Коррупция в сфере образования

Коррупция в сфере образования В одном из выпусков «Научных материалов», говоря о типологии коррупции, мы уже писали о феномене, который по аналогии с термином «мягкой силы» назвали «мягкой коррупцией». Сегодня речь пойдет о теме, которая, судя по информационному фону, к сожалению, не теряет своей актуальности в России, -— коррупции в сфере образования.

Отрывок из монографии: Сулакшин С.С., Максимов С.В., Ахметзянова И.Р. и др. "Государственная политика противодействия коррупции и теневой экономике в России". Монография в 2-х томах.


Феноменология коррупции в образовательной сфере


Согласно данным опроса, проведенного Всероссийским центром изучения общественного мнения в период с 27 по 28 мая 2006 г., 29% опрошенных ответили, что давали деньги и подарки работникам образования. Для сравнения: 51% — работникам медицины, 31% — сотрудникам ГАИ. Таким образом, образование входит в тройку наиболее подверженных коррупции сфер.

В результате исследований, проведенных в 2003–2004 гг., было установлено, что количество выявленных преступлений, связанных с фактами взяточничества, злоупотреблениями, хищениями бюджетных средств и иных уголовно-наказуемых деяний в системе образования РФ, увеличилось на 40%, было зарегистрировано 8,5 тыс. преступлений ежегодно. К уголовной ответственности были привлечены проректоры, помощники ректора, около 20 заведующих кафедрами, более 200 преподавателей и свыше 50 директоров школ.

Высокий уровень коррупции в нашем государстве приводит к тому, что  Россия год от года теряет свою инвестиционную привлекательность. Если говорить предметно, а именно о коррупции в сфере образования, то мы наблюдаем ту же картину — коррупционность образования (по большей части высшего) приводит к снижению привлекательности российских вузов для иностранных студентов. Соответственно уменьшение количества обучающихся в России студентов приводит к понижению престижа российского высшего образования. Поэтому вопрос коррупции в образовании по значимости стоит в одном ряду с такими проблемами как коррупция в судебной системе, коррупция в системе органов исполнительной власти.

В своей работе «Образование и коррупция» Стефан Р. Хайнеман дает характеристику системы образования, свободной от коррупции:

— равенство доступа к получению образования;

— честность при распределении учебных программ и материалов;

— честность и прозрачность критериев выбора высшего образования;

— честность при проведении аккредитации, в которой все учебные заведения равно оцениваются по системе стандартов, открытых для общественной огласки;

— честность при получении образовательных услуг и товаров;

— поддержание системы профессиональных стандартов теми, кто возглавляет учебные учреждения, кто осуществляет преподавательскую деятельность, независимо от форм собственности учреждения: частной или государственной.

Как мы видим на сегодняшний день нашу систему образования можно охарактеризовать через указанные Стефаном Р. Хайнеманом характеристики только со знаком минус.

Факторы возникновения коррупции


Коррупцию в системе образования можно разделить на два уровня: низовой и высший. Коррупция на низовом уровне находит свои проявления непосредственно в процессе обучения: прием в учебные заведения, вступительные испытания, сдача промежуточных и выпускных экзаменов и проч. Коррупция на высшем уровне связана с системой аккредитации, лицензирования учебных заведений и, главным образом, с системой распределения бюджетных средств на финансирование системы образования (в частности, бюджетных средств, выделяемых на издание учебной литературы). Существует целый ряд причин существования и развития коррупции на низовом уровне. В их числе хотелось бы обратить внимание на следующие.

1. Правовые проблемы, касающиеся простой непродуманности и недостаточной проработанности норм, определяющих правовой статус основных субъектов в сфере образования: нормы, содержащиеся в ст. 16 Федерального закона от 22 августа 1996 г. № 125-ФЗ «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» носят слишком общий характер и содержат частые отсылки к уставу учебного заведения. Однако устав может и не содержать более конкретных норм. А возникающие в рамках образовательного процесса вопросы могут быть решены приказами и распоряжениями. Таким образом, правовая база, регламентирующая положение студентов в вузе является нестабильной и зависит по большей части от приказов и распоряжений, которые носят скорее ситуативный характер. ВУЗы, несмотря на предоставленную нормативными актами возможность (для негосударственных вузов это обязанность — см. ст. 11–1 закона РФ «Об образовании», п. 10 ст. 16 ФЗ «О высшем и послевузовском профессиональном образовании»), не уделяют достаточного внимания проблеме локальной регламентации статуса студента. Формулировки уставов зачастую просто копируют нормы названных законов и Типового положения о вузе. Не урегулирован также вопрос о дисциплинарной, материальной ответственности студентов. Требуют тщательной проработки вопросы студенческого самоуправления.

Серьезной правовой проблемой является

несовершенство норм уголовного права — ограниченные возможности привлечения к ответственности преподавателей.

По данным Департамента экономической безопасности Министерства внутренних дел РФ только в 2005 г. было выявлено более трех тысяч преступлений, в том числе 849 — по фактам получения и дачи взяток в образовательных учреждениях. Среди них — шестьдесят семь случаев, когда ректоры, председатели приемных комиссий и преподаватели были привлечены к уголовной ответственности. Цифры говорят сами  за себя — из трех тысяч преступлений лишь шестьдесят семь закончились привлечением к уголовной ответственности.

Согласно ст. 290 УК РФ субъектом преступления является должностное лицо, а в примечании к ст. 285 УК РФ раскрывается понятие «должностного лица» — это лицо, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющее функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации. Как мы видим, речь о привлечении к ответственности может идти в случае, если лицо, получившее взятку, выполняет либо функции представителя власти, либо организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 6 от 10 декабря 2000 г. дается разъяснение, что следует понимать под организационно-распорядительными и административно-хозяйственными функциями: «Организационно-распорядительные функции включают в себя, например, руководство коллективом, расстановку и подбор кадров, организацию труда или службы подчиненных, поддержание дисциплины, применение мер поощрения и наложение дисциплинарных взысканий. К административно-хозяйственным функциям могут быть, в частности, отнесены полномочия по управлению и распоряжению имуществом и денежными средствами, находящимися на балансе и банковских счетах организаций и учреждений, воинских частей и подразделений, а также совершение иных действий: принятие решений о начислении заработной платы, премий, осуществление контроля за движением материальных ценностей, определение порядка их хранения и т. п.» Таким образом, и это указывается в п. 5 Постановления, не являются субъектами получения взятки работники государственных органов и органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, исполняющие в них профессиональные или технические обязанности, которые не относятся к организационно-распорядительным или административно-хозяйственным функциям.

До того как было принято Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 6 от 10.02.2000 г. практики руководствовались Постановлением Пленума Верховного суда СССР от 30 марта 1990 г. № 418, согласно которому субъектом должностного преступления признавались лица, выполнявшие организационно-распорядительные или административно-хозяйственные обязанности не только в силу занимаемой должности, но и в порядке осуществления возложенных на них правомочными на то органами или должностными лицами специальных полномочий. Таким образом, ответственность за должностные преступления могли нести врачи — за злоупотребление полномочиями, связанными с выдачей листков нетрудоспособности, участием в призывных комиссиях, преподаватели — за нарушение обязанностей, возложенных на них как на членов квалификационной или экзаменационной комиссии; учителя или воспитатели — за неисполнение возложенных обязанностей по обеспечению порядка и безопасности во время проведения мероприятий или занятий.

Получается, для того, чтобы привлечь преподавателя государственного вуза к ответственности по ст. 290 УК, его необходимо приравнять к должностному лицу, наделенному организационно-распорядительными функциями. Но это возможно только в тех случаях, когда речь идет о заведующем кафедрой, декане, заведующем структурным подразделением учебного заведения. Как правило, преподаватели, доценты, профессора выполняют профессиональные обязанности: читают лекции, проводят семинарские занятия, принимают зачеты и экзамены, проверяют контрольные, курсовые и дипломные работы, они не являются должностными лицами, т. к. не обладают признаками специального субъекта должностного преступления. Тогда остается не выясненным вопрос: как же можно привлечь к уголовной ответственности преподавателя государственного ВУЗа за получение взятки? Раз ВУЗ государственный, то ст. 204 УК РФ «Коммерческий подкуп» не распространяет свое действие. Речь идет о преподавателе, выполняющем профессиональную деятельность, соответственно, он не является должностным лицом в смысле, указанном в примечании к ст. 285 УК РФ и ст. 290 УК РФ «получение взятки» на него не распространяется. Необходимо внести изменения в УК РФ —добавить к организационно-распорядительным и административно-хозяйственным профессиональные функции, либо дополнить УК РФ новой статьей, предусматривающей уголовную ответственность за получение незаконного вознаграждения в связи исполнением профессиональных обязанностей.


2. Системные проблемы. Система власти центрирует весь спектр управления — и оценку квалификации и количество вузов. Москва и Петербург — это центры образования, которые замыкают и будут замыкать на себе всю систему. Вместо полицентрической системы управления действует центрированная иерархическая. Получение образования в провинции год от года становится все менее престижным. Востребованность вузов Москвы и Санкт-Петербурга продолжает увеличиваться, что только способствует различным проявлениям коррупции (в виде дачи и получения взятки, протекционизма и проч.).

Корпоративная политика самих вузов такова, что вузы не заинтересованы в универсализации образования.

Данная проблема включает два элемента:

а) наличие искусственно поддерживаемого информационного фантома элитарности столичных вузов (иллюзия вывески);

б) развитые коррупционные взаимоотношения администрации большинства элитарных столичных вузов с высокопоставленным чиновничеством федеральных и региональных органов государственной власти: льготы по поступлению и обучению для детей, родственников и знакомых чиновников, завышенные гонорары за участие в учебном процессе в обмен на услуги по различным формам поддержки: дополнительное бюджетное финансирование, содействие в приеме выпускников на государственную службу и службу в наиболее успешных коммерческих организациях.

В негосударственных ВУЗах отсутствует заинтересованность в повышении качества уровня образования выпускников. Отчисление студентов для таких ВУЗов не выгодно, потому как не выгодно терять деньги. Негосударственный ВУЗ должен быть заинтересован в качестве уровня образования выпускников. Решение — для аккредитации ввести условие: соотношение числа студентов, обучающихся, скажем, на 4-м курсе, и числа выпускников. Если разница окажется значительной, то надо просто закрывать такие вузы.

Во многих учебных заведениях отсутствует прозрачность данных о качестве работы, нет эффективной системы общественного контроля за процессом обучения. Слабо работают профессиональные сообщества, образование сегментировано, контроль за стандартами ослабевает.

В настоящее время Министерство образования и науки само задает стандарты образования и само контролирует их соблюдение. Необходимо создавать независимые экспертные организации, осуществляющие контроль за соблюдением образовательных стандартов наравне с Министерством образования и науки РФ. В законе «Об Общественной палате»19 среди целей и задач перечислены:

— проведение общественной экспертизы проектов федеральных законов и проектов законов субъектов, а также проектов нормативных правовых актов органов исполнительной власти и проектов правовых актов органов местного самоуправления;

— осуществление в соответствии с настоящим Федеральным законом общественного контроля (контроля) за деятельностью Правительства РФ, федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления, а также за соблюдением свободы слова в средствах массовой информации.

Общественная палата РФ, таким образом может проводить экспертизу и образовательных стандартов, утверждаемых Приказом Министерства образования и науки РФ. Правда, это не является ее обязанностью. Выход может быть такой — утверждение стандартов Министерства должно проходить совместно с научно-экспертным центром (это может быть РАН или специально созданная для этих целей структура).

Только таким образом можно избежать полной монополии Министерства образования и науки на утверждение и контроль за соблюдением стандартов в области образования.

Возможно создание института делегирования полномочий по лицензированию и аттестации вузов государственным комиссиям, которые будут создаваться из числа отбираемых в случайном порядке из специалистов соответствующей квалификации и профиля, включенных в государственный реестр (например, кандидаты и доктора наук, аттестованные ВАКом). В ряде случаев создавать такие комиссии с конкурсным привлечением зарубежных экспертов, представителей профильных общественных организаций и организаций по защите прав потребителей.

Существует большой разрыв между уровнем знаний выпускников школ и требованиями, предъявляемыми ВУЗами к абитуриентам. По этой причине поступить в вуз становится не просто сложно, а практически невозможно, поэтому выпускники школ и их родители пытаются использовать не только законные способы поступить в высшее учебное заведение. Таким образом, нынешняя система образования сама стимулирует коррупцию. Министерство образования и науки, издавая приказы о стандартах образования, в которых и закладываются принципы и основы образовательных программ, должно учитывать и пытаться устранить такой разрыв. Предлагается ввести еще один год обучения в школе, который будет нацелен на выравнивание школьной программы с требованиями вуза. Необходимо развивать программу среднего специального образования: проводить мониторинг на выявление отраслей, где требуются специалисты среднего специального (профессионального) образования; руководство образовательного учреждения должно взаимодействовать с потенциальными работодателями своих выпускников. Так же необходимо расширить возможности для поступления выпускников СПО в вузы на старшие курсы.

Зачастую у обучающихся отсутствует какая-либо мотивация к учебе. Студентам проще «купить экзамен», а не сдавать его самостоятельно.

Повысить мотивацию обучающегося к учебе может изменение действующей системы выпускных экзаменов, например, в виде ролевой игры, тем более что многие крупные компании-работодатели на испытаниях при приеме на работу проводят ролевые игры. По мнению ряда аналитиков, лет через пять системе высшего образования может грозить фиаско, поскольку связь между вузами и рынком труда теряется. При подборе кадров многие частные и даже государственные структуры шарахаются от выпускников некоторых высших учебных заведений.

Негативным образом на мотивацию к учебе влияет предусмотренная нашим законодательством возможность восстановления после отчисления за неуспеваемость, причем в этом же вузе. Как правило, восстановление происходит с потерей года обучения. Такая схема является выгодной для вуза, если студент обучается на платной основе, ведь он вынужден будет еще раз заплатить за обучение. В этом отношении примечателен опыт Германии, где отчисленный по причине неуспеваемости уже не вправе получить образование по этой же специальности.

Не развита система саморегулирования. Существование коррупции в вузах в значительной степени обусловлено нейтральным отношением к ней со стороны большого количества учащихся и делает коррупцию массовым социальным явлением. Необходимо создать ситуацию конфликтности: когда отчисление будет связано с большим количеством издержек для обучающегося, соответственно повысится мотивация «неотчисления». Тогда, проводимое среди обучающихся массовое анонимное анкетирование будет отражать реальную картину. Например, в Англии после окончания курса проводится анонимное анкетирование, что, по сути, представляет собой «канал обратной связи».

Само строение образовательной системы, основанное на качественной оценке, предопределяет широкое распространение коррупции в этой сфере. 

Вариантом решения многие называют формализацию знаний. Однако обучение по такой системе в наших условиях, с учетом культурно-исторических традиций, —невозможно. Как известно, в России проводится эксперимент с ЕГЭ (единый государственный экзамен), направленный на борьбу с коррупцией. В связи с этим студентам был задан вопрос: «Считаете ли Вы, что введение единого тестирования вместо экзаменов (в том числе, и вступительных) и зачетов может снизить уровень коррупции в вузе?». На что были получены следующие ответы (sartraccc.sgap.ru/pub/lvovich.html):



Таким образом, около половины опрошенных уверены в том, что проблему коррупции в вузах при поступлении ЕГЭ решить не поможет, изменится лишь получатель взяток. По определенному перечню специальностей для поступления в вуз сдачи ЕГЭ будет недостаточно: законопроект предполагает, что по определенному перечню специальностей вузы смогут проводить дополнительные испытания. По заявлению В. Болотова (Рособрнадзор), Согласно законопроекту № 335155– «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «Об образовании» и Федеральный закон «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» в части введения единого государственного экзамена»: Единый государственный экзамен представляет собой форму независимой оценки уровня учебных достижений обучающихся с использованием заданий стандартизированной формы (контрольные измерительные материалы), выполнение которых позволяет установить уровень учебных достижений обучающихся по освоению федерального компонента государственного образовательного стандарта среднего (полного) общего образования. перечень таких специальностей уже составлен. Возможность проведения дополнительных испытаний для ряда специальностей —это безусловная необходимость.

Негативным следствием ЕГЭ может стать увеличение доли платного образования. Теперь финансируется обучение тех выпускников, кто покажет высокий балл при сдаче ЕГЭ, но никто не может гарантировать, что при определении «проходного балла» его значение не будет завышаться с целью снижения финансирования. Так что мы можем констатировать, что ЕГЭ не «панацея» в борьбе с коррупцией.

Коррупция в образовании на высшем уровне —это коррупция, в основном возникающая на стадиях аккредитации, лицензирования учебных заведений.

Механизм аккредитации вузов несовершенен и имеет ряд серьезных недостатков. Например, порядок аккредитации филиалов государственных и частных (коммерческих) вузов. Если вуз государственный, то его филиал может использовать аккредитацию головного вуза. Согласно ст. 8 Федерального закона от 22 августа 1996 г. № 125-ФЗ «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» «Филиалы высших учебных заведений проходят лицензирование и аттестацию самостоятельно, а государственную аккредитацию —в составе высшего учебного заведения».

Но если ВУЗ негосударственный, то каждый его филиал должен иметь собственную государственную аккредитацию. Отсюда мы видим неравные условия государственных и частных вузов создавать филиалы. Безусловно, для большей прозрачности процесса аккредитации филиалов, необходимо изменить содержание ст. 8 Федерального закона «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» на следующую формулировку: «Филиалы высших учебных заведений проходят лицензирование, аттестацию и государственную аккредитацию самостоятельно».

Вузовскую коррупцию подпитывает система распределения государственных заказов и грантов. В настоящее время распределение госзаказов и грантов —это формы скрытого хищения бюджетных средств. Как правило, получение госзаказов и грантов связано с перераспределением средств через приватные структуры, липовые контракты, систему откатов. Конкурсы, гранты объявляются под уже давно «заказанные» темы. В условиях содержатся такие требования, соответствовать которым заведомо может только один или несколько поставщиков. В 2004 г. на закупки товаров и услуг для государственных нужд потратили более 800 млрд руб. При этом, по данным Министерства экономического развития и торговли РФ, на открытых конкурсах было распределено 7,7% всех заказов и еще 10,1% —на закрытых конкурсах. В результате, 30% от общего числа закупок пришлось на одного поставщика.

Законом от 21 июля 2005 г. № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных или муниципальных нужд»26 регулируются отношения, связанные с размещением заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных или муниципальных нужд, для эффективного использования средств бюджетов и внебюджетных источников финансирования, расширения возможностей для участия физических и юридических лиц в размещении заказов и стимулирования такого участия, развития добросовестной конкуренции, совершенствования деятельности органов государственной власти и органов местного самоуправления в сфере размещения заказов, обеспечения гласности и прозрачности размещения заказов, предотвращения коррупции и других злоупотреблений в сфере размещения заказов.

Согласно ст. 7 указанного закона, «при размещении заказа путем проведения конкурса, аукциона, а также запроса котировок цен на товары, работы, услуги создается конкурсная, аукционная или котировочная комиссия. Число членов комиссии должно быть не менее пяти человек. Членами комиссии не могут быть физические лица, лично заинтересованные в результатах размещения заказа (надо сказать, что формулировка довольно размытая), в том числе физические лица, подавшие заявки на участие в конкурсе, заявки на участие в аукционе или заявки на участие в запросе котировок (либо состоящие в штате организаций, подавших указанные заявки), либо физические лица, на которых способны оказывать влияние участники размещения заказа (в том числе физические лица, являющиеся участниками (акционерами) этих организаций, членами их органов управления, кредиторами участников размещения заказа). В случае выявления в составе комиссии указанных лиц заказчик, уполномоченный орган, принявшие решение о создании комиссии, обязаны незамедлительно заменить их иными физическими лицами, которые лично не заинтересованы в результатах размещения заказа и на которых не способны оказывать влияние участники размещения заказа».

Таким образом, уже в самих формулировках норм закона содержатся коррупционные составляющие, плюс ко всему не ясно на основе какого акта действует комиссия, потому как ни положения о ее деятельности, ни регламента нет.

Очень часто на базе престижных вузов создаются различные центры, бюро, которые участвуют в конкурсах, пользуясь престижем и брэндом этого ВУЗа, в результате чего огромное количество бюджетных средств «оседает» на счетах не самих ВУЗов, а отдельных вузовских администраторов, которые контролируют открытие и работу этих центров. В ст. 62 Закона «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных или муниципальных нужд» указывается, что «лица, виновные в нарушении законодательства РФ и иных нормативно-правовых актов Российской Федерации о размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных или муниципальных нужд, несут дисциплинарную, гражданско-правовую, административную, уголовную ответственность в соответствии с законодательством РФ», но опять же норма неконкретна. Помимо того, что рассмотренные нормы сформулированы недостаточно точно и требуют конкретизации, есть еще одна проблема —это отсутствие адекватного развития данных норм в отраслевом законодательстве об ответственности. Вопросы аттестации научных и научно-педагогических кадров, также связаны с возможностью роста коррупционной сферы. Аттестация научных и научно-педагогических кадров возложена на Высшую аттестационную комиссию (ВАК), которая является структурным подразделением Министерства образования и науки Российской Федерации. По ряду вопросов ВАК находится в подчинении Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки.

Высшая аттестационная комиссия создана в целях обеспечения единой государственной политики в области государственной аттестации научных и научно-педагогических кадров. В ведении ВАК находятся такие вопросы как присвоение ученых степеней и присуждение ученых званий. Но окончательное решение по данному вопросу принимает даже не ВАК, а Федеральная служба по надзору в сфере образования и науки. Служба рассматривает вопросы присвоения ученых званий профессора по специальности и профессора по кафедре, доцента по специальности и доцента по кафедре, присуждения ученых степеней доктора и кандидата наук и выдает соответствующие аттестаты и дипломы установленного образца, а также рассматривает вопросы лишения (восстановления) указанных ученых званий и степеней. Таким образом, окончательное решение (выдача соответствующего документа) передано в руки чиновничьего аппарата, а в условиях современной коррумпированности чиновничьего аппарата это чревато многими негативными последствиями.

Сегодня коррупция в наиболее крупных масштабах распространена в тех сферах, где происходит выделение бюджетных средств на развитие системы образования (на развитие вузовских программ, издание учебной литературы).

Лидер общественного движения «Против коррупции» Леонид Трошин заявил, что «по данным экспертов, доля вознаграждения —так называемых «откатов» —за выделение бюджетных средств на развитие вузовских программ формирования и развития общества, здорового развития нации. грамм доходят до 50% от сумм финансирования».

Сфера издания литературы для учебных заведений является одной из самых коррупционных. Средства, выделяемые на эти цели из бюджета, распределяются исключительно между аффилированными Минобразованию издательствами. Литературы на выделяемые бюджетные средства издается гораздо меньше, чем это необходимо, и «нестыковки» в объеме выпущенной продукции и выделенных средствах покрываются такими структурами за счет увеличения себестоимости выпускаемой продукции. Однако любая экспертиза показала бы полное несоответствие заявленной цены низкому качеству изданной литературы.

Существует несколько вариантов решения указанной проблемы:

во-первых, отслеживание любой прямой или косвенной заинтересованности чиновника в распределении бюджетных средств какой-либо определенной организации (исключение родственной связи между чиновником и работником издательства);

во-вторых, выборочная экспертиза выпускаемой литературы на предмет соответствия указанной цены продукта его качеству;

третий путь —ограничение срока приобретения исключительных прав на издание;

четвертый —совершенствование процедуры открытых конкурсов на издание школьной и профессиональной литературы за счет бюджетных средств;

пятый —возможное ограничение предельной рентабельности изданий за счет средств бюджета.

Законом «Об образовании» федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по контролю и надзору в сфере образования и науки, наделен полномочиями инспектировать в порядке надзора на территории Российской Федерации образовательные учреждения независимо от их организационно-правовых форм, типов и видов, органы управления образованием и уполномоченные органы исполнительной власти субъекта Российской Федерации, осуществляющие контроль и надзор в сфере образования. Логичным было бы допустить, что Федеральная служба по надзору в сфере образования и науки должна быть независимой от Министерства образования и науки РФ.

Морально-этические причины Коррупция стала привычным явлением, можно сказать неотъемлемой частью высшего профессионального образования. Это связано, прежде всего, с отсутствием эффективной системы привлечения к ответственности. По объективным причинам —трудная доказуемость фактов дачи и получения взятки.

Ректорат предпочитает просто уволить сотрудника, берущего взятки, не обращаясь в правоохранительные органы. Еще одна причина —недостаточно жесткие санкции в части лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. Так, за получение взятки ст. 290 УК РФ предусматривает штраф, лишение свободы, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. Максимальный срок лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью по основному составу преступления —три года. Предлагается увеличить этот срок до 5– лет.

По данным Департамента экономической безопасности МВД РФ, взятки в вузах стали таким же обыденным явлением, как и поборы ГАИ (ДПС) на дорогах:



По данным исследований, проведенных Государственным университетом —Высшей школой экономики, общая сумма взяток в системе образования за год немногим меньше 1 млрд долл. (26 млрд руб.). Три четверти этой суммы составляют взятки, связанные с высшим образованием. Суммарные «доходы» взяточников от образования примерно в 2 раза превышают дох ды России от экспорта пшеницы, и в 3 раза —от экспорта автомобилей. Масштабность вызвана тем, что брать и давать взятки стало привычкой, нормой жизни. Для того, что бы «напомнить» обществу, что взяточничество и другие проявления коррупции в образовании были и есть аморальными деяниями, необходимо принять Кодекс этики работников образования (Кодекс этики преподавателей). Предлагается также ввести для студентов, обучающихся на педагогических специальностях давать клятву (аналогичную клятве Гиппократа). Такая мера целесообразна, потому как образование также как и здравоохранение является основами формирования и развития общества, здорового развития нации.


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
567
2291
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика