России нужна национализация

России нужна национализация

Автор Степан Степанович Сулакшин — генеральный директор Центра научной политической мысли и идеологии, д.полит.н., д.физ.-мат.н., профессор.

Это размышление от имени Партии нового типа. Оно носит и теоретический, и абсолютно актуальный политический жизненный характер. Вопрос о национализации собственности.

В точном понимании, собственность — это не только материальные, вещные предметы, кому-то принадлежащие, — это, прежде всего, человеческие, общественные отношения между собственником и наемным работником, между собственником и обществом, которое окружает этого собственника, между собственником и государством. То есть отношения по поводу владения, пользования, распоряжения какими-то предметными сущностями включают три субъекта: личность (индивид), общество и государство. Поэтому собственность — это всегда вопрос не частный, даже если она называется частной собственностью, это общественный, социализированный вопрос.

И при таком подходе в поле регуляции злодейская, зловредная, паразитарная частная собственность, эксплуатация человека человеком путем регуляции превращается в социализированный институт, который балансирует интересы частного собственника, узурпатора, эксплуататора наемного труда, с интересами большинства народа, государства и общества в целом.

Что такое «национализация частной собственности»? Есть еще такой мусорный термин как деприватизация. Деправатизация, то есть обращение назад процесса приватизации.

Национализация собственности — это смена титула собственности с негосударственного на государственный. Как именно возникла негосударственная собственность в данном случае неважно, она могла возникнуть как приватизация ранее бывшей государственной собственности, так и как создание новой собственности частным собственником. Главное, что частная собственность становится по закону, по Конституции государственной собственностью. Страшное ли это дело? Невероятное ли это дело? Невиданное ли это дело? Дело ли это, связанное с Революцией, Гражданской войной, экспроприацией, стрельбой, «Собственников к стенке!»? Абсолютно нет! Почему? Во-первых, потому что мы сейчас видим, как это делается на практике, и я сразу после этого покажу, как эта даже действующая либеральная Конституция, для которой частная собственность — «священная корова», священный неприкосновенный институт, описывает и указывает возможности и путь национализации частной собственности.

Итак. В Англии, Франции, Венесуэле, Панаме других странах обращение частной собственности в государственную дается во множестве примеров. Что еще происходит за границей в сходном с Россией случае, причем различия устроения не такие уж великие (Россия и Украина)? Оба либеральные частнособственнические коррумпированные олигархические государства. Что там произошло недавно и очень ярко? Национализация ведущего и частного банка Украины — Приватбанка, собственником которого являлся Коломойский, и… ничего страшного. Банк национализировали, обратили в собственность государства: «Ой-ой-ой! Ужас какой! В либеральной стране и вдруг началась национализация! Да это ж целая революция!». Да ничего подобного. Коломойский растащил средства вкладчиков на 6 миллиардов долларов — колоссальная черная дыра. И государство эту черную дыру взяло на себя, национализировало банк, а на самом деле простило Коломойскому его безобразие и взяло на себя обязательства теперь отвечать по этим 6 миллиардам вероятнее всего украденных долларов. Вот такая национализация.

Происходит ли это у нас, в России? Да сплошь и рядом. А что такое была безумная растрата национальных средств на сочинскую «выходку», Сочинскую Олимпиаду, когда ВЭБ подрядил фирмы, оказался в долгу, и государство теперь черную дыру этих долгов через институт докапитализации ВЭБа (а на самом деле не только ВЭБа) компенсирует. Смотрите! Получается, что государственная собственность — это такая вещная, предметная материя, сущность, которая, во-первых, находится в ответственности государства и прежде всего через бюджетное обеспечение, а, в-вторых, является источником доходов этого бюджета. Вот две главных картинки, связанных с государственной собственностью. И когда бюджет вкладывается в частный банк, покрывая дыру для своих друзей или знакомых, в принципе для банковского спекулятивного сектора, ростовщического сектора национальной экономики, то это хотя и абсолютно извращенная, но по сути наполовину та самая национализация собственности. Все налогоплательщики страны через государственный бюджет докапитализируют частные банки. Это что? Это уже полшага в направлении национализации.

Второй обещанный момент. Берем действующую Конституцию России. Итак. Права и свободы человека — это высшая ценность, государство обязано обеспечивать и защищать их. Право частной собственности — в этом ряду. Право частной собственности — это высшая ценность. Государство обязано ее защищать и обеспечивать. Но берем Статью 55. А там написано, в части 3: «Права человека могут быть ограничены федеральным законом». Значит, право частной собственности, говорит даже либеральная Конституция, может быть ограничено федеральным законом!

Вот я и буду сейчас объявлять о том, что мы начинаем работу по проектированию федерального закона о национализации частной собственности. В каких случаях, говорит либеральная Конституция, право частной собственности может быть ограничено? Четко написано: «В том случае, если это необходимо в целях защиты нравственности». И вот вам сразу проекция. Если частная собственность генерирует безнравственность — растлевающее частное телевидение, растлевающая издательская деятельность, растлевающие средства массовой информации, выпуск «боярышников», выпуск порнографии, выпуск асоциальной литературы, выпуск игр, которые детей развращают, выпуск рекламы, которая людей подвигает на самые низменные интенции поведения, пьянство, наркотики, курение, асоциальность — вот вам основания, почему право такой отвратной частной собственности, которая торпедирует нравственность в стране, может быть федеральным законом ограничено. Это случай для национализации.

Второе. Право частной собственности может быть ограничено, если это требует цели защиты здоровья. Чьего? Людей, конечно, населения. И опять возникает перечень видов случаев, оснований, в которых такая частная собственность может быть ограничена. Т.е. национализирована. Третье. Замечательно интересно. Либеральная Конституция видно в упоении победы после расстрела Белого дома даже не заметила, как она заложила важнейший принцип социалистического устроения общественных отношений. Написано следующее: «Частная собственность может быть ограничена, если это необходимо в целях защиты прав и законных интересов других лиц». Вот вам одно лицо — частный собственник. А вот вам «другие лица» — наемные работники, трудовой коллектив, потребители продукции этой самой частной собственности. Так если товарищ частный собственник со своей частной собственностью нарушает права и законные интересы других лиц на достойную жизнь, здоровье, безопасность, нравственность, то тогда это право частной собственности может быть ограничено.

Вновь — основание для национализации. Наконец, еще одной причиной является очевидная и логичная причина — обеспечение обороны страны и обеспечение безопасности государства. Итак. Конституционных оснований для того, чтобы ограничить право частной собственности, конкретно перевести ее в государственную собственность, более чем достаточно. Смотрим на российскую практику! Недавно, да собственно история продолжается, у полковника Захарченко изъяли тонну денег, миллиарды; у арестованного губернатора Хорошавина изъяли то же самое — чемоданы и сундуки денег. Куда они делись? Они обращены в доход государства, они обращены в собственность государства. Это классическая национализация имущества, в данном случае в виде финансов. На каком основании? А на том основании, что происхождение этих средств неизвестно, и их, якобы собственники, объяснить этого не могут.

Значит, есть соответственно логичная презумпция, что они незаконно обретены. На Западе средства многих российских олигархов, ворюг и коррупционеров в банках попросту заморожены с очень простым требованием на бумажке А4: «Уважаемый, коррупционер, ворюга, олигарх или кто ты там есть! Объясни происхождение твоих вкладов! Если не объяснишь, они так и останутся замороженными и тебе не будут доступными». То есть они фактически отчуждены из права распоряжения и пользования. На владение там пока нет ограничительного решения, но распоряжаться и пользоваться уже нельзя. А это два из трех слонов, на которых стоит институция частной собственности.

Владение, пользование и распоряжение. Заморозка средств реально сейчас происходит. У Бельянинова — бывшего начальника Таможни — изъяли коробку из-под ксерокса с деньгами, валютой, но, правда, потом вернули. Он же — друг, товарищ хозяина, который принимает все незаконные решения. У Собчак — то же самое. Был момент, когда она начала критиковать большое начальство. Пришли, открыли сейф, вынули из него конверты-накопления, непосильным трудом заработанные, изъяли, но потом, правда, тоже вернули. Воспитательная акция закончилась. Что важно? Что практика изъятия собственности у частника существует.

Варианты разные: 1) по законным, перечисленным в Статье 55 причинам; 2) в демонстрационных политических воспитательных целях. Но это не все основания. Очень важным основанием для будущей политики, когда Партия нового типа обретет в стране власть и будет ее переустраивать как нравственное, справедливое государство, будет следующий макропринцип. Давайте себе представим, что всех нас — и граждан страны, и президента, и депутатов Парламента — волнует успешность нашей страны. Вот такой объективный показатель. Он измерим, он вполне понятен. Но понятно же, что такое успешный человек: розовощекий, хорошо одетый, все у него хорошо дома, на работе, он уверен в будущем, он здоров и ему комфортно. Так вот нас, конечно, волнует успешность нашей страны, никакая там не химерическая конкурентоспособность — это глупость и болтовня, а успешность.

Мы хотим, чтобы успешность нашей страны была бы максимальной. Ее обеспечивают разные параметры устроения страны и один из них — доля государственной собственности в структуре всего имущества страны. Вот и пишем: может быть 100% в государственной собственности, а может быть — 0%. 0% государственной собственности — это предел мечтаний Путина и Медведева, Высшей школы экономики, духов Гайдара и Черномырдина, которые опять волну приватизации затевают. Они реально уничтожают государственность России, в том числе в этой части — в части государственной собственности, добились уже рекордных показателей — менее 10% всего имущества является государственным. Помните, да? Это источник доходов государства, это материальные ресурсы, позволяющие обеспечивать ответственность государства в экологии, социальном пространстве, безопасности, нравственности. Они все это дело устремили к нулю. Но был и случай СССР, когда практически вся собственность была 100% государственной. Не надо говорить об исключениях, типа артелей, колхозной или кооперативной собственности — это все, конечно, либо мелочи, либо квазинегосударственная собственность. Все было на самом деле фактически в государственной собственности.

Есть закон социальной природы, открыл его я сам, поэтому как Карл Маркс имею право утверждать, что в социальных системах крайние решения-либо 0%, либо 100% — никогда не бывают самыми эффективными, то есть они никогда не обеспечивают максимальную успешность страны. Совершенно понятно, если у государства не будет собственности, не будет государства — ну и берите наши земли, ресурсы нашей жизни, кто угодно, кто придет сюда со своей государственностью. Значит, успешность при нулевой государственной собственности может быть только нулевая. СССР показал, что абсолютной максимальной успешности при 100% огосударствлении тоже не получается. Значит, самое успешное государство, если оно не болеет догматикой и глупостью, устанавливает оптимальную долю государственной собственности. Какую? А мы уже поняли что между 0% и 100%.

А конкретно для каждой страны эта цифра специфична. Значит, есть оптимальная доля государственной собственности и для нашей страны. Какая она? Я уже говорил, на сегодня наши либерализаторы, утилизаторы нашей страны добились, что мы находимся на почти самом позорном уровне неуспешности (успешностью это назвать нельзя) и двигают страну вниз. Значит, стране нужно повышать долю государственной собственности! Делать это по закону, который мы будем проектировать! А цифра, которая по расчетам, моделям, сравнительному анализу с другими государствами, по регрессионным историческим моделям стран говорит о том, что порядка 55–60% государственной собственности должно быть в нашей стране. Не 10% путинских процентиков, а в 6 раз больше! Тогда страна будет максимально успешной, и это невероятно серьезное соображение и долг.

Соответственно, коль скоро мы убедились, что это возможно, это необходимо, это конституционно даже до принятия нашей будущей новой Конституции нравственного государства, но должно быть по закону, нужен федеральный закон о национализации частной собственности. У нас большой опыт по созданию таких законопроектов, и я объявляю, что мы создаем временную творческую рабочую группу. Я приглашаю в нее юристов, политологов, экономистов, социологов, психологов, историков, специалистов, которые могут точно поставить все вопросы относительно поля отношений общественных интересов и конфликтов в проблеме собственности и могут под нашим методическим руководством помочь создать такой закон. Я обращаюсь к тем, кто может помочь финансировать фонд зарплаты этой временной творческой рабочей группы с позиции заказчика, хотя смыслы я объявил, в их рамках, при этом подходе мы будем делать этот законопроект.

Так что начинаем такую работу. Милости просим! И последнее. Таких проблем, которые будут решаться в ходе постлиберальной, постпутинской санации нашей страны, кроме обсужденной, еще много. И к каждой из них — у нас такой же системный, ценностный профессиональный и решительный подход. Ну, что называется, пошли в этот поход вместе!




Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
1471
5596
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика