Границы

Границы

Пограничный переход «Донецк-Изварино». Впереди — Луганская народная республика. Здесь обрывается российская мобильная связь, роуминга нет, поэтому в тесно набитом автобусе все спешат отзвониться родным и близким. Женщина преклонного возраста, передавшая свой «двуглавый орластый» паспорт служащему погранвойск ЛНР, кричит в трубку дочери: «Границу пересекли, я уже на Украине, чем вызывает ворчание людей с «звездастыми» красными паспортами.

Молодой человек вежливо говорит женщине: «Вон, для вас же сделано», и показывает пальцем на фасад второго этажа административного здания, на котором висит флаг молодой республики и крупные буквы «ЛНР». Буква «Л», кстати, сделана из буквы «А». Когда-то здесь была вывеска «Украина», из неё-то местные умельцы и сообразили новую, выбросив лишнее.

Женщина в автобусе оправдывается: «Ну, так мы по привычке». На что парень, улыбаясь, добавляет: «На Украину из республики вы не попадёте никак, если только сразу на границе с ней сдадитесь укропам как российская диверсантка и террористка». В автобусе — лёгкий смешок. Мужчина средних лет вздыхает: «Всё у нас, у россиян, по-привычке. Путина по-привычке избираем. Донбасс украинским называем по-привычке. Так и вымрем все тоже, по-привычке…» Молчание. То ли все согласны, то ли — наоборот…

Вспоминается холодный март 1992 года. Та же трасса, такой же автобус, только менее комфортабельный. Неожиданно в степи на небольшой возвышенности возникают люди в военной форме, командуют: «Всем выйти из автобуса, сумки и багаж в раскрытом виде предъявить к осмотру!» Люди шумят и возмущаются. Какой-то парень жиганской внешности кричит: «Вы ваще кто такие, откуда тут взялись? Кто вас сюда прислал, придурки? У меня жена беременная. Я через час вернусь сюда с пацанами, вас всех покрошат!» Парня под рёв жены хватают военные и уводят в недавно сооружённую пограничную будку. Так начиналось разделение нашего Отечества. Через пару месяцев на это самое место прибудут военные другой стороны — украинской, и тоже начнут строить временный погранпункт. На все вопросы — «зачем?» — отвечали: «Так они строят с нами границу, и мы тоже».

Люди на частных авто стали объезжать военных разными тропами, но через несколько лет и эту лавочку прикрыли. Теперь единый народ любуется не только колючей проволокой. В Ростовской области прокопаны сотни километров приграничных рвов, возведены заграждения длиной в десятки километров.

Это по телевизору президент Путин иже с ним вымуштрованные журналисты и политологи с придыханием и трагизмом вещают о «разделённом народе», «единой нации», «трагедии века», восклицают в пламенных речах о том, что Россия встаёт с колен, а Украина скоро развалится и вернётся на своё место. На деле же всё остаётся неизменным. И никто, кроме самих, нас не разделял, и никто, кроме нас же, не объединит обратно.

Ни злой Буш, ни Клинтон, ни Обама, ни Трамп не присылал в донские степи своих десантников, чтобы они вкапывали пограничные столбы. В 1991 году нас не оккупировали германские фашисты. Не было ни битв, ни даже каких-либо мелких конфликтов между теми, кто жил в Донецке РСФСР и в Донецке УССР. Единое пространство, единая страна, всё вокруг своё, родное. Земля одного цвета, терриконы одной высоты, дороги одной степени разбитости, кровь, язык, культура, история — всё общее, нераздельное.

Теперь — словно берлинская стена, даже несмотря на то, что прокремлёвский телевизор и блогосфера кричат об интеграции Донбасса в Россию. Что за нелепица — это слово — интеграция? Что здесь интегрировать, когда все 23 года разделения (до Русской весны) жили в одинаковых условиях и даже пытались сохранить былые экономические связи? Такие же «лихие» девяностые, коснувшиеся, пожалуй, каждого — если не физически, то морально и экономически. Такие же присланные из центров или согласованные олигархией руководители областей и муниципалитетов — непрофессиональные, непатриотичные, либерально заточенные, коррумпированные и беспощадные в своей уничтожительной деятельности. Обе стороны рукотворной границы смотрели друг на друга, словно в зеркало, и отличались только цветами выданных аусвайсов и номиналом денежных купюр.

Интегрироваться в данных условиях — это убрать границу. И всё.

Граница начинается не с колючей проволоки, а с мыслей, с равнодушия, можно даже сказать — с соглашательства. Как сейчас любят повторять чиновники всех мастей: «Ну, все же были согласны с разделом страны на тот период времени». Тут, пожалуй, и возразить им нечего. Разве только оппонировать так и не утверждёнными результатами всесоюзного референдума от 17 марта 1991 года. Мол, никто у нас лично, у каждого, мнения не спрашивал, а общее решение народа проигнорировали.

Но ведь согласились, когда страну резали по-живому. Стонали, рыдали, писали пасквили в газеты, а соглашались. И рабочие, и парторги, и депутаты, и генералы, и прокуроры, и министры.

В одной из частных бесед с профессором Степаном Сулакшиным как-то услышал мысль, что на тот период многое было непонятно, ново, непредсказуемо. Казалось, что борясь с разваливавшей СССР верхушкой КПСС, каждый гражданин страны делает важное дело, спасает страну, участвует в её реформировании, вносит что-то позитивное. Но не рассмотрели, что вместе с правителями рушили Отечество, помогали им в этом безумии. И не было создано на тот момент в государстве той партии нового типа, которая бы смогла скоординировать, предложить новую платформу государственного устроения, организовать и мобилизовать народ на спасение страны, на перехват управления ею, на перезаключение нового Союзного договора и принятие новой конституции СССР.

Сейчас и партия, и платформа такая есть.

Да только вот болезнь соглашательства никуда не исчезла. И дурные привычки тоже. Также по -привычке участвовали в выборах, которые не предоставляют ни прав избирать достойного, ни возможности этому достойному выдвинуться. По-привычке избрали Путина. По-привычке проглотили массовые фальсификации. По-привычке глотаем и «денег нет» Медведева, и «пургу» Пескова, и озабоченности Лаврова, и «нет Путина — нет России». Причём на полном серьёзе. И «Донбасс — это Украина» — тоже привычка.

Мы разделились сами в себе. Мы разрушили наше единство в головах, ослабили или разорвали все главные связи, соединявшие нас в народ. Каждый, укрывшись в «своей хате с краю», ментально возвращается на этажи племенных или политических союзов, по каплям утрачивает свою идентичность, смыслы существования, свою русскость, ибо поодиночке ее не уберечь, это можно сделать только всем людом, вместе. Воссоединиться, победить, восстановить разрушенное. Русских и россиецентричных людей много, а «большой семьи» нет. А значит, и русскость наша постепенно хиреет, не подпитываясь из глубокого колодца народной мудрости и памяти, коллективной нравственности и совести.

Что нужно для того, чтобы изменить сложившуюся картину и предотвратить грядущую катастрофу России, подобную той, что пережил СССР? Во-первых, необходимо победить в себе соглашательство с негативными процессами, которые происходят по молчаливому согласию масс. Во-вторых, нужно убить в себе установки делать всё по-привычке — «как все, «как положено», «как неизбежно». Самые ужасные вещи происходят с человеком по причине его привыкания к боли, бессилию, лжи, рабству, бесправию, голоду, а в конечном итоге — к смерти. То же самое происходит и с обществом.

А в-третьих — нужно ломать границы. Не в прямом смысле — сносить погранзаставы, это в определённый момент произойдёт само по себе, естественно и безболезненно. Речь о границах в своих мыслях, умах, душах и сердцах. Ломать необходимо химерические кордоны, которые разделяют нас всех этнически, имущественно, политически, ментально, атомизируя единый народ, общий организм на ничего не представляющие собой органы и частицы.


Автор Владимир Викторович Волк — канд. в члены Федерального политсовета Партии нового типа.

#ПрограммаСулакшина  #ПартияНовогоТипа


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Марина Меньшикова: Я всю жизнь мечтала уехать в Россию

Мечты о советском паспорте

Непризнанные страны. Непризнанные люди. Непризнанная русскость

Чем опасен «носитель» русского языка?

«Второй свежести» или «в законе»: Кто такие российские соотечественники?

Русский съезд: смыслы и задачи русского народа

Россия и вызов восстановления общей идентичности в ближнем зарубежье



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
804
3282
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика