Лекция 6. Общегосударственные государственные политики

Программные тезисы

Классификация государственных политик. Универсальная схема анализа государственной политики.

Общегосударственные политики и принцип единства политики государства. Взаимосвязанности общегосударственных политик.

Государственная информационная и инфраструктурная политика.

Внешняя политика. Геополитика и геоэкономика как основные векторы внешней политики.

Государственная политика безопасности и развития. Затратность и мультипликативная эффективность политики безопасности.

Государственная информационная и транспортная политика. Радиоэлектронная борьба и информационная война. Специфика функций общегосударственной транспортной политики. Политология транспорта. Понятие естественной монополии.

Гуманитарная общегосударственная политика. Социальная политика. Региональная политика и принцип территориальной справедливости.

Экологическая политика. Роль государства и общественных организаций в разрешении экологических проблем.

Лекция в формате pdf>>>

Классификация государственных политик


Государство как сложная социальная система имеет самые разные направления деятельности, или политики, которые отличаются по характеру целей, субъектов, объектов управления, по набору ресурсов, методов и средств, нормативной базе, системе органов государственной власти, задействованной в их реализации. Напомним, что государственные политики классифицируются условно (любая классификация является условной и может быть подвергнута пересмотру) на общегосударственные, частные государственные, отраслевые государственные политики. Рассмотрим универсальную схему анализа государственной политики. Чтобы представить себе структуру и конкретное содержание той или иной государственной политики, необходимо прибегнуть к анализу по так называемым смысловым ячейкам (рис. 1).

Очевидно, что государственная политика должна апеллировать к конкретным ценностям. Она может осуществляться как субъектами государственной власти, так и негосударственными единицами в режиме государственного и частного партнерства. Материальные и нематериальные ресурсы, необходимые для осуществления той или иной политики, могут носить очень специфичный характер, равно как и методы и способы ее реализации. Наконец, государственная политика не может не отражаться в фиксирующем ее основные цели, задачи, проблемы документе и должна поддерживаться, легитимизироваться целым рядом нормативно-правовых документов. Органы власти, проводящие в жизнь ту или иную политику, могут быть как классическими, универсальными, так и относительными, специфическими по своему набору, выработанному для решения конкретной задача в рамках того или иного направления политики. Правотворческая техника, процедура создания законодательного акта предусматривает составление списка органов государственной власти, которым будет вменяться в обязанность осуществление политики на практике.

 Еще одна особенность заключается в том, что названия, например, министерств могут варьироваться по ходу исторического процесса, однако, функции данного ведомства носят универсальный характер. Это, если так можно выразиться, относительное и абсолютное, постоянное начало органов государственной власти.


Например, в 19 - начале 20 вв. министерства, ведающие вопросами обороны и безопасности, повсеместно назывались «военными». Военные министерства Российской империи, Великобритании, США в первой половине 20 века на фоне роста популярности пацифистского движения и лишения слова «война» вследствие двух мировых войн ореола святости, жертвенности стали именоваться не иначе как министерства обороны, что вовсе не повлекло за собой изменения их функций и задач. Аналогичного рода эволюция может быть прослежена в отношении министерства социального развития и здравоохранения в современной России.

Случается и такое, что при конструировании федерального закона тот или иной орган государственной власти просто создается вновь. При этом он описывается сквозь призму исполняемых им функций, а решение о конкретном наименовании принимается позже. Так, например, Межгосударственный авиационный комитет (МАК), исполнительный орган 12 стран СНГ по вопросам гражданской авиации и использования воздушного пространства, учреждённый на основании межправительственного «Соглашения о гражданской авиации и об использовании воздушного пространства» 1991 года, в самом тексте соглашения описывался как федеральный орган исполнительной власти, ответственный за безопасность авиации.


Общегосударственные политики

Говоря о классификации направлений деятельности государства, не стоит забывать о том, что у государства, как у единичного субъекта, политика в самом широком смысле этого слова едина. Она декомпозируется по объекту управления, по способам управления, по степени интегрирования различных последующих частных или отраслевых государственных политик (рис.2).

Наиболее значимая и интегративная государственная политика касается безопасности и развития страны. Если она не успешна, то страну может постигнуть участь несостоявшегося государства. В более конкретном плане политика безопасности и развития подразделяется на внутреннюю и внешнюю составляющие. Финансово-экономическая, гуманитарная, региональная и социальная – четыре самые интегративные внутренние политики, составляющие структурообразующие оси, по которым производится комплексная оценка успешности развития страны.

С точки зрения активно - деятельностного подхода для государства как системы важное значение имеет политика самостроительства, иными словами, политика воспроизводства властного и административного механизма, в смысле учреждения новых и совершенствования уже имеющихся органов государственной власти, а также конструирования общественно-политического пространства, политической инфраструктуры с ее партийной, выборной, представительной системами.


При этом видится целесообразным выделить отдельно бюджетную политику, поскольку ни одно управленческое действие, как внутри страны, так и на международной арене, невозможно воплотить в жизнь без финансово-ресурсной поддержки. Эта поддержка осуществляется исключительно на основании государственного бюджета, главнейшего по своей практической значимости закона страны.
Всеобъемлющее значение бюджетной политики отражено в самой структуре бюджета, статьи которого практически текстуально повторяют названия государственных политик.
Таким образом, на примере бюджетной политики мы видим, что, как и в любой системе, поле общегосударственных политик структурировано по иерархическому принципу, объединено системой горизонтальных и перекрестных связей (рис.3).
 
Аналогичного рода сквозные связи можно выявить и в случае с региональной политики, которая должна браться во внимание при проведении в жизнь всех политик. Это понятно: любое государственное решение должно руководствоваться конституционным правом граждан на равные условия жизнедеятельности, вне зависимости от места их жительства, что в итоге требует дифференцированного подхода, разработки системы субсидий, субвенций, трансферов, преференций и так далее. Взаимная комплексированность общегосударственных политик в итоге приводит к тому, что ни один предмет, ни один объект, ни один вид человеческой деятельности не может не находиться в поле влияния хотя бы одной политики. Этот методологический и даже идеологический момент важен для понимания, осознания государства как социальной оболочки, которой обществом были делегированы полномочия, в силу которых оно несет ответственность за состояние объекта управления, за состояние общества и страны в широком смысле этого слова.

Внешняя политика

По большому счету, внешняя политика государства, состоит из двух векторов – геополитики и геоэкономики. Геоэкономика декомпозируется на ряд нижеследующих политик, таких как экономическая, финансовая, глобальная инфраструктурная и транспортная деятельность. С вертикалью внешней политики находится в тесной связи внутренняя политика, поскольку в условиях открытости экономики социальная политика напрямую зависит от успешности и разумности внешнеэкономического курса. Оборонная политика сопряжена с дипломатическим вектором внешней политики в той связи, что обеспечение защищённости от внешней агрессии является ее первостепенной задачей.

Что касается геополитики, то как прикладная политическая дисциплина и как вид государственной деятельности она возникла в первой половине 20 века, в те времена, когда скорость перемещения материальных, людских, информационных потоков была относительно не высока.

В тех условиях обстоятельствами, определяющими внешнеполитическую деятельность государств, являлись климатические, географические особенности. Великобритания, ставшая родиной геополитики, создав самый большой флот в мире и взяв под свой контроль «ключевые точки» планеты - Гибралтар, мыс доброй Надежды, Суэцкий канал, стала «владычицей морей» и колониальной державой № 1. С появлением ядерного и бактериологического оружия, баллистических ракет, методы и представления геополитики 19 века и даже середины 20 века ушли в прошлое, но геополитика как таковая и ее категории никуда не исчезли из политического дискурса. Необходимость в постоянном режиме соседствовать с теми или иными государствами, потенциально представляющими угрозу безопасности, категории «буферная зона», «санитарный кордон» между Европой и Россией - это прямое наследие геополитики, понятия, которые могут не произноситься вслух, но при этом продолжающие выражать суть реальных вопросов, стоящих на международной повестке дня. Соображения геополитики заставляет государство время от времени демонстрировать свою мощь с помощью океанского, надводного или подводного флота, спутниковых космических группировок и так далее.


Географические параметры России позволяют вводить для нее понятие внутренней геополитики. Протяжённость и разнородность территорий, языковые, культурные и социальные различия позволяют представить ее как совокупность самостоятельных социально-географических анклавов, поддержание единства которых находится в прямой зависимости от способности власти изобрести классические и уникальные рецепты по их сожительству. В ведении геоэкономики, динамично развивающейся научной дисциплины и одного из параметров внешней политики, находятся более узкие вопросы, а именно выбор направлений и партнёров для экономического сотрудничества. Для России на данном этапе исторического развития актуальным является решения о направлении развития инфраструктуры, в частности, трубопроводной системы. Промежуточное положение нашей страны, пресловутое «между Западом и Востоком», позволяет направить вектор развития ее транспортной сети как в европейском, так и в азиатском направлении. Последнее направление в свете текущего положения на фронтах финансово-экономического кризиса приобретает все больше сторонников.

Внешнеэкономическая и финансовая деятельность отличается от геоэкономики большей конкретикой. Ее субъектами могут являться не только государство, как это бывает в государствах с административно-командной системой экономики, характеризующейся монополией государственной власти на внешнеэкономическую деятельность. (К слову сказать, в некоторых сферах монополия на внешнеэкономическую деятельность продолжает действовать и поныне: торговля вооружением и военной техникой, переработка отработанного ядерного топлива, оборот психотропными и наркотическими средствами). Согласно принятому в 90-е гг. в России законодательству, внешнеэкономическую деятельность могут осуществлять и субъекты федерации.

Классическими вызовами для этого направления деятельности в рамках внешнеполитической общегосударственной политики является целесообразность с точки зрения национальной безопасности ведения бурной экономической деятельности пограничными регионами, что в итоге может привести к росту экономического, а затем и политического сепаратизма.


Субъектами внешнеэкономической деятельности, конечно, могут являться негосударственные хозяйствующие субъекты. Это также скрывает ряд опасностей для государства, поскольку острая конкуренция национальных поставщиков на внешних рынках, сбивающих цену на продукцию, порой поставляющих товары ненадлежащего качества в другие страны в итоге может наносить ущерб национальным интересам страны, уронить реноме российского производителя в глазах иностранных партнеров. Очевидно, что в той или иной мере без регулирования внешнеполитической деятельности обойтись нельзя. Органы государственного управления, в ведении которых находится внешнеполитическая деятельность, – это, прежде всего, министерство иностранных дел, органы государственной власти высшего уровня, которые по конституции представляют страну на международной арене, а именно президент России, премьер-министр и другие уполномоченные лица. Что касается внешнеэкономического вектора, то в мировой практике классическим является министерство внешней торговли, которое отсутствует в действующей структуре органов исполнительной власти РФ. Субъекты федерации тоже имеют право содержать свои представительства за рубежом.

Государственная политика безопасности и развития

Основная цель этой общегосударственной политики состоит в том, чтобы подготовить материальный и технический потенциал, который позволит минимизировать угрозы и риски, даст возможность предотвратить или оказать отпор внешней агрессии и внутренним разрушающим воздействиям и позволит минимизировать ущерб, если агрессию не удастся предупредить. В решении этой задачи принимают участие многочисленные органы власти и целый спектр методов: открытая, публичная деятельность, осуществляемая дипломатами, средствами массовой информации, аналитиками и т.д.; легальные методы контроля, а именно, наблюдения со спутников и радиоэлектронная разведка; нелегальные, закрытые формы контроля стран-партнеров или стран-противников, военная и гражданская разведки.

Главным органом военной разведки в современной России является Главное разведывательное управление Генерального штаба Вооружённых Сил Российской Федерации (ГРУ ГШ ВС России), известное также как войсковая часть № 44388. Служба внешней разведки, СВР, представляет ее гражданский аналог. Дублирование в спецслужбах является классическим способом увеличения надежности данных.

Министерство обороны, Совет безопасности РФ, Федеральная служба безопасности являются основными органами, реализующими общегосударственную политику безопасности, в ведении которых находятся вопросы как внутренних, так и внешних угроз.


В любой стране действует нормативная база, которая ограничивает или регулирует деятельность спецслужб, выстраивая систему контроля над ними, защищая граждан от вмешательства в частную жизнь. В соответствующих законах описываются возможные специальные средства и формы специальных мероприятий, оперативно-розыскной деятельности, такие как слежка, подслушивание, перлюстрация корреспонденции, внешнее наблюдение, к которым могут прибегать спецслужбы для реализации поставленной перед ними цели поддержания безопасности страны.
Политика безопасности выстраивается в соответствии с логикой противодействия трем видам угроз: социальным, или гуманитарным, техническим и технократическим, внутреннего и внешнего характера. Внешний фактор - это экономическое, военное соперничество, межнациональные конфликты низкой интенсивности или полномасштабные войн. Под внутренними социальными или гуманитарными угрозами понимаются несистемное, отклоняющееся от норм преднамеренное или непреднамеренное поведения граждан. Иллюстрацией последнего случая может послужить терроризм, диверсионная деятельность, политические провокации. Эти угрозы имеют далеко идущие последствия для судеб страны. Основная проблема состоит в том, что в наши дни доктринальные основы, делегитимизирующие или наоборот, узаконивающие те или иные акты, например, национального волеизлияния, находятся в процессе очень интенсивного преобразования. Очевидно, что провозглашенный еще в начале 20 века принцип «права наций на самоопределение» входит в противоречие с логикой геополитической целостности государства.

Актуальным вызовом для политики безопасности является отсутствие в национальных законодательствах четких определений таких «отклоняющихся» норм поведения и, как следствие, отсутствие правового оформления мер по предупреждению событий, нежелательных для здоровья государства на подготовительной стадии. Этот факт стал особенно очевиден после начала военных действий против сепаратистов в Чеченской республике. Вопрос о применении вооруженных сил в связи с внутренними угрозами безопасности представляет собой еще большую сложность с правовой, этической и психологической точки зрения. В отличие от предыдущего направления, субъектом государственной политики безопасности может выступать только государство и только органы федеральной власти. Наличие технических, технократических угроз делает необходимым участие в осуществлении политики безопасности целого ряда органов по стандартизации, технической регламентации, надзора.

Классической задачей для политики обороноспособности является поддержание на мировом уровне ресурсной базы, содержащей целый арсенал специальных сил и средств защиты: военной инфраструктуры, военной техники, космических, подводных и пр.ресурсов.

Выполнение этой задачи невозможно без высокого уровня развития науки, техники и промышленности. Таким образом, суверенитет страны находится в прямой зависимости от национальной науки, системы образования, поставляющей кадры для науки и эксплуатации сложнейшего вооружения. Что касается вопроса о промышленности, то безопасность страны подразумевает наличие и развитие в постоянном режиме колоссального комплекса государственных мероприятий, которые обеспечивали бы самодостаточность стратегических отраслей промышленности в смысле их независимости от внешних рынков. В этой связи опыт Советского Союза может послужить примером, поскольку советский ВПК производил весь необходимый спектр вооружения, техники и материалов за счет своих собственных ресурсов, включая производство неплохих, не уступающих мировым аналогам, вычислительных машин.

Конечно, страна, которая не может позволить себе содержать ВПК на столь высоком уровне, вынуждена крепить свою обороноспособность через внешнеполитическую деятельность в виде договорных, союзных решений, переходом под защиту чужого ядерного зонтика. Но нужно четко понимать, что плата за такого рода решения осуществляется в единицах суверенитета. Геополитическое положение нашей страны, огромная территория, богатейшие природные ресурсы обуславливает необходимость организации системы обороны в соответствии с самыми высокими требованиями, что требует огромных расходов. Но ни одно государство мира не может позволить себе «масло и пушки» одновременно. Если правительство тратит значительные средства и ресурсы на укрепление обороноспособности страны, на закупку вооружения или на ведение боевых действий, то это автоматически повлечет за собой сокращение статей расходов по другим государственным политикам.

Как следствие, ресурсы, которые требует политика безопасности и обороноспособности, являются самыми дорогостоящими и дефицитными, поскольку испокон веков гонка вооружения, соревнование сил и средств нападения, сил и средств обороны задавали тон в мировой политике как сфере общения государств. Совершенствования средств защиты и обороны, высокая наукоемкость ВПК стала причиной того, что во многом судьба безопасности страны в 21 веке решается на полях научных битв.

Отличительной чертой политики обороноспособности, как бы оборотной стороной высокой затратности, является ее мощное позитивное мультипликативное влияние на остальные сферы деятельности.


Производство оборонной продукции не только создает огромное количество рабочих мест и, по сути дела, в значительной мере толкает вперед научно-технической прогресс во многих отраслях знания, но и сопровождается появлением технологий двойного назначения, которые могут использоваться как в военных, так и гражданских целях. Следует отметить тесную взаимосвязь между политикой безопасности и другими государственными политиками. Цель обороноспособности просто недостижима без продвинутой науки, высокоразвитой, не зависящей от поставок из-за рубежа, промышленности, способной производить конкурентоспособную военную технику и сопутствующие товары. Успешность гуманитарной и демографической политики также напрямую связана с обеспечением обороноспособности страны, хотя бы ввиду того, что пока что российская армия организована по принципу срочной службы.

Государственная информационная и транспортная политика

В рамках государственной информационной и инфраструктурной политики пересекаются как местный, так и публичный, федеральный уровень власти. Информационная политика напрямую связана с политикой безопасности и обороноспособности. В этой связи нужно иметь в виду два важных понятия: радиоэлектронная борьба (РЭБ) и средства ведения информационной борьбы. РЭБ, чисто военный термин, применяется для обозначения комплекса мероприятий, проводимых в целях выявления и последующего радиоэлектронного подавления радиоэлектронных средств (РЭС) и систем противника, а также в целях радиоэлектронной защиты РЭС и систем своих войск. Понятие информационной войны является широкоупотребительным, как в современном политическом дискурсе, так и в средствах массовой информации. Информационная война - комплексная стратегия достижения информационного превосходства путем воздействия на информационную среду противника при одновременном обеспечении безопасности собственной информационной среды. Технологический аспект информационной войны подразумевает достижение информационного превосходства над противником в средствах управления и связи, получение опережающей информации о стратегической, оперативной или тактической обстановке для принятия соответствующих решений, дезинформация противника. В арсенале средств информационной борьбы ведущее значение имеет набор методик по психологическому воздействию на гражданское население и военнослужащих другого государства с целью достижения политических или чисто военных целей.

Несмотря на то, что практическое и теоретическое осмысление несилового влияния при осуществлении государственной политики было совершено в 1980-1990-е гг., в рамках концепции «мягкой силы», именно технологический прогресс последних десятилетий превратил информационную войну в мощнейшее оружие. Так, способность вести информационную войну на невидимом фронте и противостоять подобного рода атакам стала одним из самых важных факторов успешности страны. События «Арабской весны» 2011 года, «твиттер-революции» потрясшие, казалось бы, стабильные и политически продвинутые страны арабского мира, доказывают справедливость данного тезиса.


Известно, что лучший способ защиты – это нападение, а значит, для того, чтобы быть успешным, для того, чтобы быть способным отстаивать свои геополитические, геоэкономические позиции, государство должно обладать средствами информационной экспансии и, как следствие, средствами защиты от аналогичного рода действий со стороны своих противников.

Создание арсенала средств защиты и нападения должно сопровождаться соответствующим развитием промышленности как материально-технической базы, культуры, науки, прежде всего, прикладной психологии, образовательной системы. При этом предупреждение «информационных атак» против государств не должно ущемлять реализацию конституционного права граждан страны на доступ к информации и свободу слова. К сожалению, в современной российской правовой системе разработка арсенала средств информационной борьбы оставляет желать лучшего. В частности, в условиях все возрастающих темпов киберпреступности, которая направлена как против конкретных, отдельно взятых граждан, так и против органов власти, официальный отказ от того или иного вида контроля над интернет - потоками видится крайне опасным для безопасности страны. Показательно, что задача информационной безопасности не получила должного освещения в рамках Стратегии национальной безопасности.

Транспортная политика

Транспортная политика, наряду с политикой информационной, актуализируется как на местном, локально-территориальном, так и на федеральном уровне. Особое значение данной политики для нашей страны состоит в том, что ее непосредственная функция состоит в установлении связанности территории государства в физическом смысле этого слова. В перемещении людских и материальных потоков состоит экономическая функция государственной транспортной политики. Ее значение для благосостояния страны настолько велико, что в наши дни на стыке геополитики, экономики и юриспруденции родилось новое научное направление - политология транспорта. Транспортная система обеспечивает определенного рода услугами как население, так и любое предприятие, любой хозяйствующий субъект. Качество транспортных услуг приобретает значение макроэкономического показателя в масштабах национальной экономики, поскольку в балансе каждого предприятия в обязательном порядке присутствуют транспортные издержки, снижение которых может быть существенно важно. Развивая технику, логистику транспортных перевозок, путей сообщения, создавая новые виды транспорта, совершенствуя технико-энергетическую сторону функционирования транспорта, государство может повышать эффективность экономики, производительности труда в национальном масштабе.

Транспортная политика не в меньшей, а быть может даже в большей степени, чем все остальные направления государственной деятельности, носит интегративный, комплексированный характер (рис. 4).


Помимо экономической и социальной функции, связанной с удовлетворением права граждан на перемещение, транспорт выполняет внешнеполитическую и оборонную функцию (рис.5), связанную с проведением мобилизационных мероприятий, а также осуществления перемещения воинских подразделений с целью проведения учений и т.п.

Специфика осуществления деятельности в инфраструктурных отраслях состоит в том, что они требуют значительного инвестирования на начальном этапе, являясь при этом низкодоходными. Ожидание же получения же прибыли с эксплуатации инфраструктурных объектов может занять целые десятилетия. Все это, в совокупности со стратегическим значением транспорта, определяет активное участие государства в экономической деятельности, связанной с транспортной политикой. Широкий спектр функций транспортной политики - от макроэкономической до гуманитарной – обуславливает промежуточное положение отрасли, в тисках между действием законов свободного рынка и государственного регулирования, реализуемого в виде тарифных ограничений. Чаще всего пути сообщения, энергетические системы, пути распределения и доставки находятся либо в государственной собственности, либо в государственном управлении. В последнем случае интенсивно применяются методы государственно-частного партнерства, которые способствуют совместной эффективной реализации государственных и частных инвестиционных ресурсов.

Активное государственное вмешательство и стратегическое значение инфраструктурных отраслей стали причиной того, что в управлении ними применяются нормативные основания хозяйственной деятельности в виде естественных или государственных монополий. Необходимо понимать, что в отличие от «неестественных монополий», то есть тех монополий, которые наносят ущерб свободе рынка, понятие «естественных монополий» применяется к таким видам деятельности, в рамках которых невозможно достижение общественного эффекта при способе организации, основанном на свободной конкуренции.
Современная российская транспортная политика сталкивается с рядом вызовов. За годы рыночных реформ де факто в транспортной системе образовалось две группы инфраструктур. Одна группа была приватизирована, децентрализована и раздроблена на конкурирующие, хозяйствующие субъекты (например, «Аэрофлот», единственная гражданская авиационная компания Советского Союза, распалась на 450 компаний), что обернулось не только общим упадком отрасли, ростом числа аварий, но и серьезными экономическими издержками для национальной экономики. Вторая группа инфраструктур, в которой были сохранены элементы централизации управления, консолидация капиталов, оказалась в относительно благоприятном положении. Текущая реформа на железнодорожном транспорте также подтверждает необходимость сохранения централизованной системы управления на транспорте. Как только некогда консолидированный вагонный парк оказался распроданным, вагоны были переданы во владение частным лицам (вместо одной компании «Российские железные дороги» появилось 1600 собственников вагонов), то уменьшился объем погрузки, увеличился холостой прогон, количество пустующих вагонов и, как следствие, загрузка сети.

Гуманитарная общегосударственная политика


Этот вид политики включает в себя два основных вектора: социальный и демографический. Социальная политика призвана удовлетворять первичные потребности граждан страны в питании, медицинском обслуживании, в жилищной площади, образовании и так далее. Граждане могут либо решать эти вопросы за счет собственных средств, либо, что является императивом с точки зрения активно-деятельностного подхода, государство должно удовлетворять потребности населения путем консолидации, перераспределения через общественные фонды потребления валовой добавленной стоимости в масштабах страны. Государственный бюджет выступает основным пулом такого перераспределения, поскольку он консолидирует валовую добавленную стоимость в виде налогов, а затем она перенаправляется на финансирование программ государственного жилищного строительства для малообеспеченных слоев населения, на бесплатное государственное здравоохранение, но при этом важно понимать, что бесплатным оно является лишь условно, фигурально. Таким образом, весь обширный комплекс действий, объединенных названием социальная общегосударственная политика, по сути, может быть сведен к политике перераспределения. Основным управляющим органом в рамках данной политики является министерство здравоохранения и социального развития. Одним из главных вызовов, стоящих перед функционерами данного ведомства в наши дни является проблема «поколений», пусть и не совсем в той коннотации, о которой говорил И.С.Тургенев в своих «Отцах и детях».

Проблема трудоустройства молодежи, создания новых рабочих мест и профессиональной квалификационной подготовки подрастающего поколения в итоге оборачивается конкуренцией молодых людей на рынке, что порождает конфликт интересов между пожилым человеком, с большим опытом работы, и претендующим на его место молодым человеком.

Как мы уже упоминали выше, главной целью и одновременно главным вызовом для региональной общегосударственной политики является воплощение в жизнь конституционного права граждан на проживание в одинаковых, благоприятных условиях в каждом регионе страны вне зависимости от климатических условий, развития инфраструктуры, уровня доходов и т.п. (так называемый принцип территориальной справедливости). Основным органом, осуществляющим данную политику, является Министерство регионального развития. Эта общегосударственная политика находится в сложной зависимости и взаимодействии с иными направлениями деятельности: с финансовой политикой в вопросе о ценообразовании, со сферой налогообложения, транспортной политикой и т.д.

Экологическая общегосударственная политика

Экологическая политика представляет собой относительно новое явление для практики государственного управления, однако, скорость, с которой ухудшается состояние окружающей среды, сфера непосредственного, физического обитания человека, делают ее крайне актуальной не только для конкретного взятого государства, но и для будущего земного шара, вне зависимости от модификаций политических границ государств.

С управленческой точки зрения, главный вызов экологической политики состоит в наличествующем конфликте между интересами собственника, экономического актора, желающего максимизировать свою прибыль, и интересов общества и страны в целом. Естественно, что подобного рода противоречие может быть разрешено только государством, которое должно охранять хрупкий баланс интересов этих двух сторон. Безусловно, деятельность общественных движений, экологических партий, имеет большое значение, однако именно за государством останется последнее слово тогда, когда дело дойдет до принятия конкретных решений. Подписание Киотского протокола, обязывающего страны сократить выбросы углекислого газа, может послужить иллюстрацией этого тезиса.
Так, например, несмотря на давление со стороны общественного мнения и активную деятельность «зеленых» США, крупнейшая экономика мира, так и не ратифицировала протокол. Несомненно, что государство обладает действенными рычагами влияния на состояние окружающей среды. Оно может ввести налог на выбросы вредных веществ в воздух, в воду, причем, как показывает практика, ставка налога должна быть такова, чтобы предпринимателю было выгоднее понести издержки по переоборудованию производства, установке дополнительных фильтров и т.п., чем платить налог.

В этой связи можно говорить о двух функциях государственной экологической политики: фискальной, регулирующей поведение многочисленных производителей и просто граждан страны, а также общенациональной функции ускорения технического прогресса, поскольку ужесточение требований экологической безопасности не может не оборачиваться совершенствованием техники и прогрессом в инженерной мысли.

***
Вопросы для самопроверки:

  • По какому принципу осуществляется классификация государственных политик?
  • К чему приводит взаимная комплексированность политик?
  • В чем заключается политика государственного строительства и в каких отношениях она находится с другими направлениями государственной деятельности?
  • Каково значение политики безопасности в совокупности общегосударственных политик?
  • Какие существуют ограничения на осуществление внешнеполитической деятельности?
  • В чем заключается мультипликативный эффект политики безопасности?
  • Как связаны информационная политика и политика безопасности?
  • Каковы функции транспортной политики?
  • В чем заключаются особенности государственного регулирования транспортной политики?
  • Какова функция государственного бюджета в осуществлении социальной политики?

Вопросы для обсуждений:

  • «Больше не значит лучше» или «много не бывает»? Обсудите, какое количество государственных учреждений является оптимальным для реализации той или иной политики. Выработайте критерии оценки, аргументируйте свою позицию.
  • Подконтрольность интернета: аргументы «за» и «против».
  • «Мягкая сила»: основное содержание и развитие концепции.

Читать полный курс лекций

Литература

Административная реформа в России. Научно-практическое пособие // Институт законодательства и сравнительного правоведения. Под ред. Нарышкина С.Е., Хабриевой Т.Я. М., 2006.
Астахов А. С., Диколенко Е. Я., Харченко В. А. Экологическая безопасность и эффективность природопользования. Издательство Московского государственного горного университета, 2009.
Борисов В.А. Демография. М.: Nota Bene, 2003. Бюджетный процесс как инструмент эффективного управления. Под ред. Ю. Юнгмана, 2005.
Варнавский В.Г. Партнерство государства и частного сектора: формы, проекты, риски. М.: Наука, 2005 г.
Внешнеэкономическая деятельность. Вспомогательные операции и государственное регулирование. Под ред. Черенкова В.И. Издательство: Феникс, 2008 г.
Лексин В. Н., Лексин А. Н., Государство и регионы. Теория и практика государственного регулирования территориального развития. М. УРСС, 1997. Гл. 3.1.-3.4., 3.9.
Петров В. П., Петров С. В. Информационная безопасность человека и общества. НЦ ЭНАС, 2007.
Якунин В.И., Роик В.Д., Сулакшин С.С.Социальное измерение государственной экономической политики. М., 2007.
Якунин В.И. Политология транспорта. Политическое измерение транспортного развития. М.: ЗАО «Издательство «Экономика», 2006


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
2610
19565
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика