Что может объединить?

Что может объединить?

Автор Владимир Викторович Волк — эксперт Центра Сулакшина.

В одной из социальных сетей поучаствовал в дискуссии на «красно-белые» темы, где познакомился с достаточно популярной ныне словесной формулой, которая якобы является благородной, нейтральной и даже консолидирующей российское общество. Причём общество не только носителей паспортов РФ, но и граждан бывших советских республик. Формула звучала так: «Я не за красных, не за белых, я за русских».

В таком сочетании заложены, как минимум, три составляющих: временная, социально-политическая и национальная. Попробуем рассмотреть их.


ВРЕМЯ ВЫЛЕЧИЛО

Вряд ли в современной Испании встретишь мыслеформу, в которой человек был бы не за франкистов, не за республиканцев, а за испанцев. В самом деле — гражданская война давно закончена, уже сменилось не одно поколение граждан Испании, произошло послевоенное переустройство мира, создана Организация объединённых наций, военные преступники давно осуждены и преданы забвению, перед страной стоят совершенно иные, новые вызовы. И ищутся новые решения.

Испания 30-х годов прошлого столетия — это целая череда трагических событий, приведших к многочисленных жертвам, скитаниям, мучениям и лишениям, как их прямых участников, так и всей страны. В 1931 году в Испании пала монархия. Под давлением сторонников республиканской формы правления король Альфонс XIII, не отрекаясь от трона, эмигрировал. Летом того же года на парламентских выборах победили левые силы. Это не могло не сказаться на принимаемых законах.

Испания провозглашалась «демократической республикой трудящихся всех классов», были отменены возможные аристократические титулы и звания, граждане наделялись необычайно широким объёмом прав и свобод (на труд, образование, социальную помощь, участие в политике), Каталония получила долгожданный статус автономии. Право на получение особого статуса Страны Басков прекратило быть запретным и стало обсуждаться открыто и гласно.

Новая власть решительно ограничила права и влияние духовенства, помещиков, военных, служивших монарху. Методом отчуждения земель были урезаны аппетиты землевладельцев. Церковь конституционно отделили от государства и системы образования, по стране массово наблюдались поджоги католических храмов, множество монахов и священников было убито разъярёнными пролетариями (да-да, такое происходило не только в «дикой» России, но и в «цивилизованной» Европе). Причины ненависти испанцев к церкви крылись отнюдь не в левизне взглядов новых правителей — народ припомнил церкви и ужасающие по своей жестокости и несправедливости суды инквизиции, и поддержку ею консервативных сил в ходе народных акций.

Испания за несколько революционных лет пережила несколько политических кризисов, попыток переворотов. К середине 1936 года в Испании сложилась критическая ситуация. В стране хозяйничали противоборствующие вооруженные группировки. Одни добивались немедленной пролетарской революции по советско-коммунистическим рецептам, другие — восстановления монархии, упраздненной в 1931 году, третьи — корпоративного фашизма итальянского образца. В 1936 году националистический переворот, казалось бы, потерпел фиаско. Однако был, по сути, поддержан нацистской Германией и фашистской Италией и перешёл в стадию полномасштабной войны.

За несколько лет с двух сторон конфликта погибло около полумиллиона человек, около 5% всего населения. Многие из них были замучены в концентрационных лагерях и тюрьмах. Среди тысяч расстрелянных были выдающиеся ученые, университетские профессора, известные литераторы, врачи, инженеры, священнослужители. Количество беженцев превысило 600 тысяч человек. Крупнейшие испанские города оказались в руинах. Частично разрушенными были почти 200 населённых пунктов.

С точки зрения аналогий, война в Испании была не менее кровопролитной, трагической, разделившей общество, чем двумя десятками лет ранее гражданская война в России. Националистический фашистский и красный терроры, взаимная ненависть. Долгие годы примирения и поиска компромиссов, адаптация лиц, чувствующих себя проигравшими и победившими, принятие целого ряда реабилитирующих граждан законов. Сегодня испанцы в политических дискуссиях не прибегают к упоминанию событий 30-х годов, не упрекают своих политических  противников любого спектра в жертвах и репрессиях, выпавших на долю дедов. Запрещены любые игры по мотивам гражданской войны. Время вылечило. Эхо войны оставили для историков, а не для политиков. 

Мир в 20 столетии пережил множество революций и гражданских войн. Однако вряд ли найдёшь такую страну, где спустя сто лет, при попустительстве, а, возможно, и прямом участи центральной власти, между гражданами единой страны проводится линия раздела по событиям, в которых участвовали даже не деды и не прадеды. А прапрадеды ныне живущих. Особенно удивительно, что активно поддерживают эту линию молодые люди, нюхом не нюхавшие жизни в СССР и воспринимающие страну Советов как нечто репрессивное, жестокое, серое, унылое, необразованное, безбожное, непрогрессивное, тоталитарное. Кремлёвская пропаганда активно потворствует этому разделению на сторонников якобы пророссийских, прорусских, богонесущих белогвардейцев и антироссийских, «жидовских», красных богоборцев.


И ТЕ, И ДРУГИЕ — РУССКИЕ

Падение российской монархии в 1917 году в феврале 1917 года стало не началом глубокого социально-политического кризиса в Российской империи, а его логическим продолжением. До октября 1917 года, когда созданные по всей России органы советов фактически перехватили власть у разрушающего страну Временного правительства, — ещё несколько месяцев. За это время империя оказалась в состоянии полураспада. Но почему-то пропаганда пытается связать парад суверенитетов в Российской империи с большевиками, то есть красными.

Польша, вся Литва и часть Латвии были оккупированы немецкими войсками к февралю 1917 года, ещё до отречения Николая II от престола, произошедшего 2 (15) марта. Спустя два дня — 4 (17) марта — в Киеве образована Украинская Центральная Рада. На Дону образуется Войсковое правительство, избирается Донской областной атаман. В апреле 1917 года Кубанским Казачьим Войском была создана политическая организация — Кубанская рада, к сентябрю принявшая решение о создании Законодательной Рады. 1 мая 1917 года во Владикавказе по инициативе Временного Центрального Комитета объединённых горцев прошёл Первый Горский съезд, на котором был образован Союз объединённых горцев Северного Кавказа и Дагестана.

В июне Украинская Рада провозгласила широкую национальную автономию. 5 (18) июля — Сейм Финляндии провозгласил независимость, который безуспешно пыталось распустить Временное правительство. С июля в Белоруссии активизировались белорусские национальные силы, которые по инициативе Белорусской социалистической громады провели II съезд белорусских национальных организаций и приняли решение добиваться автономии Белоруссии. 8 октября 1917 года сибирские областники объявили Сибирь автономией и создали первое сибирское правительство во главе с Потаниным. 21 октября (3 ноября) — самопровозглашение «Юго-Восточного Союза», включавшего Кубань, Дон, Астрахань, Кавказ. Донбасс, Кривбасс и Харьков начали работу по созданию Донецко — Криворожской социалистической республики.

Развал Российской империи начался еще до прихода большевиков к власти, сразу после февральской революции, передавшей власть Временному правительству. Не последнюю роль в этом сыграло и отречение Николая II от престола. Самоопределение и борьба народов Российской империи за социальное переустройство общества уже к октябрю 1917 года требовали переучреждения государства в новых реалиях. Но в тех условиях, когда силовые структуры национальных и автономных образований массово переходили на сторону самопровозглашённых правительств, когда Россия ещё не вышла из Первой мировой войны, сделать это на уровне столицы было невозможно.

По сути, и по факту собирателями земель стали не силовые и карательные органы Временного правительства. Народам всех российских земель, потерявшим ориентиры в рассыпающейся империи, нужна была новая, а не консервативная идея, которой у Керенского попросту не было. Бояре и вельможи, чувствуя скорый крах империи, были заняты сохранением не Отечества, а своих сбережений, заводов, газет, пароходов, земель. В том числе и посредством обретения лояльности у лидеров новообразованных автономий. «Декларацией прав народов России» от 2 ноября 1917 года большевики провозгласили полную свободу отделения народов от России, при этом практическая, а не декларативная часть реализации данного акта была нацелена на собирание Российской державы воедино, только уже под красным знаменем. Совет народных комиссаров не признал украинскую Центральную Раду, объявившую о независимости Украины от России, но тут же оказал помощь советскому клону — правительству пророссийской Украинской советской республики, образованной в Харькове.

Безусловно, поклонники белой идеи упрекают большевиков в заключении Брестского мира в марте 1918 года. Но к моменту заключения процесс советизации бывшей Российской империи, а, следовательно, её воссоединения — продвинулся уже достаточно далеко. Брестский мир стал крайне вынужденной мерой с учётом незавидных геополитических перспектив. Вести внешнюю войну после февраля Россия уже не могла. Дезертирство, братания и сдача в плен стали массовыми ещё в 1916 году. Бывшая Российская Императорская армия ещё до отречения царя от трона была переименована в Революционную армию свободной России, произошёл массовый отказ военнослужащих от монархической символики. Весной 1917 года фактически отменена обязательность выполнения приказов, которые разделяются на «боевые» и «небоевые».

В связи с тем, что основу Императорской армии составляли крестьяне, известия о начале «чёрного передела» земли буржуями, начавшегося после февраля, стали кульминацией массового дезертирства. Крестьяне спешили домой успеть поучаствовать в захватах земельных наделов, в том числе — вооружённых. К зиме 1918 года единая линия фронта прекращает своё существование по причине нежелания и отказа солдат продолжать внешнюю войну. По факту Брестский мир означал поражение и выход России из Первой мировой войны. Что не предполагало завершения военных действий вообще. Ни войны, ни мира! Попытка организации ужасного конца войны вместо бесконечного её ужаса.

Впрочем, уже через полгода разразилась революция в потерпевшей военное поражение Германии, и Советская Россия разорвала Брестский мир. Оказывая дипломатическое давление вперемежку с военным большевики вынудили немцев начать очищение оккупированной территории. В начале 1919 года Красная Армия стояла уже в Прибалтике, Западной Белоруссии и Западной Украине. Всюду в соответствии с принципом самоопределения провозглашались национальные советские республики. На деле все они были полностью подконтрольны центру советского государственного объединения в Москве через структуры партии большевиков и Красную Армию. Именно в это время началась мощная активизация контрреволюционных белогвардейских армий, получивших значительное финансовое, ресурсное и военное усиление со стороны Антанты.

Если кто-то забыл школьные уроки истории, то большая часть сил белогвардейцев, по сути, являла собой марионеточные армии западных государств. Примерно с теми же функциями, какие отведены сегодняшней украинской карательной армии, бомбящей стремящиеся к соединению с Россией Донецк и Луганск.

Здесь впору вспомнить, что в мае 1919 года Верховный совет Антанты, куда входили премьеры Франции, Англии и Италии, президент США и императорский делегат Японии, направили ноту почитаемому нынешними кремлёвскими чиновниками Колчаку, в которой потребовали от него, как от «верховного правителя» России, признания независимости Эстонии, Латвии, Литвы, Грузии, Армении, Азербайджана, государств Средней Азии, а также аннексии Бессарабии Румынией и согласия на арбитраж Лиги Наций при установлении границ России с выделившимися из её состава автономиями. В своём ответе Колчак формально согласился с этим требованием, так как от его решения зависело дальнейшее оказание военной помощи Антантой. То, что Западу удалось в 1991 году — развалить Русскую империю — СССР — планировали сделать с помощью белогвардейских армий ещё в 1919 году. Помешали как раз те самые красные.

Если кому-то из современников кажется, что парад суверенитетов и обуздание разгула национализма — это вопрос одного «царственного указа», то достаточно вспомнить чеченские и украинские события. Даже полное согласие киевских и московских компрадоров, заключивших предательское по отношению к русскому народу «минское соглашение», не гарантирует им возврат в состав Украины ДНР и ЛНР. Потому что народ против. А уж о возврате в лоно единой Руси самой Украины, о чём нередко говорят казённые говоруны на ТВ, и вовсе сегодня можно только мечтать. Нужны соглашения, компромиссы и уступки совершенно иного уровня и порядка. К слову, большевики делали это стремительно. Плодя всякого рода дочерние «советские республики» они не забывали скреплять их силой единой государственной власти.

Так как же быть с теми белыми, кто пошёл в карательные белогвардейские батальоны и беспощадно убивал русских крестьян и рабочих, осмелившихся поддержать новую власть и социальные реформы? Как быть с теми красными, кто без суда ставил к стенке своих обидчиков? И те, и другие — русские! И одни, и другие ещё недавно воевали в одних окопах на фронтах первой мировой за одно Отечество! Да и крестики с распятым Христом были на груди крещённых как белых, так и красных. Вообще само понятие «красного террора» впервые ввела эсерка Зинаида Коноплянникова, которая заявила на суде в 1906: «Партия решила на белый, но кровавый террор правительства, ответить красным террором…». Л.Д.Троцкий обозначил его как «орудие, применяемое против обречённого на гибель класса, который не хочет погибать».

Рассматривая вопрос белых и красных, современникам нужно понять, что обе стороны на тот период предполагали осуществлять политическую власть путём жестокой диктатуры. А после первой пролитой братской крови насилие перестало быть тормозом, оно стало средством выживания и утверждения своей правоты, в том числе политической. Нужно отметить, что смерть, кровь, разрушения для миллионов прошедших горнило Первой мировой войны не были чем-то ужасающим. Это были будни и реалии. Для всех сторон.


РУССКАЯ КРОВЬ ОДНОГО ЦВЕТА

Примерно так сейчас относятся к ужасам войны жители Донбасса. Для них сейчас не актуальна формула «Мы не за бандеровцев, не за ополченцев, мы за украинцев» (не в этническом, а в гражданством понимании). Не актуальна, так как они сейчас не в дискуссиях, а в реальности переживают события гражданской войны. Когда поддержавшие «временное правительство» Турчинова добровольные, армейские и правоохранительные структуры, за средства западных спонсоров, бросились карать непокорный регион, заявивший о том, что дальше жить в таком государстве он больше не намерен. В государстве, где люди — бессловесные рабы, не имеющие даже права на выбор президента, на референдум о государственном устройстве образованного ими государства, где они разделены на титульных и не титульных, расово правильных и национально непригодных, олигархов и нищих.

Чем события 2014 года отличаются от тех, где участвовали белые и красные? Чем антирусский союз США и ЕС отличается от союза США и Антанты? Только размерами конфликта, иными названиями и средствами промывки мозгов. Но суть — та же. И кровь людская одного цвета. И она — русская. Ведь рано или поздно людей по обе стороны конфликта предстоит мирить, виновных судить, пострадавших спасать, лечить, социализировать и реабилитировать. В конце концов, странно слышать от нынешних молодых людей, что они гитлеровцев уважают больше, чем «совков». Вот гитлеровцам не будут вспоминать 28 миллионов советских, русских жизней и сотни разрушенных городов. А красноармейцам (между прочим, тоже русским), поднявшим флаг над покорённым Берлином, не забудем не простим. Они ведь были за Ленина, за Сталина и за советскую власть.

Правда, забывают современные неучи, что в советской школе красноармейцы зубрили историю России и русскую литературу получше нынешнего поколения ЕГЭ, памятники ставили русским поэтам и мыслителям, и детей воспитывали на русских сказках, на любви к России и к Руси-матушке.

Что же случилось за каких-то три десятилетия с народом? Не перегнула ли планку официальная пропаганда? Не слишком ли увлеклись некоторые представители современного духовенства, сея ненависть прихожан к Стране Советов? Между прочим — продолжателю исторической России, правопреемником которой стала Российская Федерация со всеми её победами и поражениями? Не отклонилась ли от курса система образования, воспитывающая потребителей вместо патриотов? Потребителю ведь всё равно, что потреблять.

Вот и «едят» книги и фильмы, переполненные ненавистью к своей же истории и своему народу. Рубят корень, связывающий поколения. А народ без корня можно перековать в любую нацию. Хоть российскую, хоть антироссийскую. Если нет у народа идеи. Новой идеи. И если нет идеологии у государства. Вот, за что сегодня нужно выступать. И что может объединить и белых, и красных, и русских, и нерусских.



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
500
1697
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика