Госуправление и безопасность страны

Госуправление и безопасность страны

В государственном управлении есть особая сфера, которая сопряжена с крайним выражением опасностей, угрожающих жизнеспособности страны. Речь идет о возможности внешней агрессии (открытой и скрытой), об агрессии внутренней (заговоры, перевороты, мятежи, сепаратизм, массовые беспорядки и насилие). В этих рамках характерным является применение насилия, в условиях нехватки времени на принятие решений — особый порядок управления, изъятие части обычных прав и свобод человека. Управленческая вертикаль в этой сфере включает в себя «силовые» структуры: армейские, полицейские, разведывательные.

Организация управления военной сферой на высшем уровне

Понимая под современной армией организованное объединение вооруженных людей, созданное и содержащееся государством в целях ведения войны, можно установить существенные характеристики взаимоотношений этого специфического института с государственной властью. Когда государство выступает единственным субъектом, обладающим монопольным правом на оправданное вооруженное насилие и централизованное управление при выполнении таких функций, как:

  • публичные, которые совпадают с упомянутым выше главным предназначением;
  • скрытые, которые обнаруживают себя лишь по истечении некоторого времени;
  • ситуативные, которые проявляются при решении задач в нестандартных ситуациях;
  • и аномальные, которые не вписываются в рамки их официального предназначения и часто скрываются от общества.


Это означает также, что вооруженные силы могутбыть использованы и для решения несвойственных им задач, например в миротворческих целях или для пресечения террористических актов на стратегически важных объектах. Представляется также вполне оправданным привлечение армии не в качестве военной силы, а как организованного, оснащенного и высокомобильного объединения людей для ликвидации последствий экстремальных ситуаций, связанных со стихийными бедствиями или техногенными катастрофами. Необходимость руководства вооруженными силами со стороны государства обеспечивает стабильность всей системы власти, что подтверждается, во-первых, верховенством государственной власти, которая строится на отношениях «господство — подчинение» и обязательности ее решений для всех государственных и общественных институтов. Армия ориентирована на подчинение органам высшей государственной власти и выполнение роли инструмента данного института современного общества. Во-вторых, потребностью оградить общество от чрезмерной милитаризации, так как автономность вооруженных сил может превратить их в государство в государстве. В-третьих, возможностью разумно использовать эту наиболее мощную и организованную силу в интересах обеспечения национальной безопасности и военно-политической стабильности общества. Ее высшими органами являются:

  • президент РФ, Федеральное Собрание и Правительство РФ, осуществляющие функции государственного руководства обороной и строительством Вооруженных сил РФ;
  • Министерство обороны, реализующее совместно с Генеральным штабом Вооруженных сил РФ непосредственное управление Российской армией и Военно-морским флотом;
  • ФСБ, МВД и Минтранс России, управляющие соответственно пограничными, внутренними и железнодорожными войсками.


Основными правовыми актами, закрепляющими основы управления в военной сфере, являются: Конституция Российской Федерации, федеральные законы «О безопасности», «О военном положении» и «Об обороне», требования которых конкретизируются Стратегией национальной безопасности и Военной доктриной РФ, а также положениями о Министерстве обороны и Генеральном штабе Вооруженных сил РФ. Важное место при этом занимает Военная доктрина — научно обоснованная и официально принятая система руководящих принципов и установок, определяющих на среднесрочный период времени порядок применения средств военного насилия в политических целях, а также направленность, характер и способы решения задач военного строительства.

Перечисленные органы государственной власти и управления уточняют и реализуют базовые принципы обеспечения обороноспособности страны; определяют и утверждают основные направления и планы военного строительства; корректируют целеполагание и одобряют основные положения военной доктрины; создают военную организацию государства; координируют деятельность всех органов государственного и общественного управления, с тем чтобы они строили свою работу с учетом интересов обороноспособности страны.

В частности, президент РФ, являющийся Верховным главнокомандующим Вооруженных сил РФ, определяет основные направления военной политики и утверждает военную доктрину страны;

объявляет состояние войны и вводит на территории России военное положение в случае агрессии или угрозы агрессии с незамедлительным сообщением об этом Федеральному Собранию; отдает приказ о ведении военных действий; утверждает концепцию, планы строительства, применения и дислокации Вооруженных сил РФ, других войск и воинских формирований, а также их структуру и состав; присваивает высшие воинские звания; издает указы о призыве граждан на военную службу; назначает и освобождает высшее командование Вооруженных сил РФ. Правительство РФ принимает более конкретные меры, касающиеся непосредственного обеспечения обороны и безопасности страны: осуществляет общее руководство строительством Вооруженных сил РФ; направляет деятельность Минобороны, ФСБ, МВД и Минтранса; образует федеральные ведомства по вопросам оборонного строительства; определяет контингенты граждан, подлежащих призыву на действительную военную службу, и проводит их призывы; определяет правовое положение различных категорий военнослужащих; утверждает планы и нормы денежного и материально-технического обеспечения Вооруженных сил РФ. Непосредственное руководство и управление вооруженными силами возложено на Министерство обороны РФ и Генеральный штаб Вооруженных сил РФ.

Генштаб является центральным органом военного управления и основным органом оперативного управления вооруженными силами страны, осуществляющим координацию деятельности органов военного управления, других войск и воинских формирований при выполнении задач в области обеспечения обороноспособности. Он осуществляет стратегическое планирование применения вооруженных сил; проводит мероприятия, связанные с поддержанием их боевой и мобилизационной готовности; осуществляет координацию деятельности по проведению в Российской Федерации мероприятий по воинскому учету, подготовке граждан к военной службе и их призыву на военную службу и военные сборы; организует разведывательную работу в целях обороны; разрабатывает предложения по подготовке страны к обороне, по структуре, составу, численности, дислокации и задачам вооруженных сил страны. Наличие отлаженной системы военного управления является одним из условий поддержания гарантированной военной безопасности.

Информационное обеспечение государственной власти в военной сфере

Параллельно с целенаправленной разведывательной деятельностью ГРУ, СВР и ФСБ соответствующим информационно-аналитическим обеспечением высших органов государственного управления также непосредственно занимаются Генштаб Вооруженных сил РФ и следующие научно-исследовательские учреждения: Центр военно-стратегических исследований и НИИ ГРУ, 4, 12, 16, 27-й ЦНИИ и 39-й главный вычислительный центр Минобороны. Они непрерывно взаимодействуют с научно-исследовательскими учреждениями, вычислительными центрами и вузами оборонно-промышленного комплекса, видов и родов вооруженных сил страны. Особое место в подобной деятельности занимает информационное обеспечение, поддержка и доведение до командований войсками и штабов армий решений, принимаемых Верховным главнокомандующим при непосредственной подготовке и ведении операций с применением СЯС. Соответствующая работа осуществляется с использованием не только системы центральных командных пунктов Минобороны (основного, запасного и воздушного), но также специальных средств связи и органов управления соответствующих видов и родов вооруженных сил.

Важное место в безошибочном и своевременном принятии Верховным главнокомандующим решения о применении стратегических ядерных сил занимает также Система предупреждения о ракетном нападении.

Перед распадом СССР данная система включала 12 военных спутников, находящихся на разных орбитах с целью непрерывного и эпизодического сканирования районов возможного запуска баллистических ракет, а также 5 отдельных радиотехнических узлов с наземными радиолокационными станциями, предназначенными для загоризонтного обнаружения крупных летательных аппаратов по всем азимутам. На сегодняшний день у России всего 5 подобных спутников и 4 РЛС - и они не способны решить эту задачу. Предназначенная же в том числе и для этого РЛС на Кубе ликвидирована. Нечто похожее произошло и с космической разведкой. Число спутников, ежегодно выводимых на орбиту, резко сократилось. Вот почему одно время ГРУ чуть не осталось без связи специального назначения. Если за СССР было зарезервировано 83 орбитальные позиции, а реально было задействовано 30, то в начале XXI в. использовалось только 11. Нельзя не отметить, что Верховным главнокомандующим игнорируются многочисленные и компетентные выступления в СМИ представителей военной и научно-технической общественности, аргументированно доказывающих как пагубность выбранной схемы реформирования российской армии, так и недопустимость спешной и скрытой от всех подготовки очередного двустороннего соглашения с США по радикальному сокращению российских стратегических ядерных сил — того последнего средства, которое длительное время сдерживало внешнюю агрессию. Подобная практика высшей государственной власти России не поддается рациональном объяснению и должна быть скорректирована.

О способах влияния на государственную власть

Власть - способность субъекта реализовать свои интересы вопреки сопротивлению других. Влияние на власть — это обратное волевое отношение, в котором субъект влияния, опираясь на потребности, ценности и вытекающие из них интересы, оказывает неформальное воздействие на субъект власти с целью изменения их политического поведения, позиций и установок. Анализируя историческую роль и влияние российской армии, правомерно утверждать, что она всегда была важной частью государства и составляла значительную долю массы «державного корабля», придающую ему устойчивость и развитие. Редко участвуя в определении политического курса, армия все же не позволяла резко менять его направление и делать иные поспешные маневры. Что же касается случаев конструктивного вмешательства армии в политическую ситуацию, то наиболее примечательна роль императорской гвардии, которая долгое время выступала в качестве самостоятельного субъекта влияния. Гвардия активно участвовала в политической жизни и ее слово было решающим во все переломные моменты русской истории с 1725 по 1801 г.

Обращаясь к влиянию на политические процессы вооруженных сил нынешней России, отметим стремление власти всячески отдалить армию от политики.

Хотя на деле понимание лозунга «армия — вне политики» как абсолютное устранение военных из политической сферы расходится с той реальной ролью, которую выполняли вооруженные силы в конфликтах на территории бывшего СССР и в межгосударственной политике в отношении стран ближнего зарубежья. Будучи, по сути, инструментом осуществления специфических функций государства, армия не может существовать вне политики. Представления об «армии вне политики» имеют рациональный смысл только в том отношении, что вооруженные силы не должны быть средством и проводником антиконституционной политики различных партий или движений. А вот связь между партийными структурами и армией недопустима. Поскольку армия — это элемент единого государства, то никакая партия не может руководить вооруженными силами. Армия должна быть подотчетна только высшим органам государственной власти. Однако вооруженные силы часто являются объектом политических игр. Конечно же, при относительно благоприятной геополитической ситуации в мире и стабильном положении внутри государства недостатки взаимоотношений власти и армии могут не играть заметной роли. Почему столь вызывающее отношение нынешней власти к ее вооруженным силам, впрочем, как и прямо противоположное, является фактором опасности? Опыт других стран свидетельствует о большой роли вооруженных сил в прекращении внутренних конфликтов и противоречий. Политические деятели многих стран обычно понимают, что в борьбе за власть армия может им помешать, поэтому они осознанно пытаются подорвать ее устои и тем самым отстранить от политического процесса, связанного с овладением властью.

С этой целью применяются такие приемы, как использование военных в операциях по устранению оппозиционно настроенных политиков, в осуществлении террористических акций против популярных общественных и государственных деятелей, в качестве полицейских для подавления народных выступлений. Тем самым преднамеренно вбивается клин между армией и народом, что делает общество нестабильным, а процесс захвата власти более осуществимым. Вместе с тем отметим, что многие государства, несмотря на общемировую тенденцию, направленную на демилитаризацию общества, продолжают считать, что сильная, хорошо оснащенная и обученная армия служит лучшим показателем силы и прочности государства. Именно с этой целью японское правительство и правящая либерально-демократическая партия в начале мая 2007 г. внесли в парламент предложение об изменении статей Конституции, запрещающих Стране восходящего солнца иметь полноценную армию. По мнению японских политиков, нынешнее положение Японии не соответствует статусу великой державы и ограничивает ее возможности более активно воздействовать на развитие политических процессов в мире.

Противодействие перерождению власти

Для обоснования рассматриваемых способов противодействия перерождению власти разумно вначале уяснить источники и условия, способствующие наибольшему влиянию на власть. Если говорить об основных источниках, то ими служат сила, богатство и информация. Что же касается форм влияния, то их следует увязать с принуждением, страхом и вознаграждением. При этом, несмотря на нелегальный, как правило, характер, борьба за влияние на власть и во власти представляет собой бескомпромиссное и жесткое соперничество и в наиболее явном виде проявляется в эпоху революций, реформ и прочих кризисов. Особую значимость в нынешней России занимает борьба за позиции в государственной власти, которая ведется не только ее политическими партиями, но также зарубежными правительствами и их спецслужбами. При этом на ключевые должности могут попасть только те, которых обозначают категорией «глубокая закладка». Обычно их путь наверх начинается смолоду, как правило, на последних курсах престижного вуза, когда вербуют «умненьких середнячков» обещанием им блестящей карьеры в будущем. Лишь убийственно-взрывной компромат может стать основанием для вербовки подобного агента влияния в зрелом возрасте, когда он уже достиг какого-то положения в обществе. И даже в этом случае его привлекают только для выполнения отдельных, иногда важных, но чаще второстепенных задач. Главными же исполнителями замысла их «хозяина» могут быть только те, в ком он уверен, как и в том, что стратегические операции, в которых им отведена ключевая роль, будут успешно выполнены. При этом если перерождение национальных элит начинается с перерождения национальных лидеров, то завершается оно уже «внешним управлением страной». Воздействие на национальных лидеров обычно осуществляется одними и теми же приемами. К их числу относятся:

  • всевозможные официальные почести и международное признание;
  • гарантии личной безопасности и безопасности семьи, а также вкладов и собственности за рубежом;
  • введение «искушаемого» в суперэлитные «клубы избранных» и постоянное напоминание о «нетленности» его личного вклада в историю;
  • Убеждение национального лидера в том, что на этом уровне национальные интересы его державы уже не главное, так как его истинное предназначение — «участие в повелевании миром» и т. д.

Умелое манипулирование особенностями характеров М. Горбачева и Б. Ельцина способствовало их постепенному перерождению. Как представляется, воспрепятствовать подобному перерождению

представителей высшей государственной и военной власти можно лишь реализацией комплекса долгосрочных мер.

Поддержание правопорядка внутри страны насильственными методами

Важной особенностью российского законодательства является полное игнорирование взаимоотношений армии и органов внутренней безопасности. Наиболее характерной чертой политики практически всех правящих режимов в России начиная еще с допетровских времен являлось произвольное и неоправданное использование военной силы в интересах безопасности самого режима и его лидера. Даже если это и помогало сохранять существовавший политический строй, то крайне негативно отражалось на внутренней безопасности в целом, поскольку подрывало авторитет правящих режимов и дискредитировало армию. Однако обеспечение внутренней безопасности государства силами военных подчас становится сложнейшей проблемой для его властей. Особенно часто эта проблема возникает, когда речь идет об использовании вооруженных сил для борьбы с терроризмом, этническим сепаратизмом и религиозным экстремизмом. Следует признать, что вопросы военно-силового обеспечения внутренней безопасности государства являются, пожалуй, наиболее существенными и, как это ни парадоксально, наименее разработанным в современной отечественной политической и правовой практике.

Ведь использование Вооруженных сил РФ, например, для пресечения деятельности бандформирований долгое время фактически не регламентировалось нормативными правовыми актами, за исключением указов Президента России.

Лишь с принятием федеральных законов «О чрезвычайном положении», «О военном положении», «О противодействии терроризму» и внесением соответствующих изменений в закон «Об обороне» были определены организационно-правовые основы, касающиеся участия вооруженных сил в нейтрализации внутренних угроз. К таким угрозам отнесены:

  • попытки насильственного изменения конституционного строя и нарушения территориальной целостности России;
  • деятельность сепаратистских и радикальных религиозно-экстремистских движений;
  • создание, оснащение, подготовка и функционирование незаконных вооруженных формирований;
  • незаконный оборот на территории РФ оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ;
  • широкомасштабная деятельность организованной преступности, угрожающая политической стабильности в регионах страны.


Некоторое усиление позиций новой российской армии временно наблюдалось в период политического возвышения Б. Ельцина, когда он разрушал органы госбезопасности. Последовавший за этим провал чеченской кампании и экономических реформ вновь усилил позиции спецслужб, которые доминируют во всем начиная с 2000 г. до настоящего времени. Однако следует подчеркнуть, что в большинстве развитых государств использование вооруженных сил для разрешения внутренних конфликтов практикуется редко, так как там для обеспечения внутренней безопасности привлекаются специальные подразделения двух типов — полицейские службы оперативного вмешательства и части полиции вооруженных сил.

Особое место при этом уделено полицейским формированиям, имеющим двойную подчиненность — министерствам внутренних дел (юстиции) и обороны, так как на них возлагаются задачи охраны объектов оборонного значения, проведение операций по нейтрализации воздушных и морских десантов противника (в случае войны), оказание помощи населению при стихийных бедствиях.

Иная практика военно-силового обеспечения внутренней безопасности сложилась в США и Великобритании, где традиционно для разрешения и подавления внутренних конфликтов и противозаконных выступлений применяются именно армейские, а не полицейские структуры. Правовые основания для подобных акций вытекают из Конституции США, обязывающей федеральные власти гарантировать штатам «республиканскую форму правления и защиту от внутреннего насилия». При этом президент вправе действовать без согласия властей штата, когда, по его мнению, беспорядки перерастают в восстание. Законы США также предписывают, что перед принятием решения об использовании военной силы президент должен издать публичное распоряжение с требованием к участникам восстания «прекратить всякого рода сборища и мирно разойтись по своим жилищам» в рамках указанного им ограниченного времени.

Основными целями вооруженных сил при выполнении внутриполитических задач на территории США являются сохранение законности и порядка, пресечение террористических актов и повседневная помощь местным властям в их деятельности. Аналогичным образом проблемы обеспечения внутренней безопасности решаются и в Великобритании, где острейшей проблемой является североирландский сепаратизм. Таким образом, политическая практика большинства государств мира свидетельствует о необходимости использования силовых методов для обеспечения внутренней безопасности. Несмотря на разнообразие и особенности соответствующих теоретических подходов и практических решений, зарубежный опыт в той или иной степени может быть успешно адаптирован применительно к российским условиям. Тем более, что угроза дестабилизации внутриполитической обстановки в России, в том числе посредством вооруженных конфликтов, остается реальной.

Прежде всего, России нужна доктрина безопасности и развития, устраняющая недостатки Стратегии национальной безопасности РФ до 2020 года, недавно принятой и не способствующей обеспечению внутренней безопасности из-за абстрактности многих ее положений. Как представляется, новая доктрина должна конкретизировать реализацию следующих основных принципов:

− превентивных мероприятий взамен запаздывающего реагирования на возникшие внутренние конфликты;
− более жесткая правовая регламентация использования Вооруженных сил России и других военных формирований для обеспечения внутренней безопасности государства;
− согласованность усилий и действий участников пресечения конфликтов, централизованное руководство ими;
− всестороннее материально-техническое обеспечение осуществляемых мероприятий по военно-силовому обеспечению внутренней безопасности.

Перечисленные принципы являются обязательными при использовании Вооруженных сил РФ во внутренних конфликтах. Особое значение в этом случае приобретает обоснованное и надежное прогнозирование нарастания или угасания конфликтной ситуации и последствий использования военной силы. Основным критерием целесообразности военно-силового обеспечения внутренней безопасности должна быть не величина возможного ущерба, а создание условий для успешного урегулирования конфликта путем его локализации. При этом потери среди военнослужащих, участников конфликта и особенно мирных жителей должны быть минимальны. Такой подход выводит на несколько иное понимание обеспечения внутренней безопасности, т. е. во главу угла ставится сохранение жизни человека и ликвидация угроз его нормальному существованию.

Несистемные основания для использования армии

Бурный всплеск сепаратизма в постсоветской России порожден призывом ее первого президента к субъектам Федерации «брать столько суверенитета, сколько они в состоянии “проглотить”». С определенной условностью можно выделить пять групп факторов, питающих центробежные тенденции в современной России:

  • историко-культурные, обусловленные этнонациональными особенностями;
  • политико-юридические, вызванные произвольным провозглашением административно-территориальными образованиями себя субъектами РФ;
  • социально-экономические, порожденные их разным вкладом в развитие Федерации;
  • национально-конфессиональные, сложившиеся под влиянием культивирования лишь своих памятных событий, национальных святынь, языка и религии;
  • геополитические.

Реально и потенциально к дезинтеграции в большей степени тяготеют несколько типов регионов страны. Это обусловлено различными факторами: национальным (например, республики Татарстан, Башкортостан, Тува, Дагестан), внешнеэкономическим (Калининградская, Амурская и Сахалинская области, Приморский и Хабаровский края), ресурсным (Республика Коми, Республика Саха (Якутия), Ямало-Ненецкий и Ханты-Мансийский автономные округа). Наконец, нельзя переоценить роль армии в конституционно-государственных переворотах, т. е. в пресечении или осуществлении насильственных и совершенных в нарушение конституции действий с целью изменения конституционного строя путем захвата государственной власти. Ведь применение в нужный момент в таких случаях даже не самого совершенного оружия, а иногда и строго конфиденциальной информации может сыграть роль решающей предпосылки либо непреодолимого препятствия к достижению желаемого результата.

Считается, что для попытки осуществления военного переворота необходимы следующие предпосылки и условия: системный кризис власти, недовольство армии, наличие исторической традиции, корпоративный дух офицерского корпуса. Все возможные при этом варианты выступления армии в качестве политической силы внутри страны можно различать по следующим основаниям:

  • метод вмешательства — переворот или ультиматум с намерением добиться своих целей без свержения власти;
  • характер акции (в случае переворота) — выступление по приказу собственного командования или акция группы офицеров-
  • Заговорщиков;
  • тип устанавливаемого режима. Чисто военный, часто неспособный узаконить себя и потому недолговечный, с приданием внешне кажущейся законности, либо гражданский режим, но во главе с лицом, угодным совершившим переворот армейским кругам.

Причины подобного отношения к военным и их личного поведения очевидны. Во-первых, население всегда и везде видит в армии монолит, стоящий выше узких групповых, классовых или этнических интересов. Во-вторых, военные болезненно переживают угрозу ослабления армии как таковой, поскольку возникает риск не только для существования армии, но и для страны в целом. В-третьих, армию может подтолкнуть к выступлению явное пренебрежение нуждами военных со стороны правительства, ухудшение материального положения офицеров и сокращение ассигнований на оборону. Вот почему нельзя исключать того, что вооруженные силы современной

России вновь могут сыграть решающую роль в исправлении критической и деградирующей ситуации. Не случайно, что представители внешних сил в качестве главного оружия ведущейся против России несиловой войны называют «собственные национальные элиты и российские средства массовой информации».

Разведки разных типов, координация и управление

Для эффективного обеспечения национальной безопасности необходима правильная оценка потенциальных и существующих угроз, для чего используются возможности разведки. Специфика разведывательной деятельности и ее важность для обеспечения национальной безопасности очевидны. При этом следует заметить, что осуществление разведывательной деятельности — не самоцель государства и уполномоченных государственных органов, а необходимая и зачастую вынужденная мера в сфере национальной безопасности, которая позволяет превентивно получать информацию об угрозах национальной безопасности и адекватно и своевременно на них реагировать. Основным нормативным правовым актом, посвященным правовому регулированию разведывательной деятельности, является Федеральный закон от 10 января 1996 г. № 5-ФЗ «О внешней разведке». Одной из особенностей организации разведывательной деятельности в России является относительная децентрализация органов, уполномоченных ее осуществлять. В соответствии со ст. 11 Федерального закона «О внешней разведке» разведывательная деятельность в пределах своих полномочий осуществляется: Службой внешней разведки РФ — в политической, экономической, военно-стратегической, научно-технической и экологической сферах, в сфере шифрованной, засекреченной и иных видов специальной связи с использованием радиоэлектронных средств и методов за пределами РФ, а также в сфере обеспечения безопасности учреждений РФ, находящихся за пределами территории РФ, и командированных за пределы территории РФ граждан РФ, имеющих по роду своей деятельности допуск к сведениям, составляющим государственную тайну; органом внешней разведки Министерства обороны — в военной, военно-политической, военно-технической, военно-экономической и экологической сферах. Разведывательная деятельность органов Федеральной службы безопасности осуществляется во взаимодействии с органами внешней разведки и в соответствии с Федеральным законом от 3 апреля 1995 г. № 40-ФЗ «О федеральной службе безопасности».

В систему органов, осуществляющих внешнюю разведку, входят также органы внешней разведки Министерства обороны, подразделения специальной связи и информации, переданные СВР России от упраздненного ФАПСИ при Президенте РФ, пограничной службы ФСБ России. Во взаимодействии с органами внешней разведки осуществляется разведывательная деятельность органов и войск ФСБ России. Каждый из органов внешней разведки имеет свою сферу деятельности, установленную законодательством. Общее руководство органами внешней разведки осуществляет Президент РФ. ФСБ России осуществляет информирование Президента, Председателя Правительства РФ, а также по их поручениям — руководителей федеральных органов государственной власти и органов государственной власти субъектов Федерации об угрозах безопасности Российской Федерации. Служба внешней разведки Российской Федерации осуществляет специальный вид разведывательной деятельности, направленной на добывание и обработку информации о затрагивающих жизненно важные интересы

Российской Федерации реальных и потенциальных возможностях, действиях, планах и намерениях иностранных государств, организаций и лиц, а также оказывает содействие в реализации мер, осуществляемых государством в интересах обеспечения безопасности Российской Федерации. По расположению места решаемых задач разведывательная деятельность делится на внешнюю и внутреннюю, а по масштабу таких задач — на стратегическую и оперативно-тактическую. В современных условиях важнейшей задачей стратегической разведки является своевременное вскрытие подготовки противника к нападению, начала и масштабов стратегического развертывания его вооруженных сил, непосредственной подготовки к применению оружия массового поражения, фиксирование начала ракетно-ядерного удара и воздушно-ракетного нападения (момента запуска ракет). Формируемое ныне развед-сообщество не только далеко от совершенства, но и во многом (прежде всего в отношении процесса принятия решений) ничем не отличается от своих предшественников. Поэтому до его оптимального функционирования, похоже, еще далеко.

Современное состояние разведывательной деятельности

В последние годы существования СССР на руководящие посты ГРУ были назначены люди, не имевшие до этого отношения к разведке. Это резко понизило результативность ее работы: например, среди добытых в 1990 г. документов 97% содержали общедоступную информацию (книги, журналы), 2,7% имели гриф «для служебного пользования» и лишь 0,3% характеризовались как секретные. После событий августа 1991 г. власть обновленной России стала обвинять ГРУ в неформальной поддержке ГКЧП, что привело к проникновению в военную разведку других непрофессионалов. И это неслучайно: в период демонтажа СССР и создания государственных институтов Российской Федерации в Кремле считали, что военную разведку не должны возглавлять кадровые разведчики. Данное обстоятельство и хронические задержки с выплатой денежного довольствия привели к тому, что многие офицеры ГРУ подали рапорты на увольнение, а некоторые перебежали на Запад. В итоге штатная численность военной разведки была сокращена до 11 тыс. человек, при этом первоочередному увольнению подверглись сотрудники информационно-аналитических подразделений, профессиональная подготовка которых занимает много лет и оперативную и достойную замену которым найти трудно. Что касается отбора кадров в разведорганы, то о соответствующих критериях их оценки сегодня можно судить, например, по Инструкции для органов НКВД СССР от 21.12.1938 № 00134/13. Ее рекомендации касались способов вскрытия у кандидатов недостатков, препятствующих их службе в этих органах:

1. При собеседовании подлежали выявлению такие видимые признаки дегенерации, как:

  • а) нервный тик и судороги лица;
  • б) косоглазие и деформации глаз;
  • в) дефекты речи;
  • г) «лошадиные» зубы;
  • д) родимые пятна;
  • е) нежелательное этническое происхождение;
  • ж) наличие среди родственников самоубийц.

2. При медицинском осмотре определялись следующие признаки вырождения систем и органов:

  • а) аномалия в строении костей, суставов, частей и членов;
  • б) непропорциональное строение тела и ненормальный вес человека;
  • в) ненормальная пигментация и волосистость кожи;
  • г) излишне большие или малые размеры головы и ее неправильная форма;
  • д) врожденные аномалии органов зрения и слуха;
  • е) непропорциональные размеры рта и челюстей;
  • ж) недоразвитость и ненормальность органов мочеполового аппарата;
  • з) дефекты системы кровообращения и внутренних органов;
  • и) другие аномалии телосложения.

3. При психофизиологическом обследовании выявлялись такие признаки дегенерации, как:

  • а) функциональная диссимметрия разных половин тела;
  • б) наклонность к мозговым гиперемиям и ненормальная возбудимость под воздействием алкоголя;
  • в) неспособность управлять сложными рефлекторными актами;
  • г) болезни речи типа заикания, шепелявости и картавости;
  • д) повышенная чувствительность к некоторым лекарствам и пищевым средствам и т. д.

Особое внимание при отборе кандидатов уделялось недопустимости гермафродитизма и феминизма, инфантилизма и сенилизма, зоофилии и некрофилии, педерастии, содомии, сатиризма и эротомании у мужчин, мускулизма и нимфомании у женщин, навязчиво-насильственных душевных состояний и демонических черт. Учитывалось также наличие большого числа бесплодных браков или высокая рождаемость, преждевременная смертность и другие дефекты, также свидетельствующие о явном проявлении процесса вырождения и дегенерации. При этом обращалось внимание на необходимость комплексного учета подобных анатомических, психологических и физиологических проявлений, свидетельствующих о непригодности кандидата к службе в органах НКВД.

Особенно важное место в разведсообществе всегда уделялось подготовке кадров. Например, Военно-дипломатическая академия заслуженно считается основным учебным заведением военной разведки. Она имеет три факультета: разведывательный; военно-дипломатический; факультет оперативно-тактической разведки. Кандидаты на зачисление в академию на протяжении двух-трех лет проходят всестороннюю проверку на благонадежность и моральные качества, перед тем как получить допуск к вступительным экзаменам.

Кадры военной разведки до последнего времени пополнялись также выпускниками Высших разведывательно-командных курсов командного состава и Курсов усовершенствования офицерского состава, а также факультетов или кафедр разведывательных курсов и дисциплин таких военно-учебных заведений, как военные академии — Генерального штаба, Военно-морская, Общевойсковая и Военная академия связи; Военный институт иностранных языков и ряд других военных училищ. Однако наблюдаемое ныне сокращение военных вузов уже обострило проблему комплектования ГРУ.

Не меньшие проблемы с кадрами ощущают ныне СВР и ФСБ, так как на престижную прежде (заграничную) службу все реже появляются кандидаты из МГУ, СПбГУ, МГИМО, МГТУ им. Н.Э. Баумана и других ведущих вузов страны.

Именно их выпускники прежде составляли основу поступающих в Высшую школу КГБ. Произошедшие в обществе изменения привели к тому, что вместо негласного тщательного изучения личных дел и индивидуального собеседования с отобранными выпускниками представители этих служб вынуждены приглашать для отбора всех желающих, чего до сих пор не практиковалось.

В нынешних задачах отсутствуют лишь те, которые касались СССР и его союзников по социалистическому лагерю, а также остроактивные операции за рубежом. Нечто подобное можно сказать и о контрразведывательной работе ФСБ, направленной на своевременное вскрытие, предупреждение и пресечение разведывательно-подрывных акций спецслужб иностранных государств и создаваемых ими организаций, а также осуществление внутренней разведки в интересах обеспечения конституционной безопасности. Для выполнения подобных функций в нынешней ФСБ России имеются Департамент контрразведки, Управление военной контрразведки и их подразделения на местах, которые в пределах своих полномочий осуществляют следующие функции:

  • а) организуют и осуществляют контрразведывательную деятельность, определяют порядок проведения соответствующих мероприятий и использования негласных методов, а также устанавливают порядок проникновения органов ФСБ России в специальные службы и организации иностранных государств;
  • б) участвуют в проведении мероприятий, направленных на обеспечение безопасности учреждений и граждан Российской Федерации за ее пределами;
  • в) обеспечивают во взаимодействии с органами внутренних дел безопасность представительств иностранных государств на территории России;
  • г) участвуют в пределах своих полномочий в осуществлении мер по обеспечению защиты государственной границы Российской Федерации;
  • д) участвуют в обеспечении информационной безопасности учреждений и организаций, а также защите сведений, составляющих государственную тайну;
  • е) осуществляют контрразведывательные и иные меры по обеспечению безопасности федеральных органов государственной власти. А вот внутренняя разведка в интересах обеспечения государственной безопасности осуществляется уже внутри страны, носит конспиративный характер и широко использует специальные средства. Ведь посягательства на конституционный строй, подготовка и проведение террористических акций и актов политического экстремизма глубоко законспирированы. Кроме того, для нее характерно раннее изучение противоречий в обществе, что требует опоры на открытые социологические источники в целях выявления негативных тенденций и их эволюции в опасные для страны явления.

Стратегический ситуационный анализ

Безошибочность и своевременность решений, принимаемых руководством страны для предотвращения или снижения ущерба от возможных чрезвычайных ситуаций, могут быть обеспечены лишь при соответствующем информационно-аналитическом обеспечении, в том числе — и результатами разведывательной деятельности. В частности, нетрудно догадаться, что президент РФ в условиях дефицита времени не способен эффективно управлять теми процессами, темп течения которых превышает скорость выработки им и его штабом требуемых распоряжений. Например — в критические для национальной безопасности периоды, т. е. при выполнении, пожалуй, самого главного предназначения Верховного главнокомандующего Вооруженных сил РФ, которое состоит в своевременной выработке и гарантированном доведении до командований войсками и штабов армий команды об ответно-встречном ракетно-ядерном ударе по агрессору с целью причинения ему неприемлемого ущерба. Именно по этой и другим подобным причинам в стране должны быть созданы соответствующие кризисные центры. Что касается вооруженных сил, то их роль обычно выполняют командные пункты, на которых организовано непрерывное несение боевого дежурства личным составом дежурных сил, а в режиме военного или чрезвычайного положения дежурство несут лично старшие начальники. Нечто подобное имеет место в отраслях оборонно-промышленного комплекса, связанных с производством ядерных вооружений и электроэнергии на АЭС. В первые постсоветские годы в России сбор и систематический анализ важной информации осуществлялся Федеральным агентством правительственной связи и информации при Президенте РФ (ФАПСИ). Согласно соответствующему закону от 19 февраля 1993 г., данное Агентство курировало специальную связь, криптографическую и инженерно-техническую безопасность шифровальной связи, разведывательную деятельность в системе обеспечения органов государственной власти РФ независимой спец-информацией. В состав ФАПСИ и сферу его ответственности входили следующие подразделения:

  • а) Главное управление правительственной связи, обеспечивающее безопасность 100 абонентов президентской связи, 1000 абонентов АТС–1, 7000 абонентов АТС–2 и 5000 абонентов правительственной междугородной связи, включая 3000 абонентов на подвижных объектах;
  • б) Главное управление безопасности связи, занимающееся криптографической защитой информации, разработкой шифров и шифровальной техники, а также осуществляющее контроль за обеспечением информационной безопасности в учреждениях за границей;
  • в) Главное управление радиоэлектронной разведки, осуществляющее ведение радиоэлектронной и радиотехнической разведки;
  • г) Ситуационный центр, занимающийся информационным и информационно-техническим обеспечением заинтересованных органов государственной власти, анализом поступающей информации, поддержкой баз данных «Барометр», «Эльбрус» и регистрацией баз данных ведомственных учреждений.


Наиболее важная информация в виде справок и аналитических записок ежедневно направлялась президенту и председателю Правительства РФ, секретарю Совета безопасности, директорам ФСБ и СВР, начальнику ГРУ Генштаба Вооруженных сил РФ. В последние годы в стране появились и другие ситуационные центры, предназначенные для анализа стратегически значимой информации и ее использования в разного рода кризисных ситуациях. Наиболее известны из них Центр Федерального агентства по атомной энергии и Национальный центр управления в кризисных ситуациях (НЦУКС), находящийся в ведении МЧС России. О значимости последнего свидетельствует то, что менно из этого центра осуществлялось руководство контингентом Вооруженных сил РФ и других сил, участвующих в принуждении к миру Грузии в августе 2008 г. После упразднения ФАПСИ в 2003 г. большинство входящих в него подразделений и выполняемых ими функций были перераспределены между СВР, ФСБ и ГРУ, а часть других переданы в Федеральную службу охраны.

Здесь имеются в виду: криптографическая служба, отвечающая за дешифровку перехваченной информации и ее первичную обработку; Служба собственной безопасности, осуществляющая охрану сотрудников совместно со зданиями и помещениями; войсковые части, отвечающие за обеспечение органов государственной власти, управления и военного руководства всеми видам спецсвязи в военное время, а в мирное — за организацию правительственной связи при чрезвычайных ситуаций в местах, не оборудованных спецсвязью; научно-исследовательские учреждения и производственные предприятия, занимающиеся разработкой, созданием и производством специальных технических средств, и учебные заведения, готовящие соответствующих специалистов. Что касается других способов так называемой «интеллектуальной» разведки, то этим могли бы также заниматься граждане, ранее покинувшие нашу страну. Например — после создания там разного рода исследовательских организаций, подобных тем, которые в начале 1990-х гг. были образованы в России и функционируют на деньги США. Последних более 40, из них 13 исследуют международную безопасность, при этом 8 созданы при ИМЭМО и ИСКАН РАН. Именно их руководители и ведущие сотрудники не только тесно сотрудничают со своими грантодателями, но и чаще других участвуют в формировании мнений по вопросам, что делать или не делать в сфере обороноспособности России. Таким образом, высшая государственная власть и армия находятся в объективной и необходимой взаимосвязи, служащей выражением общей зависимости сторон друг от друга, которая вместе с тем не означает их равноправия, а осуществляется на специфической основе отношений господства и подчинения, обязательности установления властного доминирования над армией. В ходе анализа современных механизмов государственного управления в военной сфере были выявлены следующие основные проблемы:

  • перерождение высших органов государственной власти;
  • усиление социальной напряженности среди военнослужащих;
  • недостаточность нормативно-правового регулирования вопросов военно-силового обеспечения внутренней безопасности;
  • самодискредитация органов управления вооруженными силами, их отстраненность и нежелание вмешаться в решение давно назревших проблем армии;
  • низкий профессионализм сотрудников спецслужб;
  • отсутствие согласованности в действиях различных правоохранительных и специальных служб;
  • политизированность вопросов осуществления разведывательной деятельности;
  • низкий уровень материальной и ресурсной обеспеченности деятельности спецслужб.

Предложения по совершенствованию государственного управления военной сферой можно систематизировать в группы, касающиеся устранения пробелов правовой регламентации таких аспектов, как:

  • изменение статуса конкретных органов в системе обеспечения без опасности и обороноспособности страны, а также принципов и направлений их деятельности;
  • обоснование предназначения и функций каждого такого органа и основ ных задач его профессиональной деятельности;
  • определение четких полномочий и ответственности в части подотчетности и взаимодействия с другими государственными органами и населением страны.


По материалам главы "Российское государственное управления и вызовы безопасности страны" IV тома монографии "Национальная идея России"



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
310
748
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика