Как вы будете выстраивать внешнюю политику с Украиной?

Как вы будете выстраивать внешнюю политику с Украиной?

Вопрос этот почти бесконечномерный, потому что касается на самом деле всех вопросов внешней деятельности государства. Здесь не только внешняя политика, а ещё и внешняя экономика, внешние гуманитарные связи, внешняя информационная и культурная политика, военная политика и политика безопасности. Начинаться формирование конкретного аспекта внешней политики (шире-деятельности) должно будет с системы ценностей и целей, мотиваций и интересов. Интересы в этом случае именуются национальными интересами, безопасность — национальной безопасностью. И эти понятия, практически исчезнувшие при путинизме, придется реставрировать.

Во всех перечисленных секторах на украинском треке будет выстраиваться новая внешняя политика России, которая будет исходить из реально сложившихся особенностей и специфики. Украина это пограничное государство, сосед, с которым есть и общая история и родственники, живущие по обе стороны границы. Есть особый цивилизационный вопрос о русском разделенном народе, и не только в этническом, но в цивилизационном смысле. Знаменательна приближающаяся годовщина Великой Отечественной войны, в которой, защищая общую Родину, на фронте в окопах не разбирали кто какой национальности и из какой республики. А вот сейчас высветилась чрезвычайная дикость, когда Украинские фронты пытаются представить созданными по этническому или республиканскому принципу. А не так как это было в действительности по военно тактическим направлениям. Лгут, переписывают историю. Пытаются «доить» историю, причем обе стороны! Сейчас Россия испытывает сильнейшее давление в связи с цивилизационным расколом: русская российская цивилизация, в которую исторически входила территория нынешней Украины, с одной стороны, и западная цивилизация, с другой. Это раскол и культурный, и религиозный, и военно-политический. Придется преодолевать.

Кто-то, конечно, хочет услышать: Крым чей? Нет, ты скажи однозначно — чей? Говорю однозначно: по конституции России, которая обязательна и неукоснительна для всех граждан России, Крым территория России. Любой может в эту конституцию заглянуть. На Украине считают иначе. Это тоже факт. Но не для граждан России и Крыма, кои об этом высказались на референдуме.

Что обязана делать Россия, обеспечивая свою целостность, хорошо известно. И, кстати, что она по своей исторической природе должна делать, защищая угнобляемые малые территории и их население, особенно сопредельные России матушке, а уж тем более на конъюнктурно отодранных у цивилизационного пространства территориях, тоже ясно. Как учат весь мир американцы — зона национальных интересов. Эти вопрошающие «кто-то» ведь уважают США, учителей всемирных? Ну вот, и мы уважаем. Так что зона национальных интересов — понятие объективное, для государства-цивилизации (не государства-нации) органичное. И это совсем не угрозы кому-нибудь, а, наоборот, обязательства и гарантия, что все будет хорошо. А иначе зачем вообще тогда Россия? Зачем тогда русский народ? Ну, чуток свихнулись от передоза ельцинизма-путинизма, либерализма-полуфашизма, однако, отойдем, пойдет дело на поправку, обязательно пойдет.

Думаю, что не только в России выздоровление ждут, наступит оно и у соседей, что конечно же повлияет на политику России в направлении Украины. Да и в обратном направлении тоже. Быстро ли, долго ли? Увидим.

Я перечислил только часть обстоятельств, факторов, деталей ситуации, которые и будут определять решения в рамках внешней политики украинского направления.

Это будет соседская политика, но в которой будут отчетливо сформулированы национальные интересы. Такие, например, как экономические соображения взаимовыгодных торговых обменов, финансовых взаимоотношений. Это русский вопрос, поскольку сейчас льётся кровь в условиях временно сформировавшегося состоянии Украины. Его нельзя считать окончательным, органичным истории и — главное — будущему. Надо исходить из того, что процесс временного распада большой исторической цивилизационно сформированной территории не завершён. Ни в коем случае нельзя идти по пути наращивания конфронтации, которая инспирируется извне этого цивилизационного пространства. Нужно идти по пути открытого, честного изъяснения позиции. Совершенно точно, что путинский опыт внешней политики будет в значительной степени ревизован: не будет нагнетания взаимных оскорблений, поливания грязью, ругани, инсинуаций. Даже термин новый придумали путинцы для своей дипломатии: «Такой-то высмеял такого-то». Политика станет честной: в кустах, в потемках, по ночам, как она делается сейчас при Путине, политика делаться не будет. При этом понятно, что и безопасность, и интересы обеих территорий, обоих народов и обеих стран будут взвешиваться в балансе.

Конечно, это будет договороспособная политика. Но, повторяю, нынешний конфликт, связанный с издержками нациестроительства, выходящего за цивилизованные рамки этого строительства, уводящего процесс в сторону нацизма — это угроза и для Украины и для межстрановых отношений. При том, что я вижу и понимаю стремление определённой части украинского населения к нациестроительству. Это при всех особенностях объективный процесс, и как всё объективное его надо учитывать и даже уважать. Но ведь есть и прямо противоположный объективный процесс — интеграции народов и сообществ. А этот процесс исторически и эволюционно глобален и превосходит этническую дифференциацию. В будущем человечество станет единым. Так что наша политика будет исходить не из желания развернуть ход истории и эволюции, она будет на правильной стороне истории. Нацизм — дело прошлое. Незачем туда направляться. А решений текущих конфликтов, типичных для процессов этой природы, но не столь крайних, преступных и неприемлемых, человечество продемонстрировало немало. Билингвальные государства, например.

Однако беспокойно и противоположное направление. Глядя на Россию, можно сказать, что вот русского-то российского цивилизационного нациестроительства или — лучше сказать — государство-строительства и государство-восстановления в путинской России и не наблюдается. Наоборот, происходит размывание, растление, растаскивание этого цивилизационного фактора укрепления государственности страны.

Итак, принципы, на которых будет строиться внешняя политика с Украиной: добрососедство, мирное решение вопросов, национальные интересы своего народа и государства, понимание и уважение объективных интересов украинства, открытая и порядочная дипломатия и абсолютная готовность обеспечить национальную безопасность страны.

Должен я и еще один принцип упомянуть. Он классический и очень ответственный. Он крайний. Его достаточно ярко сформулировал в своей артистичной, иногда парадоксальной, манере Рональд Рейган: «Есть вещи поважнее, чем мир». У настоящей России они есть. И опыт такой есть: не раз защищала настоящая Россия себя и своих друзей, как и подопечных.

Ответственные политики должны понимать, что сосуществование, со-бытие государств в мире осуществляется в разных условиях, или можно сказать, пространствах.

1. Мирное добрососедское сосуществование, такое какое существовало между нашими территориями и народами раньше, да собственно мы были единой страной и единым народом, и, я надеюсь, это моё убеждение, так будет и в будущем. Это в политике будет стратегическим ориентиром: мирное, добрососедское, нормальное со-бытие.

2. Второе пространство: наличие конфликтов интересов. Они есть всегда, но ведутся переговоры, дипломатические дискуссии, контакты, обсуждения и поиск совместно удовлетворяющих стороны компромиссных решений.

3. В третьем пространстве со-бытия конфликты становятся острыми, кажутся неразрешимыми и выходят из рамок текущего дипломатического и политического диалога и разрешения в рамки иного, повышенного напряжения. Появляются угрозы и обвинения, создаются наднациональные коалиции. Сейчас это, например, делается Украиной в системе патронажа США и европейских военно-политических институтов. Это пространство может накрениться в обоих направлениях, и в особо опасном.

4. Четвертое, самое страшное пространство, когда конфликты доходят до разрешения в ходе войны.
Выстраивать внешнюю политику с Украины нужно будет имея представление обо всех этих пространствах и намечая движение в сторону мирной, нормальная, добрососедской жизни.
Должен подчеркнуть и то, что записано в нашей Конституции: российское государство ответственно за русский — в широком смысле — народ и его судьбу.

Распадные процессы на пространстве русской российской цивилизации не закончились. Никуда не делся вопрос о незаконности по законодательству СССР игнорирования результатов общесоюзного референдума о целостности СССР. Можно, конечно, делать вид, что забыли… Но есть основания спросить, почему об этом референдуме «забыли», а другой, менее масштабный, признали, а третий — такой же — «уважаем, но не признаем». Виляния хвостом и перенос личностных комплексов на внешнюю политику страны уйдут в прошлое. А вот ответственность России как ядра большой русской российской цивилизации вернется из незавидного прошлого путинизма. И, как всегда в истории было, Россия вернет свою ответственность по защите малых народов и территорий, когда им грозит геноцид, истребление, унижение. Размен этой миссии на цену за газ будет прекращен.

Этот вопрос, вопрос о цивилизационной миссии России, как ядра и защитницы русской российской цивилизации (или, если хотите, Русского мира), сегодня очень острый, поэтому обязательно будет в повестке дня и на острие этой повестки.

Ещё одна обязательная фраза. Те понты и хулиганство, какая-то уже традиция гадить в мире, которые характерны для текущей внешней политики, конечно, уйдут вместе с путинизмом в прошлое. Будут перераспределены акценты: страна, подорванная практически по всему спектру государство образующих потенциалов, сначала должна будет сосредоточиться на внутренней повестке, на излечении, на преодолении накопленных путинизмом деформаций и диспропорций России. А это будет означать, что на некоторое время внешнеполитические инициативы и ответственность за мировую повестку, которую Россия будет иметь ввиду и из которой будет исходить, всё-таки будут направлены на решение внутренних проблем развития страны.

А коль скоро Россия будет переходить к развитию, к высоким темпам роста ВВП, к реиндустриализации и отраслевой реструктуризации экономики, производящей, а не паразитарной экономике, то будут вырастать социальные нормативы и показатели жизни большинства, жизни всего народа. Вернутся смыслы, вернется идеологии, идея государства, основанная на высших ценностях, вернутся финансовая мощь и здоровье российского государства. Наша страна вновь начнет становиться центром притяжения для соседних государств на здоровой, объективной, органичной основе.

Вот так непросто все это будет. Путинское наследие, тяжелое и пагубное для России, подсудное с точки зрения мирового международного права, придётся разгребать.

Степан Сулакшин


Автор Степан Степанович Сулакшин — д.полит.н., д.физ.-мат.н., профессор, гендиректор Центра научной политической мысли и идеологии.

Из передачи #ПрограммаСулакшина Вопросы и ответы.



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
308
822
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика