Как Россию делают изгоем

Как Россию делают изгоем

Цивилизационные войны невозможны без наличия союзников в «стане противника». Такие союзы всегда возникают вследствие того, что каждая цивилизация представляет собой арену конкуренции или гражданской войны разных проектов жизнеустройства. В информационно-психологических войнах «пятая колонна» играет несравненно более важную роль, чем в войнах «горячих». Как в этом отношении складывается кампания нынешней войны против России?

Эту кампанию надо считать этапом завершающей кампании против СССР. Как выразился Джон Ле Карре в 1995 г., Запад ее ведет, «не сняв комбинезона холодной войны». Внутри России в основном действует команда, которая сформировалась во время перестройки из части номенклатуры, легализованных диссидентов и части гуманитарной интеллигенции. 

Без участия этих сил антисоветская пропаганда не произвела бы достаточного эффекта ни в СССР, ни на Западе. Рассмотрим только некоторые параметры того виртуального образа России, как «страны-изгоя», который создается совместными усилиями идеологических бойцов вне и внутри страны.

"Варварство" России

На Западе это была ключевая тема русофобии, которая складывалась как метаидеология со времен Ливонской войны (как ранее тема язычества православных славян19). Образ русских строился по формуле «варвар на пороге». Эта тема развивалась и в век Просвещения, и в ХIХ веке. Вольтер писал: «Московиты были менее цивилизованы, чем обитатели Мексики при открытии ее Кортесом. Прирожденные рабы таких же варварских как и сами они властителей, влачились они в невежестве, не ведая ни искусств, ни ремесел и не разумея пользы оных».

В течение пяти веков европейца убеждали, что ему приходилось жить бок о бок с варваром непредсказуемым, ход мыслей которого недоступен для логического анализа.
Л. Вульфа «Изобретая Восточную Европу» показано, как менялась эта трактовка России в разные исторические периоды: «Неопределенным был ее христианский статус в XVI и XVII веках, неопределенной была ее способность усвоить то, чему она научилась у Европы, в XVIII веке, неопределенными были ее военные намерения в XIX и военно-политические в XX веке, теперь неопределенным снова выглядит ее потенциал как ученика — всюду эта неизменная неопределенность».

В момент ликвидации СССР (1991 г.) на Западе его не считали частью западной цивилизации. А. Безансон пишет: «Все семьдесят лет коммунистического правления советская Россия была помешана на желании «догнать и перегнать» Запад; кончилось это тем, что она построила «некапиталистическое» государство, что означало, среди прочего, — государство “неевропейское” и “ультрарусское”».

Это и было авторитетно подтверждено из России. А.Н. Яковлев писал об отсутствии у России двух атрибутов цивилизации — частной собственности и права: «На Руси никогда не было нормальной, вольной частной собственности… Частная собственность — материя и дух цивилизации… На Руси никогда не было нормальной частной собственности, и поэтому здесь всегда правили люди, а не законы».

Еще определеннее высказался на российско-немецком форуме в декабре 2008 г. директор «Левада-центра» Л. Гудков: «Тютчев очень точно сформулировал один из центральных комплексов российской идентичности, реально работающих и сегодня. Смысловым фоном для такого суждения оказывается ясное и одновременно крайне болезненное сознание не просто отсталости России или ее варварской, с точки зрения европейцев, патриархально-самодержавной государственной и общественной конституции, но и неосновательность каких-либо надежд на процессы ее цивилизации в обозримом будущем».

"Азиатская природа" России и стремление к покорению Европы

Важной частью образа «Россия» стала идея, что она всегда стремилась покорить Европу и увековечить свое «монгольское господство над нею». Тема «азиатской» природы русских разрабатывается с ХVI в. При изображении «зверств московитов» использовались те же эпитеты и метафоры, как и при описании турок — их и рисовали одинаково (Ивана Грозного изображали в костюме султана). Утверждалось, что русские — это и есть легендарный библейский народ Мосох, с нашествием которого связывались предсказания о конце света.

Даже Маркс, который подчеркивал научный характер своего учения, писал: «Московия была воспитана и выросла в ужасной и гнусной школе монгольского рабства.

 Даже после своего освобождения Московия продолжала играть свою традиционную роль раба, ставшего господином. Впоследствии Петр Великий сочетал политическое искусство монгольского раба с гордыми стремлениями монгольского властелина, которому Чингисхан завещал осуществить свой план завоевания мира. … Так же как она поступила с Золотой Ордой, Россия теперь ведет дело с Западом. Чтобы стать господином над монголами, Московия должна была татаризоваться. Чтобы стать господином над Западом, она должна  цивилизоваться… оставаясь Рабом, т. е. придав русским тот внешний налет цивилизации, который подготовил бы их к восприятию техники западных народов, не заражая их идеями последних».

Это соединение «Европы и Азии» — важный мотив русофобии.

Задолго до Маркса де Кюстин писал: «Нужно приехать в Россию, чтобы воочию увидеть результат этого ужасающего соединения европейского ума и науки с духом Азии». Позже Маркс говорил: «Уменьшилась ли опасность со стороны России? Нет. … Путеводная звезда этой политики — мировое господство, остается неизменным. Только изворотливое правительство, господствующее над массами варваров, может в настоящее время замышлять подобные планы. … Для Европы существует только одна альтернатива: либо возглавляемое московитами азиатское варварство обрушится, как лавина, на ее голову, либо она должна восстановить Польшу, оградив себя таким образом от Азии двадцатью миллионами героев».

Соответственно, ортодоксальные марксисты представили советскую революцию как «азиатизацию Европы», что и придало Гражданской войне цивилизационный характер.

Глава правительства Грузии меньшевик Жордания заявил в 1920 г.: «Наша дорога ведет к Европе, дорога России — к Азии. Я знаю, наши враги скажут, что мы на стороне империализма. Поэтому я должен сказать со всей решительностью: я предпочту империализм Запада фанатикам Востока!». Вот выдержки из «Политического завещания» лидера меньшевиков Аксельрода (1920): «Мы противники большевиков потому, что всецело преданы интересам пролетариата, отстаиваем его и честь его международного знамени против азиатчины, прикрывающейся этим знаменем… Необходимость войны против него не на жизнь, а на смерть, — ради жизненных интересов не только русского народа, но международного социализма и международного пролетариата, а быть может, даже всемирной цивилизации… Где же выход из тупика? Ответом на этот вопрос и явилась мысль об организации интернациональной социалистической интервенции против большевистской политики».

Это — представление слева России ХХ века как «изгоя», в том числе и от российских марксистов. Справа — то же самое. А. Безансон пишет о 1918 г.: «Вообразите только Россию, выигравшую мировую войну, завоевавшую половину Европы, получившую, как обещали ей союзники, в безраздельное владение всю Польшу, Балканы и Константинополь. В результате мы, возможно, имели бы дело с той смесью нигилизма, крайнего национализма, расизма и антисемитизма, какая впоследствии возникла в нацистской Германии, — и весь этот кошмар в масштабах целого континента, да вдобавок освященный религией!».

Во время Второй мировой войны правители враждующих стран иногда высказывали о России почти буквально одни и те же суждения. В 1942 г. Геббельс сделал такую запись: «От подробностей, которые Зепп Дитрих рассказывает мне о русском народе в оккупированных областях, прямо-таки волосы встают дыбом. … Что сталось бы, если бы этот противник наводнил Западную Европу, — этого человеческий мозг вообще не в состоянии представить».

В том же 1942 г. Черчилль написал: «Все мои помыслы обращены прежде всего к Европе как прародительнице современных наций и цивилизации. Произошла бы страшная катастрофа, если бы русское варварство уничтожило культуру и независимость древних европейских государств. Хотя и трудно говорить об этом сейчас, я верю, что европейская семья наций сможет действовать единым фронтом, как единое целое под руководством европейского совета». В 1970-е гг. рупором этой темы стал А.Д. Сахаров. В 1975 г. он пишет «о многих тревожных и трагических фактах современного международного положения, свидетельствующих о существенной слабости и дезорганизованности перед лицом тоталитарного вызова… Единство требует лидера, таким по праву и по тяжелой обязанности является самая мощная в экономическом, технологическом и военном отношении из стран Запада — США». 

В 1979 г. он снова предупреждает о том, какая опасность грозит Западу: «Сегодня на Европу нацелены сотни советских ракет с ядерными боеголовками. Вот реальная опасность, вот о чем нужно думать… Европа (как и Запад в целом) должна быть сильной в экономическом и военном смысле… Пятьдесят лет назад рядом с Европой была сталинская империя, сталинский фашизм — сейчас советский тоталитаризм».

Сегодня такие предупреждения несутся от постсоветских союзников США. Вот открытое письмо грузинского интеллектуала президенту Обаме: «Россия становится весьма опасным игроком и на международной арене. Игроком, в качестве сторонников которого выступают правительства стран-изгоев — Венесуэлы, Ирана, Северной Кореи, Сирии и прямые террористические группировки, как “Хезболла” и “Хамас”. Создается отчетливое впечатление, что Россия кровно заинтересованная в усилении активности международного терроризма».

Изначальный тоталитаризм Российского государства. "Родство" сталинизма и фашизма

Этот тезис был важным в перестройке. Советник Ельцина А.И. Ракитов писал: «Надо говорить не об отсутствии цивилизации, не о бесправии, не об отсутствии правосознания, не о незаконности репрессивного механизма во времена Грозного, Петра, Николая I или Сталина, но о том, что сами законы были репрессивными, что конституции были античеловечными, что нормы, эталоны, правила и стандарты деятельности фундаментально отличались от своих аналогов в других современных европейских цивилизациях… Ложь, клевета, преступление и т. д. оправданы и нравственны, если они подчинены сверхзадаче государства, т. е. укреплению военного могущества и расширению территории».

Горбачев представлял себя героем, который сокрушил советское государство. 8 марта 1992 г., выступая с лекцией в Мюнхене, он сказал: «Мои действия отражали рассчитанный план, нацеленный на обязательное достижение победы… Несмотря ни на что, историческую задачу мы решили: тоталитарный монстр рухнул». Таким образом, «страной-изгоем» (тоталитарной «империей зла») СССР был назван самими его руководителями — что же еще нужно, чтобы наложить клеймо на его правопреемников!

Это клеймо и поныне непрерывно штампуется уже на образ постсоветской России. Вот как Г.Х. Попов в 2005 г. «объясняет» мотивы, по которым власть России стала отмечать праздник Победы: «Оказавшись почти что у разбитых корыт в Чечне и Беслане, в обещаниях увеличить ВВП и прочих начинаниях, не имея за душой ничего такого, что могло бы вдохновить всех нас, наши лидеры однопартийного разлива собираются ухватиться за шинель Сталина и даже влезть в его сапоги».

В 2005 г. и А.Н. Яковлев бросает «черную метку» тоталитаризма и фашизма Российскому государству «всех времен», независимо от политического режима: «Создается впечатление, что в то время, как уголовщина ленинско-сталинского режима уходит в прошлое, вой мотора корабля власти остается старым, советским…

Россия больна вождизмом. Это традиционно. Царистское государство, князья, генеральные секретари, председатели колхозов и т. д. Мы боимся свободы и не знаем, что с ней делать. Я понимаю, что тысячу лет жить в нищенстве и бесправии — другого менталитета не создашь. Отсюда и появляются у нас фашистские группировки. “Идущие вместе”… завтрашние штурмовики». Признаки «страны-изгоя», которые фиксируются при создании образа России совместно западными СМИ и видными российскими деятелями, можно продолжать, приводя новые и новые факты. Портфель обвинений России наполняется, накопленные и систематизированные материалы служат оружием в информационной войне против России, а государство и общество лишены даже самой простой доктрины противодействия.


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
5213
17688
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика