Игорю Алексеевичу. Персонально

Игорю Алексеевичу. Персонально

Автор Степан Степанович Сулакшин — генеральный директор Центра научной политической мысли и идеологии, д.полит.н., д.физ.-мат.н., профессор.

Размышление адресовано Игорю Алексеевичу, но имя не важно. Важно, что персона и явления совершенно конкретные.

Дискуссионный клуб «Интеллектуальное сопротивление» набирает обороты. Нам предсказывали, что такая форма общения и работы мысли людей не привлечет, людей оттолкнет, зал опустеет. Пока все наоборот. Интерес к клубу не упал. Дистантное интернет-включение участников дискуссии, скайп-включение в ход дискуссии помогает осваивать новые технические возможности. Мы начинаем почти физически ощущать страну, когда из Новосибирска наши коллеги, соратники включаются в работу Дискуссионного Клуба в режиме онлайн. Будем развивать эту возможность и по остальным регионам.


ЧТО ПОКАЗЫВАЕТ РАБОТА КЛУБА?

Во-первых, те, кто полагает, что Центр научной политической мысли и идеологии, устроители Клуба возлагают на себя миссию исключительно подготовить зал, закупить печенюшки, вскипятить чай, подмести между креслами и устраниться в сторону, глубоко ошибаются. Центр десятки лет глубоко и скрупулезно, затратив множество времени, привлекая сотни экспертов, погружался в проблемы, которые выносятся сейчас на дискуссию. Центр имеет глубокую, разветвленную и сильную научно-экспертную базу, политическую платформу, идеологическую иерархию и проекты, дорожные карты как оздоравливать, восстанавливать и переустраивать Россию.

Клуб и создан для того, чтобы выносить на него самые обоснованные, самые разработанные подходы к актуальным проблемам, которые буквально начинают терзать и сотрясать нашу страну. Выходить на сцену к трибуне и разводить руками — мол сами ничего не знаем, не готовы, научите и помогите — это неконструктивно. Это не дело. Выходить. Предлагать и подставляться под дискуссионное испытание — это принцип и путь к конструктиву, к пользе для самих себя, для участников дискуссий, для всех, кто подключается в интернет трансляции онлайн. На Клуб выносятся заранее объявленные темы, делаются установочные, для затравки, заранее подготовленные сообщения. Для их подготовки тратится немало труда. Это не спонтанное — только чтобы поразговаривать вслух. Все остальное время дискуссии — свободный регламент участия, право высказывать любую собственную точку зрения. Это возможности, предоставляемые участникам Клуба. В промежутках между заседаниями мы принимаем предложения, принимаем заявки на участие в работе Клуба, принимаем письменные материалы, которые могут попадать на страницы и сайты Интернет-ресурсов, которыми мы располагаем. По самому большому счету, Клуб «Интеллектуальное сопротивление» предназначен для того, чтобы разбудить умы, чтобы соотнести интуитивные тревоги многих российских граждан с анализом действительности, но самое главное — с выдвижением альтернатив.


ЧЕМУ КЛУБ "ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЕ СОПРОТИВЛЕНИЕ" СОПРОТИВЛЯЕТСЯ?

Он сопротивляется наглой, лукавой, разрушительной, безнравственной и беспомощной фактической государственной политике и деятельности в нашей стране. Мириться с этим уже запредельным несоответствием интересам большинства населения, русской российской цивилизационной постановке вопроса, профессиональности и обоснованности устроений финансов, экономики, образования, здравоохранения, науки, обороны, внешней и внутренней политики, избирательного и партийного процесса уже невозможно. Мириться с этим уже невозможно.

Народ России должен получить исчерпывающие объяснения, что происходит, доказательные, убедительные указания на причины, по которым все это безобразие и неприглядность формируются, получить идеи, предложения, как жить дальше, что изменить, что отбросить, что перестроить, что заново выстроить. В этом мы видим миссию и долг самого Центра научной политической мысли и идеологии и его открытой, доступной для всех интеллектуальной дискуссионной площадки «Интеллектуальное сопротивление».


С ЧЕМ МЫ СТАЛКИВАЕМСЯ?

С чем мы сталкиваемся по жизни, с какими комментариями в интернет дискуссиях, в публичных доводах наших оппонентов? С убеждениями? — Да. Но зачастую подобные убеждения объясняются неграмотностью, вопиющей необразованностью, причем поразительно, что она может сочетаться иной раз с учеными степенями, званиями, заслугами, наградами. Ну, такова действительность. Ее надо видеть, и ее не спрячешь под подушку, глаза на нее не захлопнешь. Именно здесь важна открытая, научно и методологически выстроенная дискуссия, откровение оценок, обоснованность дискуссионной позиции, выход на то, что в итоге «раздевающие», уточняющие выводы дискуссии выглядят, как очевидные и доказанные вещи. В этом и есть продвижение.

С чем мы сталкиваемся? С наведенной догматикой, когда привычки, традиции облегченного подхода, подхода типа ЕГЭ (заучил, запомнил на всю жизнь и отключил мозги и способность к анализу) возможно преодолеть. Это реалии жизни, которые тоже надо видеть и не кричать: «Караул! Спасите! Помогите!», а работать, терпеть, помогать просвещать, просвещаться совместно, дискутировать и приходить к истинам.

С чем мы сталкиваемся? С долдонством. Когда достаточно очевидные ценностные вещи вдруг превращаются в такую заскорузлую, мертвую, лохматую догму, от которой несет не то, чтобы жизнью, не то, чтобы ценностью, а полной мертвечиной. Характерные наслоения от идеологической мертвечины характерны для КПСС. Это и наслоения 25-ти лет каши в голове и насаждения либеральной долдонской догматики. Наконец, это наслоение от того, что нас просто отучали мыслить. Нам привинчивали ЕГЭ. Нам заменяют мозги звонкой, пустозвонской пропагандой. Нами манипулируют вполне профессионально с тем, чтобы мысль, достоинство заменить на апологетику и стремление к физическому комфорту. Мы видим оппозицию, которая получает ордена за служение режиму, объявленному ею антинародным режимом. Парадоксы, невообразимые общественные институты и структуры делают страну нежизнеспособной. И этому, именно этому нужно, прежде всего, интеллектуально сопротивляться.

Мы сталкиваемся с непониманием, казалось бы, абсолютных, незыблемых понятий и истин. Вдруг видишь, что люди не могут отдать себе отчет в том, что высокие человеческие ценности, такие как нравственность, любовь, труд, милосердие, коллективизм — это абсолютные ценности. Не может быть нравственность первого сорта, второго сорта, третьего сорта. Не может быть разных нравственностей. Не может быть своих нравственностей у преступника и у жертвы, у вора и ограбленного. Это как физические константы устроения мира. Только уточню, что мира социального, человеческого. Мировоззренческий, поведенческий идеал проявления человека в его физическом бытии абсолютен. Идеал — это предельно выраженная ценность и сущность. Она абсолютна, универсальна, повсеместна и никакому релятивизму и подстройки под чьи-то желания комфорта не подлежит. Так же как физические константы. Ускорение свободного падения, постоянная Планка и т.п.

Если человек «не догоняет», не понимает, что такое нравственность, и пытается объяснить ее блужданием в трех соснах между нравственностью, моралью, этикой, пытается растворить это понятие в своих конъюнктурных жизненных обстоятельствах (при всех политических режимах быть в комфорте и удобстве), то это путь в никуда, попытка объявить абсолютные человеческие ценности, тот образ и подобие, которые тоже есть, собрание абсолютных человеческих ценностей предметом торга, размена и релятивизма. Это попросту разрушение самого понятия той же нравственности, того же человека. Если для него нет абсолютности понятия, то исчезает сам человек, исчезает сама нравственность, как категория. И совершенно ясно, что это замысел и цель тех, для которых и нужно превратить большую часть человечества в современных рабов, быдло, подносчиков патронов, тех, для кого МРОТ и порог выживания, а блага, сверхобеспеченность, сверхудовольствие и сверхудел сверхчеловека присваивает себе ничтожное меньшинство, что в мире, что в нашей России.


ПРОГРАММА УНИЧТОЖЕНИЯ НАШЕЙ СТРАНЫ

Совершенно правильно высказана на Клубе позиция, что идеи превосходства, присвоения, неравенства столь же вечны, сколь вечен человек. Кажется странным, но фашизм, расизм, либерализм были и в Античном, и в Древнем мире, и в Средние века, и в Новейшей истории, а не только в текущее время. Но для такого откровения надо понимать глубокое категориальное содержание этих понятий. Нельзя вестись на набор внешних, зачастую поверхностных признаков, и тем более, вестись на те догмы и шаблоны, которыми наполняют мозги студентов, аспирантов, ученых современные манипуляторы или беспомощные новооблеченные постами, званиями и возможностями, «великие» «интеллектуальные» кормчие.

Вот пример.

Мы утверждаем, не вырывая из контекста, наоборот, как раз развивая и распахивая полный контекст аттестации современной российской Конституции, что в ней есть целый ряд «мин», заложенных целенаправленно и специально для того, чтобы нашу страну эрозировать и подводить к гибели. Конституция — это как программа уничтожения нашей страны. Вот один из примеров, которые разбирали на прошедшем заседании Клуба «Интеллектуальное сопротивление». Если, как мы это выдвигаем, идеология — это собрание ценностей, но не ценностей потребления или эстетики, а ценностей-мотиваторов, которые целеполагают для человека, формируют его мировоззрение, намерения, само действие, само проявление физического бытия человека, то тогда запрет общестрановой, единой, целостной государственной идеологии для страны есть для нее приговор. Ибо без ценностей в указанном смысле невозможно ставить цели. Не поставив цели, невозможно определить проблемы, мешающие их достижению, и соответственно, поставить задачи, решить их и добиться развития страны. Нет идеологии у государства — нет развития страны. Вот такая жесткая связь. Такая теорема нами доказана.

Основан этот посыл на Статье 13 Конституции, в которой записано: «Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной». Что такое «в качестве государственной»? Государство у нас одно и едино. В определенном смысле это наша страна. Это наша Родина. Соответственно, пункт 2 Статьи 13 провозглашает, что государственной, то есть единой, целостной, общей для всей страны идеологии быть не может. Обычно для простоты звучания и утверждения говорится, что государственная идеология в нашей стране запрещена. Нам на это возражают, что в Российской Федерации признается идеологическое многообразие, признается политическое многообразие, многопартийность. Однако речь-то идет о том, что должно объединять всю страну, быть единым цельным, целостным, признанным по крайнем мере подавляющим большинством, и уж, во всяком случае, органами государственной власти, Конституцией страны. Это конечно идеология, набор ценностей который должен пронизывать всю жизнь страны: устроение ее финансов, экономики, федерализма, образования, здравоохранения, культуры, науки, пропаганды, средств массовой информации, образовательные стандарты, учебники, наполнение визуальной рекламной информации. Все должно быть подчинено этому ценностному выбору.

Ведь множество людей никогда не станут народом, никогда не станут гражданской нацией и обществом в стране и государстве, если у этих людей нет единых ценностей, единого представления о добре и зле, о том, что правильно, что неправильно, что праведно, что неправедно. Но в нашей стране как раз и запрещают это объединяющее начало. Если объединяющего начала нет, что остается? Остается распад, остается атомизация, остается тот самый примат индивидуальности или тот самый дикий российский вариант либерализма, который разваливает нашу страну. Указанная закладка в Конституцию, в жизнь страны совершенно небезобидна и целенаправленна.

Если Президент Путин говорит, что нам нужно как можно скорее избавиться от идеологизации всей культуры и истории, то надо понимать, насколько действенна вторая часть Статьи 13 о запрете государственной идеологии. Статья работает!

Но нам говорят: «Ну что же вы! Сколько можно! Нет тут никакого запрета на государственную идеологию!». Но как же — нет? Как можно не видеть совершенно очевидные, однозначные, никаким иным образом не интерпретируемые вещи в этой статье! Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной. О чем тут спорить. Запрещена! А нам говорят — нет, не запрещена. Что ж тут делать, как тут быть? Что это за странный ход мысли, если это мыслью можно называть?

Как доказать наше утверждение, как показать его очевидность? Есть такой способ: мысленный эксперимент.

Игорь Алексеевич! Напрягитесь хоть чуть-чуть. В мире может быть 5, 10, 100, 200 идеологий. Давайте представим себе, что мы обнаружили абсолютно все теоретически возможные в человеческом мире идеологии. Пусть их будет 558. Или 1087. Или миллион с хвостиком. Не важно. Важно, что мы проводим мысленный и логический эксперимент, чтобы ответить уважаемому Игорю Алексеевичу, что в России государственная идеология запрещена. Мы представляем на старте рассуждения, что видим все, абсолютно все теоретически возможные идеологии.

Что мы читаем в Конституции? «Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной." Значит, из этих 587-ми идеологий ни одна не может быть выбрана как государственная. Ни одна из всех возможных. А других нет в принципе. Другие невозможны, поскольку мы в начале договорились, что перебираем все, которые возможны. Что это означает? Это означает, что мы, задавая вопрос: «А какой в России может быть государственная идеология?», получаем четкий ответ: «Никакой». Это означает, что государственная идеология — никакая. Никакая означает, что ее нет и быть не может. А это и означает формулу, что если государственной идеологии в нашей стране быть не может ни при каких обстоятельствах, ни при каком угодно выборе из каких угодно многообразных возможных идеологий, то это и есть запрет на государственную идеологию. Неужели тут что-то непонятно и все еще есть желание поспорить с тем, что государственная идеология в стране запрещена? Если такое желание остается, то тогда этим случаем должны заниматься совсем другие специалисты.


ГОРЕ ОТ…

Государственная идеология — это, прежде всего, общестрановое, единое, выношенное в исторической цивилизационной жизни нашей страны собрание ценностей, которое выдвинуто обществом и нормативно закреплено именно в Конституции. О чем тут можно еще спорить? Факт — нет идеологии. (То есть по факту, по лукавству она конечно есть: идеология либерализма, космополитизма, превосходства, неравенства и присвоения. Идеология дикого хамского капитализма). Но явно, публично, для пипла — запрещена общестрановая идеология в нашей стране. Значит, не предложено, не защищается государством, не пропагандируется, не воспитуется, не преподается собрание ценностей, которые наш народ выбрал для себя в истории. Не объясняется и не пропагандируется, что такое правильное, что неправильное, что такое праведное, что неправедное, где добро, а где зло. И каким после этого станет российский человек, российское общество? Да. Совершенно верно. Он возвращается в первобытное состояние, социал-дарвинистское состояние, в пространство конкуренции, формулы «Человек человеку волк», «Если не я тебя, то ты меня». Так народ в это состояние и превращается. Расчеловечивается и озверинивается.

А страна, у которой нет идеологии, то есть высших ценностей, утрачивает цели, утрачивает само развитие. Нет развития, нет прогресса, значит, по тем же жестким правилам логики есть стагнация, есть деградация, есть регресс. И если все это не остановить, то впереди гибель, развал, невероятные бедствия для народа нашей страны. Вот к чему ведет программа всего лишь в трех строчках части второй Статьи 13 Конституции: «Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной».

Вряд ли стоит предъявлять претензии по тому поводу, что кому-то не дано понимать законов, логики мышления, кому-то, как говорят, что в лоб, что по лбу. Всякое бывает. Но мы видим задачу Клуба «Интеллектуальное сопротивление» как раз в том, чтобы находить таких людей, отыскивать в дискуссии такие слова и формулы, доказательства, разъяснения, просвещения, чтобы эти истины и важнейшие формулы самосохранения страны, спасения от либеральной, космополитической, путинской формулы уничтожения стали доступными максимальному количеству наших соотечественников. Добьемся максимального понимания и принятия объединяющих нас смыслов и ценностей, значит, обретем потенциал и позицию для того, чтобы спасти и переустроить нашу страну навсегда, сделать ее умной, нравственной, справедливой, трудящейся, успешной, устремленной в будущее и уважаемой в мире страной. Вот это и есть цели Клуба «Интеллектуальное сопротивление». И первые заседания показывают, что эти цели достижимы, как бы ни трудно было дискутировать, доказывать, переживать и терпеть.

Когда-то Грибоедов вывел вечную формулу: «Горе от ума». А на самом деле, не от ума горе. Горе от его отсутствия. Горе, накрывшее нашу страну.

Поборемся!




ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

О создании Клуба «Интеллектуального сопротивления»

«Интеллектуальное сопротивление» — поиск ответа на вопрос «что делать?»

Наступает пора действий

Оставаться в сегодняшнем дне или идти вперёд

Надеяться не на кого — пора собираться



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
4300
17684
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика