Система оплаты труда

Система оплаты труда

По материалам главы 3.1 монографии "Государственное управление в России и труд. Оплата, мотивация, производительность"

Феноменология оплаты труда в России

Структура денежных доходов населения в новейшей истории России претерпела значительные изменения. В связи с этим подробный анализ дифференциации доходов по источникам их получения, группам населения, предложение путей исправления недопустимых диспропорций представляется важнейшим условием для формирования эффективной экономической политики. По мере роста уровня душевого дохода в нем уменьшается удельный вес официальной оплаты труда, в то же время возрастает удельный вес неофициальной заработной платы, дохода от предпринимательской деятельности и дохода от собственности. Отсюда вытекает, что пути коррекции уровня доходов населения резко различаются по группам доходности. Решения вопроса включают в себя:

  • решение проблемы оплаты труда (пенсий);
  • малый и средний бизнес, индивидуальное предпринимательство);
  • оптимизация по критерию общественного блага отношений собственности;
  • общепринятое, социально обусловленное общегосударственное перераспределение доходов от сверхдоходных групп к менее доходным.

Речь должна идти о реформе взаимосвязи оплаты труда и получаемых доходов в России. Нужно представить себе масштаб проблемы, если придется в 2–3 раза увеличивать их долю в ВВП страны. Мы говорим о системе взаимоувязанных мер и не об одном годе перехода. Изменения уровня оплаты труда и доходов необходимо про водить практически в изолированных друг от друга сферах отношений, таких как:

  • бюджетная сфера, разделяющаяся на государственных служащих и силовые и специальные структуры;
  • индивидуальное предпринимательство);
  • сфера наемного труда;
  • сфера пенсионного обеспечения, стипендий и иных социальных выплат.

Поэтому и набор решений в совокупности с необходимостью их системной взаимоувязанности приходится формировать по существенно отличающимся направлениям. Представляется, что в основу экономической политики в сфере доходов и оплаты труда должно быть положено усиление налогового бремени на высокодоходные группы населения, более значимое повышение заработной платы для малодоходных групп, стимулирование самозанятости населения. В российской экономике недостаточно используются и сбережения населения. У россиян на руках, по оценке Центрального банка РФ, находится около 20 млрд долл. Согласно обследованию ВЦИОМ, у каждой четвертой российской семьи имеются сбережения. Например, в Москве и Санкт-Петербурге — у 36%, в других регионах — у 20–28% семей. При этом продолжающийся рост доходов россиян не приводит к росту накоплений: большинство (68%) вообще не имеют сбережений, и число таких граждан не уменьшается. В соответствии с данными Росстата, доля организованных сбережений в структуре использования доходов населения в 2008 г. составила 7,3%. В свою очередь увеличились расходы на покупку наличной иностранной валюты (с 5,2 до 7,9%), а также расходы на потребление (с 69,6 до 73,1%). Общая сумма банковских вкладов физических лиц на 1 января 2009 г. составила 14,2% ВВП, снизившись за год на 1,4 п.п.

На фоне финансового благополучия государственного бюджета и роста золотовалютных запасов страны до 2008 г. большая часть россиян едва сводила «концы с концами».

Достаточно привести официальные цифры Росстата: в III квартале 2008 г. 19 млн человек, или 13,5% населения России, получали заработную плату ниже установленного прожиточного минимума, который в среднем по России за тот период составил 4630 руб. При таком уровне заработной платы семейный доход большинства граждан страны едва обеспечивает их  физиологический минимум и не достаточен даже для простого воспроизводства рабочей силы. Заработная плата 80% населения такова, что ее не хватает для обеспечения остальных жизненно важных потребностей — приобретения молодыми семьями жилья, оплаты образования, участия в формировании страховых пенсионных прав и в медицинском страховании. Важным показателем уровня доходов населения является доля в ВВП страны заработной платы и социального страхования. По оценкам Международной организации труда (МОТ), доля заработной платы в развитых странах составляет 50–60% ВВП, а доля социального страхования — 12–25% ВВП, что в совокупности представляет собой расходы на материальное потребление населения и медицинскую помощь в диапазоне 65–70% ВВП. В России, как уже отмечалось, указанные пропорции существенно занижены: доля заработной платы составляет всего 23% ВВП, а размеры взносов на социальное страхование (включая пенсионное и медицинское) — всего 7,5% ВВП. В итоге совокупные расходы в России на два базовых института доходов населения (заработная плата и социальное страхование) составляют чуть больше 30% ВВП, что в среднем в два раза меньше, чем в развитых странах.

После смены в 1991–1992 гг. экономической программы общественные фонды были свернуты, но оплата труда существенно не изменилась — в этом и кроется корень обсуждаемой проблемы. Именно в эти годы глобальным результатом слома системы жизнеобеспечения населения стали демографический кризис, сверхсмертность, падение уровня рождаемости и непрекращающееся до сих пор снижение численности населения. Второе важнейшее замечание непосредственно связано с ответом на вопрос: куда в ходе и после шоковой терапии делась высвободившаяся разница в доходности национальной экономики? Она не ушла ни в налоги, поскольку совокупное налогообложение в России по либеральным правилам минимизировано, ни в государственные расходы на социальные цели здравоохранения, образования, жилищного строительства, науки, культуры, пенсионной и иной социальной поддержки, которые в разы меньше и в относительном выражении, и по абсолютной величине по сравнению с сопоставимыми странами. Разница ушла, во-первых, в тень, а во-вторых, в доходы наиболее обеспеченной группы населения. Криминализация экономики, коррумпирование власти, разрушение и виртуализация политического механизма связи общества, его групп интересов, регионов с механизмом принятия высших национальных решений, приведшие к клановизации власти, фактической лоббистской ее монополизации ничтожным меньшинством населения, не слишком отягощенным представлениями о социальном гуманизме и солидарности, о нравственности, наконец, составляют клубок проблем.

Состояние вопроса с заработной платой в России

Существующей системе заработной платы присущи крайне низкий уровень законодательно устанавливаемой минимальной заработной платы и недопустимая по всем меркам ее разделения, теневые и зачастую неденежные ее формы, значительные масштабы хронической задолженности по ее выплатам, широкое применение сверхурочных работ, вторичной занятости и сохранение при этом в значительных масштабах уровня скрытой безработицы. Важнейшими показателями состояния заработной платы на микро — и макроуровне, в региональном разрезе, на уровне предприятий и корпораций являются: величина минимальной и средней заработной платы с позиций покупательной способности, их соотношение между собой (доля минимальной заработной платы в средней ее величине), соотношение величин заработной платы нижней и верхних децильных групп ее получателей (отношение средней величины доходов 10% наиболее состоятельной части населения к среднедушевому доходу 10% беднейшей части), доля заработной платы в структуре затрат на рабочую силу и в ВВП. Порядок сбора и пользования подобными данными должен быть установлен федеральным законом, и сведения такого рода должны быть доступны населению.

Вызывает беспокойство, что статистика доходов населения в силу «усредненных» методов анализа, не позволяющих учитывать критический разбор по основным группам населения, несопоставимость со многими показателями дореформенного периода создают иллюзию близкого к норме и даже благополучного состояния.

Это основное заблуждение, которое, по всей видимости, обессиливает власть в данном вопросе, поскольку на самом деле сложившаяся ситуация с доходами для подавляющего большинства населения тяжелая. Практически по всем вышеуказанным показателям специалисты оценивают состояние заработной платы в стране как неудовлетворительное. Например, размер минимальной заработной платы составляет всего третью часть прожиточного минимума работающего, а доля работников с оплатой труда ниже прожиточного минимума является недопустимо высокой. Решить данную проблему можно, если в среднесрочной перспективе законодательно установить размер минимальной заработной платы на уровне не ниже 40% от средней заработной платой по стране, а в долгосрочной (до 2020 г.) — 50%. Согласно оценкам Федерации европейских работодателей Россия по уровню заработной платы работников занимает в Европе 40-е место. При этом отмечается как отрицательная, так и весьма вялая положительная динамика изменения индекса реальной среднемесячной заработной платы за десятилетний «перестроечный» период. Данный показатель в 2006 г. составил к предреформенному 1991 г. всего 0,85. Решить проблему низкого уровня оплаты труда было бы можно, если:

  • установить минимальную почасовую оплату труда;
  • для бюджетного сектора: повысить минимальную ставку ЕТС, ввести «отраслевые», «функциональные» тарифные сетки — отдельно для медицинских, педагогических работников, работников государственных учреждений, силовых структур;
  • для негосударственного сектора: ввести «профессиональные» тарифные сетки с минимальной ставкой не ниже 50% от средней по данной профессии (специальности) по стране.

Последствия неудовлетворительной ситуации с оплатой труда многообразны: невыполнение механизмом заработной платы важнейших функций, присущих ему в рыночной экономике, — воспроизводства трудовых ресурсов и стимулирования работника к высококвалифицированному труду; антисти-мулирование работника и ограничение роста покупательной способности населения, а значит, и роста производства. Ограничение роста производства, в свою очередь, приводит к «замораживанию» заработной платы. Получается своего рода «замкнутый круг», разорвать который можно только совместными усилиями государства, работодателей и работников. Считается, например, что границей социальной стабильности является разрыв в уровнях доходов у 10% как наиболее, так и наименее обеспеченных семей, начинающийся с превышения десятикратной величины.

В России децильный показатель дифференциации заработной платы составляет 17–27 раз, что на самом деле свидетельствует о практически нерегулируемой в стране дифференциации заработной платы.

В западноевропейских странах это соотношение колеблется в диапазоне от 4,4 (Австрия) до 10,4 раз (Великобритания), т. е. налицо высокая степень эффективности регулирующих механизмов в области заработной платы. Решением проблемы большого расслоения населения по доходам должно послужить введение прогрессивного налогообложения с осуществлением дифференциации населения по нескольким группам в соответствии с уровнем дохода путем внесения изменений в гл. 23 Налогового кодекса Российской Федерации. В России, напротив, сохраняется устойчивая тенденция к усилению поляризации населения страны по заработной плате практически между всеми возможными группами работающих: в разрезе отраслей экономики, регионов и предприятий. Если в начале 1990-х гг. заработная плата в отраслевом и региональном разрезах отличалась максимум в 2–3 раза, то в 2000-е гг. — уже в 5–6 раз. По данным Росстата, за I квартал 2009 г. доля средней начисленной заработной платы в общероссийском уровне среднемесячной заработной платы в сельском хозяйстве, охоте и рыболовстве составила 47%, в добыче топливно-энергетических полезных ископаемых — 230%. Сохраняется существенное отставание уровня заработной платы работников организаций преимущественно бюджетного финансирования. Так, среднемесячная заработная плата работников образования в I квартале 2009 г. составила 71% от среднероссийского уровня, работников здравоохранения и сферы социальных услуг — 80%.

По-прежнему остается низкой средняя заработная плата работников текстильного и швейного производства — 47% от среднероссийского уровня. Понятно, что в семье с таким уровнем доходов не может идти и речи об улучшении жилищных условий или о самостоятельном решении жилищной проблемы. Законодательная база, регулирующая заработную плату в России, весьма ограничена и крайне несовершенна с позиции правового воздействия на основной субъект правоотношений в этой сфере — работодателя. Ученые Научно-исследовательского института труда и социального страхования Российской Федерации отмечают, что действия государства по регулированию заработной платы в течение всего периода реформирования следует признать малоэффективными. Во многом это объясняется тем, что государство придерживается неолиберального курса на дерегулирование политики доходов населения и связанное с таким подходом передачу основных полномочий по установлению оплаты труда на уровень договорных отношений работодателей и работников. Так, фактически неработающей нормой является положение ст. 421 Трудового кодекса РФ, согласно которой минимальная заработная плата будет подниматься до уровня прожиточного минимума.

За пять лет со дня введения в действие Трудового кодекса РФ размеры минимальной заработной платы и прожиточного минимума сближались крайне низкими темпами: 2002 г. — 24% от прожиточного минимума, первая половина 2007 г. — 29,6%.

С 1 января 2009 г. минимальная заработная плата составляет 4330 руб., а величина прожиточного минимума в целом по Российской Федерации за III квартал 2008 г. на душу населения — 4630 руб., для трудоспособного населения — 5017 руб., пенсионеров — 3660 руб., детей — 4418 руб. Таким образом, впервые с начала действия новой редакции Трудового кодекса РФ минимальная заработная плата приблизилась к величине прожиточного минимума трудоспособного населения, что составило 86%. Однако по-прежнему установленная величина прожиточного минимума не отражает реального потребления основными социально-демографическими группами населения продуктов питания, непродовольственных товаров и услуг, не отражает и необходимых потребностей в них. При наличии иждивенцев в семье минимальный размер оплаты труда (МРОТ) не может быть ниже размера прожиточного минимума семейного бюджета. МРОТ в современной России должен равняться не менее чем полутора прожиточным минимумам трудоспособного человека. В этих целях предстоит расширить законодательную базу (введение профессиональных тарифных сеток, почасовой оплаты труда, основ нормирования труда и т. д.) и разработать нормативы затрат по важнейшим группам потребностей семей работников, которые должны базироваться на социально и экономически обоснованных стандартах уровня жизни и социального страхования:

  • потребительских наборов;
  • приобретения жилья (необходимого по размерам и качеству, а также с позиции сроков приобретения);
  • оплаты обучения;
  • расходов на отдых.

Индексация заработной платы

Было бы целесообразно законодательно закрепить принципы индексации в назревшем новом федеральном законе «О доходах и оплате труда». К ним можно было бы отнести следующие.

1. Правительство Российской Федерации по представлению Росстата принимает методику подсчета роста потребительских цен на товары и услуги, исходя из набора товаров и услуг, потребляемых основной массой населения.
2. Росстат в лице его территориальных органов ежегодно, за период ноябрь — ноябрь, подсчитывает рост потребительских цен на товары и услуги по субъектам Российской Федерации и доводит эти сведения через налоговые инспекции до юридических лиц.
3. Налоговые инспекции в марте, принимая ежегодный годовой бухгалтерский отчет, отслеживают соотношение размера фонда оплаты труда предприятия и индекса потребительских цен, рассчитанного территориальным органом Росстата по субъекту РФ.

Существующие ныне в России правовые и экономические механизмы в сфере регулирования доходов не только не решают задачу борьбы с неравенством, а, напротив, воспроизводят его в расширенном масштабе. Отсутствие должной увязки минимальной зарплаты с прожиточным минимумом населения, введение плоской шкалы налогообложения доходов граждан представляют, по сути дела, своеобразный мультипликатор неравенства. На ситуацию, касающуюся механизма начисления заработной платы работников бюджетной сферы, отрицательно повлияла отмена Единой тарифной сетки (ЕТС) оплаты труда бюджетников, произошедшая в соответствии с разделением расходных полномочий и предметов ведения между федеральным Центром, субъектами Российской Федерации и органами местного самоуправления. Целесообразно вновь ввести ЕТС оплаты труда бюджетников как установленный минимум оплаты их труда. Различное экономическое положение субъектов Российской Федерации и муниципальных образований приводит к усилению расслоения в уровнях оплаты труда работников бюджетных организаций по регионам и территориям страны. Следует отметить, что в Тюменской области, Санкт-Петербурге и Ростовской области введены новые системы оплаты труда работников бюджетных организаций, отличные от ЕТС. В ряде субъектов Российской Федерации подготовка новых систем оплаты труда находится в стадии завершения. При этом какая-либо законодательная и методическая основа таких разработок отсутствует. Таким образом, крупномасштабные проблемы в сфере доходов населения во многом обусловлены снижением уровня правового регулирования сферы труда со стороны государства.

Имеет место и наличие в большинстве регионов России значительных масштабов задолженности по заработной плате на предприятиях и в организациях практически всех отраслей экономики. По состоянию на 1 мая 2009 г. численность работников, перед которыми организация имеет просроченную задолженность по заработной плате, составляла в целом по стране более 450 тыс. человек, а ее объем достиг 7,9 млрд руб.

Особенно неблагоприятная обстановка с выплатой заработной платы сложилась в сфере производственных отраслей. Наибольшая задолженность по заработной плате сохраняется на предприятиях агропромышленного, транспортного комплексов и в строительстве. Для решения этой проблемы целесообразно ввести специальный критерий эффективности деятельности должностных лиц и предприятий, включающий снижение задолженности по выплате заработной платы:

  • для министра федерального Правительства — по подчиненным федеральным учреждениям;
  • для коммерческих организаций — как ценз доступа к государственным заказам и другим государственным средствам.

В отношении руководителя субъекта Российской Федерации Указом Президента РФ от 28 июня 2007 г. No 825 утвержден перечень показателей для оценки эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации. Но этот перечень не содержит такого конкретного показателя, как «задолженность по выплате заработной платы в целом по субъекту». Необходимо внести изменения в вышеназванный указ. Не предусмотрен аналогичный показатель и Постановлением Правительства РФ от 15 апреля 2009 г. No 322 «О мерах по реализации Указа Президента РФ от 28 июня 2007 г. No 825 «Об оценке эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации». Российская система налогов на доходы работающих представляет собой упрощенный механизм с единой ставкой взносов, что в мировой практике является абсолютной экзотикой. Единую ставку вводили, публично объявляя о целях выведения из тени заработной платы. Однако эта цель не достигнута, заметного влияния эта мера на «отбеливание» зарплат не оказала. Можно предположить и иную цель, которая реализована, — это интересы малочисленной, самой высокодоходной группы населения, которая эффективно влияет на властные решения. Система плоской шкалы налогообложения, кроме принципиального противоречия принципу социального гуманизма, еще и не учитывает:


  • величину потребительского бюджета семьи;
  • степень семейной (иждивенческой) нагрузки;
  • возможности работников участвовать своими платежами в системах обязательного социального страхования (пенсионного, медицинского и временной утраты трудоспособности).

Действующая в России система налогообложения имеет фискальный характер и особенно чувствительно влияние ее негативных свойств ощущают на себе семьи с двумя и более детьми. В этом заключается еще один эффект — антидемографический. В развитых странах используются иные принципы организации налоговых систем. Отличие состоит прежде всего в том, что при налогообложении учитывается величина получаемого дохода, что достигается несколькими путями:

  • прогрессивной шкалой налога в зависимости от размера дохода;
  • налоговыми скидками на минимальный доход и/или налоговыми надбавками на высокий доход;
  • налоговыми скидками для налогоплательщиков, имеющих иждивенцев.

Коллективно-договорные формы регулирования заработной платы

Для российского рынка труда характерны достаточно значительные масштабы участия профсоюзов в трудовой сфере: около 66% работников являются членами профсоюзов; на большинстве предприятий, где они заняты, заключаются коллективные тарифные договоры. На федеральном уровне действует около 68 отраслевых соглашений. В то же время, существующий договорный механизм регулирования заработной платы в частном секторе, где занято более 75% наемных работников, не решает задачу установления ее достойного уровня для большинства наемного персонала, а эффективность договорного механизма следует признать очень низкой. Эта оценка производна от общего состояния профсоюзов и особенно их бюрократического аппарата. Договорные механизмы применяются на уровне отдельных предприятий и корпораций. При этом стороны регулирования не равны. Работодатели обладают несравненно бóльшим потенциалом возможностей в установлении размеров заработной платы и набора мер социальной поддержки работников. Поэтому в современных условиях обязательность заключения коллективных договоров, предусматривающих более высокие доходы работников — по сравнению с федеральными, региональными и отраслевыми стандартами, — должна быть закреплена законодательно и учитываться в конкурсах на заключение государственных контрактов на поставку товаров (выполнение работ, оказание услуг) для государственных нужд. Для сокращения дифференциации по доходам внутри предприятия возможно установить верхний предел заработной платы руководителя, не превышающий десятикратную величину от средней заработной платы по предприятию. При превышении этого предела целесообразно устанавливать подоходный налог в размере 60–80%. Минимальный размер оплаты труда по-прежнему служит препятствием для выполнения институтом заработной платы своих важнейших функций: экономической, воспроизводственной и социальной. По данным МОТ, минимальная заработная плата применяется как один из инструментов социально-экономической политики более чем в 100 странах мирового сообщества. Критериями для установления минимальной заработной платы являются:

  • прожиточный минимум работника и его семьи;
  • соотношение со средней заработной платой в стране;
  • возмещение потерь от инфляции;
  • уровень производительности труда;
  • размер душевого дохода в стране;
  • уровень безработицы среди работников низкой квалификации;
  • размеры социальных пособий, в том числе пенсий.

Важным критерием, характеризующим заработную плату, служит показатель соотношения уровней минимальной и средней заработных плат, или так называемый индекс Кейтца. Он свидетельствует о степени регулирования заработной платы в стране. Как правило, в промышленно развитых странах индекс Кейтца составляет величину в диапазоне 40–50%. Наиболее высокие индексы Кейтца отмечены в Италии и Норвегии, где они превысили 60% от средней заработной платы. Значительно ниже средних величин этот показатель в Испании — немногим более 30%. В России индекс Кейтца составляет всего 10%, что свидетельствует фактически об отсутствии государственной политики и механизмов регулирования заработной платы на всех уровнях управления — от предприятий, отраслей экономики до регионов. Рекомендованные Международной организацией труда пропорции данного соотношения составляют 50% и Европейским союзом — 60%. Комитет по социальным правам Совета Европы, комментируя ст. 4 Европейской социальной хартии (которую подписала и Россия), подчеркивает, что соотношение уровней величин минимальной и средней заработных плат (за вычетом налогов) не должно быть ниже 60%. Для этого существующий размер минимальной заработной платы нужно увеличить в 6,5 раза. В то же время без принятия целенаправленных решений в докризисных условиях прогнозировалось, что в перспективе до 2010 г. данное соотношение улучшится весьма незначительно: с 10 до 25%, что в конечном счете не позволит создать сбалансированной рыночной модели заработной платы. Низкий уровень минимальной заработной платы представляет собой негативный и значимый фактор бедности, который генерирует низкие размеры социальных пособий и пенсий

Размер минимальной заработной платы, как уже отмечалось, следует приблизить в среднесрочной перспективе к величине не ниже 40% от средней заработной платы по стране, а в долгосрочной перспективе (до 2020 г.) — не ниже 50%

О необходимости механизма эффективной материальной поддержки наименее обеспеченного работающего населения

В настоящее время отсутствует система эффективной материальной поддержки наименее обеспеченного работающего населения. В действующем законодательстве применяется несколько близких по значению понятий — «социальная защита», «социальная поддержка», «социальная помощь». Большинство принятых законов ограничены узким кругом лиц, на которые распространяется их действие. Так, Федеральный закон от 17 июля 1999 г. No 178-ФЗ «О государственной социальной помощи» (с изменениями от 22 августа, 29 декабря 2004 г., 25 ноября 2006 г.) устанавливает правовые и организационные основы оказания государственной социальной помощи малоимущим семьям или малоимущим, одиноко проживающим гражданам (инвалиды войны, участники Великой Отечественной войны, инвалиды, дети-инвалиды и некоторые другие категории). Исходя из смысла законодательства, любой малоимущий работающий человек, если он не относится к какой-либо категории льготников, не может получить материальную помощь. Такой подход нельзя признать оправданным. При этом Бюджетным кодексом Российской Федерации предусмотрена возможность бюджетных ассигнований на социальное обеспечение населения. Итак, уже создана правовая основа для расширения круга лиц, которым при определенных условиях может быть оказана прямая материальная помощь. Но такая помощь должна носить кратковременный характер, а также сопровождаться условиями, позволяющими не порождать иждивенческих настроений.

Такими условиями могут быть — обязательное переобучение, повышение квалификации, содействие в поиске более высокооплачиваемой работы, а также неплановая проверка  инспекцией по труду организации, в которой работает обратившийся за помощью, чтобы устранить «теневые» зарплаты и возможность ухода от налогов. Другим решением проблемы может послужить введение прогрессивной шкалы налогообложения, при которой минимальные доходы граждан либо вовсе не облагаются налогом, либо облагаются по минимальной ставке.

На социальную помощь Россия тратит около 6% ВВП, тогда как, по данным Всемирного банка, большинство стран мира — 0,5–2% ВВП.

Но, казалось бы, масштабные российские траты не помогают борьбе с бедностью. Как выяснил Всемирный банк, лишь 10% субсидий достаются 20% беднейших граждан в России. Более того, 10% субсидий получают те, кому они нужны меньше всего, а именно — 20% наиболее обеспеченных жителей России. В 2005 г. к бедным можно было отнести только 35% получателей жилищных и детских субсидий. Справедлив вывод, что механизм адресности социальных выплат не работает и требует изменений. Чтобы субсидии помогали бедным, экономисты предлагают заменить их единой денежной выплатой. Получать ее должны наиболее нуждающиеся граждане. Для этого необходимо создать единую базу по доходам граждан и выработать методологические подходы к оценке доходов, а также имущества граждан. Эти, а также другие задачи сокращения бедности среди наиболее уязвимых групп населения могла бы решить вышеназванная специальная государственная программа. В новых экономических условиях в наиболее сложном материальном положении оказались неполные семьи с детьми, полные семьи с двумя и более детьми и многодетные семьи: доля бедных среди них достигает 60–90%. В данном случае и высокая иждивенческая нагрузка, и низкие доходы трудоспособных членов семьи способствуют бедности. Необходимо увеличить налоговые вычеты на детей.

Формирование механизмов финансовой поддержки трудовой деятельности самозанятой части населения

При рассмотрении проблемы низких доходов основной массы населения серьезно недооцененным остается механизм самозанятости населения. В праве до сих пор не закреплено само  понятие «самозанятость». Под самозанятыми понимаются те, кто сам обеспечивает и сам организует свою деятельность, которая служит основным источником дохода, т. е. самостоятельно обеспечивает себя работой. К ним относятся лица, либо зарегистрированные в качестве индивидуальных предпринимателей, либо занятые личным подсобным хозяйством, либо создающие малые и средние предприятия. Малый бизнес в ходе экономической реформы стал фактором российской экономики. В 2007 г. (без учета совместителей) число работников в малом бизнесе достигло 9,2 млн человек,  увеличившись за год на 7,2%. В это число не входят 3,4 млн  предпринимателей, работающих без образования юридического лица. По разным оценкам, на доходы от этого вида деятельности живут около 25–27 млн россиян. Сейчас малый бизнес — ведущая сфера приложения труда во всех экономически развитых странах. В нем занято уже 60–75% рабочей силы. И это не случайно. Сравним некоторые данные о развитии малого бизнеса в России и ряде стран Запада (табл. 1).


Из данных таблицы видно, что в России самый низкий уровень самозанятости в малом бизнесе. Россия весьма значительно отстает от развитых стран Европы, США и Японии по большинству параметров развития малого предпринимательства. Это происходит потому, что, в отличие от России, в развитых странах созданы мощные системы государственного обеспечения и поддержки развития малого предпринимательства — самозанятости населения. В США одной из основных форм поддержки, наряду с прямым указанием в госбюджете, является улучшение доступа к долговременным кредитам для реконструкции, приобретения оборудования и производства новых конкурентоспособных товаров и услуг. Эта форма, как и другие, предусмотрена законом о малом  бизнесе. На его основе принято 39 государственных программ, из них 7 — финансовой поддержки, 8 — помощи в размещении контрактов, 7 — специальных и инновационных программ. Объем кредитов составил 21,6 млрд долл., гарантийные фонды — 1,67 млрд долл. По этим программам работают 7384 уполномоченные финансово-кредитные организации, 7000 уполномоченных частных банков и 384 инвестиционные компании.

В Канаде Министерство промышленности разрабатывает политику и стратегию поддержки малого бизнеса, контролирует работу канадской сети бизнес-услуг, координируя ее с деятельностью всех государственных и партнерских организаций в соответствии с национальной инновационной программой. Всего в Канаде 290 программ поддержки и развития малого  предпринимательства, в числе которых 16 программ финансовой поддержки с годовым объемом кредитов, равным 22,8 млрд (в частности, госкредитов и гарантий на 3,36 млрд долл.); сюда же относится и снижение налогов на 25% сроком на пять лет.  Уполномоченные кредитно-финансовые организации финансируют малый бизнес из следующих источников: банки — 66%, кредитные союзы — 20, государственные ресурсы — 8, прочие — 6%. В Японии приняты 23 государственные программы, предусмотрена выдача государственных кредитов на сумму 39,9 млрд долл., определены пять уполномоченных кредитно-финансовых организаций: 313 кредитных отделений, 52 отделения по гарантированию кредитов, 42 венчурных фонда, 3 инвестиционные компании. В Великобритании в 2000 г. создано национальное агентство «Обслуживания малого бизнеса» при Министерстве торговли и промышленности. Государственные программы (их 28) ежегодно обеспечивают кредитов на 6,3 млрд долл. В Индии в 2001 г. организованы Министерство малой промышленности (ММП) по развитию промышленных малых и средних предприятий (МСП) и Министерство сельской индустрии (МСИ) по развитию МСП в сельских и глубинных районах страны. Бюджет ММП — 202,8 млн долл., бюджет МСИ — 147 млн долл. Приняты 36 государственных программ, гарантийные фонды составляют 533 млн долл. Уполномоченные кредитно-финансовые организации (их 755) действуют во всех регионах, городах и районах.

Почему же в России ситуация существенно иная? Одна из причин небольшой доли малого бизнеса — это отсутствие свободных денежных накоплений у населения, даже у инициативной и предприимчивой его части; отсутствие платежеспособного спроса со стороны более широких слоев населения на товары и услуги, которые может предложить малое предпринимательство; трудности с получением кредитов (стартового и оборотного). По большому счету это следствие навязанной стране глубоко ошибочной практики монетаристского макрорегулирования российской экономики. По результатам исследовательской работы ОПОРы России — ВЦИОМа 2006 г. «Условия и факторы развития малого предпринимательства в регионах России», именно финансовое состояние бизнеса определяет его мотивацию на ближайшую перспективу. У 72% респондентов не хватает финансовых средств для поддержания своего бизнеса либо для его развития. Заметим, что это в условиях, когда «стерилизовались», т. е. изымались из хозяйственного оборота, сотни миллиардов долларов. Предпринимателям сложнее всего получить доступ к финансовым ресурсам из государственных или муниципальных фондов, оказывающих помощь малому и среднему предпринимательству. 76% респондентов отметили, что сделать это достаточно сложно или практически невозможно.

Более половины  (54%) опрошенных предпринимателей испытывают трудности с получением банковского кредита.

Малому бизнесу для развития необходимы стартовые и поддерживающие кредитные ресурсы. По данным Всемирного банка на 2006 г., 752 российских банка предоставили кредиты малому бизнесу в размере 123 млрд руб. При этом Всемирный банк оценивает потребности малого бизнеса в 0,75–1,0 трлн руб. Решением проблемы могло бы послужить создание Государственного внебюджетного инвестиционно-кредитного фонда (далее ГВИКФ). Основная задача ГВИКФ — целевое некоммерческое (политическое) кредитование экономического развития. Одним из видов кредитования малого и среднего бизнеса предлагается так называемое сетевое кредитование, которое осуществляется через систему коммерческих банков, выступающих в данном случае в качестве агентов ГВИКФ в его отношениях с получателями — малым бизнесом. Таким образом, не только макропропорции оплаты труда в стране, как было указано выше, серьезно разбалансированы, но и сами механизмы управления доходами и оплатой труда, нормативно-правовая база, механизмы перераспределения и содействия самозанятости населения требуют значительной модернизации государственных подходов.


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
78
225
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика