Документы к возрождению России. Экономическая доктрина РФ

Документы к возрождению России. Экономическая доктрина РФ

Зачем в государственном управлении нужны доктрины? В каком виде они могли бы быть полезны? Почему доктрины в России вроде бы есть, а соответствующего полезного содержания государственной политики нет. Давайте разберёмся.

В любом классическом государстве в системе государственного управления существуют и сталкиваются два начала — нормативно-политическое и нормативно-правовое. Достаточно вспомнить известный принцип: «революционная целесообразность превыше законности», чтобы почувствовать к каким драматическим последствиям может привести такое столкновение. Есть негласный «закон», в соответствии с которым власть всегда выше закона, невзирая на все провозглашаемые ею демократические обещания и лозунги,  поэтому рано или поздно властно-политические решения приобретают особенности, связанные с личными характеристиками лидера или правящей группировки — именно здесь причина многих издержек и искажений государственного управления. Хорошо, если стране  с лидером повезёт и он окажется человеком масштабным, просвещенным, умным, а если нет? Наша собственная истории, к сожалению, часто демонстрирует как раз обратные примеры.

Поэтому есть актуальная управленческая задача — построить систему власти, в которой бы максимально возможно нивелировались субъективные особенности меняющихся лидеров, для чего необходимо решить задачу сближения двух управленческих начал и добиться устойчивости государственных политик, имея в виду временную пролонгированность и надэлекторальный характер.

Для этого и нужны доктрины, документы высокого уровня, служащие источником и основанием управленческой практики государства, ведь для исполнительно-распорядительных действий органов государственной власти, составляющих суть и содержание экономической политики (также как и всех частных политик государства) нужно содержание, которое откуда-то должно браться.

Есть несколько возможных источников: 1. эрудированность, опытность, знания и креативный потенциал руководителей, 2. навязанность содержания и практики лоббистскими группировками, 3. навязанность при уменьшении суверенитета внешними обязывающими механизмами.

Наиболее устойчивым и преемственным является случай, когда управленческие действия своим источником имеют государственные легитимные документы высокого уровня, обязывающие всякого кто бы ни пришел на первые места, руководствоваться ими. Конечно, и в этом случае остаётся актуальным вопрос качества выполнения намеченного, ведь степень обязательности исполнения даже легитимного, долгодействующего документа-это отдельная проблема, связанная, в том числе, с проблемой традиций и политической культуры. Остаются  и проблемы тех самых особенностей высшей руководящей команды с лидером во главе, от которых абсолютно уйти невозможно, возможно лишь максимально снижать степень издержек от них.

Итак, доктрины это документы самого общего плана, самого длительного действия, самого комплексного наполнения, самого обоснованного по механизму согласования интересов.

Что такое доктрина, с точки зрения категориального содержания? Уже говорилось, что доктрина является источником и основанием конкретной государственной политики, которую мы понимаем, на примере экономической политики, как систему ценностей и целей, государственно-управленческих мер, решений и действий, оформленных соответствующими нормативно-правовыми актами и программами, направленных на реализацию целей экономического развития. Соответственно такому управленческому пониманию государственной политики, экономическая доктрина — это основной или исходный государственно-управленческий, политический и нормативно-правовой документ, задающий формирование и содержание государственно-экономической политики или другой политики, программ ее реализации, формирующий и приводящий в действие механизм ее исполнения.

Если посмотреть с такой точки зрения, то дела с доктринами в современной России обстоят неважно. На этом уровневом этаже в управленческой практике наработаны документы разного типа: есть доктрины, концепции, стратегии, программы, основные направления, основы и т.д. Но «основы какой-нибудь политики» можно преподавать студентам первого курса, однако исполнить основы, скажем (это конкретный проект Совбеза), национальной инновационной системы России на практике невозможно, потому что для практики необходимы детали, механизмы, ресурсы, нужна ответственность, т. е. вся управленческая атрибутика, одних основ или просто концепции в этом случае недостаточно. Что удивительно, некоторые современные российские документы доктринального уровня, судя по их стилистике и содержанию, вообще и не предназначались для исполнения. Их невозможно исполнить! Контент-анализ на этот счет был проведен по десяткам документов доктринального уровня, и вывод, к сожалению, вполне определенный.

Для того, чтобы превратить доктрину экономической политики, как и любой другой государственной политики, в долгодействующий источник конкретной управленческой практики государства, необходимо решить ряд вопросов:

1. Прежде всего, этот документ должен носить нормативно-правовой статус. Можно удивляться таким нонсенсам в сегодняшней российской практике управления, как то, например, что статус даже Послания Президента Федеральному Собранию не определен. Что это за документ, никому не известно, нигде не указано, что он обязателен для исполнения, нигде не указано, кто его должен исполнять и в каком порядке. То же самое касается целого ряда других документов высокого уровня, в том числе и доктрин, в частности, доктрин национальной безопасности, информационной безопасности и др. А доктринальный документ должен быть документом не неопределенного статуса, а статуса, обязательного для исполнения, что является характеристикой нормативно-правового документа.

2. Этот документ должен иметь уровень федерального закона. Можно пообсуждать уровень документа: закон или указ президента, но совершенно очевидно, что с точки зрения общественного консенсуса уровень федерального закона предпочтительнее.

3. Документ должен быть безукоризнен в части понятийного аппарата, поскольку именно он является краеугольной исходной точкой, от которой «пляшут» все другие государственно-управленческие документы на эту тему. Мы уже неоднократно приводили в качестве примера крайне неудачное ключевое определение национальной безопасности в действующем на сегодня в России доктринальном документе. По нашей методологии центральная дефиниция порождает пирамиду управленческих следствий, в значительной степени задает управленческий механизм, поэтому должна быть предельно четкой и работоспособной.

4. Следующей непреложной и к тому же абсолютно новой вещью является понимание, что любое государственно-управленческое проектирование, начинающееся с доктрины, должно отталкиваться от ценностей, ценностного выбора политической власти, общества, государства. Как у нас в России обстоят дела с ценностной манифестацией? У нас принято говорить о проценте приватизации, проценте демонополизации, о чем угодно, но только не об устойчивости развития, ценности человеческой жизни, демографических показателях, безопасности страны. Однако, именно эти краеугольные ценностные вещи важны для человека и для группы, для общества в целом и для государства. Именно они в системном виде должны закладываться как исходная точка в конструировании всей государственной политики, в частности, экономической (рис. 1).

Рис. 1. Система ценностей

5. Первое в цепочке формирования государственной политики звено — ценностный выбор — позволяет дальше, посредством того, что названо генератором целей развития, отталкиваясь от ценностей, сформулировать цели управления или цели развития в рамках выбранной государственной политики. Только после формирования ценностей и целей можно сформулировать проблемное поле управления, ибо оно релятивично и рефлексивно именно к ценностному выбору. Если Ваша цель построение «Экономики впечатления» или иной такой же безответственной экзотики — проблемное поле будет одним, если цель устойчивость развития, отраслевая и региональная развитость, качество человеческого капитала, безопасность страны — другим.

Таблица 1. Система целей. Генератор ценностных целей (на примере транспортной политики)

6. Дальше возникают естественные управленческие атрибуты, такие как структура формируемой государственной политики. В случае экономической политики речь идет минимум о 35 экономических субполитиках, которые, чтобы быть результативными, должны быть определены в таком же пирамидальном виде (рис. 2).

Рис. 4. Система экономических субполитик (всего 35) 

7. Очевидно, что в формировании государственной политики необходим учет российской специфики и её особенностей — климатических, и пространственных, накопленных в виде структур производства, структур поселения, культуры потребительского поведения, цивилизационных накоплений (традиций, устоев, обычаев). Если этим пренебречь, эффективность экономического механизма максимизирована не будет.

8. Управление невозможно без определения ключевых, критериальных показателей развития, причем выраженных количественно, чтобы можно было давать задания чиновникам и спрашивать за их исполнение или неисполнение.

9. Важен принцип стратегического телескопа, т.е. трехпериодного, взаимоувязанного планирования развития (рис. 3).

Рис. 3. Система планирования экономического развития (телескоп)

10. Необходимо подробное описание стартового образа управляемого объекта, в частности экономики, и его конечного, целевого состояния.

11. Заканчиваться доктрина должна программой действий исполнительной власти и механизмами реализации доктрины, которые должны быть заложены в самом документе.

12. Документ не может быть неизменным вечно, он должен содержать в себе механизм корректировки по мере хода времени.

В наш проект экономической доктрины РФ закладывается следующая система ценностей: устойчивый экономический рост и пропорции экономической развитости в долгосрочной перспективе, на основе воспроизводимых ресурсов, первичным из которых является интеллект, человеческий капитал. Социальный гуманизм и национальная безопасность страны, качество экономического развития. Ценностная структура, как видим, апеллирует к совершенно понятным и естественным ценностным категориям. Подчеркнем особенно, что государство является неотъемлемым адресатом ценностного целевого указания государственной политики.

Несколько слов о системе вызовов и проблем в экономической политике. Их оказалось более 550! (рис. 4)

Рис. 4. Система вызовов и проблем (всего более 550)

Главные из них — это, конечно же, либеральная ловушка, в которую попали государственное управление и экономические стратегии. Монетаристская финансовая политика. Сырьевая ловушка. Перелиберализация государственного управления с дефицитностью органов, функций, полномочий государственного управления. Это накопившиеся диспропорция развитости: отраслевые, региональные, социальные, структурно-размерные, которые исчисляются не процентами и даже не десятками, а иногда сотнями и тысячами процентов. Иными словами, мутации экономики достигли такого масштаба, что это уже не есть девиация, это есть совершенно неприемлемый образ экономики.

Система вызовов и проблем, как видно, очень распределена. Она порождает систему целей, как показано на примере в случае транспортной политики (см. табл. 1).

Из ключевых ценностей субполитик вытекают специфические для конкретных субполитик ценностные цели. Их около 300, что свидетельствует о необычайной сложности конструирования конкретной государственно-управленческой политики в области экономической развитости. Сложность демонстрируется специальной схемой экономических субполитик и их взаимосвязанности (см. рис. 5).

Рис. 5. Система экономических субполитик

Сложность очевидна из взаимоувязанности экономических субполитик. Из экономической политики, нацеленной на заявленные ценностные цели, вытекает очень много следствий. Эти следствия проявляются и в финансах, и в структурах, и в социальных вопросах, промышленной политике, проблемах декриминализации, политиках поселенческих, связанных не только с социальным гуманизмом, но и с агропромышленным комплексом.

Трехпериодное управление наиболее наглядно западает в память, если его изобразить наглядным «телескопическим» образом. Смысл заключается в том, что за горизонтом 20 лет, когда исчезнет нефть или исчезнет потребность в нефти или возникнут альтернативные источники энергии, возникнет вопрос: что будет делать страна? На этот вопрос ответ требуется уже сегодня! Но его нет! Официальные экономические российские власти от этого ответа просто уходят. Практика сегодняшнего планирования социально-экономического развития не превышает среднесрочного периода, что «освобождает» от ответственности нынешних управленцев за последующие поколения в нашей стране и на нашей земле, что является абсолютно неприемлемым!

Последовательно следуя выбранной методологии работы, получаем более 160 ключевых решений в рамках управления экономическим развитием страны на сегодня. Это решения, которые оформляются нормативно-правовыми актами, по большей части, и нормативными организационно-управленческими решениями. Решения — это конкретные документы, с конкретными исполнителями, с конкретными сроками исполнения, мандатом полномочий и санкциями за неисполнение. Система ключевых решений в проекте экономической доктрины включает в себя прежде всего восстановление роли государственного управления, коррекция неолиберального представления о безусловной минимизации участия государства в экономике. Вообще в работе речь не ведётся на языке, что нужно что-то минимизировать или, наоборот, максимизировать. Решаемые задачи в основном входят в класс задач на оптимизацию.

Задавая ценностные цели как критерии функции цели в задаче на оптимизацию, мы находим решения. Если для целей развития нужно увеличивать монетизацию, значит мы ее увеличиваем. Если нужно уменьшать степень открытости российской экономики, ее включенность в мирохозяйственные связи, которая вредит росту ВВП, устойчивости экономики, уровню жизни населения, инфляции в стране, значит эту переэкспортизацию уменьшаем. Если нужно увеличивать инвестиции в основные фонды, не менее чем в два раза, а это порядок сотен миллиардов долларов, то находим соответствующее решение для этого.

Соответственно, система государственного управления экономическим развитием в смысле органов, их функций, иерархии по вертикали и координация по горизонтали также пересматривается (рис. 6).

Рис. 6. Система государственного управления экономическим развитием

Предлагается способ решения одной из проблем издержек в системе государственного управления, которая вызвана «вертикалью власти». Это введение в федеральное правительство так называемых региональных министров. Их компетенция заключается в соединении интересов экономического развития регионов, скажем, федеральных округов, и уровня федерального развития.

Целый ряд остальных решений вытекает из ценностно-целевого и проблемного конструкта предлагаемой экономической доктрины.

В итоге, проект Экономической доктрины РФ может сыграть роль не только документа, кондиционного для принятия в виде федерального закона, но еще и выступить образцом для упорядочения иных доктрин и иных государственных политик России.

ПРЕДЛАГАЕМ К ОБСУЖДЕНИЮ ЭКОНОМИЧЕСКУЮ ДОКТРИНУ ДЛЯ ВОЗРОЖДАЮЩЕЙСЯ РОССИИ:


#ПартияНовогоТипа   #ПрограммаСулакшина  #ДокументыКВозрождениюРоссии



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН)


Comment comments powered by HyperComments
4500
13618
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика