Разумная самодостаточность

Разумная самодостаточность

В число ряда важнейших стратегических задач России — задач, безусловно, приоритетных, реально выполнимых и практически не поставленных в исходной версии Стратегии 2020, — входит обеспечение разумной самодостаточности государства. В глобализирующемся мире все государства прямо или косвенно связаны друг с другом, и нет ни одного из них, которое бы не нуждалось в энергии (энергоносителях), воде, трудовых ресурсах, уникальных или распространенных продуктах другой страны. Покупают не только то, что не производят или не хотят произвести сами, но, в первую очередь, то, что дешевле и качественнее. Что же есть в этих условиях разумная самодостаточность государства? Я определил бы ее реализованную способность экономически оправданного и социально приемлемого функционирования политической и хозяйственной систем при минимальной зависимости от поведения других государств, в том числе в форс-мажорных обстоятельствах внутреннего и внешнего характера. В такой трактовке самодостаточность государства может считаться одним из оснований национальной идеи государства, выраженным в его внутренней и внешней политике. Важнейшим направлением экономической политики самодостаточного государства в условиях глобализации следует считать производство конкурентоспособных продукции и услуг с завоеванием ими собственного (внутреннего) рынка. 

Самодостаточность — менее всего искусственно созданная замкнутость, внерыночная автаркия.

Экономическая система самодостаточного государства должна быть абсолютно открытой любым внешнеэкономическим обменам и любым рыночным состязаниям с отечественными и зарубежными соперниками, но ведение и выигрыш этих состязаний должны происходить на собственном поле. Ясно, что и политическая, и экономическая самодостаточность государства не абсолютны, но последняя, например, бесспорно необходима хотя бы для той части товарного производства, которая обеспечивает продовольственную, фармакологическую, военную и энергетическую безопасность; замечу, что пределы безопасности по многим параметрам уже определены российскими учеными (прежде всего, академиком А. Татаркиным и его коллегами) и частично введены в структуру небольшого числа нормативных актов. Возможно ли обеспечение самодостаточности государства в условиях глобализации? Да, возможно, но лишь в том случае, если государственная власть не стремится к вступлению в международные организации и союзы, ограничивающие свободу выбора ценовых, налоговых, бюджетных и иных режимов функционирования национальной экономики или препятствующих использованию разумных экономических и финансовых стимулов обретения самодостаточности. Многие страны сумели достичь этого, и никого не смущает, например, функционирование офшорного центра мирового значения на Британских Виргинских островах, создание гигантских особых экономических зон в Китае или государственная поддержка сельского хозяйства в США. Каждая страна выбирает свою меру и свои механизмы рыночной самодостаточности.

Россия, как будет показано далее, крайне нуждается в государственно признанной доктрине самодостаточности и в ее последовательной реализации. Это тем более важно потому, что наша страна, во-первых, имеет наилучшие предпосылки для обретения максимальной самодостаточности (соединение гигантских объемов самых разнообразных ресурсов с ненасыщенным внутренним рынком) и, во-вторых, остается наиболее беспомощной (в отличие от российских бизнесменов всех масштабов) и неподготовленной к жизни в глобальном мире. Россию как государство, стремящееся, по заявлениям ее лидеров, занять одно из первых мест в глобальной мирсистеме, должно отличать и особое отношение к инноватике. Если страны постиндустриального мира идут по пути рыночного потребления инноваций, то в России большинство производств (и даже домохозяйств) недоиндустриализированы и уже поэтому неконкурентоспособны не только по технологиям (инструменту, машинам и т.п.), но и по свойственной индустриальному обществу организации труда, по отношению к последнему работников, по наличию стимулов к постоянному их обучению и переобучению.

Конечно, отдельные инновационные, включая «нанотехнологические», успехи в сегодняшней России имеются, и они дают материал для рапортов федеральному правительству (а затем — для правительственных докладов) об очередных успехах. Но не требует особых доказательств, что такая «инноватика» не способна решить ни одну из приоритетно значимых проблем страны, находящейся в состоянии долговременного кризиса. В связи с этими и с другими обстоятельствами представляется резонным считать «инновационной экономикой», действительно приоритетно необходимой России (а потому требующей господдержки), совокупность таких технологических, инфраструктурных и организационно-управленческих новшеств, которые способны обеспечить:

  • эффективную трудозанятость и рост реальных доходов населения при сокращении огромных территориальных диспропорций в уровне и качестве жизни населения;
  • расширение внутреннего рынка основных групп конкурентоспособных товаров отечественного производства и ослабление народнохозяйственной зависимости от импорта;
  • рациональное использование и глубокую переработку природных ресурсов; 

Решение этих трех задач, думается, есть главное условие самодостаточного, а значит, и устойчивого функционирования страны в нынешних реальных обстоятельствах, и только при этом условии можно принципиально обновить облик российской экономики. Следует признать, что, например, функционирование российского аграрного производства как экономической и социальной основы для производительной трудозанятости и обеспечения тем самым жизни миллионов сельских жителей может быть достигнуто не столько на базе использования современнейших сельскохозяйственных машин и орудий (очень дорогих и требующих не менее дорогой ремонтной и другой производственной инфраструктуры), сколько посредством материального (через заработную плату и социальные преференции) стимулирования профессионально ответственного отношения к труду, воссоздания (на новой, рыночной, основе) потребительской кооперации, осуществления тотальной газификации и электрификации села, строительства дорог и поддержания транспортного сообщения между производителями и рынком сельхозпродукции, восстановления разумного паритета цен на нее и на горюче-смазочные материалы, постоянной господдержки отечественных сельхозпредприятий (например, в формах, принятых в США) и т.д. Все это и есть абсолютно инновационный путь развития недоиндустриализированного агропроизводства страны, и подобного рода схемы могут быть определены почти для всех отраслей народного хозяйства России.

Вывод из вышесказанного очевиден: инновационная самодостаточность нашей страны, вероятно, самое главное и самое нужное в уверенном позиционировании России в глобальной экономике.

На мировом рынке успехом будут пользоваться только такие инновационные продукты, которые в конкурентной борьбе победили на внутреннем рынке страны. На внешнем же рынке может успешно выступать только инновационно самодостаточное государство. Обеспечение разумной самодостаточности России — единственно спасительная антикризисная мера. Недолгий период бюджетно-финансовой эйфории заканчивается, и к тому времени, когда ведущие страны мира избавятся от внешних признаков глобального кризиса, Россия рискует остаться наедине со своим неизжитым и дополнительно углубившимся кризисом, последствия которого уже нельзя будет списывать на мирохозяйственные обстоятельства.

 Положение осложняется тем, что страна с готовностью и без какой-либо критической оценки восприняла все кризисные ценности новейшего периода «перепотребления» и «переприсвоения». Поэтому рассчитывать на быстрые решения накопленных и привнесенных мировым кризисом проблем не приходится. Преодолеть этот беспрецедентный кризис за 20 с лишним лет не удалось, и прежде всего, разумеется, потому, что и государство, и «эффективные собственники» дистанцировались от решения данной проблемы (реальная острота которой была на время приглушена поступлением доходов от сверхприбыльной продажи нефтегазовых ресурсов страны). Вот слова федерального министра промышленности и торговли, обнародованные 30 марта 2009 г. в «Российской газете»:

«Мы не успели перестроить структуру российской экономики, чтобы она была более эффективной, конкурентоспособной, самодостаточной и соответствовала внутреннему рынку. К этому мы только приступили (на 19-м году реформ!), разработав и приняв стратегии развития для 15 важнейших отраслей». Выскажу соображение, ни разу не встречавшееся мне в литературе о первом глобальном кризисе: его можно было бы практически не заметить, если бы каждая национальная экономика не была бы в такой степени включена в мировую финансово-экономическую систему, а значит и не была бы в такой степени зависима от внешней конъюнктуры.

Как ни парадоксально, масштабы внешнеэкономической деятельности, которыми обычно гордятся как наивысшим достижением национальной экономики, можно одновременно считать своеобразным индикатором потенциальной уязвимости собственного государства. 

На внутреннем потребительском рынке мы зависим от импорта, причем практически по всей номенклатуре, а на внешнем — от экспорта узкого круга сырьевых товаров (нефть, газ, цветные и черные металлы). С такой Россией нет смысла воевать: достаточно перекрыть (а это вполне возможно) каналы поставки ежедневно (!) необходимых лекарств, резко снизить (а это вполне возможно) мировые цены на нефть или сократить закупки российских нефти и газа. Мизерный потенциал самодостаточности делает нашу страну не только чрезмерно кризисозависимой, но и просто незащищенной. Все вышесказанное побуждает настаивать на необходимости смещения приоритетов государственной политики, интересов бизнеса и общества в целом в более реалистичные и в действительно кризисобезопасные области. Главным направлением такой политики должна стать всеобщая поддержка импортоконкуренции, результатом которой призвано стать насыщение внутреннего рынка страны все более широкой номенклатурой производимых в России товаров и услуг, выигрышно конкурентных по сравнению с поставляемыми по импорту и соответствующих хотя бы среднемировым стандартам.

В отличие от импортозамещения импортоконкуренция есть категория рыночной экономики, характеризующая процесс последовательного насыщения национального рынка товаром или услугой, конкурентнымпо цене и качеству с обращающимся на этом рынке импортным товаром. Она сопряжена исключительно с конкурентной борьбой и со свободным предпочтением отечественной продукции только по соображениям полезности и экономической выгоды. С учетом реального состояния российской экономики и перенасыщенности мировых рынков Россия должна стремиться к завоеванию своей несырьевой продукцией прежде всего не мировых рынков, а рынка собственного, и это не менее сложная, но стратегически более важная задача. Какими же видятся исходные меры реализации концепции самодостаточности государства в экономическом отношении, учитывая, что с каждым годом выход любой отечественной продукции на внутренний рынок станет все в большей мере определяться конкуренцией именно с мировым производителем?

Следовало бы, во-первых, хотя бы оценочно выявить номенклатуру, стоимостные и натуральные объемы потребления основных видов сырья и готовой продукции как в стратегически важных для страны видах экономической деятельности, так и в домохозяйствах, причем и в целом по России, и по отдельным регионам, и по крупнейшим городам. Во-вторых — составить баланс обеспечения этих потребностей товарами и услугами собственно российских производителей (фактически действующих на территории страны вне зависимости от использования иностранного капитала и технологий) и импортом (то есть всем, что попадает в страну через таможенную границу). В-третьих — определить фактические и перспективные зоны «пересекающейся» конкуренции и расставить государственные и региональные приоритеты в последовательном наполнении внутреннего рынка страны импортоконкурентной продукцией по соображениям на первых порах аналогичного, а далее — лучшего качества и более низких цен. 

Все это нужно, конечно, не только и не столько для того, чтобы в президентских посланиях и в выступлениях главы исполнительной власти, в разрабатываемых и принимаемых концепциях, в доктринах и стратегиях, в федеральных и региональных программах декларировалась необходимость обретения экономической самодостаточности путем всяческого поощрения импортоконкуренции как не единственного, но важнейшего условия одновременного решения задач улучшения жизни населения (стабильные рабочие места, высокие заработки, повышение квалификации и стимулы к получению профессионального образования), укрепления национальной безопасности и реальной отработки механизмов инновационного развития. 

Главное — превратить представления о выгодах смещения пропорций импорта и собственного производства в сторону отечественного производителя в технологии поддержки всех участников процесса импорто-конкуренции на государственном, региональном и муниципальном уровнях. 

Эти технологии должны быть узаконены и отражены, в частности, в конкурсных условиях лицензирования разных видов деятельности, в правилах отвода земельных участков и выдачи любых грантов, в регламентах участия в инвестиционных проектах и в приватизационных программах и т. п. Технологии государственного стимулирования и общественной поддержки разумной самодостаточности России существуют, и такие технологии вполне практичны и реализуемы. И Россия — единственная страна в мире, где для обеспечения разумной самодостаточности есть все необходимые ресурсы, и не только природные и пространственные. Встать на путь разумной самодостаточности, соединив огромный ресурсный потенциал с огромным и абсолютно ненасыщенным внутренним рынком, — исторический шанс России.


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
5956
19983
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика