Как «взять и поделить?»

Как «взять и поделить?»

Автор Владимир Викторович Волк — канд. в члены Федерального политсовета Партии нового типа.

Как и прогнозировалось, российское общество в политическом плане стремительно левеет. Социальные и социалистические лозунги и манифесты провозглашают уже и несколько лет назад сторонившиеся их русские националисты. Несистемные коммунисты снова заговорили об отмене частной собственности. Так как именно эта самая собственность, по их мнению, является тормозом социальных преобразований, а её владельцы — по сути «врагами народа». У Партии нового типа — новая идеология — высшие ценности, интересам которых подчиняются, а органами народного управления регулируются все виды собственности: государственная, коллективная, частная, индивидуальная, смешанная.

Помните эпизод из фильма по повести Михаила Булгакова «Собачье сердце»?

«… — Да не согласен я.

— С кем? Энгельсом или Каутским?

— С обоими, — ответил Шариков.

— Это замечательно, клянусь Богом… И что бы вы со своей стороны могли предложить?

— Да что тут предлагать?.. А то пишут, пишут… конгресс, немцы какие-то… Голова пухнет. Взять всё, да и поделить…»

Предположим, что развитие политической ситуации внутри России в ближайшие годы пойдёт по самому оптимистичному сценарию. То есть, все готовящиеся в США, ЕС, на Украине, в Японии и Прибалтике группы войск для интервенции на случай дворцового переворота в РФ не дождутся ни московского майдана, ни кремлёвского путча. Созданные по всей стране органы советов и поддерживающие их государственные служащие и силовики быстро локализуют дворцовые интриги, изберут достойные органы управления, проведут референдум по утверждению новой Конституции. Страна получит новые постлиберальные перспективы.

Но как частную собственность сделать такой, чтобы она работала на государство и на весь народ? Речь не о том, что российская и иностранная олигархия уже создала частные охранные армии. Это не самое ужасное. Гораздо хуже, что при имеющих место настроениях из разряда «отнять и поделить» огромная часть граждан России против силовой экспроприации, и это практически непреодолимо. Тем более, что многие наслышаны и даже были прямыми свидетелями экспроприации по- донбасски. Это свежайший пример того, как с лозунгами народных республик и воззваниями «всё для фронта, всё для победы» зачастую откровенные уголовные элементы организовывали разбои, грабежи, «отжим» имущества, присваивали себе право чинить правосудие по собственному усмотрению, абсолютно не заботясь о молодом государстве, его экономике, социальной сфере и будущем своих же детей и внуков. Или наоборот — заботясь о том, чтобы им хватило сегодня, а после нас, как говорится, хоть потоп.

В некоторых населённых пунктах Донбасса вооружённые люди ещё в 2014 году попросту захватили работающие учреждения здравоохранения, оздоровительные лагеря, погромив имущество и превратив его в собственные базы. Это при том, что в Донбассе достаточно пустых и не эксплуатируемых зданий общежитий предприятий, учреждений, ПТУ и техникумов.

Кто-то имеет сомнения насчёт того, что в России народ более нравственный и не позволит ничего подобного? Чтобы не тешить себя подобными иллюзиями, можно вспомнить эпоху девяностых годов, когда выросшие, воспитанные и получившие образование в СССР братки с битами и обрезами повсеместно наводили страх на мелких лавочников, развивающихся коммерсантов и даже на руководителей крупных государственных учреждений. В России всегда хватало крепких мужиков, «граждан Корейко» и «сыновей турецкоподданых», не утруждающих себя думами о будущем Отечества и судьбах поколений. А в эпоху путинизма, развала промышленности, сельского хозяйства и деградации образовательной системы их количество увеличилось кратно.

И уж эти парни всегда готовы взять и поделить. Как говорил Михаил Самуэлевич, по-честному и по справедливости. Хоть под власовскими флагами, хоть под имперскими, хоть под ленинскими. Вот здесь и возникают несколько вопросов: что государству конкретно нужно брать, кто конкретно от имени государства будет брать и нужно ли делить то, что будет браться?

Под словом «брать» Партия нового типа, в отличие от радикалов и политических сектантов, конечно же, имеет в виду не забирать всю собственность насильно, безвозвозмездно и без принятия соответствующего закона. Речь идёт о процедурах национализации, которые являются одним из механизмов реализации статьи 101 проекта Конституции ПНТ. А именно — механизма достижения общественного блага, для чего государство создает естественные монополии, находящиеся в исключительной государственной собственности. То есть речь идёт не о парикмахерских, шлакоблочных цехах и сельхозартелях, а о бюджетообразующих и обеспечивающих безопасность страны госмонополиях, оказавшихся в результате грабительской приватизации в руках частных лиц.

Как говорится в статье 111 вышеуказанного проекта, национализация осуществляются в соответствии с высшими ценностями России и целями России на основе баланса государственных, общественных и личных интересов. Обращение в государственную собственность имущества, находящегося в собственности физических и юридических лиц (национализация), производится на основании федерального конституционного закона с компенсацией стоимости этого имущества и других убытков.

Ни для кого не секрет, что процесс разгосударствления в 90-х годах или как потом его лукаво подменили сладким термином «приватизация», вызывает возмущение у подавляющего большинства граждан России, а также обоснованные вопросы у множества профессиональных специалистов в этой области. Как целые отрасли топливно-энергетического комплекса, металлургии, военных и высоких технологий в одночасье оказались в руках частника?

Процедура разгосударствления общегосударственного имущества и средств производства была подменена банальной раздачей населению так называемых ваучеров, которые должны были стать ценной бумагой, но по факту оказались никчёмным фантиком стоимостью в пару бутылок водки. Так как группой заговорщиков СССР был ликвидирован, приватизация активов бывшего Союза происходила, под контролем и при участии руководителей и госфункционеров бывших советских республик. В России приватизацию связывают с именами Гайдара и Чубайса, занимавшими в то время ключевые позиции в правительстве.

Сказать, что массовая приватизация успешных и работающих предприятий была действительно необходима государству и народу — это просто посмеяться над ними. Одно дело, когда в частные руки передавались заброшенные и разорённые цеха и мастерские, магазины и рестораны. Но когда эффективно производящие продукцию и уплачивающие налоги предприятия вдруг оказывались частными — вот это и вызывало вопросы. Как? Кто? Каким образом? Зачем? Почему государство само отказывается от своей собственности, которая несла золотые яйца?

Но отказывалось не государство, то есть мы с вами. Отказывались вот эти самые гайдары и чубайсы в своих собственных и интересах своих друзей. А также в интересах тех, кто был готов поучаствовать в грабеже страны и при этом поделиться с дорвавшимися до руля чиновниками, депутатами, лоббистами и криминалитетом. В работе по приватизации Чубайсу, и это не тайна, активно помогали иностранные консультанты. Законодательные акты Верховного Совета РСФСР были приняты ещё летом 1991 года, они предусматривали выкуп государственных предприятий и их преобразование в акционерные общества. Основной этап ваучерной грабительской псевдоприватизации проводился в 1992–1994 годах. По сути, это была фальсификация, иллюзия честной передачи государственных монополий в частные руки.

При этом либеральные СМИ одноголосым хором пели песню про формирование эффективных собственников и среднего класса, как будто государство не в состоянии само быть эффективным собственником, например, нефтяной или газовой промышленности. Население не знало, что делать с ваучерами, поэтому практически за бесценок их стали продавать скупщикам. Порядок приватизации оказался выгоден так называемым красным директорам, министрам, областным чиновникам — то есть тем, кто руководил предприятиями, отраслями и секторами, получившим эти должности в советское время. Все они стали собственниками своих же предприятий, скупив контрольные пакеты акций.

В итоге страна получила не средний класс, а олигархию. Всего по официальным данным до 1 июля 1994 г. было разгосударствлено 70% промышленных предприятий. При этом новые собственники приобретали имущество не столько для производства, сколько для продажи и получения прибыли на сделках. Так в Россию пошёл иностранный капитал.

Вслед за ваучерной приватизацией, которую в целом назвали успешной, начался следующий этап — так называемые залоговые аукционы — имущество государственных и муниципальных предприятий стало продаваться за деньги. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, у кого были эти самые деньги. Но молодая российская олигархия умудрилась и здесь обыграть государство, беря у него же под приобретение государственного имущества денежные займы, а затем не возвращая их.

Приватизация в России — явило миру уникальное явление — мошенничество не просто в крупных размерах, а в мегаразмерах. Ну, а чтобы народ не роптал, ему тоже дали побаловаться на этом празднике жизни: кому-то бесплатно отдали государственную квартиру, коттедж, дачу, гараж, а кому-то повезло чуть больше — по ничтожной цене — заброшенную турбазу или устаревшую типографию.

Вот и ответ на вопрос: что государству конкретно нужно брать, а точнее национализировать. Ту бывшую государственную собственность, которая получена за деньги или ценные бумаги, источник происхождения которых на основании глубокого аудита не может быть подтвержден документально. Это будет справедливо? Безусловно. Собственник на основании нового федерального закона о национализации, работу над которым уже объявил председатель ПНТ С.С.Сулакшин, получит от государства подтверждённую документально долю в имуществе и его предприятие снова становится государственным.

При одном, очень важном условии. Если, например, не находящийся в монопольной структуре бывший государственный завод, который человек или группа граждан приобрели законно уже после лихих девяностых, вложили в развитие предприятия инвестиции, сами трудятся, не покладая рук, соблюдают КЗоТ, условия по безопасности труда, налоговую дисциплину, являются активными участниками социальных программ государства и муниципалитетов, готовы рассмотреть своё участие в реализации новых социализирующих или развивающих программ, то для таких собственников должны быть исключения.

Ведь их труд, вклад и затраты осуществляются в соответствии с высшими ценностями России и не противоречат целям России, они сбалансированы с государственными, общественными и личными интересами как самих руководителей и инвесторов, так и трудящихся предприятия. Да и, согласитесь, со стороны государства будет большой несправедливостью бить по рукам честных, трудолюбивых и пассионарных людей на том основании, что кто-то до них, в начале девяностых, украл данное предприятие у государства, а затем, как на угнанной машине «перебив номера», зарегистрировал по-новому, и продал. К каждому национализируемому объекту должен быть применён отдельный подход, исходя из логики здравого смысла, а не революционного порыва, а главное — из нужд государства, органов местного самоуправления, интересов и защиты территориальных общин и отдельных граждан. Что касается тех лиц, кто незаконно, методами шантажа, фальсификаций, рейдерства стал обладателем государственной собственности, то в данном случае будет уместным ввести новую статью в уголовный кодекс России.

В частности, статью о незаконной приватизации государственной собственности с параллельным созданием как профильного комитета во всех уровнях дум, так и специальных отделов в правоохранительных структурах. И добраться до каждого с таким же индивидуальным подходом. Преступление века должно быть расследовано и доведено до суда.

Вопрос: кто от имени государства будет осуществлять национализацию монополий, заводов и пароходов, а в российских условиях и вовсе — флотов? Почему-то в последнее время у части общества сложился стереотип, что это обязательно отряды вооружённых людей, которые врываются на заводы и пароходы, выбрасывают из окон руководителей и инженеров и объявляют, что отныне данное предприятие принадлежит государству. На самом деле этот стереотип как раз и возник в годы правления Ельцина и Путина, когда рейдерские захваты стали едва ли не привычным делом.

Но государству не нужны погромы и погромщики, государству нужны граждане-созидатели, для которых личный интерес не расходится с интересами общества и государства. Джина экспроприации выпустить из бутылки легко, а вот остановить погромы и грабежи и загнать этого джина обратно — не просто, более того, сопряжено с применением вооруженной силы. Народная власть, если она провоцирует и стимулирует насилие, ничем не отличается от власти оккупанта. А так как национализация в мировой практике не является ноу-хау, то рассмотрение этого очень серьёзного вопроса должно происходить с патерналистских и правовых методов принуждения.

И их в резерве у государство достаточно много. Например, в послевоенной Британии была проведена одна из самых масштабных национализаций. Государством были выкуплены предприятия, составлявшие почти 20% британской экономики и относившиеся к угольной, металлургической и газовой промышленности, энергетики, авиации, железнодорожного транспорта и коммунального хозяйства. Также был возвращён в собственность государства находившийся в частных руках Банк Англии. В 1976 году президент Венесуэлы Карлос Перес национализировал нефтедобывающую промышленность страны, которая сегодня приносит более 90% экспортного дохода и наполовину пополняет бюджет страны.

Показательным примером национализации может являться пример Исландии, где финансовый кризис 2008 года фактически поставил на колени перед западными кредиторами всю нацию. Массовые волнения привели к проведению в 2010 году референдума, на котором исландцы решили не возвращать средства иностранным кредиторам — Великобритании и Нидерландам. МВФ заморозил кредитование, но это не остановило исландцев и их новых руководителей.

Желая создать справедливое общество, они всенародно разработали и приняли новую Конституцию на иных ценностных основах, освободив страну от власти международных финансов и вернув природные ресурсы государства в общественную собственность. Конституционный совет по своему составу оказался левым, как его «окрестили» — «евросоциалистическим». И он имел поддержку большинства населения. Никакой олигарх или корпоратократ не имеет возможности противостоять большинству.

Так исландцы доказали всему миру и разграбленной России прежде всего, что не приватизация является панацеей от экономического кризиса, как об этом два десятилетия рассказывают либеральные российские СМИ. Спасением для нации стала национализация и суверенизация. Прошла она без погромов, стрельбы, дележей и интервенций потому, что подавляющее большинство граждан были вовлечены в конституционную работу. Люди сами написали для себя и своих детей Основной закон государства, по которому они хотели жить. Жить и не делить. Разве не достойно восхищения и изучения?


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Много или мало государства в отечественной экономике?

Макробаланс страны как инструмент и реальность

Распродажа остатков народной собственности

Приватизация

«Роснефтегаз» или история приватизированного государства

России нужна национализация

Собственность в России

Собственность. Передача «Обретение смыслов»

О национализации собственности

О коммунизме и частной собственности

В чем устарел марксизм?

Собственность на землю: традиции, политика, реалии и новая конституция

Ценности выше собственности. О проблемах идеологии на «левом фланге» и путях их преодоления



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
3936
13085
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика