КГИ о том, как проблемы с местной властью решать

КГИ о том, как проблемы с местной властью решать

Автор Наталия Игоревна Шишкина — эксперт Центра Сулакшина.

Кудринский комитет гражданских инициатив не так давно выдвинул целый ряд предложений, которые по задумке специалистов комитета, должны разрешить российские проблемы. Часть из них была представлена на Общероссийском гражданском форуме.

Кроме очередного антисоциального предложения про принципы назначения социальной помощи, Комитет гражданских инициатив выдвинул проект реформирования местного самоуправления.

Местное самоуправление в России — тема достаточно болезненная. Местные власти, как правило, почти полностью лишены ресурсов и источников их пополнения, не способны адекватно реагировать на возникающие проблемы и редко пользуются не то что популярностью, но даже известностью среди простых россиян.

Эксперты КГИ занимаются вопросом местного самоуправления давно, в несколько этапов: сначала в 2013—2014 гг. собирались лучшие по оценке КГИ муниципальные практики. В прошлом 2015 году был предложен первый проект Основ законодательства о местном самоуправлении. И в 2016 году представлены конкретные программы социально-экономического развития муниципалитетов. На Форуме была представлена последняя версия законодательной инициативы по реформированию системы местного самоуправления. Проект достаточно объемный, около ста страниц.

Подробно описывается порядок и критерии формирования органов местного самоуправления в зависимости от территории. Предполагается, что с инициативой создания муниципалитета могут выходить как местные жители, так и органы власти уже существующих муниципалитетов. Для создания нового муниципалитета требуется, правда, согласие старых органов местного самоуправления, что может значительно сократить возможности развития местного самоуправления на местах.

Интересно, что компетенции органов местного самоуправления зависят от параметров каждого вида муниципальных образований, например, демографического, социально-экономического или культурного потенциала. А от компетенций зависит финансовое обеспечение, которое не может быть ниже, чем требуется для выполнения компетенций. Более того, расходы органов местного самоуправления не могут устанавливаться никакими федеральными или региональными законами в том смысле, что решение как именно и на что тратить финансовые средства принимается самим органом местного самоуправления. В то же время, средства на решение вопросов местного значения тратятся именно местным бюджетом. Исключение составляют только субвенции из федеральных либо региональных бюджетов, да возможность дополнительного финансирования каких-либо проектов федеральным либо региональным бюджетом.

ЦНПМИ достаточно давно говорил о необходимости реформировать сферу местного самоуправления, разрабатывались и выдвигались варианты решения проблемы местного самоуправления. Более того, основные принципы должны быть закреплены в Конституции значительно более подробно, чем есть сейчас в 12 статье, которая гласит, что местное самоуправление в России признается и гарантируется, самостоятельно и не входит в систему органов государственной власти. Согласно проекту Конституции России, предложенному Центром Сулакшина, местному самоуправлению посвящена вся 9 глава Конституции, в которой описывается как право на местное самоуправление, так и сферы деятельности и взаимодействие местного самоуправления и государства. Последний вопрос в современных реалиях особенно болезненный, так как органы местного самоуправления, по существу, превращаются в формальную структуру.

Интересно сравнить проект КГИ и предложения ЦНПМИ именно по вопросам сфер деятельности местного самоуправления и взаимодействия органов власти и местного самоуправления. ЦНПМИ кроме местного управления вводит еще один уровень — народного самоуправления. Нынешнее местное самоуправление таковым не является. Это чистой воды публичная или государственная власть, ничем, ни структурно, ни по природе, не отличающаяся от органов власти субъекта федерации и федерации. Но выведенная из системы государственной власти. КГИ этой проблемы не замечает вовсе.

В проекте КГИ, как и в проекте Конституции ЦНПМИ, дается перечень вопросов деятельности местного самоуправления, однако в кудринском проекте речь идет о предметах ведения местного самоуправления, при этом оговаривается, что конкретные вопросы утверждаются Уставом муниципалитета (табл. 1).

Таблица 1. Вопросы органов местного самоуправления

Можно видеть, что, несмотря на кажущийся отказ в проекте КГИ от переизбытка компетенций, к ведению органов местного самоуправления отнесено достаточно большое количество вопросов. Хотя большая их часть может сворачиваться до более лаконичных предложений ЦНПМИ, представленных в левой колонке таблицы.

В то же время, кудринский проект устанавливает обязательные вопросы, которые должны рассматриваться органами местного самоуправления, причем список этих вопросов разнится в зависимости от типа муниципалитета: городское или сельское поселение имеет один, достаточно обширный, список вопросов, а пригородное поселение — другую обязательную часть. В обязательную часть сельского либо городского поселения входит 17 различных вопросов, а пригородное поселение в обязательном порядке занимается только семью вопросами, перечисленными в списке обязательных для городских и сельских поселений. Для муниципального района выделен 21 вопрос для рассмотрения, для внутригородского муниципального района 38 вопросов. По существу, органы местного самоуправления уже изначально поставлены в неравные условия: у одних в ведении будет больше вопросов, у других — меньше.

В то же время, есть ещё и необязательная часть вопросов, которые могут входить в ведение органов местного самоуправления, причем интересным дополнением является вопрос финансового обеспечения.

Согласно проекту КГИ, муниципальные образования, в бюджете которых трансферты из других бюджетов бюджетной системы РФ, кроме субвенций и субсидий в рамках заключенных соглашений, или налоговые доходы по дополнительным нормативам больше чем на треть за последние три года составляли доходы местного бюджета, будут лишены возможности устанавливать и исполнять расходные обязательства, связанные с факультативными вопросами местного значения. К последним, кстати говоря, относится немало социальных вопросов вроде организации общественных оплачиваемых работ для занятости населения, вопросы организации местного образования, мер социальной поддержки. По существу, из перечня основных вопросов они вырваны, а если учитывать, что в ближайшие три года с текущей социально-экономической обстановкой мало какие муниципальные образования смогут обойтись без значительных вливаний в свои бюджеты, то получается, что социальные вопросы останутся вне органов местного самоуправления. Создается ситуация, когда вроде бы местная власть может претендовать на участие в решении вопросов, но фактически это становится почти невозможным.

Органы местного самоуправления, по задумке авторов проекта КГИ, могут наделяться и некоторыми государственными полномочиями. В таком случае непонятным остается вопрос, почему тогда местное самоуправление не входит в систему органов власти, ведь фактически местной властью и является. Важно отметить, что передача на местный уровень властных полномочий влечет за собой и федеральное финансирование местных органов самоуправления для реализации этих полномочий, что, несомненно, является определенным плюсом для местных органов самоуправления. Но в то же время, может привести к затормаживанию некоторых процессов, если федеральный центр тормозит финансовое обеспечение полномочий.

Большое внимание и значение планируется уделить формам осуществления местного самоуправления. Так, на местный референдум может выноситься любой вопрос, находящийся в компетенции органов местного самоуправления, кроме уже запрещенных согласно действующему законодательству. Референдум может проводиться по инициативе граждан, имеющих право на участие в нем, по инициативе избирательных объединений и представительного органа муниципалитета, причем последний должен действовать совместно с главой местной администрации.

Для проведения местного референдума необходимо, согласно авторам проекта, собрать подписи в поддержку проведения референдума, причем минимальный порог не может быть выше 3% от числа возможных участников и сбор подписей должен проходить не менее 2 месяцев. После поступления необходимых документов, дата референдума должна назначаться в течение месяца. Причем если представительный орган нарушил положенные сроки назначения местного референдума, жители могут обратиться в суд и срок проведения устанавливается уже судом. И уже после вынесения решения о проведении референдума, в течение 80 дней референдум проводится, причем перенести проведение референдума возможно не позднее чем за 25 дней и на срок не более 90 дней.

Казалось бы, наконец-то всё прописано достаточно ясно и четко. Однако следует учесть, что даже при минимальных сроках, если жители решили провести по какому-то вопросу референдум, до момента его проведения может пройти около полугода. Поэтому референдум не может быть средством решения срочных актуальных вопросов.

Сход граждан, согласно предложенному КГИ проекту, возможен при численности населения, обладающего активным избирательным правом, не более 300 человек. Это связано главным образом с тем, что сход фактически имеет право исполнять полномочия представительного органа муниципальной власти.

В общем и целом, проект, представленный КГИ, не несет много нового. Формально расширяются возможности местного самоуправления, но очевидно, что фактически даже при принятии этого закона возможности местного самоуправления останутся на том же уровне, что есть сейчас. К тому же, уровень предложения — федеральный закон — не позволяет внести серьезные новации. А замахиваться на более высокий уровень инициативы специалисты КГИ не решаются.


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
5735
24044
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика