Развитие мотивационных инструментов госуправления

 Развитие мотивационных инструментов госуправления

Пятая глава монографии "Восстановление инструментария мотиваций в государственном управлении России".

Представления о российском и зарубежном опыте государственного управления мотивациями хозяйствующих субъектов позволяют провести анализ соответствующих механизмов, действующих в России. Система регистрации бизнеса в РФ, в принципе, вполне соответствует международным стандартам, срок регистрации один из самых коротких (5 дней), основания для отказа исключительно формальные (непредставление документов, обращение не в тот орган). Однако нужно дать право налоговым органам проводить проверку учредительных документов регистрируемой компании (используя опыт континентальных стран), иначе будет продолжаться размножение компаний с целями «налоговых оптимизаций», отмывания денежных средств и т. д. А вот система лицензирования требует серьезного пересмотра. Дело в том, что ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» оставляет формирование конкретных требований к лицензиату на усмотрение положений о лицензировании конкретных видов деятельности. Кроме того, лицензированию в РФ подлежат около 90 видов деятельности, тогда как, например, в Германии — 12 видов, в США — 8, Великобритании — 18. Представляется необходимой замена в ряде случаев лицензирования на сертификацию.

Лицензирование целесообразно оставить для особо ответственных видов деятельности — таких как: медицинские услуги, строительство (в том числе проектирование, капитальный ремонт), банковская деятельность, перевозки пассажиров воздушным, железнодорожным и водным транспортом, производство лекарственных средств, торговля и производство оружия, страховая деятельность. Кроме того, лицензии и сертификаты целесообразно выдавать не юридическим лицам, как это имеет место, а физическим лицам, которые смогут создавать профессиональные объединения (аналог нотариальных палат, адвокатских образований). Для получения лицензии физическое лицо должно будет иметь профильное образование, стаж работы практикантом, соответствующие медицинские показатели (при необходимости). После приема документов профильный орган государственной власти обязан провести специальное независимое тестирование в специализированных центрах (коммерческих негосударственных организациях), которые и примут итоговое решение о соответствии или несоответствии претендента требованиям лицензии, а также будут нести полную ответственность за свое заключение. Такая система в большей степени отвечает требованиям мировой практики и в меньшей степени будет способствовать распространению коррупции. Целесообразно в несколько раз увеличить минимальный уставный капитал для акционерных обществ (на данный момент он составляет 100 тыс. руб. для ОАО и 10 тыс. руб. — для ЗАО), а также уравнять уставный капитал ЗАО и ОАО.

Но, самое главное, правильно использовать опыт Китая в отношении неприкосновенности уставного капитала.

То есть, при создании компании суммы, составляющие уставный капитал, вносятся на депозиты банков и не подлежат растрате до момента ликвидации компании или выхода участника из ее состава. На данный момент уставный капитал лишь декларируется и оплачивается в счет активов фирмы. При переходе фирмы из разряда малого и среднего предпринимательства в состав крупного компания должна увеличить свой уставный капитал до определенной суммы. Это позволит гарантировать интересы кредиторов. Представляется верным опыт США и Германии в части установления требования к добывающим компаниям (их дочерним и аффилированным лицам) об обязательном обращении их акций на бирже. В РФ такой порядок правильно будет распространить на банковскую и страховую систему. То есть, банк, желающий получить генеральную лицензию Банка РФ, обязан пройти первичное размещение акций и обращать их на бирже. По отношению к страховым компаниям, «биржевое требование» целесообразно применять по истечении года после официальной регистрации компании. Обращение акций на бирже приводит к большей дисциплинированности и прозрачности деятельности, дает объективный критерий для оценки ее ликвидности. Одной из проблем российского бизнеса являются многочисленные проверки, проводимые органами государственной власти, что особенно актуально для малого и среднего бизнеса. Несмотря на принятие относительно прогрессивного ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)», осталось немало пробелов в вопросе проведения многочисленных проверок (от налоговых — до экологических). Основной пробел заключается в основаниях проведения внеплановых проверок. Сейчас к таким основаниям относятся:

  • получение информации о возникновении аварийных ситуаций, об изменениях или о нарушениях технологических процессов, а также о выходе из строя сооружений, оборудования, которые могут непосредственно причинить вред жизни, здоровью людей, окружающей среде и имуществу граждан, юридических лиц и индивидуальных предпринимателей;
  • возникновение угрозы здоровью и жизни граждан, загрязнения окружающей среды, повреждения имущества, в том числе в отношении однородных товаров (работ, услуг) других юридических лиц и (или) индивидуальных предпринимателей;
  • обращения граждан, юридических лиц и индивидуальных  предпринимателей с жалобами на нарушения их прав и законных интересов действиями (бездействием) иных юридических лиц и (или) индивидуальных предпринимателей, связанные с невыполнением ими обязательных требований, а также получения иной информации, подтверждаемой документами и иными доказательствами, свидетельствующими о наличии признаков таких нарушений.


Понятно, что перечисленные основания крайне расплывчаты и легко используются в противоправных целях. С другой стороны, исключать возможность проведения внеплановых проверок нельзя, иначе это повлечет многочисленные злоупотребления со стороны самих компаний. Можно предложить следующий вариант решения проблемы. Решение о проведении проверки подписывается главой соответствующего органа по субъекту РФ. При подписании такого решения его копия вместе со всеми материалами, ставшими основанием для внеплановой проверки, направляется в федеральный орган власти и Прокуратуру. Такое решение, как представляется, поможет федеральным органам власти иметь четкое представление о том, где и сколько проверок проводится, а также оперативно применять необходимые меры по защите законных интересов юридических лиц. Наконец, процедуры проверок должны быть пошагово урегулированы инструкциями соответствующих органов власти. В инструкциях такого рода, самое главное, должны быть указаны конкретные ответственные лица, их полномочия и т. д. Сравнивая налоговые системы, отметим, что налоговая нагрузка на российский бизнес не превышает общемировые нормы. К позитивным аспектам российского налогообложения можно отнести использование кодифицированного акта (Налогового кодекса). Однако инструментарий дифференциации налогов неразвит и используется, так сказать, с точностью до наоборот. Например, весьма сомнительно предоставление новых льгот добывающим компаниям вместо льгот малому и среднему бизнесу, высокотехнологическому наукоемкому бизнесу. Дифференциация в целях межотраслевого перетока капитала в России безосновательно не применяется, если не говорить об ее извращенном воплощении, стимулирующем дальнейшее закрепление сырьевого перекоса и деградации экономики.

Из зарубежного опыта стоит отметить использование специального предпринимательского налога на деятельность в крупных городах и снижение налоговой нагрузки в депрессивных регионах.

В России дифференцирование налогов с целью мотивации регионального перетока капитала не применяется. Но такую практику с очевидностью необходимо применять для таких регионов, как Москва, Санкт-Петербург, Красноярск, депрессивные, северные и отдаленные регионы. Соответственно, деятельность в наименее развитых регионах должна облагаться пониженными налогами, при условии ведения деятельности именно на территории этого региона или создания рабочих мест. В РФ безосновательно не используются налоговые льготы в случае создания новых рабочих мест, что является обычной практикой для развитых стран. Целесообразно изменить Налоговый кодекс указав, что компания, создающая, например, не менее 10 новых рабочих мест в год, получает льготы по налогу на прибыль компании. Для развития малого и среднего предпринимательства целесообразно дополнительно использовать обширный зарубежный опыт. Создать специальный орган, отвечающий исключительно за развитие малого и среднего бизнеса и подотчетного Президенту РФ. Использовать опыт Франции по гарантированию кредитов и компенсации 2/3 процентных ставок по ним компаниям, отвечающим следующим требованиям: отсутствие долгов в бюджет, хорошая кредитная история, работа в нерисковом секторе экономики, представление обоснованного бизнес-плана использования денег. Государству целесообразно компенсировать страхование предпринимательских рисков малого бизнеса для компаний, действующих в реальном секторе экономики, либо компаний, занимающихся приоритетными установленными видами деятельности. Прямое кредитование государством целесообразно использовать только для приоритетных отраслей экономики. Необходимо усилить информационную поддержку малого и среднего бизнеса, образовав специальные порталы в сети Интернет, на которых будет аккумулироваться вся информация (в том числе законодательство и комментарии к нему) по государственной поддержке малого бизнеса; в каждом субъекте РФ создать некоммерческую организацию, финансируемую государством, которая будет осуществлять бесплатную юридическую и информационную помощь субъектам малого предпринимательства.

Стоит использовать опыт Японии в отношении обязанности крупного бизнеса передавать заказ в объеме не менее 10% производимой продукции, ее составных частей для производства малому бизнесу (обязательный аутсорсинг).

Необходимы изменения в ФЗ «О развитии малого и среднего бизнеса», которые предусмотрят конкретные требования к обращениям в органы власти, список предоставляемых документов для каждой из льгот и основания для отказа. В области сельского хозяйства наиболее правильным будет компиляция методов, используемых США и ЕС (особенно Францией). Российский закон «О развитии сельского хозяйства», хотя и декларирует многочисленные меры поддержки, реально предоставляет их минимум. Поэтому желательно в тексте Закона, а не в подзаконных актах, как обычно, предусмотреть и новые меры поддержки и главное — порядок их реализации, гарантирующий преодоление декларативности существующих механизмов. К основным мерам поддержки стоит отнести дотации на обустройство молодым фермерам, компенсацию страхования урожая, гарантированные закупочные цены государства, которые не должны принципиально отличаться от рыночных, беспроцентные кредиты хозяйствам на приобретение техники и проведение НИОКР, предоставление государственных гарантий под кредиты на приобретение культур в период посева. Российское законодательство в области инвестиционной деятельности существенно уже, чем в мировой практике. Целесообразно, в частности, использовать опыт развитых стран, освободив инвестиции в слабо развитые регионы от налогов, ввести порядок обязательного инвестирования. В отношении особых экономиче ских зон стоит отметить, что полезен опыт Великобритании в создании специальных свободных предпринимательских зон. Для создания таких зон потребуется принятие специального закона, в котором должны быть отражены порядок создания зон, определение резидентов зон, их льгот, прав и обязанностей. Основными льготами должны стать освобождение от налога на прибыль на 3 года, ускоренная амортизация, отсутствие таможенных пошлин и т. д.

Требования к резидентам должны включать в себя обязанность создания рабочих мест, ведения производственной деятельности на территории свободной предпринимательской зоны, выплату зарплат не ниже определенного уровня. Говоря о принудительных методах государственного регулирования экономики, отметим нелогичность действий органов власти, которые в большей степени поддерживают крупный бизнес, чем остро нуждающиеся в поддержке отрасли. С другой стороны, в РФ отсутствует система принудительных мер, которые используются развитыми странами. В отношении установления обязанностей крупного бизнеса и естественных монополий правильнее всего будет использовать опыт Японии, обязав компании перечислять определенный процент от выручки на счета уполномоченных банков, которые будут инвестировать эти средства в компании и отрасли, требующие инвестирования. Также эффективной является возможность установления требования к субъектам крупного предпринимательства и естественным монополиям о развитии  инфраструктуры в местах своей деятельности. Необходимо установить требование о реинвестировании в основные средства производства. Так, транспортные компании не вправе были бы использовать оборудование со сроком амортизации более 85% максимального срока (для исполнения настоящего требования необходимо установить отсрочку, чтобы не уничтожить, например, авиаперевозчиков), нефтяные компании не вправе были бы использовать бурильные установки сроком старше определенного возраста. Стоит использовать зарубежный опыт по установлению обязанности для крупного бизнеса проводить НИОКР (для добывающих компаний — разведку месторождений).

Наконец, требования, используемые в большинстве стран мира в отношении производителей социально вредной продукции, также должны применяться в РФ (обязанность маркировки упаковки продукции с сообщением о ее потенциальной опасности и запрете продавать несовершеннолетним лицам, обязанность финансировать государственные программы борьбы с курением, алкоголизмом и т. п., обязанность финансирования научных разработок, связанных с совершенствованием продукции и снижением ее опасности).

Таким образом, формируется следующий целый перечень только основных проблем в сфере применения мотивационных инструментов государственного управления в Российской Федерации.

1. Искусственное и безосновательное сокращение применяемого в российской управленческой практике мотивационного инструментария.
1.1. Непрофессионализм государственных служащих и политиков.
1.2. Идеологические ограничители (основные мировые тенденции опровергают российские предрассудки и стереотипы).
1.3. Коррупционная уязвимость применяемых в России мотивационных инструментов.
1.3.1. Процедура регистрации бизнеса не препятствует созданию «оболочечных» фирм.
1.3.2. Крупный бизнес, в том числе сырьевой, социально опасный и естественные монополии, в России менее обременен, чем в развитых странах.
1.3.3. Система государственного контроля вместо обеспечения безопасности и качества превратилась в административный барьер.
1.3.4. Несовершенство системы лицензирования.
2. Неразвитость мотивационных инструментов в налоговой сфере.
2.1. Отсутствует налоговое стимулирование создания новых рабочих мест.
2.2. Отсутствие дифференциации налогов по отраслям и регионам.
2.3. Фактически шкала налогообложения доходов физических лиц имеет регрессивный, вместо прогрессивного, характер.
2.4. Налоговая система не стимулирует инвестиции.
3. Недостаточно стимулирование малого бизнеса.
4. Недостаточно стимулирование сельхозпроизводителей.
5. Недостаточно стимулирование инновационной деятельности.
6. Недостаточно стимулирование социальной ответственности бизнеса.

Анализ этих проблем позволяет выработать возможные варианты их решения, изложенные в проблемно-управленческой матрице. Объем предлагаемых решений достаточно велик в силу разнообразия возможных сфер государственного управления экономикой. Объем нормативно правовых работ по модификации российского государственно-управленческого инструментария также немал, поэтому целесообразно рассмотреть теоретико-методологические проблемы в подходах к формированию и применению мотивационных инструментов государственного управления в России и дать рекомендации по их практическому использованию в конкретных ситуациях. Основные теоретические проблемы формирования и применения мотивационных инструментов в России лежат в двух областях. Это сфера воздействия мотивационных инструментов и сфера обратной связи.

Сфера воздействия мотивационных инструментов

Что такое мотивационный инструмент государственного управления? Для ответа на этот вопрос необходимо установить его признаки:

  • он воздействует на поведение человека;
  • он добивается добровольного, осознанного и активного поведения человека;
  • он добивается заранее планируемого результата;
  • он приемлем в практике государственного управления;
  • он может использоваться для решения ряда однотипных задач.

Таким образом, с точки зрения управления мотивационный  инструмент представляет собой технологию, т. е. совокупность неких приемов и способов, выполнение которых в предусмотренном порядке с высокой долей вероятности ведет к возникновению требуемого результата. Особенностью мотивационной технологии управления является воздействие на сознание человека и формирование у него побуждения к определенному заданному варианту поведения и (или) к заданному результату. Таким образом, мотивационный инструмент может быть направлен как на формирование определенного требуемого поведения, когда важным является именно следование неким установленным стереотипам поведения (например — стереотип «законопослушного гражданина», «социально-ответственного предпринимателя» и т. п.), так и на достижение определенного планируемого результата (например — уровня рентабельности). Мотивационные инструменты могут как стимулировать одно поведение, так и дестимулировать другое. Так, например, в контексте поставленной задачи по перетоку капитала из сырьевых в технологичные отрасли одни мотивационные инструменты могут стимулировать приток инвестиций в технологичные отрасли, а другие — ограничивать уровень новых инвестиций в сырьевые отрасли. При этом прямого запрета или директивного указания ни в одном случае не будет, а экономический субъект будет действовать в соответствии со своей собственной выгодой. В чем заключается «выгода» хозяйствующего субъекта? Иными словами, на какие мотивы (через какие интересы) хозяйствующего субъекта может воздействовать государство? Схематично они представлены на рис. 1.

Рис. 1 Интересы хозяйствующего субъекта, на которые может воздействовать государство

Прибыль — это, исходя из определения предпринимательской деятельности в соответствии с гражданским законодательством Российской Федерации, основная цель предпринимательской деятельности. Очевидно, что получение прибыли является одним из важных мотивов «вхождения» человека в собственно предпринимательскую сферу, а также мотивом к осуществлению этой самой деятельности.

Безопасность — важнейший мотив предпринимателя. В конкретном случае, в зависимости от условий, мотив к обеспечению безопасности может быть намного более значимым, чем мотив к получению прибыли. Это важно и для целей государственного управления.

Устойчивость бизнеса — характеризует заинтересованность предпринимателя в стабильности и прогнозируемости развития его дела, в возможности управлять его развитием в кратко-, средне- и долгосрочной перспективах, исходя из собственных интересов, а также передать его по наследству.

Престиж — это немаловажная социально-психологическая мотивация предпринимателя при условии определенной его зрелости, размера бизнеса, моральных и религиозных установок.

В то же время, деятельность государства в этой сфере создает общие условия ведения предпринимательства, тот самый пресловутый «инвестиционный климат», формируя скорее некие общие установки. Эти условия играют большую роль при принятии решений: начинать или закрывать бизнес, осуществлять ли инвестиции и др. Проблема заключается в том, что с точки зрения ведения бизнеса данные мотивы в большинстве случаев являются второстепенными, а степень субъективности их восприятия — очень высокой. Действительно, сложно оценить степень безопасности собственного бизнеса. Даже если официальная статистика или всевозможные рейтинги свидетельствуют о безопасном бизнесе, но у конкретного предпринимателя есть эмоциональное ощущение нестабильности — быть может, даже и сформированное под влиянием прошлого негативного опыта — эффективность государственных преобразований в данной сфере будет достаточно низкой. Кроме того, нельзя сбрасывать со счетов и субъективность — иногда преднамеренную — всевозможных рейтингов и «независимых оценок», под влиянием которых зачастую намеренно формируется то или иное настроение предпринимательства. Ярким примером тому является мировой финансово-экономический кризис. В связи с этим наибольший исследовательский интерес представляют возможности государственного воздействия на мотивацию в сфере получения прибыли. Как уже отмечено выше, прибыль формируется как разница между доходом (выручкой) и издержками. Государство может воздействовать на обе составляющих прибыли — и на доходность, и на издержки. Государственное воздействие на издержки хозяйственных субъектов является самым распространенным и очевидным механизмом.

Обобщенная стандартная структура издержек включает в себя: налоги, фонд оплаты труда, материальные расходы (стоимость ресурсов, материалов, комплектующих, приобретение оборудование). Государство, так или иначе, может воздействовать на многие компоненты издержек. Не менее действенными и разнообразными являются и возможности государства по увеличению доходности (роста объема реализации и/или цен) хозяйствующих субъектов.

Анализ показывает, что экономически успешные западные страны, несмотря на разговоры о рынке и либерализации, активно используют механизмы государственного воздействия на доходность как своих, так и чужих хозяйствующих субъектов.

Рассмотрим возможности мотивационных инструментов более подробно. Предположим, целью государственного управления является привлечение свободных средств — например, в отрасль нанотехнологий. В каких формах и какими процедурами эти инвестиции будут принесены в отрасль — значения не имеет, поэтому в управленческом плане, несмотря, на казалось бы, внутреннее единство, цель может выглядеть многогранно. Это создание новых производств, финансирование научно-исследовательских работ, покупка акций и ценных бумаг, приобретение портфельных инвестиций. Все это является материальными формами отображения (подтверждения) достижения поставленной цели. Эти формы отображения важны для контроля достижения результата и оценки его эффективности (или размерности) — т. е. для обеспечения обратной связи. Таким  образом, для установления соответствующего мотивационного  инструмента необходимо, чтобы экономический субъект среди прочих вариантов своего поведения при выборе объектов размещения инвестиций предпочел бы именно сферу нанотехнологий. Иными словами, необходимо, чтобы при решении альтернативы «инвестировать в нанотехнологии — не инвестировать в нанотехнологии» экономический субъект сделал бы выбор в пользу нанотехнологий. При этом может быть поставлена и сопряженная задача: побудить экономического субъекта делать инвестиции вообще и, в частности, инвестиции в сферу нанотехнологий.

То есть, сначала при выборе из альтернативы «инвестировать — не инвестировать» побудить экономического субъекта к выбору в пользу «инвестировать», при этом в дальнейшем обеспечить его выбор в пользу нанотехнологий. Из приведенных примеров достаточно очевидно, что задача создания подобных побудительных мотивов намного выходит за рамки исключительно государственного управления и даже за рамки рационального поведения, т. к. экономический субъект подобные решения может принимать и под воздействием определенных эмоциональных факторов — решение данного вопроса в большей мере может оказаться в сфере психологии. Тем не менее, набор возможностей влиять на выбор при альтернативе, а также формировать новые возможности и альтернативы у государства есть, и оно может их использовать. Возможна и другая постановка задачи при формировании мотивационных инструментов, когда необходимо стимулировать определенные формы поведения или даже определенные конкретные процедуры. Предположим, для государства важно, чтобы инвестиции в нанотехнологии одновременно приводили  к развитию фондового рынка. Это означает, что наиболее предпочтительным будет не просто вложение в нанотехнологии, а вложение именно через фондовый рынок. Таким образом, необходимо побудить инвестора, желающего вложить средства в нанотехнологии, сделать это именно с использованием инструментов фондового рынка. Очевидно, что эффективное применение таких инструментов на практике может осложняться как наличием значительного количества альтернатив, так и индивидуальностью набора и иерархии интересов конкретного экономического субъекта.

Сложностей в применении мотивационных инструментов достаточно много и, как и любая социальная технология, они могут иметь ограниченную сферу применения.

В то же время, преувеличивать их сложность нельзя, ведь с точки зрения государственного управления в большинстве случаев они будут реализовываться через нормативно-правовые механизмы. Вообще говоря, сам механизм правового регулирования является, по сути, прообразом мотивационных инструментов, однако он действует более примитивно: либо устанавливая требуемое правило поведения и ответственность за неисполнение (императивные нормы), либо устанавливая некое желаемое (типовое) правило поведения (диспозитивные нормы). Таким образом, он либо директивно устанавливает (предписывает, обязывает) к определенному поведению, либо устанавливает определенный коридор для деятельности, не воздействуя при этом на внутреннее побуждение конкретного субъекта и не обращая внимания на результат. Оценка эффективности правовых норм находится, как правило, «за рамками» механизма правового регулирования. Мотивационный инструмент должен быть ориентирован на конечный результат, даже если внешне он реализуется правовыми средствами. В этом и кроется главная специфика и методологическая задача — обеспечить его необходимыми целевыми установками и соответствующим механизмом обратной связи. При правильной «настройке» мотивационные инструменты могут делать, казалось бы, невозможное — полностью изменять вектор мотивации хозяйствующих субъектов. Рассмотрим пример. В обычных условиях между прибылью автомобильных перевозчиков, как интересом хозяйствующего субъекта, и экологией, как публичным интересом, существует обратная зависимость (рис. 2, правый график). При росте прибыли (росте автомобильных перевозок в результате увеличения парка машин, интенсивности перевозок) экологическая ситуация ухудшается. Любые запретительные меры, кроме самых жестких, вряд ли дадут эффект — стремление получать прибыль является одним из важнейших интересов предпринимателя. Для решения проблемы требуются мотивационные инструменты. Если государство введет платежи с владельцев автотранспорта, увязанные с экологическими характеристиками автомобиля, то между прибылью, как частным интересом, и экологией, как публичным, может установиться прямая зависимость (рис. 2, левый график). В данном случае приведен пример из реальной практики. Так, Евросоюзом приняты общие требования к системам взимания дорожных сборов (Директива 1999/62/EC, с поправками в соответствии с Директивой 2006/38/ЕС) за пользование объектами автодорожной инфраструктуры.

Рис. 2 Возможности изменения взаимозависимости между прибылью и социально важными параметрами с помощью мотивационных инструментов

Указанной Директивой установлен годовой уровень сборов с пользователей в соответствии с периодом пользования инфраструктурой и влиянием транспортного средства на окружающую среду. Видно, что чем выше экологический класс автотранспортного средства (АТС), тем ниже ставка сбора. В результате, прибыль автоперевозчика попадает в прямую зависимость от экологической ситуации; при этом перевозчик будет всеми силами стараться минимизировать издержки, связанные с платежами за пользование инфраструктурой, и стараться закупать транспортные средства более высокого класса. Тем самым он будет стимулировать производство таких транспортных средств, синхронизируя интересы автопроизводителей с публичным экологическим интересом. Автопроизводители, в свою очередь, будут тратить деньги на научные исследования в сфере экологической безопасности транспортных средств, стремясь разработать и внедрить более высокий класс экологических требований для уменьшения ставки сбора. Таким образом, окажутся взаимосвязанными интересы целой цепочки хозяйствующих субъектов (рис. 11, график в центре), которые опосредованно будут действовать в рамках публичного интереса. Рассмотрим практические возможности применения мотивационных инструментов на некоторых примерах

Пример 1.

Предположим, поставлена практическая цель — стимулировать российский автопром. Эта цель конкретизируется через следующие ценностные установки:

1) должен быть увеличен объем продаж;
2) должны быть привлечены инвестиции в отрасль;
3) в своем производстве автопром должен стимулировать инновации.

Проведя анализ возможных интересов автопроизводителей как хозяйствующих субъектов и определив меры возможного  государственного воздействия на их мотивацию, представляется возможным реализовать следующую систему мероприятий.

1. Создать новый спрос на российские автомобили, увеличив госзаказ (силовые структуры, экстренные службы, органы власти). Стимулировать потребительское кредитование (целевые льготные условия государственного кредитования коммерческих банков под потребительское кредитование).
2. Создать спрос на инновации, ужесточив требования по экологии, по безопасности, по надежности.
3. Ограничить конкуренцию, увеличив ввозные таможенные пошлины; создать более резкий разрыв в транспортном налоге и в условиях ОСАГО; увеличить тарифы на доставку из-за рубежа; установить оригинальные требования по безопасности.
4. Сократить издержки, снизив косвенные налоги на комплектующие; ввести преференционное по сравнению с коммерческим кредитование; расширить практику госгарантий.
5. Обеспечение безопасности: повышение прозрачности управления автомобильным производством, исключение «криминальных схем», обеспечение безопасности собственникам и менеджменту.

Следует отметить, что многие из этих мер так или иначе применялись или применяются на практике. Однако проблема в том, что действия являются, как правило, бессистемными. Кроме того, отсутствует система обратной связи, позволяющей оценивать эффект от реализации вводимых мероприятий. Именно отсутствие обратной связи делает использование механизмов на практике неэффективным.

Пример 2.

Цели — стимулировать более глубокую нефтепереработку, увеличить добавленную стоимость, создать рабочие места, внедрить инновации. Возможная система мероприятий.

1. Создать новый спрос: увеличить госзаказ; стимулировать развитие машин и оборудования, потребляющих продукты нефтепереработки.
2. Создать спрос на инновации: ужесточить требования по экологии; стимулировать списание расходов на НИОКР и на ОИС.
3. Ограничить конкуренцию: увеличить ввозные таможенные пошлины; увеличить тарифы на доставку из-за рубежа; установить оригинальные требования по безопасности.
4. Увеличить издержки продавцам сырой нефти: экспортные пошлины, акцизы, транспортные тарифы, НДС, НДПИ.
5. Сократить издержки продавцам нефтепродуктов: сократить косвенные налоги; предоставить льготы на создание новых производств и рабочих мест (налоги, землеотводы, тарифы  естественных монополий).
6. Обеспечение безопасности: повышение прозрачности управления, исключение «криминальных схем», обеспечение безопасности собственникам и менеджменту.

Как видно, многое из предложенного уже используется на практике. Относительно новым является использование различных требований по безопасности для ограничения конкуренции и стимулирования инноваций — такие меры активно используются западными странами. Можно вспомнить запреты на полеты российских «шумных» самолетов в Европу, упоминавшиеся экологические требования к автотранспорту и т. п. Несмотря на все требования по техническим барьерам в торговле, западные страны вводят только те нормы безопасности, которые обеспечивают конкурентные преимущества их компаниям, иные требования по безопасности настойчиво игнорируются. Примером служит история с ратификацией Киотского протокола Соединенными Штатами. Применение мотивационных инструментов в практике государственного управления экономикой открыло бы большой управленческий ресурс. При умелом использовании они позволят аккумулировать громадный творческий потенциал предпринимательского сообщества, науки и практики для достижения важных общественных целей, сократить уровень социального напряжения и совершить настоящий прорыв в  экономическом развитии. Однако для этого нужна системная и кропотливая работа по совершенствованию российского законодательства и накоплению эффективного практического опыта применения подобных механизмов.


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
3717
16818
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика