О преемственности, социализме и президенте

О преемственности, социализме и президенте

На одном из ресурсов Партии нового типа, где говорится о проекте новой Конституции России, был размещён следующий комментарий подписчика: «…Сулакшин ни слова не говорит о преемственности идей и принципов предшествующих советских Социалистических Конституций 1936 и 1978 годов. Но зато он, изучив «все» буржуазные «конституции мира», смело предлагает «президента» вместо коллегиального органа — Президиума Верховного Совета, «парламент» (включающий «палату высших ценностей» и «земский собор») вместо Верховного Совета, то есть Сулакшин предлагает сохранить все буржуазные атрибуты власти, подкрашенные красивыми словечками. Стоит ли коммунистам тратить много времени на разбор «чертежа конституции» Сулакшина, в котором нет четко заявленного: «Статья 1. Союз Советских Социалистических Республик (или хотя бы: Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика) есть социалистическое общенародное государство, выражающее волю и интересы трудящихся всех наций и народностей страны»?

Иногда читая подобные комментарии у меня складывается ощущение, что некоторые люди 27 лет находились в состоянии летаргического сна, а проснувшись, вдруг открыли для себя целый ряд неожиданных изменений. Что уже нет СССР, нет плановой экономики, в развале государственный экономический сектор, что выросли дети внуки, родившиеся или воспитанные по новым учебникам, не слушавшие Кобзона, не смотревшие «Рождённая революцией», не читавшие «Поднятую целину» и никогда в глаза не видевшие «серпастый молоткастый». Мир стал другим. Оцифровалась экономика и банковская сфера, модернизировались и ускорились коммуникации, типографии, почта и телеграф у многих молодых людей уже вызывают ассоциации с орудиями первобытно- общинного строя.

Но нам упорно говорят: «Всё ерунда, ничего нового быть не может, Маркс всему голова!» Можно сейчас, в современной России просто вернуться к Конституции 1936 или 1977 годов, и весь кошмар путинской России каким-то чудесным образом отрегулируется сам по себе. Никто не ставит под сомнение гениальность Карла Маркса, как, собственно, и Платона, Томаса Мора, Томмазо Компанеллы, Владимира Ленина и других социалистов и мыслителей. Но суть в том, что каждый из них создавал свою теорию в соответствии со своими представлениями, сложившимися в определённый период истории в отдельных государствах. Опыта падения первого и самого мощного социалистического государства — СССР — ни Маркс, ни Ленин не имели. Поэтому коррекций собственных теорий сделать не могли. Где были допущены ошибки, какие, кем, в какой период, что привело к самой большой геополитической катастрофе 21 века — на эти вопросы нет ответов ни у Маркса, ни у Ленина.  Мы сегодня имеем данный опыт, внимательно его анализируем внимательно его анализируем.

Поэтому Партия нового типа потому и «нового», что рассматривает возможности революционных преобразований с учётом набитых шишек и новых экономических, информационных и экономических реалий.

Нам бросают упрёк: где в вашей платформе слово «социализм»? Где преемственность? Это упрощённое восприятие программы Сулакшина. Одно слово, если его вставить в название или текст, ключевым образом ничего не решит, если содержание и устремления будут негодными. Что, например, мешает Владимиру Путину добавить слово «социалистическая» между двумя другими Российская и Федерация? Это как-то сделает путинскую Россию более нравственной и справедливой? Кто-то слева кричит: «Дык, в России миллиардеры, какой же это социализм?». Правильно. И в Китае миллиардеры. Но социализм.

А что такое социализм? Если открыть учебники, то данному определению давал трактовки не только Маркс. И все они имеют место быть. Европейцы, например, считают, что социализм — это не только обобществление собственности, но это строй, при котором осуществляется общественный контроль над собственностью и природными ресурсами. И в этом смысле Партия нового типа солидарна с европейскими социалистами, при этом добавляем к слову «контроль» ещё два — «регулирование» и «социализирование». Регулирование собственности и ренты, а также выстраивание отношений государства и собственника таким образом, чтобы последний трудился не исключительно в своих, а прежде всего — в общественных интересах. Впрочем, это тема отдельного разговора, к которому мы ещё вернёмся.

«Почему вы не говорите о преемственности?», — снова голосят в заднем ряду. А надо? Например, Российская Федерация является правопреемником СССР, но проводит ровно противоположную политику, которая, скорее, унаследовала исторический период русской Смуты, чем вершинных достижений советского строя. Или зюгановская КПРФ. Именует себя преемником КПСС, а на деле представляет собой самую типичную буржуазную партию. В чём смысл кричать о преемственности, только чтобы понравиться товарищу из заднего ряда?

Та же картина и с терминами. Почему «президент» вместо коллегиального органа — Президиума Верховного Совета, «парламент» (включающий «палату высших ценностей» и «земский собор») вместо Верховного Совета? Так спрашивает товарищ в начале публикации.

Во-первых, нет большой разницы — как будет называться законодательный орган — дума, совет, вече, собор, копна, громада — суть не в названии, а в тех полномочиях, которые он будет выполнять, и в контроле, который будет осуществлять над ним народ. Товарищ явно не понял, что ПНТ предлагает Палату высших ценностей не как филиал двухпалатного парламента, а как самостоятельный конституционный орган. Подотчётный народу и выбираемый из самых достойных его представителей. Палата высших ценностей России особый общественно-государственный орган, оценивающий соответствие федеральных законов и обыкновений правоприменительной практики и деятельности федеральных государственных органов высшим ценностям России.

Кто-нибудь сегодня у нас контролирует законодательный поток Госдумы? Контролирует. Президент. А кто контролирует президента? Никто. Ну, по логике, его контролирует Дума. В свою очередь народ контролирует и того, и другую. Только где этот орган контроля? Нет его. Народ не может даже контролировать подписываемые антинародные законы. Во-вторых, кто такой президент? Это выборный глава государства в странах с республиканской или смешанной формой правления. Лицо, отвечающее за всё. Но это в идеале. В реальности путинской России президент просто гарант. Он даже не возглавляет правительство, поэтому у нас царь хороший, а бояре — плохие. Это они, а не царь управляют всеми системам жизнедеятельности. А президент он просто гарант. Ни импичмент ему не грозит, ни отрешение. И эти законодательные «пробелы» устранены в проекте ПНТ.

Президент становится главой правительства и лицом не только подотчётным, но и отвечающим за успешность государства и его следование высшим ценностям, а не интересам дружков-олигархов.

Статья 150. Статус Президента России

1. Президент России является главой государства, Верховным главнокомандующим, возглавляет Правительство России и осуществляет исполнительную власть в соответствии с федеральным конституционным законом.

2. Президент России определяет основные направления внутренней и внешней политики государства, представляет государство внутри страны и за ее пределами.

3. Президент России несет ответственность за:

а) реализацию и защиту Конституции России, а также установленных ею высших ценностей России и достижение целей России;

б) успешность России во всех сферах жизнедеятельности;

в) обеспечение безопасности в России, предупреждение и пресечение любой внешней агрессии против России;

г) обеспечение исполнения полномочий Правительства России в соответствии со статьей 174, 175 и иными положениями Конституции.

Может ли Президиум Верховного Совета отвечать за всё? Как показывает практика, коллективный орган чаще всего безответственен. Или за свои коллегиальные ошибки перекладывает решение их последствий на народ. А на кого ж ещё? Но с кого спросить народу в случае, если он даже не выбирал председателя президиума ВС?

Как пишут, авторы научного макета новой Конституции, президент СССР и Российская Федерация не имели успешных президентских правлений. Горбачев, Ельцин, Путин, Медведев — их деятельность находилась в диссонансе с представлением народа о должном государственном курсе и наносила ущерб российской государственности. Причина таких результатов — неподконтрольность власти президента народу. Президентская вертикаль превращалась в персонократию.

При отсутствии контроля со стороны народа устанавливалось влияние «двора» — ближнего президентского окружения. Семибанкирщина при «царе» Борисе, вздорная внешняя политика и разрушительная внутренняя политика при Путине — яркие образцы того, во что выродилась система президентского правления в постсоветской России.  Вместе с тем, существует цивилизационная традиция власти вождистского типа. Огромная территория, климатические условия, дамоклов меч войны с иноцивилизационными противниками — все это предопределяло предрасположенность к высокой концентрации власти в руках главы государства. «Россия страна царей», — заявлял Иосиф Сталин при обсуждении эйзенштейновского фильма «Иван Грозный». Но, вместе с тем, царь в России был только тогда легитимен, когда его политика соотносилась с народным пониманием правды. В противном случае он в восприятии народа превращался в антихриста.

Соответственно, и президент в России должен быть народным, а не олигархическим президентом. Это предполагает механизмы коммуникации президента с народом, существование народного контроля президентской власти. Президент, сообразно с этой логикой, есть слуга народа, а не так, как в современной России, где народ существует как персонал возглавляемой президентом корпорации.

Система сдержек и противовесов ветвей власти, подконтрольность и ответственность государственных органов Декларации о разделении ветвей власти и системе взаимных сдержек и противовесов, обычно провозглашаемых в конституции, как правило, недостаточно для преодоления естественного стремления любой власти к всеохватности и монополизму. Монополизация же власти всегда ведет к ее загниванию. Как и в отношении проблемы обеспечения народовластия, необходимо на конституционном уровне предусматривать специальные гарантии реализации данных установлений.

Таковые предложены в нормах научного макета в виде балансировки полномочий исполнительной и законодательной ветвей власти и выражены, в том числе, посредством введения механизмов подконтрольности исполнительной ветви законодательной и ответственности государственных органов и их должностных лиц за свои действия (бездействие) и решения.


Автор Владимир Викторович Волк — канд. в члены Федерального политсовета Партии нового типа.

Фото:  Вид президиума II сессии Верховного Совета СССР VI созыва. В президиуме: И.В. Спиридонов, Я.В. Пейве, С.М. Буденный, К.Е. Ворошилов, Я.С. Насреддинова, Л.И. Брежнев, Н.С. Хрущев, А.И. Микоян, Ф.Р. Козлов, Г.И. Воронов, М.А. Суслов, А.Г. Кириленко, Б.Н. Пономарев, А.Н. Шелепин, П.Н. Демичев, на трибуне – Президент ФНРЮ И.Б. Тито.  Москва. Декабрь 1962 г.  РГАКФД. Арх. № 0-303325. (источник)

#ПрограммаСулакшина  #ПартияНовогоТипа


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

#ПрограммаСулакшина — Диалог №8. Новая Конституция как главный чертеж новой страны — I

Почему ПНТ за новую конституцию

ПАРТШКОЛА ПНТ. ВЫПУСК №16 «Большой проект страны — конституция» Степан Сулакшин

Сулакшин. Наша президентская программа: левая и правая повестка

Как «взять и поделить?»

Конституции постсоветских государств с позиции обеспечения государственного суверенитета

Конституция и суверенитет



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
3073
9616
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика