О методике самообразования (как стать образованным человеком)

О методике самообразования (как стать образованным человеком)

Автор этого замечательного (столь актуального в наше «клиповое» время) материала Иосиф Сергеевич Завалишин (1912–1982) — инженер-гидротехник, главный специалист института Гидропроект им. В.Я.Жука, принимавший участие, пожалуй, во всех крупнейших послевоенных стройках-мегапроектах ГЭС. Ветеран Великой Отечественной войны, с боевым путем Москва — Сталинград — Харьков — Киев — Бухарест — Будапешт — Прага — Берлин.

Иосиф Сергеевич, потомок народовольца Федора Ивановича Завалишина — ярчайший пример подлинного советского русского интеллигента, высообразованного профессионала-практика, но и идеалиста, просветителя, удивительно гуманитарно цельного человека, с глубинно неравнодушным гражданским отношением к Отечеству. Возвышенного и в общественной, и в производственной и семейной жизни.

Говоря о Иосифе Сергеевиче, невозможно не упомянуть его верную спутницу, единомышленницу и соратника — Элеонору Самсоновну Кузнецову, доцента кафедры педагогики МГПИ имени В.И.Ленина, лектора общества «Знание», автора многих научных работ по теории воспитания, вдохновителя и организатора Всесоюзного движения студенческих педагогических отрядов, страстную последовательницу и пропагандиста педагогических идей А.С.Макаренко, руководителя Макаренковской секции Педагогического общества РСФСР. По ее инициативе создан музей А.С.Макаренко.

В квартире Завалишиных под началом Элеоноры Самсоновны Кузнецовой функционировал уникальный в своем роде педагогический семинар (знаменитые «Макаренковские среды»), в котором Иосиф Сергеевич был постоянным участником и генератором идей. За десятилетия (!) еженедельной работы семинар стал подлинным очагом живого педагогического поиска, важнейшим явлением отечественной культуры.

Таков круг жизни, души высоких порывов семьи Иосифа Сергеевича Завалишина, очерчивающий его духовный облик и стремления. По завещанию Иосифа Сергеевича родные и соратники издали его труды:

И.С.Завалишин. Жизнь. Идеи. Проекты. Том 1. Размышления на гуманитарные темы. С. 48–73. Издание 2-е дополненное в 2-х томах. Том 2. Города будущего. Лекции. Из близкого окружения. Составление, редакция, комментарии Беляков Е.А., Завьялова Н.И., М., 2017.

Приводим актуальную работу из этого сборника, а также, с любезного разрешения авторов-составителей, выкладываем всю книгу для скачивания и прочтения.

Фото: военное фото И.С.Завалишина.


ОБРАЗОВАНИЕ ВЗРОСЛЫХ

Существовало прежде мнение, да оно и сейчас живо, что достаточно построить десятки тысяч школ, тысячи вузов, и задача образования народа будет решена. Оказывается, это совсем не так. Вопрос гораздо более многогранен.

В классовых условиях, когда образование получали только высшие слои, так называемое «общество» было весьма малочисленным. Роль культурных центров выполняли усадьбы, а в начале XIX в. всё образованное общество помещалось в Дворянском собрании (Колонном зале в Москве).

Обеспечивались личные контакты, обмен мнениями, налаживались интеллектуальные связи. Что-то подобное было и в тогдашнем Петербурге. На рубеже XIX—XX вв. роль культурных центров исполняли усадьбы меценатов, деятелей искусства (Абрамцево, Поленово, Талашкино, дача Волошина в Коктебеле). Какой же зал нужен для современного советского общества?! Ведь если технически и возможно создать зал, скажем, на миллион человек, то получится ли в таком гигантском зале психологически доступное и такое необходимое человеку общение?

Как же быть? Давайте подумаем. Ведь именно общество, в конечном счете, воспитывает и образовывает. Великие люди, да и не только великие, но и самые обыкновенные, получают окончательное образование (а оно неизмеримо больше, чем то, что получают в школах и университетах) именно в обществе. Пушкин получил своё истинное образование не только в лицее, но в обществе, в свете. Мы подчас слишком буквально и однозначно воспринимаем такие, например, строки Лермонтова: «Зачем вошёл он в этот свет завистливый и душный…» В определённом смысле А.С.Пушкин действительно пострадал и самым роковым образом, от «света», но не надо забывать о том, что свет — это не только Дантес, но и друзья Пушкина, а без этого общения, без общества Пушкин не был бы Пушкиным. У Гёте есть великие слова: «Ведь, в сущности, все мы коллективные существа, что бы мы о себе не вообразили… Мы должны заимствовать и учиться как у тех, которые жили до нас, так и у тех, которые живут с нами. Даже величайший гений недалеко бы ушёл, если бы захотел производить всё из самого себя. Но этого не понимают очень многие добрые люди и полжизни бродят как во мраке, грезя об оригинальности».

Идеи рождаются всегда в обществе, живут в нём и развиваются, а вовсе не рождаются вместе с людьми, как наивно думали раньше, как думал Метерлинк в прекрасной своей сказке о Синей птице. Глинка верно сказал: «Музыку пишет народ, а мы, композиторы, ее только аранжируем».

Как-то раз к Блоку пришёл знакомый и спросил: «Ну, что ты сегодня сочинил?», — на что Блок ответил: «Я никогда не сочинял, не сочиняю и сочинять не буду». Где же брал свои замечательные мысли Блок? — В обществе. Следовательно, наряду с образованием, осуществляемым с помощью школ и высших учебных заведений, нужен ряд дополнительных мероприятий. Как же воссоздать эффект образования обществом, если людей, получивших образование, стало так много и общество стало столь громоздким? Об этом мы и будем говорить в теме, освещающей проблему №3 — образование взрослых. Забегая вперед, скажем, — эта проблема вполне разрешима. Надо только умело использовать мощь современной техники и преимущества нашего советского общества. Западу этот вопрос не по плечу. Эта проблема имеет небольшую подтему: о методике самообразования и самовоспитания.


О МЕТОДИКЕ САМООБРАЗОВАНИЯ (КАК СТАТЬ ОБРАЗОВАННЫМ ЧЕЛОВЕКОМ)

Часто приходится слышать, что некоторые люди имеют выдающиеся способности, феноменальную память, способность быстро схватывать и, в силу этого, много знают в разных областях науки, культуры, жизни. Конечно, способности имеют большое значение, но далеко не только в них дело. Можно быть очень способным и талантливым, можно учиться в школе, институте, университете, аспирантуре, но оставаться малообразованным человеком. Можно, опираясь на хорошую память, очень много заучить и запомнить, но все же не подойти под название культурного, эрудированного, высокообразованного человека. «Многознайство не прибавляет ума». (Гераклит)

В чём же дело? Не парадоксальны ли высказанные положения? Постараемся ответить на вопросы, вытекающие из названия статьи.


I. ОБЯЗАТЕЛЬНОЕ РЕШЕНИЕ ВОЗНИКАЮЩИХ СЛОЖНЫХ И ТРУДНЫХ ВОПРОСОВ

Жизнь многообразна, многообразны люди, многообразны обстоятельства. Нет двух совершенно одинаковых людей, двух одинаковых обстоятельств. Каждый человек, кто бы он ни был, таит в себе что-то индивидуальное, неповторимое. Вырабатывая для себя какие-то принципы, больше всего надо бояться шаблонных решений и готовых рецептов, ибо шаблон не учитывает ни индивидуальных особенностей человека, ни особенностей обстановки. Живя с шаблонными представлениями, человек рано или поздно столкнётся с острыми противоречиями с действительностью, что помешает ему правильно разобраться в окружающих обстоятельствах и неизбежно создаст ложное представление о мире. С ложными представлениями невозможно стать образованным человеком. «Ржа ест железо, лжа — душу». (М.Горький)

Перед человеком всегда или, во всяком случае, очень часто стоят сложные и трудноразрешимые вопросы, и к этому можно отнестись по-разному. Можно отнестись как Раскольников Достоевского и с огромным трудом найти смысл и понять суть совершенной ошибки. Можно поступить, как поступил Бальзак: когда его герой попал в затруднительное материальное положение, то, если верить биографам, Бальзак заперся в комнате, три дня никуда не выходил и с трудом придумал, как помочь своему герою. Можно же поступать как Нехлюдов в «Воскресении» Толстого, в эпизоде, положившем начало трагедии Катюши Масловой. В глубине души Нехлюдов чувствовал, что это нехорошо, плохо, даже очень плохо, что могут быть тяжёлые последствия для самой Катюши, но он не стал думать, а произнёс про себя тривиальную фразу: «Ну что же, ведь все так делают», — и надолго успокоился. Несколько таких умозаключений в сложных жизненных обстоятельствах, какие сделал Нехлюдов, и человек потеряет способность волноваться, отыскивать правильные решения, станет равнодушным, потеряется для науки, для настоящей творческой работы, для понятия «высокообразованный человек».

Каждый вопрос, который выдвигается жизнью, как бы ни был он сложен, как бы долго не решался [1], как бы ни было тяжело его решение, должен быть обязательно и до конца решённым. Решённым тем человеком, перед которым стоит данный вопрос, может быть и не самостоятельно, а с помощью товарищей, но обязательно решённым. Это первое и непременное правило. Когда перед человеком возникают вопросы, он чувствует острую необходимость на них ответить, тогда он рано или поздно найдёт и ответы. В голове и душе такого человека всегда будет порядок. Порядок будет и в делах. Невозможно при современном уровне науки и человеческих знаний что-либо сделать в обстановке беспорядка, неуверенности. Задолго до наших дней это предвосхитил Рене Декарт — его замечательное высказывание «порядок освобождает мысли» абсолютно верно и миллионы раз проверено жизнью. Как же можно быть образованным человеком и иметь неосвобожденную, скованную мысль? Итак: обязательное решение всех жизненно важных вопросов, постижение «физического смысла» (Суворов: «Постижение и бдение превыше всего»). Всегда во всем отыскать смысл, докопаться до истины, понять, что к чему. Всё должно лежать в определенной системе. Порядок в мыслях, чувствах, во всех делах. «Подальше положишь, поближе возьмешь». (Русская поговорка).


II. НЕ ЗАМЫКАТЬСЯ ТОЛЬКО В СВОЕЙ ОБЛАСТИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ. ИЗУЧАТЬ И ПОСТИГАТЬ ИСКУССТВО

Никогда не замыкаться на одном, не быть только «специалистом по левой ноздре». (Л.Н.Толстой). Узкий специалист и узкий профессионал не может хорошо знать даже своей области. Это прекрасно сформулировал двести лет тому назад Ж.Ж.Руссо: «Когда занимаешься науками, все больше и больше убеждаешься, как различные науки поддерживают и помогают друг другу. Конечно, человеческий мозг не в состоянии освоить все науки. Но, если не иметь некоторого представления о других науках, то и в своей находишься в полном мраке».

С чего начать? — С искусства. Это проще всего и нужнее всего. Искусство необходимо всегда и всем. В разные эпохи первенствуют разные виды искусства. Сейчас наибольшее значение имеют театр и кино, музыка, литература, архитектура и живопись. В искусстве надо жить. Видеть все более или менее интересные постановки и картины. Знать общественное мнение и мнение критики, даже если оно неверно. Иметь собственное мнение, даже если оно странное и непохожее на то, что говорят или пишут, важно чтобы оно не было надуманным и пустым и оригинальным ради оригинальности, а чтобы шло от сердца, волновало тебя и твоих товарищей, с которыми обсуждаешь данный вопрос. Стараться иметь таких бесед как можно больше, не бояться сказать лишнее, рискованное, даже парадоксальное. После бесед с друзьями рискованное окажется надёжным, парадоксы перестанут быть парадоксами, лишнее будет уместным.

Как шахматы невозможно освоить без некоторого знания теории, так и искусство в любой его форме нельзя понять без некоторого, хотя бы небольшого знания теории. Надо обязательно читать книги по искусству — биографии великих деятелей искусства, монографии отдельных художников, видеть и иметь много репродукций, хотя бы в виде открыток. Читать музыковедческие исследования, при слушании музыки максимально напрягать свою фантазию, чтобы понять и увидеть то, что видел композитор, когда писал музыку.

Если отбросить сложные вопросы и очень приблизительно сформулировать, получится так: культурный человек должен хотя бы немного знать искусство. Что такое немного? Это, конечно, не имена известных актеров и несколько стандартных фраз: «меня это не волнует», или: это «очень свежо, сочно и т.д.».


III. НЕ БОЯТЬСЯ ТРУДНОСТЕЙ И ОПАСНОСТЕЙ, А ИДТИ НАВСТРЕЧУ ИМ

Здесь будет ГЭС

Если человек пытливый, ищет, думает, имеет свои взгляды и суждения, достаточно ли этого? — Нет. Герой, описанный Достоевским в «Белых ночах», примерно таков, и Достоевский ясно показывает: это хорошо, но недостаточно. Он мил, вызывает симпатии, его можно любить, но влюбляться не стоит. Влюбляться надо в другого. Какой он — «другой», Достоевский точно не знает и поэтому рисует его схематично, но этот «другой» не похож на героя рассказа «Белые ночи», это бесспорно.

Что же нужно кроме исканий, раздумий и знания искусства? Нужно гармоническое развитие. Если человек живёт только головой — это очень однобоко. Нужны большие физические усилия. Спорт. Туризм. Опасности. Преодоление больших физических трудностей. Преодоление страха. Отвага. Наконец, нужна бесконечная любовь к природе и знание её. Как великолепно это знал Лермонтов! Его герой (Печорин) таинственен, как всё таинственное — непонятен, но любовь к опасности и безграничная любовь к природе героя Лермонтова не вызывают никаких сомнений.

Можно привести множество более новых примеров:

«Дом, в котором разбиваются сердца» Бернарда Шоу, путешествие Тура Хейердала на «Кон-Тики», пешая экспедиция на Северный полюс, подвиг Ганса Хаса, спокойно снимавшего подводной кинокамерой акул, исследование и киносъёмка вулканов и многое другое. В действительной жизни, если только она ярка, интересна и результативна, всегда много риска и опасностей. Нужна большая закалка и умение преодолевать трудности, умение, говоря фигурально, не задумываясь лезть в холодную неспокойную воду. Нет лучше способа развить в себе эти качества, как заниматься спортом, туризмом, жить на природе и хорошо знать её.

Прав тот отец, который учит своего сына искусству купаться в море в штормовую погоду, когда прибой с шумом обрушивается на берег. В этом, конечно, есть известная доля риска — ну и что же, без риска ничего не бывает, зато он на всю жизнь воспитает у своего сына правильный характер. Умелое, спокойное преодоление настоящих опасностей с настоящим риском — что может быть лучше для правильного воспитания!

Есть прекрасные литературные примеры, которые великолепно готовят человека к романтике борьбы, мужества, преодоления чувства страха. Это прежде всего «Мцыри» Лермонтова.

Чудесна также сказка Жорж Санд «Крылья мужества» (о том, как рыбаки ночью забыли мальчишку на каменистом острове, поднялся ветер, и через этот остров начали перекатываться волны). Эти и многие им подобные произведения необходимо знать с детского возраста. Хорошо с десяти-двенадцатилетнего возраста знать наизусть стихи из скандинавского эпоса «Фритьёф»:

«Ни ночлега в домах, ни шатров на судах.
Спи на ратном щите, меч булатный в руке,
А шатром — голубой небосвод.
Как взыграет гроза, подыми паруса,
Пусть гремит, пусть ревёт, трус, кто парус совьёт.
Чем быть трусом, погибни скорей»
.

Единство идеи, мысли, действия, чувство ответственности, невозможность каких-либо пустых бумажных предложений как нельзя лучше воспитывается при общении с природой, в преодолении трудностей и опасности. Это единство перерастает в единство характера — сочетание глубокой интеллигентности, знаний с отвагой и удалью. Русская литература всегда мечтала о таком герое, но литература его создать не могла, не успела, потому что подобные характеры появились только на гребне волны революции. Достоевский мечтал, чтобы Мышкин и Рогожин были одним лицом, но как это сделать, он не знал — литература не творит жизнь, её творят люди, литература только отражает это творчество, иногда на самых ранних, едва заметных его фазах…

Сформулировать идею, когда она только-только зарождается — это великое дело — найдены сторонники, продолжатели, найдены талантливые люди, которые двинут вперёд, разовьют идею, проверят на практике и претворят её в дело.


IV. ЗНАНИЯ. ПРИОБРЕТЕНИЕ ИХ ИСПОДВОЛЬ

На Киевской ГЭС, 1966 г.

Огромное значение имеют знания. Хотя великий ученый Франции Мишель Монтень и говорил, что «надо иметь не хорошо наполненную, но хорошо устроенную голову», — и это абсолютно верно, — всё же надо иметь большой объём знаний.

Найти хороший способ накопления знаний — значит иметь их в большом количестве. Наверное, не меньше половины времени тратится на пополнение запаса знаний и, если не иметь хорошего способа приобретения знаний, их будет слишком мало. Трудно говорить о цифрах, еще труднее их проверить — но иногда приходится слышать такое распределение: знания, полученные в школе, институте, аспирантуре — десять процентов, собственный опыт — два-четыре процента, остальное делится поровну между литературой и беседами с друзьями, с людьми практической жизни. Какова же методика получения большей части — восьмидесяти шести процентов знаний? Её можно назвать одним словом — исподволь.

Хорошо иметь собственную большую библиотеку. Совершенно не обязательно читать все книги, которые там стоят, важно знать, где стоит книга и о чём она толкует. Возник какой-то вопрос. Вы что-то услышали. Вас что-то заинтересовало. Взяли соответствующую книгу, прочли несколько страниц, а иногда и всю книгу — и ответ книг на волне интереса запомнить просто, быстро и в подавляющем большинстве случаев на всю жизнь.

Вас что-то волнует. Вы не знаете, как и что сделать — спросили у товарища, сделали всё по его рекомендации и то, что вы познали при этом, будете знать хорошо и навсегда. Если ответ на поставленный вопрос не содержится ни в одной из ваших книг, идите в соответствующую библиотеку, раньше загляните в энциклопедию — это ключ к большей части знаний и, конечно, она должна быть у каждого. В энциклопедии есть всегда библиографический указатель — используйте его, ищите нужные книги, читайте их, если это интересно, беседуйте со сведущими людьми. «Вечер беседы с достойным человеком больше, чем десять лет чтения книг», — говорит восточная мудрость. Иначе говоря, живите так, чтобы вас всегда что-то интересовало, ищите исподволь ответа у товарищей и книг — это самый верный способ получить много знаний.

Огромное значение имеют для образования «исподволь» путешествия [2]. Кроме путешествий в прямом смысле — поездка во время отпуска в новые места, в новую страну или по специальному маршруту, поездка в служебную командировку — используйте также и другой, более мощный способ — не сидите слишком долго на одной работе, не сидите слишком долго в одном городе. Не будьте Старожилом Хиникатом (герой рассказа «У нас дома»….). Что такое «не слишком долго» — четыре, пять лет, не больше, на одном месте. Только после многих лет деятельности, если вам удастся плотно оседлать большую проблему, которая будет вам бесконечно интересна и полезна людям, можно затратить и больше времени на одном месте и в одном городе — если, конечно, проблему можно решить, не выезжая из данного города. Приведенные цифры, конечно, не закон — в отдельных случаях могут меняться, но для большинства случаев современной жизни, они, по всей вероятности, близки к оптимальным.

Если слишком долго заниматься одним и тем же вопросом, можно стать очень узким специалистом. Как отмечалось выше, специализация необходима, но слишком узкая специализация противоречит современной жизни, современной технике, современной науке.


V. ИЗУЧЕНИЕ ПОЛИТИКИ. ПОСТОЯННОЕ И ГЛУБОКОЕ ПОНИМАНИЕ ЕЁ

Интерес к политической жизни и знание её. Современная жизнь насыщена политикой. Ни в одну историческую эпоху политика не играла такой роли, так близко не касалась судьбы каждого человека, так сильно не влияла бы на его настроение и самочувствие, как сейчас.

Известна записка Бетховена к своему другу: «… я не смог приехать в четверг, так как были военные действия. Приеду в субботу…» Видно, что военные действия мало волновали великого композитора. Эти времена безвозвратно прошли. Проблемы строительств, отдельных отраслей промышленности, вопросы различных течений в искусстве — всё это политика.

Неожиданность и скачкообразность политики для людей мало сведущих кажется невероятной, невозможной — все непонятное мешает правильно ориентироваться. При современном развитии радио, кино, обилии иллюстрированных журналов, выставок, фестивалей, спортивных соревнований, массового заграничного туризма — каждый человек получает от одних и тех же событий диаметрально противоположную информацию. Если недостаточно хорошо знать политику, в сознании получается полнейшая путаница, неразбериха. Насколько глубоко эта неразбериха влияет на человека, видно из таких разительных примеров, как самоубийство Стефана Цвейга и предполагаемое самоубийство Хемингуэя. Положение осложняется тем, что далеко не всё может быть опубликовано, о многих вещах пишется схематично, условно, не в полную меру. Ничто не требует такого глубокого и всестороннего знания теории, как политика. Диалектика, философия, сочинения классиков — без этого никогда невозможно постичь суть происходящего и ближайшие перспективы. Надо иметь вкус к этим вещам, не смотреть на общественные науки и философию как на нечто чисто академическое, книжное. Многие науки раньше были книжными, оторванными от жизни, сугубо теоретическими.

Атом, электроны, протоны и т.д. — интересно, занятно, непонятно… Кто бы мог подумать, что из этого родится Хиросима… То же было раньше с электричеством. В старых курсах физики изложение электричества начиналось так: «Возьмите янтарь, потрите его — к нему пристанут бумажки». Далее шло изложение электростатики, опытов Гальвани, законов Ома, Кирхгофа, правило левой и правой руки и т.д. Всё это было книжно, теоретично, неинтересно и казалось совершенно оторванным от жизни. Но из этого родились электротехника и электроника, которые пронизывают всю современную жизнь и которые невозможно понять и развивать без понимания всех, казалось бы, на первый взгляд, старинных и нежизненных теорий.

Сказанное о политике можно сформулировать короче: быть сыном своего века и страстным патриотом своей Родины, не чуждаться актуальных проблем и знать их, жить в них, болеть за них, хорошо разбираться. Тогда у вас в руках будет ключ к пониманию жизни и к сердцу подавляющего большинства людей, к их пониманию жизни, и люди, в свою очередь, научат вас многому — тому, что не вычитаешь ни в каких книжках, газетах, журналах.


VI. ОБЯЗАТЕЛЬНОЕ УЧАСТИЕ В СОБЫТИЯХ

Предположим, что вы овладели в значительной степени пониманием современной политики, разбираетесь хорошо во многих вопросах, болеете за актуальные проблемы. Достаточно ли этого? — Нет, недостаточно. «Каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны» — сказал великий грузинский поэт Руставели. «Мнит себя стратегом»… Что-либо «мнить» в сегодняшней жизни недопустимо. Современная жизнь основана на технике. Подавляющее большинство людей — рабочие, техники, инженеры — живут техникой. Один рабочий, работавший на большой сибирской стройке, высказал замечательную мысль: «Современная техника не любит и не прощает ошибок. Ошибёшься раз, а она тебя три раза накажет». Как же можно «мнить»? Надо не «мнить», а быть.

Хоть и на очень небольшом участке, но быть, обязательно быть.

Настоящие характеры выковываются только в гуще актуальных событий. Гораздо вероятнее встретить интересных людей там, где сложно, где опасно, где решается судьба дела. Встретить таких людей, значит многому от них научиться. Быть самому участником событий, значит найти общий язык с интересными людьми и ещё большему научиться. Не только научиться, но и приобрести собственный опыт и улучшить собственный характер, что тоже очень важно.

Можно спросить, почему же Фредерик Шопен, живя почти всю жизнь во Франции, писал такую великолепную музыку? Дело в том, что нельзя отождествлять писателей, поэтов и людей искусства с людьми практической жизни. Кроме того, жизнь общества идет периодами. В какие-то периоды накапливаются знания, опыт, исподволь решаются сложнейшие вопросы — это скрытый, невидимый процесс. Наступает момент наибольшей концентрации формулировок, выводов, мнений, теорий. Писатель, художник или поэт, обладая чуткой душой, слышит и чувствует эти формулировки и выводы и переносит их на холст или на бумагу и воплощает в звуках музыки. А в XIX веке был как бы взрыв — появилась мощнейшая плеяда писателей и поэтов, которая сумела идеи, накопившиеся за полтора-два века, перенести на бумагу и сделать понятным многим то, что ранее было неявным, неизвестным.

Искусство, пожалуй, больше, чем что-либо — плод коллективного творчества. Всё, что пишется на гуманитарные темы, верно лишь в определенных условиях и в определённое время. Жизнь же строится непрерывно и не прекращается. Семидесятые годы нашего века далеки от такого положения, которое было в XIX веке, — происходит пока скрытый процесс исканий, формулировок, новых истин, нового образа жизни и мышления. Скачок наступает позднее. Поэтому сейчас и меньше таких писателей и поэтов, какие были в XIX веке.

Эта статья адресуется не писателям, а практикам, которые хотят быть образованными людьми. Они ждать не могут, пока появятся новые Герцены и Тургеневы, а должны лезть во все щели, быть в самых трудных местах, на работах, связанных с решением самых актуальных проблем, на самых актуальных стройках, участвовать в событиях — не наблюдателем, а непосредственным участником, и ничего не бояться [3]. Если была война 1941—1945 гг., то надо было быть там. Если судьба страны решалась на послевоенных стройках Сибири — нужно тоже было быть там и т.д.


VII. ОСНОВНОЙ МЕТОД ТВОРЧЕСКОЙ РАБОТЫ — ДОСТИЖЕНИЕ ЕДИНСТВА РАЗУМА И ЧУВСТВА

Современная жизнь выдвигает сложные, трудноразрешимые проблемы как общественного, так и личного порядка. Такие же проблемы часто возникают на работе, в практической деятельности. В начале статьи мы писали, что нельзя оставлять вопросы, которые тебя волнуют нерешёнными, нельзя их откладывать или, что ещё хуже, привыкнуть жить с нерешёнными вопросами и просто делать, что все делают — разумная нить теряется и жить становится неинтересно. Многие вопросы можно решить путём логических рассуждений, однако по мере усложнения жизни, техники и науки, легкорешимых вопросов становится всё меньше.

Как же быть?

Когда-то в далекие времена такой же вопрос стоял перед математиками — арифметические задачи становились все сложнее и сложнее. Решать их логическими рассуждениями стало невозможным. В результате была изобретена алгебра, которая во много раз упростила решение сложных задач и многие арифметические задачи, которые казались неразрешимыми, разрешила. Конечно, нельзя искусство называть алгеброй человеческой мысли, но искусство (музыка, живопись, театр и т.д.), его методы и приемы в огромной степени могут облегчить решение сложных задач и многие неразрешимые задачи — решить. В человеческом сознании действуют как бы две системы — логическая система разума и система чувств, настроений и интуиции. Раньше считалось, что настроения и чувства прямого отношения к серьёзным делам не имеют, или более того, считалось, что это нечто вредное, помеха. «Дай сердцу волю — заведёт в неволю» — эта формула фальшивая. В литературе и искусстве долгое время обсуждалась проблема борьбы со страстями: считалось, что существует какой-то установленный порядок жизни, которым надо руководствоваться, и что человеческие чувства, настроения, страсти мешают, уводят в сторону — это тоже неправда. Даже Гоголь, правда, несколько в ином ракурсе, но всё же говорит об этой проблеме («бывают страсти и страстишки»). Борьба двух начал в человеке — очень старинная проблема, восходящая к античным представлениям об Аполлоне и Дионисе.

В русской литературе XIX века и начала нашего очень много внимания уделяется проблеме разума и чувства. «Разумом я понимаю, что это нехорошо, но чувство подсказывает мне другое…», или: «с точки зрения разума всё как будто бы, хорошо, но угнетает какое-то скрытое чувство, которое я не могу объяснить и определить, в чём дело». «Умом я понимаю, что этот человек хороший, но сердце говорит что-то другое» и т. д. Так в чём же дело? Должна ли быть всё время эта раздвоенность?

Практически подобные вопросы решаются довольно просто. Существуют волевые начала в человеке или волевые люди — принимается «волевое» решение, и всякая раздвоенность исчезает. Против такой методики решения вопроса можно привести два аргумента.

Есть великолепное рассуждение Г.Гейне. Он говорит, что обычно мы уважаем волевых последовательных людей и прощаем им многое. Но, если разобраться как следует, то эти люди часто оказываются «рабами своих отживших мыслей». Другой аргумент сам напрашивается — в современной жизни и, в особенности, в технике достаточно хорошо известно, что «волевые» решения в подавляющем большинстве случаев весьма сомнительны. «Волевой» способ не годится. Многочисленные примеры в литературе и жизни подтверждают эту мысль. Решать поставленный вопрос оторванно от жизни и обстановки невозможно. Очевидно, если в жизни будут значительные противоречия, то не может быть внутренней гармонии.

Почему декабристы шли на грандиозную, сложную и почти безнадёжную борьбу, на колоссальный, почти стопроцентный риск, хотя, казалось бы, лично у них всё было — любимые жёны, — чудесные семьи, обеспеченная жизнь…

Но представим себе, что в общественной жизни произошли большие изменения, многие противоречия, которые мучали людей века — устранены и люди, конечно, не решили всех задач, но почувствовали, что стоят на правильной дороге, — что тогда? Придёт ли сама по себе гармония чувств и мысли? По-видимому, нет. Есть ли такая методика, которая бы обеспечила эту гармонию? Прежде всего, надо обратиться к искусству. Искусство — область человеческой деятельности, в которой никакие волевые решения невозможны. Если бы в искусстве завёлся волюнтаризм, оно перестало бы быть искусством. Но искусство ставит, наводит на решения и часто решает огромные по значимости вопросы, делает это просто, быстро, хорошо и достоверно. Современное искусство — это школа жизни. Горький, Достоевский, Бетховен, Бальзак, Толстой, Суриков… Есть ли хоть один вопрос жизни, который бы не был ими правильно поставлен, хорошо, всесторонне освещён и во многих случаях решён? Иногда даётся только намётка решения, но это тоже исключительно важно…

Дело в том, что человек задолго до того, как научился мыслить, умел чувствовать, имел настроения, эмоции и т.д. Разум и мышление появились значительно позже и в силу этого во многом менее совершенны. Интуитивно вы решите какой-либо вопрос за полторы-две секунды. Для того же, чтобы этот вопрос решить методом логического мышления, потребуется, может быть, несколько часов, а, может быть, и месяцев. Решение в последнем случае будет точным, правильным, в огромном количестве случаев абсолютно верным, но очень медленным.

Современная жизнь выдвигает очень сложные вопросы, нерешаемые никакими прямыми логическими рассуждениями. Без Евклида невозможна современная наука, но времена Евклида прошли безвозвратно. Железная логика доказательства геометрических теорем Евклида, которые по сей день изучают школьники всего мира, видимо, хорошо соответствовала уровню или, вернее, объёму проблем, которые были в то время. Но попробуйте чистой логикой решить какой-нибудь современный вопрос — вы натолкнётесь на частокол трудностей. Неизвестных будет во много раз больше, чем уравнений, или уравнений и неизвестных будут сотни. В небольшом количестве случаев, когда вашу проблему можно будет зашифровать в математическую форму, вам на подмогу придёт современное программирование и электронные машины, но количество проблем, которое можно облечь в математическую форму, составляет очень небольшую часть проблем. Подавляющее большинство современных задач решается сотни и тысячи раз на электронно-вычислительных машинах, пока результаты не начинают сходиться. В мозгу человека происходит нечто аналогичное. Интуитивно вы проверяете и намечаете десятки решений — большинство из них идёт подсознательно. Если варианты ваших случайных произвольных решений начинают подходить к истине, у вас появляется одно настроение, если расходятся — другое. Трудно описать этот процесс, но легко понять, познавая и изучая настоящую, большую музыку, большое искусство.

Внимательно изучая на примерах произведений искусства, как тысячи случайных, интуитивных решений начинают двигать к какой-то цели, встречают на своем пути препятствия, иногда с огромным трудом их преодолевают, вы чувствуете какую-то общность сомнений, затруднений, неудач, очарований и разочарований, которые были у автора, с теми же чувствами, которые были у вас при решении какого-то сложного вопроса, при какой- то сложной и трудной борьбе.

В начале своей деятельности вам часто кажется, при изучении с практической целью какого-то вопроса, что «чем дальше в лес, тем больше дров», и что, как будто бы, безнадежны и борьба, и изучение… Но вы слушаете и изучаете настоящую музыку, настоящее искусство и понимаете, что вы в начале пути, что просто, как часто бывает, вы недооценили предстоящих трудностей работы, что у автора, произведения которого вы читаете, слушаете или смотрите, были вот такие же сомнения, такое же охлаждение, такая же кажущаяся безнадёжность, но какие-то неясные, едва заметные чувства стали для автора путеводной звездой, он им поверил и вышел на пленительно ясный путь верного, радостного решения вопроса… Вы заметили такие же смутные неясные чувства в своей душе в момент борьбы, сомнений, исканий, неудач, разочарований и сами не придали им значения, прошли мимо, не увидев, как автор пошёл за нужным настроением и чувством, и вы идёте за своим чувством и выходите на сияющие просторы победы, решения, достижения. Это и есть метод единства чувства и разума, метод, которым широко пользуется искусство. Овладеть этим методом трудно, но необходимо. Для этого надо хорошо знать и понимать искусство.

Сила изложенного метода заключается в том, что искусство гораздо раньше, чем наука и техника вошло в область сложных вопросов, разрешимых только способом единения чувств и разума, методом интуитивной оценки огромного количества вариантов, выбором из них строго ограниченного количества наиболее вероятных и логической разработки только этих немногих вариантов.

Иначе не были бы объяснимы такие феномены мысли, как подвиг инженера Белилюбского, лично запроектировавшего почти все мосты на Транссибирской железной дороге. Невозможно было бы объяснить и феномен Чехова, соединившего в себе величайшего мыслителя и писателя.

Без овладения методом единства чувства и разума невозможно вести настоящую творческую работу, невозможно самостоятельное решение сложных современных вопросов. Без умения самостоятельно решать сложные вопросы невозможно понять, что происходит, невозможно познать по-настоящему современную жизнь, невозможно навести порядок в своей душе, освободить свою мысль для постижения и познания.


VIII. «ИЗ ДРЕВНИХ ЧУДЕСНЫХ КАМНЕЙ СЛОЖИТЕ СТУПЕНИ ГРЯДУЩЕГО» (Н.К.РЕРИХ)

Мы живём представлениями. Представление о морали, представление о чести, долге. Представления об обязанностях, о добре и зле, о любви, верности, о жизненных правилах, о законах, о государстве и т.д. Представления помогают нам ориентироваться в сложных вопросах, принять правильное решение, экономят время. Но проходит 20–30 лет и представления меняются — иногда сильно, иногда немного.

Важно быть вооружённым современными представлениями. Представления почти всегда отстают от жизни и тем более, чем жизнь быстрее меняется. Чем эпоха активнее и деятельнее, быстрее, тем опасней пользоваться устаревшими представлениями. Может получиться большая путаница в предметах, которые изучаешь, и в делах, которые делаешь. Как же составить правильные представления? Где их почерпнуть? Многое уже сказано: интересная работа, проникновение в толщу событий, активное участие в них — это необходимо, но недостаточно. Надо многое знать, и знать из жизни, из первоисточников. Надо иметь солидный «базис измерения» и во времени и в пространстве, надо знать, что думают (и думали) по интересующему тебя вопросу другие народы в другие времена, что думал по этому вопросу твой народ несколько веков назад. Тогда временные конъюнктурные, случайные напластования отпадут и появятся правильные представления. Положение облегчается тем, что история в какой-то степени повторяется, развивается спиралеобразно, и всегда можно найти тот виток спирали, изучение которого (или хотя бы знакомство с некоторыми фактами жизни и произведениями искусства, характерными для этого витка) будет плодотворным. Может показаться, что подобное изучение доступно только специалистам, но это не так.

Тот, кто владеет подлинным знанием искусства, законами его развития, его историей, для того становятся доступными и понятными самые сложные и великие истины, тот почерпнет из старинных источников много свежего, актуального, существенно необходимого сегодня и сумеет перенести из соседствующих, казалось бы, далеких областей в свою область то, что позволит составить новые представления, как сказал великий русский художник Н.К.Рерих: «Из древних чудесных камней сложите ступени грядущего».

Насколько эти слова справедливы, нас убеждает пример раннего и современного конструктивизма. Конструктивизм 1920-х и 1930-х годов был немощен, бледен и, в конечном счёте, потерпел фиаско. Только очень немногим выдающимся, может быть, гениальным личностям удавалось, идя по пути раннего конструктивизма, добиться хороших результатов. Это, прежде всего, сам Маяковский. Формула раннего конструктивизма: «Клячу истории загоним…» (В. Маяковский) и «Я напишу трагедию такую, перед которой трагедия Шекспира будет выглядеть как фарс или жалкий водевиль» (он же). Сейчас нелепость этих формул очевидна.

В 1930 году в г. Москве, в музее им. А.С.Пушкина (тогда он назывался Музей изящных искусств) была устроена выставка старинных мастеров искусства, были привезены из Ленинграда «Мадонна Лита» школы Леонардо, великолепные полотна Ван-Дейка, Тициана и Рубенса — все ахнули и поняли, что создать произведения, перед которыми трагедии Шекспира будут выглядеть «как фарс или жалкий водевиль» невозможно, не нужно и главное — явно бессмысленно. Сторонники раннего конструктивизма очень тяжело переживали успех выставки и ясно чувствовали, что народ за ними не идет. Прошли годы, и появился новый конструктивизм, на сей раз в искусстве. Внешне он похож на старый конструктивизм, но содержание его следует за формулой Рериха. Так же, как и ранний конструктивизм, современный конструктивизм утверждает, что искусство должно менять форму соответственно изменению формы вещей, повседневно окружающих человека.

Но если в начале 30-х годов, опираясь на формулу «клячу истории загоним», опрометчиво разрушали памятники древней архитектуры, то сейчас они восстанавливаются. Велик наш интерес, а Андроньевскому монастырю, Кижам, Суздалю, к творениям Андрея Рублёва и Ростову Ярославскому с его колокольным звоном, к старинной деревянной архитектуре Севера. Наши представления об этих памятниках изменились.

Что же нужно знать из предыдущих эпох? Прежде всего, свою историю и своё старинное искусство. За последнее время оно хорошо популяризировано, появилось много хороших и понятных монографий, ряд хороших кинокартин. Надо ознакомиться с этими материалами, понять их и осмыслить. Ещё лучше после изучения литературных источников поездить по местам, где сохранились старинные памятники.

Изучение собственной истории всегда поражает грандиозностью задач, которые стояли на протяжении многих сотен лет перед нашей страной, поражает умением, талантом и гением народа, который блестяще выходил победителем из труднейших положений, часто созданных собственными же великими устремлениями.

Посмотрим на сооружение Московского Кремля, двигаясь по противоположному берегу реки от Каменного моста к Москворецкому. Вам сразу вспомнятся замечательные слова Менделеева, сказанные им о науке и практически близкие к искусству: «Как свободно, привольно и радостно живётся в науке». Башни все время как бы поворачиваются — так, чтобы быть красивее и приятнее для человеческого глаза. Впечатление простора увеличивается разномасшабностью башен Василия Блаженного, прекрасно вписанного в архитектуру кремлёвских стен. Разные эпохи, разные стили, но как всё слито в едином, потрясающе цельном ансамбле, как очевидна идея торжествующего, свободного разума. Как приятно предаваться размышлению на виду великолепных сооружений Кремля — кажется, что много людей, умудренных опытом, с лучезарно ясными мыслями, свободными суждениями и мнениями понимают и поддерживают тебя, ободряют!

Московский Кремль — отражение интересной и неповторимой русской культуры: она впитала в себя и Восток, и Запад и больше всего создала неповторимо прекрасного собственного. Работа мастерская, первоклассная — швов не видно. В самом деле, по отметку зубцов стену строили итальянцы, а шатры над башнями, спустя многие годы — русские, в стиле русском! Кто может об этом догадаться, не зная документов? Одна из башен Кремля — Боровицкая — родная сестра восточной башни — башни Сююмбике в Казани — где стык, где противоречия? Их не видно, — опять железная монолитность ансамбля.

Центральное сооружение — колокольня Ивана Великого построена итальянцем, а крайние сооружения — Годуновская башня и Филаретовская пристройка — русскими. Опять стыков не видно, опять стальная логика единства.

Фантастическая, сказочная жар-птица — храм Василия Блаженного — замечательно гармонирует с готикой Спасской башни и со всеми неповторимыми сооружениями Кремля! — это и есть русская культура. Чудесный сплав великих культур мира и, как всякий сплав, обладает новыми, неведомыми ранее качествами… Конечно, понять великую музыку Кремля сразу трудно. Надо многое посмотреть, многое прочитать, продумать.

Огромное влияние на русскую культуру оказал Восток. Никто так хорошо Восток не знает, как наша страна. Причин много. Во-первых, мы в государственных границах живём совместно с восточными народами — непосредственно черпаем их опыт, культуру, мудрость. С Востоком мы связаны и исторически. Лучшие умы России тянулись на Восток: Грибоедов, Лермонтов, Пушкин, Толстой, Пржевальский, Козлов. Что их туда влекло? — сознание огромной важности понимания восточной культуры для России. Музыка Бородина, Мусоргского, Рубинштейна, Римского-Корсакова, Глинки. Где, какой народ мира так понятно, ясно и великолепно раскрыл Восток? В советский период истории нашей родины эта тенденция еще более усиливалась. Восток был понят еще лучше и приближен к миллионам. Колоссально много дали труды замечательных советских ученых С.Ф.Ольденбурга и Бертельса. Сами народы советского Востока после революции сделали грандиозные шаги и помогли по-настоящему понять и оценить Восток. Не удивительно. Ведь на территории советского Востока жили великие мудрецы мира: жил великий Мухамед-Аль-Хорезми — истинный изобретатель алгебры, первый человек, 800 лет тому назад правильно понявший, что в шутке Архимеда таится грандиозная сила взрыва — сила революции науки.

Саади из Шираза, Низами, Алишер Навои, Фирдоуси — кто знал их до революции? — только узкие специалисты. Сейчас классики Востока издаются у нас массовым тиражом. «Гюлистан», «Сказки попугая», «Рамаяна», «Шах Наме» сейчас доступны миллионам.

В чём ценность для нас восточной культуры? Восток гораздо раньше вступил на путь создания мощных централизованных государств, знает, какие проблемы выдвигает централизация, знает, как они решаются, знает, какое огромное влияние на частную жизнь могут оказать государственные проблемы. Что ни притча великого Саади, то замечательный совет для современного человека. Совет мудрый, спокойный, детальный, проникнутый чудесными гуманными идеями. Тут всё: советы человеку, имеющему большой опыт, советы юному, как правильно держать себя с людьми… «Жемчужины полезных увещаний нанизаны на нить изящных рассуждений, а горькое лекарство совета смешано с мёдом остроумия» (Саади).

Во-вторых, (мы уже говорили об этом), культура Востока органически входит в русскую культуру и понять её, не поняв Востока, трудно. Не знать же культуру своей страны человеку образованному невозможно. Кто-то в наши дни высказал правильную мысль: «Сила проектов не в том, что они составляются, а в том, что непрерывно усовершенствуются», — то же можно сказать и об идеях и представлениях.

Знание культуры своего народа, понимание, как основные идеи всё время видоизменяются и непрерывно совершенствуются, даёт огромную силу ориентирования во всех вопросах, экономит много времени, избавляет от необходимости решения непосильной и ненужной задачи выдумывать всё вновь и вновь и, опять же, помогает создавать новые, созвучные эпохе представления.

Интересные последствия имело знакомство замечательного русского художника Поленова с Востоком. Тончайший знаток и поэт русской природы отправился в длительное и серьезное путешествие на Восток. Там он увидел другую природу, других людей, другие краски. Вернувшись в Россию, на Оку, он увидел в русской природе то, чего не видел раньше: тончайшие, невидимые нюансы природных красок. После того, как он увидел эти краски в большом масштабе, более яркими на Востоке, — заиграли, дали о себе знать, раскрылись новые, замечательные, недоступные до того «невооруженному глазу» краски русской природы.


IX. «НИЧТО ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ МНЕ НЕ ЧУЖДО»

В предыдущих разделах затронуто много вопросов — идеи, знания, активное участие в событиях, знание искусства, истории. Однако для образованного человека этого мало.

Надо любить жизнь во всех её проявлениях. Иначе и идеи, и работа над собой будут односторонними. Может все исчезнуть под давлением жизненных обстоятельств. Любовь, счастье, жизнь, радость, увлечение, борьба, очарование, разочарование, крупицы опыта, найденного самим, постижение, — неудачи, тревоги — всё это свойственно человеку и отказываться от этого нельзя. Время аскетизма, самоотречения прошло! Современная культура, если только её в минимальной степени знать и уметь пользоваться ею, позволяет обойтись без этих крайне тяжелых для человека средств. Не надо пытаться себя втиснуть в какую-то заранее придуманную схему, не надо быть рабами своих отживших мыслей. «Блажен, кто смолоду был молод». Свойственно человеку любить — любите. Свойственно человеку быть счастливым — будьте счастливы. Не противоречить жизни, а знать её, понимать и любить. Казалось бы, очевидные положения, но как их практически достигнуть? Почему любить? — потому что работа, кроме самой элементарной, идет хорошо, когда её любишь, а жизнь не элементарна.

Мы далеки от высказывания одного из героев Бальзака: «Жизнь — это ремесло, ему надо учиться», но кое-что знать и соблюдать нужно. «Образованный человек не питается от керосинки, не дышит дурным воздухом, не делает несчастия из-за потерянной резинки» (А.П.Чехов). Прежде всего, надо обязательно хорошо организовать свою жизнь. Благоустройство жизни надо начинать с работы. Недавно один рабочий, выступая на большом собрании на одной из сибирских строек, сказал: «Благоустраивает прежде всего работа, а потом заработок». Может быть, это литературно не совсем точно, но смысл глубокий и правильный.

Выбрать себе работу по душе не просто — слишком много факторов влияет на успешное решение этого вопроса. Тут и природные склонности, и объективная обстановка, и бурный рост экономики, когда традиционная передача специальности от отца к сыну не всегда возможна, тут и семейные обстоятельства, зачастую отсутствие опыта в тот момент, когда он больше всего нужен, не всегда ясная перспектива. Путаница во мнениях, к сожалению, прочно бытует в нашей жизни. Но чем сложней вопрос, тем больше внимания, сил, стараний и таланта надо приложить к его решению. Опыт передовых людей и передовых коллективов показывает, что это вполне возможно. Заработок, материальные условия — это очень важная сторона жизни, и игнорировать эту сторону нелепо. Нельзя, конечно, всё сводить к материальным условиям, так как всякая односторонность уродлива (хорошо известна поговорка «Односторонний специалист подобен флюсу»). В нашей стране огромные возможности. Не надо только цепляться за насиженные места. Не надо бояться уехать — Ангара, Енисей, Лена, Амур, Витим, Вилюй, Хантайка, Амгуема — всего не перечислишь. И уехать не просто за длинным рублем, а за знанием жизни, уехать, чтобы самому оказаться в гуще событий. Работа на больших сибирских стройках, на Севере — это не только решение материальных вопросов, это огромный жизненный и производственный опыт [4]. Никакой беспорядок в личной жизни нетерпим (вспомним приведенные выше замечательные слова Рене Декарта «Порядок освобождает мысль»). Как же может человек стать образованным, если мысль у него скована, не свободна? Но так же нетерпимо отсутствие счастья и любви. Добиться их можно, но бежать от них нельзя, тем более нельзя отодвигать их решения. Уместно вспомнить высказывание Суворова: «Враг оттеснен — неудача, окружён, уничтожен — удача». Враг для любого человека, а для образованного втройне — неустроенность и беспорядочность в личной жизни, отсутствие счастья, отсутствие любви. Поэтому, прежде всего, надо подумать именно об этом. Любовь, счастье — это не тема данной статьи, однако хочется отметить всё же два положения.

Первое. Самотёком ничего не получается, даже любовь. Природа одарила человека всем — умением петь и танцевать, рисовать, любить и многим другим. Но от природы всё дается в очень небольших количествах. Дальше всё зависит от человека. То же и любовь. Она возможна с первого взгляда. Может быть, это даже самая хорошая любовь, но дальше её надо поддерживать, лелеять, ухаживать за ней, как за живым растением, иначе она зачахнет, захиреет или, наоборот, при хорошем уходе расцветет.

Второе. Всесторонне развитому человеку, человеку образованному, живущему по принципу, сформулированному в великих словах Маркса — «Ничто человеческое мне не чуждо», и счастье, и подлинная любовь более доступны.

Заканчивая, хочется сказать, что статья не претендует на полноту освещения вопроса. Образованному человеку нужно знать гораздо больше. Статья — лишь несколько советов, которые автору кажутся существенными. Правда, есть хорошая индийская поговорка — «Самое легкое — давать советы, самое тяжёлое — их выполнять». Тем не менее, советы полезны. Может быть, окажется полезной и эта статья.

Иосиф Сергеевич Завалишин


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] В какой бы области ни был: в политической, производственной или жизненной (Прим.­ И.С.Завалишина).

[2] Однажды я спросил И.С.Завалишина: какие наилучшие маршруты, чтобы изучить свою страну. Он сказал, что лучше всего начать с Кремля. Затем — бульварное кольцо. Затем «Золотое Кольцо», старинные русские города. Дальше, если есть возможность, Урал, Сибирские реки… «Надо всё бросить, — говорил И.С.Завалишин, — и путешествовать по Волге, по Ангаре, на Байкал, Енисей…» Тогда это было трудно осуществить. Сейчас есть масса турфирм, но они, скорее, отправят тебя на Канары.

[3] Tаким был и сам И.С.Завалишин. Очевидно, что такие люди никогда не ставят своей главной целью личное обогащение. Сермяжная мудрость нового русского мещанства, наоборот, призывает «не быть идиотами», на которых «все ездят» и ездить самому. Неужели эта идеология победит? Неужели моих подрастающих детей и внуков тоже засосёт эта трясина пошлости? Однажды я заикнулся Завалишину о карьере. Он посадил меня перед собой и сказал: «Ты должен раз и навсегда для себя решить, чего ты хочешь: карьеры или осмысленных больших дел. Если — карьеры, то я ничему тебя научить не смогу. Иди поучись у кого­-нибудь другого».

[4] Как мне кажется, эти пожелания сегодня обрели новый смысл. С изменением социально­экономического положения в стране, в частности, в народном хозяйстве, не стало крупных строек на периферии России, не реконструируются и не развиваются города, новые не строятся — это даже и не обсуждается. В результате возник ряд проблем. Резкая концентрация строительства в Центре, а точнее, в Москве, ведёт к её тотальной застройке, что не безопасно для исторического центра. Бездействуют многие ведущие проектные институты, работавшие на страну, а проектирование рассредото- чилось по небольшим фирмам. Появились безработные специалисты. И это далеко не полный перечень проблем в этой области. (Н.И.Завалишин)


СКАЧАТЬ: И.С.ЗАВАЛИШИН. ЖИЗНЬ. ИДЕИ. ПРОЕКТЫ (КНИГА 1, КНИГА 2)

Составление, редакция, комментарии Беляков Е.А., Завьялова Н.И., 2017.

 

Данную книгу авторы передают в общественное достояние. Напоминаем, что произведения, перешедшие в общественное достояние, могут свободно использоваться любым лицом без выплаты авторского вознаграждения. При этом должны соблюдаться неимущественные авторские права: право авторства, право на имя и право на защиту репутации автора.



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
5343
17937
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика