соотношение расходной части бюджета и ВВП страны. Не менее важным показателем для характеристики успешности управления является степень автаркизма, то есть степень закрытости страны от внешнего мира. Она определяется положительным или отрицательным сальдо баланса внешнеторгового оборота, или отношением экспорта к импорту. В вопросе об автаркизме также следует избегать полярных решений. Абсолютная открытость, равно как и абсолютная закрытость, крайний протекционизм, не является оптимизирующими успешность политическими практиками.

Модель страны

Взаимосвязь параметров выбора управления и степени успешности политики рождают модель страны. Модель страны (рис.32)  подразумевает наличие некого свода идей, стратегических целевых установок и приоритетов, системы предложений, которые касаются более широкого круга вопросов, чем просто экономическое развитие страны, и, что не менее важно, этот свод идей и установок должен соотноситься с существующими реалиями, что является залогом успешности его применения на практике.

Модель страны, вне всякого сомнения, несет на себе отпечаток цивилизационной идентичности. Важно понимать, что цивилизационная идентичность в активно-деятельностном ключе не сводима к квасному патриотизму, она является высоко значимым параметром управленческого решения, необходимым условием для достижения цели успешности развития, поскольку обеспечивает связь между параметрами системы, которые задаются Конституцией, законами, доктринами, практиками, обыкновениями, традициями (Рис.33).

Модель страны может корректироваться в зависимости от задач, стоящих перед обществом на определенном историческом этапе. Меняя управляемые независимые параметры – ставку рефинансирования, долю госрасходов и тому подобное, – мы корректируем модель развития и получаем в итоге определенные, желаемые нами параметры управления, сумма которых складывается в успешность развития (см. Приложение к лекции – независимые и зависимые параметры государственного управления).

Приведем доказательство важности учета фактора цивилизационной идентичности для управления успешностью страны. Например, рассмотрим параметр нематериальной мотивации труда, которая зависит от престижности труда в общественном сознании. Чем выше ценится труд гражданами того или иного государства, тем выше производительность труда, а значит, лучше развивается экономика. Ценность труда в обществе формируется не только методами пропаганды, воспитания, образования, но и предопределяется некими этническими, религиозными, этическими традициями, складывавшимися на протяжении жизни многих поколений. Социологические исследования показывают, что в настоящее время труд не является значимой ценностью для россиян, в сравнении со, скажем, Японией и странами Западной Европы. Более того, при уровне зарплаты меньше 50 тыс.рублей трудно вообще обнаружить какую-либо мотивацию к труду, даже материальную (Рис.34).

Очевидно, что добиваться роста производительности труда и ВВП в итоге, по сути, эффективности экономического развития на уровне управленческих решений без учета цивилизационного фактора не представляется возможным.


Система оценки и способы измерения успешности


Ставя задачу измерения успешности развития страны, государственный управленец в первую очередь должен измерять рост. Рост как проекция успешности развития страны, является количественной характеристикой, которую можно измерить и выразить как в конкретных цифрах, так и в процентах. Например, прирост ВВП как показатель экономического развития может быть выражен как в процентах, так и в рублях. Однако, очевидно, что для верной оценки, то есть для понимания того, насколько поставленные изначально задачи соответствуют достигнутым результатам, необходимо понять качество роста, что возможно зафиксировать, только спроецировав темпы роста на структурные, пропорциональные изменения, порождаемые этим ростом.

В контексте государственного управления существуют лишь три важнейших структурообразующих оси, по которым отображается качество роста: социальная, региональная и отраслевая структурообразующая ось. В соответствии с наименованием этих осей в системе государственной власти имеются министерство социального развития, министерство регионального развития и министерство экономики, промышленности и торговли. По вектору социального развития успешность страны оценивается как пропорциональность распределения населения по доходам.

Управление функцией распределения есть главная задача деятельности государства в этой сфере, и успешность данной политики оценивается по коэффициенту фондов, отображающего соотношение доходов 10 % наиболее обеспеченного населения к 10% наименее обеспеченного населения. Практика показывает, что коэффициент фондов в значении между 3 и 8 отображает умеренную разницу в доходах. При таком раскладе не возникает существенных противоречий между социальными группами, а власти могут рассчитывать на поддержку населения и, соответственно, на политическую стабильность. К 2011 году коэффициент фондов в России по официальным данным достиг 16.

Главным независимым параметром, которым может управлять политический деятель для того, чтобы добиться изменения в лучшую сторону коэффициента фондов, является ставка подоходного налога, а именно введение прогрессивной ставки налогообложения.


Главным параметром, отображающему успешность развития страны по экономической отраслевой структурной оси является распределение, соотношение отраслей производства в рамках национальной экономики по степени передела сырья или величине валовой добавленной стоимости, от отраслей, которые производят компьютеры, технику, самолеты, ракеты, то есть инновационно-чувствительные виды продукции, до добывающего сектора. Действительно, простого списка отраслей по общероссийскому классификатору видов экономической деятельности – ОКВЭД – недостаточно для того, чтобы охарактеризовать успешность экономического курса правительства. Современная российская экономика является сырьевой, поскольку доля инновационной продукции или предприятий, которые производят такую продукцию, не превышает 9-10% (рис.35).

Основным инструментом управления успешностью по отраслевому показателю является стимулирование перелива капиталов из сырьевых и добывающих в обрабатывающие отрасли путем создания благоприятного налогового климата, что в итоге влечет за собой приток инвестиций в эти сферы. Только изменение отраслевого распределения в сторону обрабатывающего сектора будет отражать качественный рост российской экономики, а значит, и успешность экономического курса. Прирост ВВП, количественный признак, таким образом, не является релевантным признаком успешности, поскольку он может быть обеспечен повышением объемов продажи нефти или газа.

Понятие жизнеспособности страны

Совокупность показателей успешности страны определяет ее жизнеспособность, которая, в конечном счете, отражает способность или неспособность государства как сложной социальной системы существовать или не существовать, быть или не быть, говоря философским языком. На протяжении российской истории коэффициент жизнеспособности, интегративный показатель успешности страны, менялся следующим образом (рис.36):

Существует объективная методологическая возможность повышения коэффициента жизнеспособности государства. Эта технология, алгоритм достижения успешности состоит в декомпозиции проблем и задач, которые необходимо решить для достижения главной цели – цели развития страны. Выстраивая проблемно-управленческое дерево (по оси проблема - задача), в какой-то момент мы дойдем до уровня так называемых атомизированных задач, которые не подвергаются дальнейшему дроблению. В результате решения этих задач первого уровня разрабатываются документы развития, программирование управления, общие параметры которого, в итоге, задаются Конституцией страны (Рис.37).

Цивилизационно-идентичная обусловленность модели страны делает необходимым выявление особенностей исторического опыта, которые могут повлиять на определение направлений и мер по достижению успешности политики на этапе разработки политики. В арсенале управленца существует целый спектр специальных методов, прежде всего, регрессионный и корреляционный анализ, которые позволяют вычленять в прошлом факторы, которые отвечали за успех или, наоборот, были причинами провала тех или иных политических начинаний (Рис.38).

На Рис.39 показана историческая корреляция между действовавшей экономической моделью и жизнеспособностью государства (единица – это соответствие между выбранным путем экономического развития и успешностью страны). Можно сделать вывод, что Российская империя в этом смысле была достаточно оптимизированным государством, Советский Союз – в меньшей степени, а экономическая модель текущего двадцатилетия несовместима с обеспечением жизнеспособности.

На Рис.40 показана корреляция между жизнеспособностью страны и степенью социальной удовлетворенности населения. Очевидно, что социальная неудовлетворенность достигла своего минимума в период перестройки, незадолго до того, как СССР потерял свою жизнеспособность.

Но порой исторического опыта, пройденного тем или иным обществом, оказывается недостаточным для того, чтобы выявить связь между успешностью и определенным фактором. Тогда управленец должен прибегать к научным методам моделирования. Например, количественное измерение политического спектра, учитывающего политические предпочтения населения, от левых до правых взглядов, дает возможность построить прогностическую модель стабильности или нестабильности социально-политической обстановки в стране. Простейшие социологические опросы позволяют распределить население по двум условным лагерям - «лоялистов» и «оппозиционеров» (Рис.41). Расстояние между этими двумя лагерями демонстрирует ширину политического спектра.

Если политический спектр бесконечно узкий – на лицо ситуация стагнации политической системы, в которой пространство дискурса, выбор идей и решений минимальный. Если большинство населения выступает против курса правительства, спектр резко расширяется, перед нами классическое предреволюционное состояние общества. Если ввести понятие «социальной энергии» или «политической температуры», то из данной схемы возможно извлечь информацию о поведении масс, которое может реализоваться в протестных и конфликтных противостояниях групп населения.

Социальное напряжение, мотивация на борьбу прямо пропорциональна расстоянию между лагерями лоялистов и оппозиционеров.


Применив нехитрую формулу, мы можем вычислить политическую температуру общества в относительных величинах в исторической ретроспективе (Рис. 42) и перспективе, соответственно, прибегнув к методу экспертной оценки и ретроспективного анализа.

Очевидно, что всплески политической активности наблюдались в 1905, 1917, 1991 и 1993 гг., вошедших в историю нашей страны как годы революций, глубоких социальных напряжений и реформирования. Прогноз относительно политической температуры на 2011 год - восходящий (причем текущий мониторинг его оправдывает), что чревато политической нестабильностью и социальными волнениями. Итак, управление успешностью развития страны, поддержание жизнеспособности государства как сложной социальной системы является главной задачей, стоящей перед политическим деятелем. Выработка адекватного курса, способного привести к достижению цели успешности осуществляется через анализ проблем, стоящих перед государством и сопровождается изменением ряда параметров, совокупность которых составляет модель развития страны. Конституция страны, национальный исторический опыт, цивилизационная идентичность являются связующим звеном всей совокупности параметров модели страны и в таком качестве оказывают непосредственное влияние на успешность и жизнеспособность государства.

Вопросы для самопроверки:

  • Что такое успешность в контексте государственной политики?
  • Что такое индекс?
  • Объясните формулу индекса успешности страны.
  • Какой основной принцип управления успешностью? Существуют ли стандартные технологии оптимизационного управления?
  • Что такое модель страны и какими параметрами она определяется?
  • По каким критериям производится оценка качества роста?
  • Что отображает распределение отраслей производства национальной экономики по степени передела?
  • Существует ли методология повышения коэффициента жизнеспособности государства?


Вопросы для обсуждения:

Каким образом, по Вашему мнению, стоит оценивать степень участия государства в управлении?
Проанализируйте мировые рейтинги и индексы:

— GRICS (интегральный показатель государственного управления),
индекс демократии,
индекс непрозрачности,
индекс свободы прессы,
индекс мировой конкурентоспособности,
EIS (European Innovation Scoreboard)
мировой рейтинг благотворительности (CAF)
индекс счастья
индекс развития человеческого капитала (ИРЧП).

Дайте аргументированную оценку индексам по следующим параметрам: а) набор показателей б) возможность верификации данных в) субъективность-объективность г)политизированность.

Литература

Багдасарян В.Э., Колесник И.Ю., Сулакшин С.С. Государственное управление в России и труд. Оплата. Мотивация, производительность. М.: Научный эксперт, 2010 г.
Государственная экономическая политика и Экономическая доктрина России. К умной и нравственной экономике: В 5 т. Т.1. Глава II. Современная экономическая теория и мировой опыт об управлении и управляемости экономического развития. Под ред. Сулакшина С.С.М.: Научный эксперт, 2008.
Дафт Р. Управленческие решения. Секреты успеха . М.,1999.
Зайцев М.Г., Варюхин С.Е. Методы оптимизации управления и принятия решений. Примеры, задачи, кейсы. – М.: Дело / Академия народного хозяйства, 2008. – 664с.
Лексин В. Н., Лексин А. Н., Государство и регионы. Теория и практика государственного регулирования территориального развития. М. УРСС, 1997. Гл. 3.1.-3.4., 3.9.
Рандма-Лийв Т. О. О применимости «западных» теорий государственного управления в посткоммунистических странах. Вопросы государственного и муниципального управления. № 2, 2008
Сулакшин С.С. Системная методология проектирования государственно-управленческих решений. Труды Центра проблемного анализа и государственно управленческого проектирования, Вып. №2, Научный эксперт, 2006 г.
Sergio Fernandez, Hal G . Rainey. Managing Successful Organizational
Change in the Public Sector. Theory to Practice. Public Administration Review. March/ April 2006.
Charles Polidano. The new public management in developing countries. IDPM Public Policy and Management Working Paper №13.November 1999.
The Ibrahim Index of African Governance .Methodology. Mo Ibrahim Foundation. http://www.moibrahimfoundation.org/en/section/the-ibrahim-index/methodology

Приложение 1.

Независимые параметры в государственном управлении - факторный выбор управленца

  1. Коэффициент монетизации экономики – объемы агрегата M1,М2, М3, отнесенные к ВВП (%)
  2. Доля потребления домашних хозяйств в ВВП
  3. Доля госсобственности в структуре собственности страны
  4. Отношение госдолга внешнего к внутреннему
  5. Объем (годовой) валового выпуска по отраслям [1]
  6. Объем (годовой) инвестиций по отраслям
  7. Занятость по отраслям
  8. Объем (годовой) добавленной стоимости по отраслям
  9. Объем вырабатываемой электроэнергии
  10. Объем потребляемой энергии
  11. Налог на прибыль
  12. Налог НДС
  13. Экспорт
  14. Импорт
  15. Внешнеторговый оборот (Э+И)/ВВП
  16. Средняя импортная таможенная ставка
  17. Средняя экспортная таможенная ставка
  18. Доля налогов, идущих в федеральный центр
  19. Отношение госрасходов федерального центра (государственного централизованного бюджета) к госрасходам в регионах
  20. Доля налогов в ВВП
  21. Отношение максимальной и минимальной ставок подоходного налога
  22. Коэффициент фондов
  23. Коэффициент Джини
  24. Пенсионный коэффициент замещения
  25. Различие между регионами по ВРП на душу , по инвестициям на душу, по средней оплате труда, по занятости
  26. Объем доходов и расходов государственного централизованного бюджета
  27. Объем доходов и расходов консолидированного бюджета
  28. Доля от всех расходов государственного централизованного бюджета на общегосударственные расходы
  29. Доля от всех расходов государственного централизованного бюджета на оборону
  30. Доля от всех расходов государственного централизованного бюджета на безопасность
  31. Доля от всех расходов государственного централизованного бюджета на поддержку экономики
  32. Доля от всех расходов государственного централизованного бюджета на ЖКХ
  33. Доля от всех расходов государственного централизованного бюджета на экологию
  34. Доля от всех расходов государственного централизованного бюджета на образование
  35. Доля от всех расходов государственного централизованного бюджета на культуру
  36. Доля от всех расходов государственного централизованного бюджета на здравоохранение
  37. Доля от всех расходов государственного централизованного бюджета на социальную политику
  38. Доля от всех расходов государственного централизованного бюджета на дотации субъектам РФ (или провинциям в других странах)
  39. Доля от всех расходов государственного централизованного бюджета на науку
  40. Доля в расходах государственного централизованного на экономику субсидий АПК
  41. Отношение числа платных мест к бюджетным в образовании
  42. Отношение затрат на покупки ВиВТ к затратам на содержание армии
  43. Доля численности армии в населении страны
  44. Доля численности всех силовых структур в населении страны
  45. Золотовалютные резервы
  46. Структура золотовалютных резервов (монетарное золото/валюта/ ценные бумаги)
  47. Курс национальной валюты к доллару (сколько стоит доллар в местной валюте, например, юань/долл)
  48. Ставка рефинансирования ЦБ
  49. Коэффициент мультипликации денежной массы национальной банковской системой
  50. Объем фонда обязательного резервирования банков
  51. Скорость оборота в стране денежной массы (по Фишеру)
  52. Доля национального кредитного портфеля на производственный кредит и на потребительский кредит
  53. Доля госрасходов в ВВП
  54. Доля инвестиций в ВВП
  55. Доля государственных инвестиций во всех инвестициях
  56. Доля государственных инвестиций во всех инвестициях по отраслям
  57. Доля иностранных инвестиций во всех инвестициях
  58. Доля частных инвестиций во всех инвестициях
  59. Доля региональных государственных инвестиций (из местных бюджетов)
  60. Доля прямых инвестиций во всех инвестициях
  61. Доля портфельных инвестиций во всех инвестициях
  62. Экспорт капитала (накопленный и текущий годовой)
  63. Импорт капитала (накопленный и текущий годовой)
  64. Доля оплаты труда в ВВП
  65. Минимальная оплата труда (часовая стоимость)
  66. Средняя величина оплаты труда
  67. Доля госдолга в ВВП
  68. Доля суммарного (государственного и корпоративного) внешнего долга страны в ВВП
  69. Рентабельность по отраслям

Зависимые параметры в государственном управлении – получаемый результат развития

  1. Макроэкономические показатели
  2. ВВП
  3. ВВП/душу населения
  4. Энергоемкость ВВП
  5. Темп прироста ВВП на душу населения
  6. Производительность труда
  7. Инфляция
  8. Демографические и гуманитарные показатели
  9. Демографические показатели на городской и внегородской территории страны и по возрастным когортам
  10. Рождаемость
  11. Смертность
  12. Ожидаемая продолжительность жизни
  13. Миграционное сальдо
  14. Уровень безработицы
  15. Соотношение средней ЗП и прожиточного минимума
  16. Доля населения за чертой прожиточного минимума
  17. Площадь жилых помещений на одного жителя
  18. Отношение цены одного кв. метра жилья к среднедушевому доход населения
  19. Время оказания экстренной мед.помощи
  20. Коэффициент урбанизации
  21. Структура расходов семьи (питание, жильё, образование, лечение, досуг…)
  22. Объём пассажирских перевозок
  23. Коэффициент брачности
  24. Охваченность населения интернетом и другими видами связи.
  25. Соотношение оплат труда по отраслям
  26. Кол-во автомобилей на 1000 населения
  27. Площадь жилых помещений на одного жителя
  28. Показатели безопасности государства
  29. Показатель масштабов коррупции
  30. Масштабы теневой экономики
  31. Доля иностранного капитала в предприятиях стратегического назначения и инфраструктуры государства
  32. Доля импорта в продовольствии, лекарствах, критических технологиях, сырье.
  33. Конфликты и преступления на национальной почве
  34. Одобрение власти обществом, состояние политической среды
  35. Забастовки, бунты
  36. Доля содержащихся в заключении от населения
  37. Наука, культура и образование
  38. Кол-во патентов на душу населения и кол-во выданных патентов за рубежом
  39. Кол-во научных работников на 10000 чел. населения
  40. Кол-во научных и конструкторских учреждений
  41. Кол-во национально контролируемых критических технологий
  42. Число научных цитирований национальных ученых на душу населения
  43. Количество научных открытий
  44. Доля наукоёмкой продукции на душу населения
  45. Доля наукоемкой продукции на мировом рынке
  46. Доля инновационной продукции по структуре выпуска
  47. Доля сырья и доля наукоемкой продукции в экспорте
  48. Доля наукоемкой продукции и сырья в импорте
  49. Посещение театров, консерваторий, музеев и т. д., их количество
  50. Социологические данные о предпочтениях населения страны:
  51. к труду
  52. к коллективизму
  53. к душе
  54. к нематериальным ценностям
  55. к материальным ценностям
  56. к терпимости
  57. к альтруизму
  58. к ценности человеческой жизни
  59. к сопереживанию
  60. к семье
  61. к стремлению к совершенству
  62. к детности
  63. к любви
  64. к руководству страны
  65. к патриотизму
  66. к собственной цивилизационной и иной идентичности
  67. Доля населения, продолжающего обучение с 25 до 64 лет.
  68. Доля населения с высшим образованием
  69. Количество медалей на международных олимпиадах школьников и студентов
  70. Количество студентов на 10000 чел. населения
  71. Доля иностранных студентов в общем числе студентов
  72. Общественное здоровье
  73. Медали на международных спортивных соревнованиях
  74. Охваченность физкультурой (посещение кружков, секций…)
  75. Потребление на душу видов продовольствия: мяса, молока, яиц, фруктов овощей, рыбы, хлеба.
  76. Заболеваемость по видам
  77. Социальные болезни: туберкулез, СПИД, венерические заболевания Курение, алкоголизм, наркомания и иное девиантное поведение
  78. Показатели для индекса оценки психического состояния общества РАН на сто тысяч населения:
  79. Количество самоубийств
  80. Количество заболеваний органов и чувств нервной системы
  81. Количество психических расстройств
  82. Количество убийств
  83. Число разводов
  84. Число беспризорников
  85. Экология Коэффициенты загрязнённости почвы, воды и воздуха.
Приложение 2. Электронное правительство (e-government).


Критерии оценки качества государственного управления.


Технический прогресс, всемирная компьютеризация и распространение интернет-технологий не могли не привести к изменениям и в реализации государственной политики. В начале 21 века в управленческий лексикон вошло понятие электронного правительства, или электронного управления (английский аналог термина e-government), которое ассоциируется с использованием ИКТ в качестве инструментов оптимизации системы управления. Остановимся поподробнее на истории возникновения и эволюции этой концепции

Немного истории


Несмотря на то, что впервые об электронном правительстве широко заговорили лишь в 90-ые XX века в США, однако, логическим предшественником этого концепта государственного управления можно считать «теледемократию» 1960-1980-х гг., подразумевавшую активное использование телевидения национальными лидерами для общения с гражданами, в предвыборной гонке и так далее. Администрацией Б.Клитона были предприняты первые шаги по созданию электронного правительства.

Важно заметить, что в современной науке не существует единства мнений относительно понимания термина электронное правительство. Аналогичным образом, не существует единственного и признаваемого всеми перевода термина e-government на русский язык. Представляется возможным выделить, как минимум, три основные трактовки этого понятия.

Во-первых, в узком и техническом с точки зрения активно-деятельностного подхода понимании, под электронным правительством понимают создание определенной коммуникационной инфраструктуры, позволяющей государственным органам и гражданам взаимодействовать с использованием новых информационных технологий. В этом смысле термин электронное управление видится более адекватным переводом англоязычного термина e-government.

Электронное управление в реальной жизни сопровождается созданием различным сайтов, порталов государственных структур, предоставляющим гражданам доступ к информации относительно деятельности государственных органов. Но перенос предоставления части услуг населению в виртуальное пространство является лишь первой ступенью в длительном процессе строительства электронного государства.

В более широком смысле под электронным правительством понимают внедрение ИКТ во всех сферах государственной деятельности, что влечет за собой повышение взаимодействия государственных органов между собой, с организациями и гражданами.

В итоге наблюдается повышения эффективности, экономичности и прозрачности работы правительства, а также существенным образом расширяются возможности общественного контроля над ним. Такая, несомненно, более расширенная трактовка ассоциируется со вторым этапом построения электронного правительства.

И наконец, как отмечают ряд исследователей, внедрение ИКТ в практику ежедневного государственного управления ведет к трансформации его структуры, оперативной деятельности и изменении самой культуры управления. При этом «информатизация» системы управления касается не только сугубо правительства, то есть исполнительной ветви власти, но и законодательной и судебной ветви власти. В итоге, по мысли ряда исследователей, можно говорить о формировании нового типа электронного государства на рубеже XX- XXI веков, которое соотносится с новым этапом развития конституционного государства и является наиболее адекватной социальной оболочкой для так называемого информационного общества. По мнению сторонников этой точки зрения, электронное государство отражает качественные изменения, происходящие во взаимоотношении власти и общества, а именно ведет к перераспределению центра тяжести в управленческих процессах, от государства к гражданскому обществу.

В современном российском дискурсе наиболее распространённым является толкование e-government как модели государственного управления, складывающейся под воздействием возможностей современных ИКТ, при этом чаще всего политики и ученые употребляют в этой связи термин «электронного правительства».


Каковы же цели и ценности электронного правительства?

Внедрение электронного правительства ставится в центр современных реформ административно-политической сферы, поскольку оно связано с решением конкретных проблем, существующих сегодня в практике публичного управления, и его главной задачей является повышение эффективности государственного управления.

Согласно трактовке Комитета по публичному управлению ОЭСР, основной задачей современных реформ является переход от инструментализма к системному управлению, учитывающем, в том числе, политические и моральные аспекты администрирования. Электронное правительство в значительной мере облегчит осуществление мониторинга и оценивание действенности и эффективности правительства, поскольку подконтрольность государства обществу сделает более прозрачными финансовый менеджмент, управление персоналом и государственными политиками в целом. В идеале техническая или технологическая сторона вопроса, а именно, степень компьютеризации процесса управления не являются главной целью создания электронного правительства. Важно то, как новые ИКТ изменяют публичное управление, его внутреннюю структуру и отношения государства с обществом, государства с бизнесом, государства с государством.

Таким образом, для того чтобы концепт электронного правительства оказался полезным для общества, необходим переход от ведомственной ориентации деятельности государства к ориентации на нужды и задачи граждан.


Крайне опасным, как и в любых других государственных политиках, представляется простая автоматизация существующих неэффективных процедур государственного управления, то есть сосредоточение на технических задачах. Именно обеспечение перехода от технической цели автоматизации и информатизации к задаче модернизации государственного управления является одним из основных вызовов на пути реализации проектов электронного правительства, как в Российской Федерации, так и в других странах. Одной из основных проблем, требующих разрешения по мере построения электронного государства, является проблема налаживания межведомственного взаимодействия и информационного обмена в процессе осуществления государственной политики, то есть осуществление задачи создания «правительства без швов» (seamless government). Функциональные разделения, которые отражают иерархическую и сложную структуру публичного управления, выступают одним из препятствий в процессе реализации государственной политики, и их преодоление технически приведет к повышению качества государственного управления, ускорению государственных процедур. Для выполнения цели повышения качества государственного управления и налаживания межведомственного диалога правительству необходимо решить ряд микрозадач.

Во-первых, выработать стандартизированные форматы, регламенты, валидные формы документации, которые могли бы облегчить межведомственный обмен. Необходимо разрубить гордиев узел противоречия текущего государственного управления - высокого уровня регламентации процессов внутри отдельного ведомства при одновременно низком уровне регламентации, практическом отсутствии контроля сроков исполнения и несения ответственности при межведомственном взаимодействии.

Во-вторых, для преодоления пресловутой «бумажной волокиты» должна быть создана юридические база, то есть необходима определённая нормотворческая деятельность. Например, электронные документы, электронные анкеты и т.д., электронные подписи должны обрести юридическую силу. Значительные затраты, как материальные, так и временные необходимы для того, чтобы адекватно перевести документы в электронную форму, при этом, очевидно, что часть документов останутся только в бумажной форме. Кроме того, неизбежна и проблема регистрации, хранения электронной документации, то есть построение электронного правительства должно сопровождаться перестройкой работы государственных архивов.

Дополнительной сложностью для Российской Федерации, в силу ее территориально-политического устройство, является тот факт, что аналогичные мероприятия должны быть проведены в субъектах федерации и на уровне местного самоуправления.


Очевидно, что задача достижения транспарентности государственного управления корреспондирует с задачей создания открытого общества, предоставления широкого доступа граждан к документации официальных органов. Важно понимать, что интенсификация информационных потоков не является «улицей с односторонним движением»: увеличивается обмен информацией, как в направлении «общество-государство», так и наоборот. В соответствии с этим, актуализируется необходимость выработки правил предоставления доступа граждан к информации с одной стороны, и защиты информации, в том числе частного характера, с другой стороны. Во исполнение этих задач в ряде стран мира были приняты или пересмотрены имевшиеся прежде законы о свободе информации: Закон о свободе информации США от 1966 был пересмотрен в 1996 г. , а в Великобритании и Исландии были приняты новые законы. Отличительной чертой новых законов является существенное расширение содержания права на граждан на доступ к информации.

Оборотной стороной медали расширения доступа к информации и интенсификации информационного потока является необходимость создания законодательных препятствий, которые бы защитили граждан от посягательств на личную жизнь. Как правило, такие законы ограничивают сбор личной информации только предусмотренными законом целями; при этом граждане должны быть поставлены в известность и иметь право доступа к информации, полученной государственными органами на законных основаниях. Кроме того, на законодательном уровне очерчиваются права государственных органов, главным образом следственных, контролировать личную информацию, содержащуюся в электронной форме. Одним из основных средств защиты граждан в данном случае является разрешение использовать доступ к информации в оперативно-следственной деятельности только по решению суда. Несмотря на то, что с первого взгляда, внедрение в жизнь концепта электронного правительства может существенно повысить эффективность государственного управления, данная идея не лишена ряда недостатков и угроз.

Во-первых, если ограничиться только технической, а не ценностной и целевой стороной дела, то есть автоматизацией и компьютеризацией управления, то при наведении порядка в государственных структурах все граждане окажутся «под колпаком», а информационные технологии станут новым инструментом тоталитаризма. Футурологи рисуют ужасающие картины, когда власть окажется в руках малочисленного «онлайн» сообщества, новой электронной элиты, на которую днем и ночью будет неустанно работать созданное ею «электронное правительство», а IT-процедуры «новой экономики» дадут этой элите невероятные конкурентные преимущества перед традиционным многомиллиардным «оффлайн» сообществом. В той или иной степени такие размышления могут быть потенциально реализованы на практике. Проанализировав мировой опыт, представляется возможным выделить несколько этапов построения электронного правительства.

Повсеместно первый этап заключался в создании инфраструктуры и сопровождался разработкой сайтов-витрин государственных учреждений, выполнявших функцию донесения информации от государства и ведомств к гражданам. Второй этап характеризовался переходом к формату порталов, оснащенных опциями обратной связи и «наученных» предоставлять какие-то простейшие услуги населению онлайн. Сегодня в развитых странах происходит переход к третьему поколению средств взаимодействия государства и к гражданам, к формату оказания государственных услуг в режиме «одного окна» (Government Gateways).

Не оказалась в стороне от этого процесса и сфера международных отношений. Действительно, общение в электронной форме может воспроизводиться как внутри одного государства, так и между ведомствами (например, Министерствами иностранных дел) других государств. В настоящие дни ряд международных организаций, прежде всего, ООН, уже занимаются стандартизацией форматов документов, предназначенных для сопровождения разных форм межгосударственного взаимодействия. Так, например, Европейская экономическая комиссия ООН разработала стандарт документов для международной торговли – UNeDocs.

Электронное правительство: российский опыт


Потребность внедрения новых технологий управления очевидна для современной российской системы государственности. Во-первых, экономические и социальные издержки государственной неорганизованности оказываются крайне высокими. По некоторым данным, в современной российской действительности затраты времени граждан на обращения в государственные службы составляют примерно 3-4 млрд. человеко-часов в год, что соответствует 1,5 млн. человеко-лет в год. Во-вторых, внедрение электронного правительства может внести определенный вклад в увеличение темпов роста экономики. По оценкам специалистов, повышение эффективности государственного управления может дать до 2 % темпов прироста ВВП. В-третьих, повышение прозрачности подготовки и принятия решений, законодательных актов, упрощение государственных процедур для граждан и бизнеса при предоставлении государственных услуг значительно уменьшит возможность коррупционных действий, что в целом и общем, повысит уровень эффективности государственного управления и, как следствие, международный имидж государства.

Начиная с 2000-х гг., в Российской Федерации были предприняты попытки построения электронного правительства, причем эти усилия синхронизировались с усилиями по информатизации общества в целом во имя исполнения цели-максимума – перехода на новую, так называемую информационную ступень развития. Однако результаты этой деятельности оказались не столь впечатляющими.


Заметим, что реализация курса на построение электронного правительства и перехода к информационному обществу шло в унисон с аналогичными процессами на мировой арене. Отправной точкой послужил 2000 г., а именно саммит Большой Восьмерки, который завершился подписанием «Окинавской хартии глобального информационного общества». Таким образом, лидеры государств, входящих в «Восьмерку» обозначили готовность к реализации в своих странах программ, направленных на развитие информационного общества и ликвидации информационного неравенства, а электронное правительство мыслилось неотъемлемой частью этого процесса.

Во исполнение «Окинавской хартии» в 2002 г.была принята Федеральная целевая программа «Электронная Россия(2002–2010 гг.)». Заметим, что концепция формирования электронного правительства в Российской Федерации была утверждена постановлением Правительства РФ от 16 августа 2007 г. в качестве дополнения к ФЦП «Электронная Россия». Это действие было синхронизировано с аналогичными усилиями мировой общественности, поскольку в 2003 и 2005 году состоялось два этапа всемирного саммита по информационному обществу. В России в это время начала готовиться и обсуждаться в экспертном сообществе «Стратегия развития информационного общества в России», которая была также одобрена в 2007 г.


Отсутствие прогресса в деле построения электронного правительства привело к тому, что в мае 2009 года Правительство отменило действие Федеральной целевой программы «Электронное правительство», объявив о том, что ее компоненты войдут в более долгосрочную и масштабную программу «Информационное общество 2010-2018».
Основная цель программы — повышение качества жизни граждан и улучшение условий развития бизнеса. Программа преследует следующие цели:

  • создание электронного государства и повышение эффективности государственного управления;
  • развитие российского рынка ИКТ и российских технологий;
  • преодоление цифрового неравенства и создание базовой инфраструктуры информационного общества;
  • обеспечение безопасности в информационном обществе;
  • развитие цифрового контента.


Существует несколько факторов, обусловивших неудачу в реализации ФЦП «Электронная Россия».

Во-первых, создание электронного правительства было лишь частью масштабной административной реформы, старт которой был дан президентским указом №824 от 23 июля 2003 года. Целью данной реформы было ограничение числа функций государства и изменение структуры органов государственной власти, сопровождавшееся перераспределением между ними различных функций. В итоге, основная доля бюджетных расходов в рамках «Электронной России» была направлена на приобретение и установку компьютеров и сетевого оборудования, а не на поиск подходов изменения и оптимизации политико-административных процессов. При этом, в 2002 – 2005 гг. в рамках ФЦП «Электронная Россия» выполнялось всего около 2,5% от общего объема проектов информатизации органов власти, а что касается финансирования, то оно оказалось существенно ниже запланированного (21 вместо 77 млрд.).

Во-вторых, планирование политики построения электронного правительства было абсолютно ошибочным, поскольку несмотря на то, что программа была принята в 2002 году, она не была предварена выработкой четкой концепцией ее реализации , а Концепция электронного правительства, принятая в 2007 г. не была увязана с планом политико-административных реформ, с программами по борьбе с коррупцией и иными приоритетными национальными проектами. Таким образом, государство сделало ставку на автоматизацию ведомств, а не политико-административных процессов, что к тому же усугублялось неудовлетворительным состоянием нормативно-правовой базы.

В-третьих, успешность построения электронного правительства в значительной степени зависит от физической и психологической готовности использовать интерактивные сервисы населением и бизнесом, возможности доступа к Интернету и, в конечном счете, непосредственно связана с уровнем благосостояния граждан и социально-экономическим развитием российских регионов.

В-четвертых, совершенно не учитывался тот факт, что сама бюрократия не была заинтересована в реформах, лишающих ее статусной ренты.


В итоге наблюдался конфликт интересов граждан и ведомств, которые создавали электронное правительство для себя и решения своих задач, так или иначе игнорируя интересы граждан.


Отсутствие прогресса в реализации задачи создания электронного правительства нашло немедленное отражение в мировых рейтингах Российской Федерации. Согласно аналитическому обзору ООН, посвященному готовности стран к внедрению электронного правительства, Россия опустилась по этому показателю на 59-е место в 2010 году с не столь уж комфортной 50-ой позиции в 2005 г., находясь в почетном соседстве с Саудовской Аравией и Черногорией.

В реальности по состоянию на конец 2010 г. система электронного правительства была внедрена и наиболее успешно функционировала лишь в Республике Татарстан и Свердловской области.

Оценки эффективности государственного управления и развития электронного правительства: международный опыт

В связи с тем, что практика внедрения в жизнь элементов электронного правительства получила широкое распространение и при этом она оказывает непосредственное влияние на эффективность государственной политики, то появилась необходимость проведения оценки развития электронного правительства. В рамках ООН, а именно Департаментом экономического и социального развития, был разработан индекс готовности стран к электронному правительству (eGovernment Radiness) и индекс электронного участия (eParticipation). Индекс готовности к электронному правительству составляется из трех исходных показателей - показателя развития правительственных веб-сайтов, телекоммуникационной инфраструктуры и человеческого капитала. Индекс электронного участия оценивает, насколько полезными являются предлагаемые тем или иным правительством онлайн услуги и как часто они предоставляются гражданам.

Слагаемыми индекса электронного участия являются следующие показатели: показатель электронного информирования граждан правительством относительно программ, законов и всего, что имеет ключевое значение для общества; показатель электронных консультаций по тем или иным направлениям общественной политики; участие граждан, в процессе принятия решений с использованием новых технологий. При этом предполагается, что правительство должно обеспечивать обратную связь, отчитываться относительно решений, принятых им касательно той или иной проблемы по результатам онлайн-обсуждения.

Поскольку электронное правительство напрямую связано с эффективностью государственного управления, то необходимо остановиться на понятии качественного государственного управления (good governance) и его характеристике согласно методике, разработанной в ООН.

Качественное государственное управление характеризуется несколькими показателями: степенью сотрудничества и совместной работой граждан и власти; признанием верховенства права; прозрачностью власти и принимаемых ею решений; оперативностью власти; ориентацией на достижение консенсуса, равенством и отсутствием дискриминации; результативностью, эффективностью и экономичностью; подотчетностью власти гражданам. Важно то, что данная система оценки, интегрированная по своему характеру, позволяет сочетать несколько подходов к оценке государственной деятельности: правовой, политический, экономический (затраты-результат). Появление и разработка понятия качественного государственного управления во многом является результатом изменений в отношениях между государством и гражданами под воздействием информационных технологий.

На смену царствовавшему в 80-е гг. концепту нового государственного менеджмента, базировавшегося на отождествлении практики государственного управления с механизмами функционирования рынка, пришло описание политической сферы в категориях нового способа государственного управления (Governance), в рамках которого государство признавалось лишь одним игроком на сцене государственного управления. Концепт governance объединяет механизмы, процессы и институты, через которые граждане и группы выражают свои интересы, реализуют свои законные права, выполняют обязанности. Таким образом, согласно концепции нового государственного управления, современное государственное управление базируется на горизонтальных, а не на вертикальных связях между государственными органами, ассоциациями гражданского общества и бизнесом, а значит, принцип сотрудничества и обмена мнением лежит в основе нового государственного управления.

Опыт оценки деятельности органов власти в России

Прежде всего, необходимо заметить, что в России в настоящее время еще не сформирована система индикаторов и индексов, которые можно использовать при осуществлении регулярного мониторинга развития информатизации и уровня развития электронного правительства, а также востребованности электронных правительственных услуг. Обращает на себя внимание также необходимость анализа информационной открытости органов власти, что находится в русле реализации постановления правительства РФ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности Правительства РФ и федеральных органов исполнительной власти» (№ 98 от 12 февраля 2003 г.).

Несмотря на то, что в настоящее время отсутствуют официально установленные системы оценок, мониторинг по данному направлению осуществляется двумя аналитическими агентствами: CNews Analytics (Москва) и Институтом развития свободы информации (С.-Петербург).


С 2004 г. аналитическое агентство CNews Analytics проводит исследование сайтов органов государственной власти, оценивая их по таким показателям, как оперативность размещения документов в сети, возможность получить обратную связь, наличие опции заполнения электронных информационных форм и запросов в режиме онлайн, организация интернет-приемной и т.п. Аналитиками подчеркивается, что в настоящее время, по мере учащения обращений граждан к сайтам государственных органов важное значение приобретает удобство предлагаемого интерфейса, доступность биографических и контактных данных об основных сотрудниках государственных учреждений. Институт развития свободы информации ведет мониторинг информационной активности государственных органов в сети с 2004 г., при этом им отслеживается не только факт наличия той или иной информации, но и ее качество, важность, релевантность для граждан. В целом и общем, начало ведения постоянного мониторинга произвело положительный эффект. Согласно ряду оценок, органы власти осуществили существенную модернизацию своих интернет-представительств в течение 2005 – 2006 гг.

Читать полный курс лекций

Литература

- Государственная политика и управление: учебник: в 2 ч. Под ред. В. Сморгунова. Ч. 1: Концепции и проблемы государственной политики и управления. М., 2006.
- Четвертая конференция "Право и интернет: теория и практика" / Доклады / Богдановская И.Ю: Концепция «электронного государства» (сравнительно-правовые аспекты).
- http://www.unescap.org/pdd/prs/ProjectActivities/Ongoing/gg/governance.asp
- http://open-gov.ru/biblioteka/


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
1434
7477
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика