Лекция 5. Реализация, мониторинг и оценивание государственной политики

Программные тезисы

Реализация государственной политики. Исполнительная, законодательная и надзорная вертикаль реализации государственной политики. Принципы управленческого воздействия: горизонтальный, вертикальный. Режимы государственного управления: директивный, мотивационный, индикативный.

Мониторинг государственной политики. Прямой, непрямой и оценочный мониторинг.

Оценивание государственной политики. Режимы и подходы к оцениванию государственной политики. Понятие эффективности государственной политики. Индексы оценивания эффективности государственной политики.

Лекция в формате pdf>>>

Загрузить все слайды лекции>>>

Методологический аспект

Имея в руках проект или план государственной политики с разработанной системой целей и задач, проблем и способов их преодоления, составив сетевой график исполнения, определившись с ресурсами, политик может переходить к реализации государственной управленческой деятельности.

Остановимся подробнее на дефиниции терминов. Само слово «реализация» может применяться в отношении целей, замысла, плана, проекта. Под реализацией государственной политики мы будем понимать осуществление государственной политики в режиме функциональных исполнений, принятие решений и совершение действий, нацеленных на достижение целей государственной политики, контроль над исполнением этих мер, оценку полученного эффекта и корректировку государственной политики в режиме обратной связи. Иными словами, реализация государственной политики – это пространство деятельности государства от определения целей до достижения результата по публично объявленным целям (рис.1).

Естественно, что результаты осуществления государственной политики могут быть как основными, запланированными, так и операциональными, существование и необходимость учета которых заданы иерархией, субординацией системы целей в пределах проблемно-управленческого дерева. В этой связи, реализацию государственной политики нужно воспринимать не только как процесс воплощения финальных целей, а скорее как «реализовывание», в смысле достижения промежуточного, текущего результата.

Под мониторингом понимают замер текущего состояния объекта управления или оценку текущего результата деятельности через соотнесение его значения с заранее запланированным на конкретном этапе показателем. В конце концов, когда достигается конечный результат государственной политики, то мониторинг превращается в фиксацию полученного результата. Мониторинг имеет своим результатом получение показателей – количественных, полуколичественных, качественных, - которые должны быть корреспондентны поставленным целям, а не носить произвольный характер.

Что касается оценивания государственной политики, то в целом и общем теория оценки – это развитая математическая, естественнонаучная дисциплина. Оценка государственной политики - трудоемкое, но необходимое дело, осуществляемое по неявным, слабоформализуемым или неформализуемым показателям, поэтому государственный управленец, политический лидер, должны иметь в своей команде экспертные силы, научную поддержку, в том числе специалистов, детально знающих теорию оценивания.
Оценивание в пространстве государственной политики проистекает в двух измерениях: как техническое измерение эффективности, качества, результативности государственной политики и оценивание политическое, лучшей иллюстрацией которого могут послужить предусмотренные демократическими процедурами выборы, в ходе которых в масштабах страны выставляется оценка политическому режиму. Население либо оценивает его положительно, либо приводит к власти оппозицию.

Реализация государственной политики

В целом и общем, с процедурной точки зрения реализация государственной политики - это обычный режим деятельности бюрократического аппарата, целая система связей, подразумевающая взаимодействие по горизонтали и вертикали дифференцированных сегментов в едином пространстве государственного управления (различного рода ведомств и министерств), работу коллегиальных органов власти, секретариатов и вспомогательных единиц, государственно-частное партнерство (рис.2).

Деятельность всех этих акторов должна быть практически увязана в режиме ежедневного управления. Как это видно их схемы, реализацией, или исполнением проекта государственной политики, занимаются три вертикали власти – исполнительная, законодательная и контрольно-надзорная, а также не являющаяся классической, но выделяемая нами с точки зрения активно-деятельностного подхода вертикаль (механизмы, службы, институты) психологического мобилизационно-мотивационного действия.

Органы исполнительной власти всегда выстроены в иерархическую вертикаль, функционирование которой регулируется административным правом и правом государства как собственника.

Взаимодействуя с негосударственными субъектами, государство использует корпоративные методы управления, в том числе в рамках государственно-частного партнерства, механизмы реализации которого задаются действующим национальным законодательством и нуждаются в постоянном совершенствовании. Остановимся на примере концессионных отношений государства и частного капитала, которые зачастую определяют «правила игры» в инфраструктурных и добывающих отраслях – жилищно-коммунальном хозяйстве, транспортных сетях, нефтедобыче.


Концессия (лат. concessio- предоставленное разрешение, уступка) — сдача государством в эксплуатацию иностранному или отечественному юридическому лицу части своих природных богатств, предприятий и технологических комплексов, других объектов. Одной из сторон в концессии всегда является государство, обладающее монопольным правом на определенные ресурсы либо на занятие определенной деятельностью. Концессия обычно ограничена рядом условий, например, требованием обеспечения экологической безопасности местности, где ведется добыча природных ресурсов. Условия концессии, взаимные права и обязанности государства и лица, получившего концессию (концессионера), закрепляются в концессионном соглашении (договоре).

Исторически концессия использовалась как форма привлечения иностранных инвестиций в сфере добычи полезных ископаемых.

До середины XX в.концессии часто носили кабальный характер, заключались на очень длительный срок (до 100 лет) и охватывали целые сектора экономики развивающихся стран. Концессионные платежи были ничтожны по сравнению с получаемыми прибылями. Лишь во второй половине XX в. развивающиеся государства (прежде всего, страны-члены ОПЕК) добились изменения дискриминационных условий. В частности, широко распространилась система раздела прибыли, полученной от концессии, вместо фиксированных платежей. В советском государстве концессии использовались для привлечения иностранного капитала в некоторые отрасли хозяйства в 20-е гг., в период так называемой Новой экономической политики (НЭП). Последние концессионные договоры были аннулированы к 1937 г.

В РФ законодательство о концессии стало возрождаться в начале 90-х гг. 30 декабря 1995 г. был принят и введен в действие Федеральный закон РФ № 225 "О соглашениях о разделе продукции", регулирующий порядок заключения частного вида концессионных договоров. Положения о международных концессионных договорах содержатся в Законе РСФСР от 4 июля 1991 г. № 1545-1 "Об иностранных инвестициях в РСФСР", согласно которому предоставление иностранным инвесторам прав на разработку и освоение возобновляемых и не возобновляемых природных ресурсов и проведение хозяйственной деятельности, связанной с использованием объектов, находящихся в государственной собственности, но не переданных предприятиям, учреждениям, организациям в полное хозяйственное ведение или оперативное управление, осуществляется на основании концессионных договоров, заключаемых с иностранными инвесторами Правительством РФ или иным уполномоченным на то государственным органом в порядке, установленном законодательством РФ о концессиях. Срок действия концессионного договора не может превышать 50 лет. Концессионные договоры могут содержать изъятия из действующего на территории РФ законодательства. Энциклопедия юриста.

Итак, согласно действующему в настоящее время законодательству, государственные хозяйствующие субъекты РФ в виде унитарных предприятий или государственных корпораций не имеют прав концедента. Государство или административный орган, незаинтересованное и зачастую не очень хорошо осведомленное лицо, а не сам хозяйствующий субъект, таким образом, осуществляют взаимодействие с частным предпринимательством, что снижает степень эффективности политики в разы. Например, крупнейшая транспортная компания страны, «Российские железные дороги», штат сотрудников которой может быть приравнен к населению некоторых европейских стран, не может выступать концедентом при взаимодействии с частным капиталом.


Роль законодательной ветви власти в процессе реализации государственной политики сводится к принятию законов, определению механизмов и регламентов деятельности исполнительной вертикали, а также к осуществлению воздействия на негосударственные субъекты управления. Поэтому любая государственная политика, построенная по алгоритмам, должна сопровождаться программой нормативно-правовой поддержки - принятием новых регуляций, если они отсутствовали или стали недостаточны, дефицитны, снятием противоречий путем внесения поправок в устаревающее законодательство. Надзор, наиболее жесткий параметр в рамках реализации государственной политики, выполняется специальными государственными институтами, такими как прокуратура, Счетная палата, органами Санитарно-эпидемиологического надзора. Две основные задачи надзорной вертикали – это наблюдение за исполнением норм, законов и правил поведения, по которым осуществляется та или иная деятельность в рамках той или иной государственной политики, и контроль исполнения плана государственной политики.

Результативность, эффективность государственной политики напрямую зависит от своевременного надзора, наличия «обратной связи». В настоящее время по оценкам аналитиков степень исполнения указов президента порой не превышает 30%.


Существует несколько принципов управленческого воздействия. Первый из них - вертикальный - проистекает из самой иерархической структуры государственного управления, это воздействие и взаимодействие по сценарию «сверху-вниз», «приказ-исполнение». Второй принцип, горизонтальное воздействие, порождает режим координации. И наконец, на нижних уровнях актуализируется принцип сетевого управленческого воздействия, когда импульс управления направляется к конкретным сегментам поля или объекта управления. В соответствии с этими принципами можно говорить о двух основных типах управления. Директивное управление основано на административном праве управляющего органа по отношению к объекту управления и на гражданском праве, проистекающем из особого статуса государства как собственника казенных и унитарных предприятий. В рамках директивного управления общераспространенными являются такие принципы как дисциплина, «приказ начальника – закон для подчиненного», необходимость соблюдения профессионального кодекса чиновника, требования четкости, исполнительности, дисциплинированности, ответственности. Проявление от чиновника таких качества, как инициативность и креативность, при этом режиме управления ожидается в меньшей степени.

Мотивационное управление представляет собой принципиально иной тип управления, хотя в принципе, оно является столь же классическим в мировой практике, как и обсуждавшееся выше директивное управление. Сама по себе идея, необходимость такого воздействия обусловлены тем, что государство не имеет власти над некоторыми, очень важными сферами жизнедеятельности, такими как права и свободы человека и гражданина, приватная жизнь. Применение в этих пространствах свободы директивных методов является контрпродуктивным, о чем свидетельствует опыт Советского Союза. В двух словах механизм мотивационного управления может быть описан фразой «кнут и пряник». Задача государственного деятеля, не имеющего возможности осуществлять силовое, прямое воздействие в «запретных сферах», но желающего добиться реализации поставленных целей, состоит в том, чтобы понять интерес, потребность объекта управления, а затем, установив правила хозяйствования, общественного поведения, которые влияют на добровольный выбор той или иной модели поведения актора, напрямую неподчиненного государству, добиться от него определенного поведения.

Рычаги влияния в рамках мотивационного управления могут быть двух типов: во-первых, это «пряник», то есть обеспечение управляющим субъектом повышения прибыльности того или иного вида деятельности, гарантии устойчивости развития, повышения престижа через регулирование налогового режима, создание системы преференций, льгот и бонусов; во - вторых, это «кнут», то есть выработка санкций и наказаний (рис. 3,4).

Например, если государство хочет реализовать задачу диверсификации экономики, то есть добиться качественного изменения в структурообразующем параметре экономической сферы, в отраслевом распределении, оно снижает налоговые ставки в той сфере, в которой необходим приток частного капитала или внешних инвестиций, определение направления потоков которых не подлежат директивному контролю. Если государство хочет добиться существенных результатов в региональной политике, то есть повысить, «выровнять» показатели развития в отдаленных и депрессивных регионах, оно должно определить систему региональных преференций и льгот, не только в виде фискальных и налоговых послаблений, но и в виде субсидиарных выплат.

Наконец, санкции, а именно, введение повышенного налога на содержание выхлопных газов, может быть использовано как инструмент мотивационного воздействия по стимулированию выпуска двигателей нового поколения автомобильной промышленностью.

Ставка этого «экологического налога» должна быть такой, чтобы производителю было выгоднее прекратить производство двигателей старого типа, поскольку их эксплуатация будет слишком дорога для потребителя, который, в итоге, откажется от их покупки. К слову, именно санкции все чаще и чаще применяются как инструмент экологической политики. Эффективность мотивационного управления напрямую зависит от оперативности, мобильности законодательной и исполнительной вертикали власти. Именно поэтому чаще всего оно получает законодательное оформление в виде постановлений Правительства, Указов Президента. Например, согласно Федеральному закону « О таможенном тарифе» (Закон РФ от 21.05.1993 № 5003-1), правительство было наделено правом определять размеры таможенных пошлин, дабы осуществлять оперативное управление экспортно-импортными потоками в интересах государства, общества.

Еще один путь возможного непрямого воздействия лежит в нематериальной сфере. Вопрос престижности, социального реноме является важным, как для индивида, так и для предпринимателей, поскольку положение в обществе, благожелательное мнение в итоге капитализируются и превращаются в фактор успешности их деятельности.


Очевидно, что в основе директивного и мотивационного управления лежат противоположные принципы, однако с активно-деятельностной точки зрения оптимальный путь управления находится посередине. Этот третий путь, индикативное управление, прежде всего в экономической сфере реализуется в том, что государство лишь задает ориентиры, подает сигналы, определяет контуры и возможные направления развития или деятельности для частного капитала, который, в свою очередь, придерживается советов государства. Индикативное управление сопровождается разработкой специальных форм государственно-частного партнерства, и он успешно реализуется на практике во Франции уже на протяжении более чем 60 лет.

Мониторинг государственной политики

Мониторинг государственной политики подразумевает измерение измеримых показателей, релевантных к цели государственной политики, которые характеризуют состояние объекта управления. По мере осуществления государственной политики эти показатели либо отдаляются от целевых установок, если управление неэффективно, либо приближаются к ним. Мониторингу подлежат самые разные параметры: 1. Целевые показатели 2. Ресурсные показатели (расход запланированных средств) 3. Временные параметры (соблюдение сетевого графика исполнения политики) 4. Побочные и сочетаемые с другими государственными политиками показатели. В итоге, в совокупности, мониторируется сложный показатель успешности страны. В зависимости от природы показателя, мониторинг может быть прямой (для формализуемых показателей), непрямой или косвенный, в процессе которого искомые показатели вычисляются при помощи математического инструментария, а также оценочный, применяемый в отношении неформализуемых или слабоформализуемых показателей (рис.5).

Прямой мониторинг основан на статистических данных, на социологических опросах. Непрямые косвенные показатели, на практике чаще всего выражаемые в индексах, рассчитываются с использованием данных прямого мониторинга. Слабоформализуемые, неформализуемые оценки основываются на экспертном оценивании и на данных социологических опросов. Принципиальное, качественное отличие экспертной оценки состоит в том, что она включает в себя такой трудноформализуемый аспект, как профессиональная компетенция эксперта.

Важно, что результаты мониторинга государственной политики самым непосредственным образом влияют на оценку ее качества, эффективности, результативности.


Прямой мониторинг (статистический). Самая главная проблема при работе со статистикой состоит в точности и полноте предоставляемой информации. В современном либеральном государстве многие хозяйствующие субъекты являются независимыми, не подотчетными органам Росстата, а соображения коммерческой тайны резко сокращают объем статистической информации и соответственно, ее точность той информации, которая подлежит огласке. Кроме того, статистические показатели подвержены влиянию как сугубо политических факторов, так и субъективных, человеческих отношений. По старому как мир закону бюрократической службы подчиненный всегда старается угодить вышестоящему начальству, отсюда - приписки, искажения статистической информации и, как следствие, снижение эффективности и адекватности мониторинга. В предыдущих главах мы рассказывали о способах проверки, верификации официальных статистических показателей. Приведем примеры. Прямой вычислимый мониторинг авторитетности РФ в мире, основанный на социологических опросах населения зарубежных стран, представлен на рис. 6.

Чаще всего статистический мониторинг сопровождается сравнением полученных данных с аналогичными показателями других государств или с политикой на предыдущих этапах исторического развития. Компарирование является неотъемлемым условием для осуществления итогового, завершающего акта цикла реализации государственной политики – оценивания. Статистические данные изменения доли государственных расходов в общем объеме ВВП стран мира с 1880 года позволяют дать оценку современной бюджетной политике РФ. На графике видно, что исторически общий тренд был направлен в сторону повышения государственных расходов, особенно в годы экономической нестабильности и кризиса. Мониторинг данного показателя для современной России позволяет сделать вывод о том, что бюджетная политика идет в противовес курсу, исторически зарекомендовавшему себя как эффективному (рис.7).

Аналогичным образом представляется возможным оценить государственную антикризисную политику, рассмотрев показатель государственных инвестиций в инфраструктурную отрасль в процентах от антикризисного пакета. Со времен Великой депрессии известно, что максимальную эффективность с точки зрения создания рабочих мест в условиях кризиса и обеспечения экономического роста в посткризисную эпоху имеют вложения в инфраструктуру, транспортную, энергетическую и т.д. В 2008-2009 гг. инвестиции государства в России в вышеперечисленные отрасли был минимален в ансамбле сопоставимых стран, а спад ВВП - максимальным (рис. 8).

Непрямой мониторинг вычислимых показателей методологически связан с показателями вычислимыми, то есть для определения непрямых характеристик используются эмпирические данные – статистика - и математический аппарат. Например, степень диверсификации экономики является показателем, вычисляемым на основе нескольких наборов статистических данных. Оценку государственной политики диверсификации экономики, а именно «освобождения от нефтяной иглы», то есть снижения зависимости бюджета от доходов, выручаемых за счет экспорта сырья, можно произвести путем анализа статистических данных относительно цен на нефть и размеров государственных инвестиций. В современной российской практике коэффициент корреляции между этими двумя показателями существенно больше нуля, фактически он приближается к единице. А значит, степень зависимости российской экономики от нефтяного экспорта возрастает (рис.9).

Кроме того, важно, что непрямой мониторинг позволяет оперировать данными, которые численно могут выражаться в разных величинах, но в то же время быть очень важными показателями какого-либо сложного социального процесса.

Например, непрямой мониторинг демографической политики позволяет проанализировать рождаемость, смертность, ожидаемую продолжительность жизни и сальдо миграции и создать, сконструировать показатель, который характеризует качество, эффективность государственной демографической политики (рис.10). Если рождаемость растет, а ожидаемая продолжительность жизни падает, то государственная политика не может быть охарактеризована положительно. На сегодняшний день даже при учете роста числа иммигрантов на фоне превалирующих в посткризисную эпоху негативных настроений относительно будущего наблюдается спад в воспроизводстве населения.

Экспертное оценивание слабоформализуемых показателей: эксперты, которые осуществляют оценку слабо формализуемых показателей сложной социальной системы, естественно, руководствуются целым набором статистических и сложных интегральных показателей, а также набором других соображений. Этот вид мониторинга – наиболее широк в смысле объекта вероятного исследования. Например, группой экспертов была произведена оценка статуса России от сверхдержавы до несостоявшегося государства по семи сферам осуществления внешней политики: внешнеэкономической, культурно-ценностной, политической, научно-технологической, военной, информационно-манипулятивной и по объему внешнеполитической адресации. Оценки позволяют утверждать, что Россия находится ниже уровня региональной державы, хотя реальность и то, что называется «соображениями формальной логики», свидетельствуют о том, что РФ по обеспеченности ресурсами, геополитическому положению, научному потенциалу, в конце концов, историческому опыту, вправе рассчитывать на положение великой или, по крайней мере, региональной державы (рис.11).

Оценивание государственной политики

Оценивание государственной политики может и должно производиться в процессе мониторинга как акт соотнесения полученных данных с исходными целевыми установками. При этом шаг оценивания, его частотность, может быть практически любым, но, как правило, он соотносится с запрограммированными фазами реализации политики. В форс-мажорных, кризисных обстоятельствах, когда ситуация может меняться очень быстро, необходимо держать «руку на пульсе» происходящих событий и производить оценивание гораздо чаще. Таким образом, оценивание может осуществляться в двух режимах: простом, политическом, дающем оценку конечному итоговому результату, и в комплексном, техническом режиме, который предусматривает всеобъемлющую оценку эффективности политики, учет как достижения генеральной цели – успешности, так и решения множества задач и операциональных целей, которые в своей совокупности составляют проблемно-управленческое дерево. Технический режим оценки позволяет составить представление об эффективности механизма государственного управления в целом (рис. 12).

В этой связи встает вопрос о критериях оценки государственной деятельности, которая может характеризоваться целым ансамблем терминов: эффективность, качество, успешность, результативность. Заметим, что зачастую эти термины носят конвенциональный, то есть договорной характер.

Понятие эффективности носит крайне широкий характер и применяется в самых разнообразных отраслях знаний. Так, в микроэкономике эффективность соотносится с количеством произведенных услуг при минимальных затратах.


Эффективность считается непременным атрибутом управленческой системы. В теории государственного управления принято выделять несколько подходов к понятию эффективности. Классическая школа государственного управления (М.Вебер, В.Вильсон, супруги Гилбрет, Г. Форд, Х. Хэтэуэй,), сложившаяся на рубеже 19-20 вв., полагала, что эффективность государственного управления определяется возможностями органов государственной власти реагировать на факторы воздействия внешней среды, сохраняя при этом стабильность и устойчивость политической системы. То есть эффективность государственного управления предопределялась степенью его рационализации, достигаемой за счёт создания квалифицированного управленческого аппарата и формального разделения обязанностей внутри него. Такая точка зрения вполне понятна, поскольку отцы-основатели классической школы первыми заявили о том, что государственное управление – это особая профессиональная сфера. «Школа человеческих отношений» (Г. Мюнстерберг, Э. Мэйо Г. Саймон, А. Райс, Д. Мак-Грегор, А. Маслоу), зародившаяся в 20-30ые гг. и явившаяся предшественницей бихевиоризма, стала обращать внимание на психологический и человеческий факторы управления. Однако в реальности такой психологизированный подход оказался трудно применимым к сложным социальным системам. Направление инкрементализма (Ч.Линдблом) подвергло ревизии классическую рациональную школу начала 20 века, преимущественно сосредоточив свое внимание на процессе принятия решений. По мнение инкременталистов, помимо политической составляющей на этот процесс оказывал влияние и ценностный аспект, обделенный вниманием в рациональных моделях. Эффективность управления находилась в прямой зависимости от учёта всех альтернатив на стадии принятия решений, определяющих и корректирующих стратегические и тактические цели. От политика или управленца требовалось выработать не столько константную идеальную цели, сколько приспособиться к состоянию среды.

В 60-ые гг. была предпринята попытка объединить наработки рационалистов и инкременталистов. Эти синтетические включали в сферу своего анализа не только деятельность элиты и бюрократии, но и весь социальный контекст: общественные процессы и социетальное сознание, структуру власти и распределение знаний между разными группами людей, социальные нормы и ценности. Соответственно, расширились критерии эффективности государственного управления как системы, которое теперь понималось с точки зрения качественного распределения управленческого потенциала, способности системы не только отвечать на изменения обстановки, но и предупреждать их.

Помимо двух режимов, итогового политического и комплексно-технического, существует два подхода к оценке результатов политики: первый подход - по шкале «затраты-результат» - заимствован из экономической сферы и не является адекватным задачам государственного управления и общественного развития, которое порой преследует цели, не имеющие выраженный материальный характер. Если бизнес может ограничиться критериями прибыли и устойчивости, то государства оперирует такими понятиями, как нравственность, безопасность, долгосрочное развитие, цивилизационная идентичность. То есть в сфере государственного управления метод «затраты-результат» может применяться с большой эффективностью лишь в известных пределах. Чаще всего такой подход к оценке государственных политик берется на вооружение при узком, административном понимании государства и государственности. Если понимать государство как властное и административное подпространство в целом, как социальную оболочку, то более адекватным представляется оценивание качества государственного управления с точки зрения политического, интегративного подхода, ориентирующегося на соотнесение результатов политики с публично провозглашенными целями развития.


Качество оценки государственной политики напрямую зависит от корректности целеполагания. Контекстное активно-деятельностному подходу понимание термина эффективности реализации государственной политики сводится к степени реализации в рамках данной политики публично провозглашенных целей развития.

Если цели достигнуты, значит, государственная политика и управление качественны, эффективны, результативны. Примером неприемлемости меркантилистского материального подхода «затраты - результат» в государственной политике является политика Центрального банка РФ в период кризиса. Анализ соотношения индексов инфляции и ставок Центральных банков зарубежных стран показывает, что в мировом опыте ставка рефинансирования Центрального банка всегда в разы, в десятки раз меньше инфляции, поскольку Центральный банк как главный рычаг финансовой политики государства не может и не должен преследовать цели получения прибыли, а должен управлять развитием. Ставка рефинансирования Центрального Банка РФ привязана к инфляции (рис. 13).


Уровень инфляции и ставка рефинансирования: сравнительный анализ (Источник: ЦБ РФ и Росстат).

Однако категорическое противопоставление экономического и политического подхода к оцениванию государственной политики не является верным, их представляется возможным соединить в рамках комплексно-технического режима оценивания. Техническое оценивание позволяет произвести иерархиезацию подцелей государственной политики по степени их важности для реализации генеральной цели, произвести «взвешивание» числовых показателей, отражающих эти цели, что в итоге породит алгоритм, в рамках которого меркантилистские соображения также найдут свое место. Осуществляя технический мониторинг, управленец, естественно, будет заинтересован в отслеживании экономического эффекта и эффективности проводимой политики, в получении ответа на вопрос о том, оправдывают ли материальные затраты цель политики (рис.14).

Таким образом, оценивание реализации государственной политики – это не произвольная, а вполне верифицируемая, алгоритмически реализуемая процедура, которая, очевидно, находится в зависимости от политического механизма системы, от операционального устройства пространства государственного управления. Государственные деятели, таким образом, находятся в тисках между ценностным выбором, исходной точкой цикла реализации государственной политики, и деятельностью государства в той форме, в которой общество, традиции, законы создают его.

В мировой практике существует несколько индексов, характеризующих, то есть оценивающих, качество государственного управления. Индекс GRICS (Governance Research Indicator Country Snapshot), разработанный Всемирным банком, оценивает качество государственного управления по 6 основным показателям: право голоса и подотчётность правительства, политическая стабильность и отсутствие насилия, эффективность правительства (качество бюрократического аппарата), качество законодательства, верховенство закона, контроль коррупции.


В современной российской практике широко применяется программный комплекс ДРОНД – доклад о результатах основных направлений деятельности органов исполнительной власти. Он позволяет оценить результативность деятельности органов исполнительной власти субъектов РФ, эффективность реализации региональных целевых и ведомственных целевых программ, а также проследить расходование бюджетных средств субъектом РФ. Итак, успешность реализации государственной политики требует постоянного мониторинга и оценивания достигнутых результатов в смысле их соотнесения с изначальными целевыми установками, разработанными на первой стадии цикла государственной политики, на стадии проектирования.

***
Вопросы для самопроверки:

  • Как следует понимать реализацию государственной политики?
  • Какие органы государственной власти участвуют в реализации государственной политики?
  • Дайте характеристику директивному управлению. Какой режим воздействия чаще используется при директивном управлении?
  • Что лежит в основе мотивационного управления?
  • Как связаны между собой мониторинг и оценивание реализации государственной политики?
  • В чем разница между мониторингом прямым и косвенным? Приведите примеры.
  • В чем состоит главная черта оценочного мониторинга?
  • Какие подходы к оцениванию государственной политики вы знаете?
  • Что такое эффективность государственной политики?


Вопросы для обсуждения:

  • Как вы считаете, от чего зависит успешность того или иного режима государственного управления?
  • Каким образом государство решает проблемы множественности интересов объектов при мотивационном управлении?
  • В каких отношениях находятся исполнительная и законодательная ветвь власти в процессе реализации политики?
  • Экспертное оценивание как инструмент мониторинга: за и против.
  • Основные подходы к пониманию термина «эффективность государственной политики».

Читать полный курс лекций

Литература

Атаманчук Г.В. Теория государственного управления. – М.: Юрид. Лит., 1997
Государственная политика и управление. Учебник. В 2 ч. /под ред. Л.В. Сморгунова. М., 2006.
Дегтярев А.А. Принятие политических решений. Учебное пособие. – М.: КДУ, 2004.
Добролюбова Е.И., Показатели эффективности реформ государственного управления в России./ Политанализ. ru , <http://www.politanaliz.ru/articles_568.html>
Об индикаторах оценки уровня социально-экономического развития и прогресса. Под ред. С.М.Шахрая. Государственный Научно-Исследовательский Институт Системного Анализа Счетной палаты РФ. М.,2008.
Теоретические аспекты проблемы эффективности государственного управления. Власть, №8, 2006.
Якунин В.И., Макаров В.Л., Сулакшин С.С., Багдасарян В.Э., Вилисов М.В., Лексин В.Н., Симонов В.В., Роик В.Д. Государственная экономическая политика и экономическая доктрина России. К умной и нравственной экономике. В 5 т. Т.1. М.,2008.
Якунин В.И., Сулакшин С.С. и др. Политико-правовые источники и основания формирования и реализации государственных политик в России. Труды Центра проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования, выпуск №7, М. Научный эксперт, 2006.
Simon H. Administrative Behavior: A Study of Decision - Making Process in Administrative Organizations. New York , 1997.
Anderson J. Public Policymaking: An Introduction. Boston , 1994.
The Center for Effective Public Policy http://www.cepp.com/


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
1518
6577
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика