Новое — хорошо забытое старое. О проблеме деградации отечественной журналистики

Новое — хорошо забытое старое. О проблеме деградации отечественной журналистики

Автор Владимир Викторович Волк — канд. в члены Федерального политсовета Партии нового типа.

Те, кто застал то время, когда единственным источником новостей были два канала центрального и национального ТВ и местная исполкомовская газетёнка формата А3, отмечают, что с развитием компьютерных технологий вырос и уровень журналистики. Не творческий, конечно, а технический. Теперь получить любую информацию стало доступно одним нажатием кнопки ПК или сенсора телефона. Однако сам уровень СМИ в целом и журналистики, в частности, всё стремительней скатывается к нулевой отметке, параллельно затягивая за собой и российское общество.

Нельзя сказать, что раньше СМИ доверяли больше. Пресса в России, как нигде в мире, всегда создавалась сверху. Делалось и внедрялось в общество это для государственных нужд, поэтому и первым редактором первой газеты «Ведомости» в 1703 году стал сам император. Причём не формальным, а реальным. Сам публиковал статьи, правил тексты других авторов, подписывал номер к печати.

Эти традиции в некотором смысле были всегда свойственны дореволюционной российской, а затем и советской прессе. СМИ отображали точку зрения власти. На этих же устоях воспитывались как плеяды журналистов, так и те, кто потреблял созданную ими информацию. Это было и плохо, и хорошо одновременно.

Плохо с той позиции, что ущемляло свободу слова, альтернативные суждения, иногда затормаживало полезные обществу инициативы. Выросло целое поколение людей, которое именовало газеты «брехушками». Без злобы, по-доброму, но вкладывая опредёлённый смысл, что искать правду в официальных СМИ бесперспективно. Ведь чего греха таить — у народа всегда была своя особая правда.

А положительное в управлении творческим и издательским процессом со стороны государства было в том, что жёсткая цензура научила тружеников пера пользоваться тончайшими нюансами русского письменного языка, играть интонациями, доводить до блеска искусство намека.

Потери оперативности информации компенсировались иным — отточкой до алмазного глянца каждой мысли, грамотностью, чувством меры, преобладанием нравственности, торжеством добра и справедливости. Это определяло высокий статус журналиста в обществе. Человек с редакционным удостоверением воспринимался и сам себя воспринимал государственным человеком. Он мог выступать и в роли прокурора, судьи, следователя, адвоката, учителя, воспитателя, психолога, а иногда заменял всех вместе взятых и просто по-человечески помогал людям делать то, что не смогли сделать чиновники. Пресса была мощной силой, способной вести общество за определёнными идеалами и ценностями. Это понимали и представители власти, и простые люди. Было придумано при СССР даже такое понятие — «общественное порицание». Представляло оно собой в советском праве один из видов уголовного наказания, а также наказания товарищеским судом и органами народного контроля, и осуществлялось путём публикации в прессе сведений о совершенном правонарушении с указанием виновного лица и приговора ему. Между прочим, действовало.

Сейчас же без всякого следствия и суда общественному порицанию российских СМИ может быть подвержено любое физическое лицо, даже не имеющее никакого отношения к общественной и политической деятельности (в отношении политиков существуют более широкие рамки критики). В сюжете одной из серий криминального сериала «Профиль убийцы» журналист фактически сам назначил душегуба, сделав о нём целый фейерверк публикаций. В итоге убийцей оказался другой человек. Но сам факт злоупотребления свободой слова — налицо.

Причём это довольно показательный момент, ибо в погоне за сенсацией, разоблачением, рейтингом, подписчиком, рекламой отечественные СМИ часто вторгаются в границы частной жизни, пренебрегают проверкой информации, а главное — перестают чувствовать её социальную значимость или отсутствие таковой. Был такой термин в СССР — социальная ответственность. Журналист по умолчанию должен был понимать, насколько его слово может отразиться на судьбе конкретного человека, его семьи, родственников, детей, коллег.

Сейчас стало новомодным и даже введено в правило публиковать всё, что будоражит ум, пробуждает эмоции, иногда унижает, оскорбляет, порой писать или демонстрировать вопиющие глупости и пошлости, но делать это с немыслимым апломбом под соусом экстравагантной подачи. Смещены акценты деятельности СМИ. От функций общественного контроля работы власти, выявления недостатков в деятельности слуг народа, анализа и критики политических процессов, сбора предложений и отчётов по преодолению проблем, пресса упала до уровня лакея «чего изволите?» Удовлетворяя при этом как власть (за соответствующую плату из бюджета), так и потребителей, ублажая порой низменные инстинкты и формируя параллельную информационную реальность успеха, кайфа, денег, отдыха, потребления, насилия и крови.

Но, увы, нет труда, подвига, доблести, чести, достоинства, гордости, борьбы. Причина низложения отечественной журналистики (которую сегодня представляют не умудрённые жизненным опытом и огранённые профильным образованием мужи, а не обремененные образованностью, небрежные, легкомысленные молодые люди) прежде всего в том, что СМИ стали бизнесом, а не агитатором и организатором.

Собственно, а за что вообще агитирует нынешняя власть и к чему организует народ? Многократно задавался этим вопросом лично, искал ответы в сотнях выступлений и публикаций высоких должностных лиц РФ. Но не нашёл. Вполне резонно замечает публицист Александр Майсурян: «…очень многое должно было вымереть на том пути регресса и деградации, который бывший СССР прошёл за последние 25 лет. А многое и вымерло, и ещё, увы, вымрет. Любимым выражением архитекторов этого пути как раз и было: „вписаться в рынок“. Или, вернее, „не вписаться“. Не вписался — твои проблемы, вымирай, как мамонт. А тот, кто впишется на твоё место, потом тоже, возможно, будет выписан Невидимой, но твёрдой Рукой Рынка и разделит ту же самую незавидную судьбу. Так она трудится, эта Невидимая Рука, превращая ещё вчера мыслившее и говорившее общество в стадо бессловесных чирикающих кретинов. С этим невозможно поспорить и крайне трудно, если вообще возможно, этому сопротивляться».

Вот идеология путинской России! Вписаться в рынок! Здоровое нравственное, честное, трудовое общество российской элите не нужно. Это унизительно для российского народа, но это факт. Безнравственная власть формирует такую же повестку для СМИ. Как следствие и журналисты начинают видеть свои задачи в удовлетворении ограниченных запросов пипла. И без преобразования, разворота СМИ в нужное народу и государству русло, без возвращения доверия людей прессе и телевидению ничего не изменить.

В книге «Государственная политика защиты нравственности и СМИ», подготовленной учёными Центра Сулакшина, не просто исследованы проблемы СМИ и вопросы решений в области защиты нравственности, психического здоровья и психологического состояния потребителей информационной продукции. Предложена новая концепция проекта федерального закона, направленного на трансформацию выявленных проблем.

Обращено внимание на то, что реальную картину происходящего в России люди узнают не от журналистов. А от людей иных профессий или имеющих иной опыт, которых принято называть экспертами. Это могут быть военные, телекритики, экономисты, политологи и даже независимые блогеры. Источниками информации часто выступают не документы и иные носители, а некие анонимные сообщения в социальных сетях. Сама профессия журналиста, профессионала широчайших знаний, человека глубокой интуиции, постепенно вырождается, превращаясь в банальное ньюсмекерство, рерайтинг или пиар (и слова-то все не наши).

Откройте любую газету со столичной и региональной привязкой. Кто является её героем? Это чиновник, уголовник, бизнесмен, богатей или звезда эстрады. В лучшем случае, по праздникам, вспомнят какого-то ветерана. Как таковая жизнь народа, страны не отражена ни в прессе, ни на телевидении, ни в Интернете. Общества нет. Нет его проблем и путей их решения. Исчезли институты рабочих корреспондентов в районках, собственных корреспондентов центральных изданий.

Без сомнений в нынешнем состоянии либерального прозябания на задворках цивилизации Россия долго находиться не сможет. Зреют протестные настроения. Причём не только в сегменте социальном, но и в общественно — политическом, там, где осталось немало людей, для которых Россия — не на продажу и не для избранных. Как направить данный протест не по пути разрушения и знаменитого на весь мир русского «бессмысленного и беспощадного», а в фарватере быстрых и эффективных революционных изменений? Когда народ станет хозяином своей страны не на бумаге, а на деле? Когда получит рычаги влияния на власть и контроля процедур народовластия. Перенаправить протестные потоки могут только СМИ. Они могут разбудить майдан, как это было на Украине, но могут и поддержать принятие народом новой конституции, как в Исландии. В нашем случае мы говорим о проекте Конституции Партии нового типа, предусматривающей целый ряд новелл, в том числе таких, как психологический комфорт человека, информированность о планировании будущего, нематериальная и средовая защищенность.

«Каждый человек имеет право на спокойствие и уверенность в настоящем и будущем. Государственные органы содействуют обеспечению спокойствия и уверенности человека в настоящем и будущем. Каждый человек имеет право на информацию о целях, планах и прогнозах развития России, субъекта России, муниципального образования, работодателя, а также об угрозах развитию. Государство гарантирует публичность целей, планов и прогнозов развития, а также угроз и рисков развитию», — такие нормы вынесены для обсуждения российской общественности и дальнейшего их принятия.

Российский народ сегодня имеет выбор. Только он невелик — получать информационные порции лжи, диффамации, пропаганды, агрессии добровольно или быть этими обильными порциями изнасилованным. Проект Конституции предлагает государству «обеспечить защищенность человека от незаконного насилия, опасного (неблагоприятного) массового информационного воздействия».

Другими словами: для того, чтобы изменить всю информационную политику в государстве необходимо изменить саму суть государства, поставив его на другие рельсы. С либеральных на социалистические. С безответственных и безнравственных на противоположные. Сделать это непросто, долго, ресурсозатратно (а речь идёт не только о финансовых и материальных ресурсах, но и интеллектуальных — каждого гражданина), что жизненно необходимо.

Однако возникает вопрос. Социализм — понятие весьма широкое, имеет много отцов, трактовок и аналитических картинок полученного опыта. Каким ориентирами могли бы руководствоваться СМИ новой России для реализации Большого проекта ПНТ? Какие законы должны быть приняты законодателями для того, чтобы вернуть журналистику из бессмысленной для Отечества борьбы за прибыли учредителей к борьбе за умы и сердца народа? Эти законы должны быть подчинены идеологии высших ценностей России высших ценностей России. В них нет ничего нового. Или, как говорят, всё новое — это хорошо забытое старое.

Таким образом, ПНТ предлагает восстановить в государственной информационной сфере традиции, заложенные, как во времена Российской Империи, так и Советского Союза, при этом сохранив всё наиболее ценное, что взято на вооружение и наработано современной журналистикой. Этот ценностный баланс достаточно быстро изменит не только содержание газет и сайтов, программ ТВ и интернет-каналов. Он заложит фундамент для преодоления массы других застойных процессов и деградаций, вернёт людям веру в государство.

Добрые фильмы, умные передачи, честные новости, прославление человека труда, высокая духовность, верность, преданность идеалам, человеколюбие — разве Россия не достойна того, чтобы вернуть всё это в свою конституцию, законы, в конечном итоге — свою жизнь?


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

О чём упорно молчат «официальная» пресса и «карманная» оппозиция

Всего доброго, хорошего настроения и здоровья

СМИ в сельском социуме: конфликт гуманизма и насилия

Вызов культурной дерусификации (россиефобии) и государственный ответ

Государственная политика защиты нравственности и СМИ

Чтобы стать популярным, надо быть популистом?

10 слов о Партии нового типа и путинизме



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН)


Comment comments powered by HyperComments
4678
14315
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика