Сулакшин. Наша президентская программа: левая и правая повестка

Сулакшин. Наша президентская программа: левая и правая повестка

Автор Степан Степанович Сулакшин — председатель Партии нового типа, д.полит.н., д.физ.-мат.н., профессор.

Разговор в рамках вебинара №123 «Президентская программа: левая и правая повестка», состоявшегося 15 ноября 2017 года.

Может быть, эта тема кажется какой-то сухой, умозрительной, не очень комфортной или уместной. И, действительно, когда я на себя примериваю эту тему, объявив со своими товарищами, теми, кто нас поддерживает, об устремленности к выдвижению на выборы Президента, то вроде это уместно — создавать программу, продумывать шаги, которые будущий Президент должен будет делать, продумывать содержание невероятно сложных и ответственных работ по управлению нашей страной. А с каких пирогов обычным людям об этом голову ломать, постить, тиражировать эти разговоры, эти материалы? Но точка отсчета тут, конечно, очевидна.


ОБТЕМЯШИТЬ ИЗБИРАТЕЛЕЙ И ПОПАСТЬ В КРЕСЛО ИЛИ ПОДГОТОВИТЬСЯ И УПРАВЛЯТЬ СТРАНОЙ?

Отношение у населения, у избирателей к самой теме: «Президент, управление страной, выборы» пока еще рыхлое. Выборы кого, чего? Выборы какого-то «героя», который выучился хорошо разговаривать, которого политтехнологи научили, отработали его роли, который на каких-то скандалах, судебных тяжбах или трюках стал максимально известным? Говорят, например, бабульки: «Кто, если не Путин? Я больше никого не знаю!». С этой точки зрения, у избирателя, у народа, конечно, есть определенное отношение к президентской теме и теме президентской программы. Это правда.

Есть и вторая позиция, которая сегодняшний разговор делает уязвимым. Ведь президентские выборы, как и любые выборы, и сама президентская программа — это предмет специфических манипуляций, технологий, политтехнологий, которые не вполне совпадают с истинной общенародной задачей — найти самого дееспособного, самого надежного, самого порядочного и подходящего для того, чтобы управлять страной. Кажется, совсем простая формула. А как найти-то? Можно ли доверять словам, которые говорят претенденты? Можно ли брать в расчет трюки, кампании разного рода, уловки, манипуляции, которые человека делают заметным, человека делают приятным во всех отношениях «Главное — ни с кем не ссориться. Главное — всем все пообещать, но пообещать так, чтобы потом с тебя никто спросить ничего не смог, чтобы быть потом вне обязательств, голову не ломать, а стричь купоны с высокой должности, обслуживать своих друзей, свою родню, своих олигархов, лоббистов, западных хозяев» — узнаваемый портрет?

И когда думаешь над всем этим, то готовясь к выборам, готовясь к реальному ответу на вопросы множества людей, готовясь взаимодействовать с надеждами людей, начинаешь понимать, что есть два плана, живущих совершенно самостоятельно.

Первый план — это как обтемяшить избирателей и попасть в кресло.

Второй план — как подготовиться и управлять страной, чтобы народ и страна из дерьма, в котором сегодня находятся, вышли бы, стали более здоровыми, честными и оптимистичными, устремленными в будущее.

Никто ведь не наймет себе сантехника, который приходит к вам в квартиру устанавливать батарею, проводить тепло, ремонтировать краны, а вы видите, что у него ручки беленькие, пухленькие, что он не знает с какой стороны газовый ключ настроить, чтобы эти самые гаечки провернуть, не знает, что такое косой клупп, сгон и т.п. Вы ему доверите свои батареи, свою квартиру? А он придет с наклейками, с нашивками, в оранжевом комбинезоне, в синей кепочке, с разными лейблами от разных фирм, словечки всякие будет вам говорить, рекомендации всякие делать, по телевизору рекламу покажет, какая эта фирма классная, и какой он молодец. А на деле ничего. Вы ему доверите свою квартиру?

Поэтому второй вопрос для меня реальный и важный — перепроверить себя. А готов ли ты? А знаешь ли ты, какие задачи перед страной стоят? А знаешь ли ты, как их решать? А знаешь ли ты, что для народа надо сделать? Причем, иногда сами люди не очень знают, потому что они непрофессиональны: вот болит, а отчего болит, не знают. Я много лет работал депутатом, приходили на приемы сотни обычных людей: вот болит у него, а он даже не знает, что попросить, что потребовать или как вылечить эту его боль. Это тоже имеется в жизни. «Готов ли? Знаешь ли? Сможешь ли?», — это второй план. Он совершенно серьезный. И когда меня сейчас просят: «Ну, ты улыбайся! Ну, ты обещай! Ну, смотри, вот тот, та, те — они такие коммуникабельные, они такие улыбчивые, они со всеми обо всем перетрут, переговорят, пересмеются! А что ты-то такой как монах-схимник?». В каком-то смысле вот такой. Если не буду такой, значит, я не буду тем, кто я есть, и не стоит тогда проводить эти разговоры. Поэтому видите, какая не очень очевидная сегодня ситуация и тема! Но, тем не менее.


НАША ПРОГРАММА — ЭТО СИСТЕМНОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ СТРАНЕ

Тем не менее, что такое предвыборная программа? На сегодня нет никакого законодательного определения, что это такое. Ни малейшей степени обязательности для лица, который идет с этой программой и потом, будучи избранным, будет ее исполнять, нет. Никак и нигде не указано и не установлено. В этом плане одним из элементов нашей предвыборной программы и будущих намерений является положение проекта Конституции, с которой мы идем на выборы. Вообще заметьте, мы идем на выборы не со словами, а с проектами — с Большим Проектом переустроения страны. Это будущая Конституция. Это доктрины. Это пакеты законов. Это методологии. Это идеология, которую, как говорится, не подменишь, и из нее вырастает все остальное. Вот с этим мы идем.

Кроме кандидата, мы выдвигаем платформу на выборы. Она ясная и четкая. Любой может найти там свой параграф, свой раздел, ответ на свои профессиональные или сословно-социальные заботы, ответ на все свои вопросы. В этом и разница между писульками, с которыми кто-то там ходит на выборы: «Десять пунктов», «Десять шагов». Это, кстати, и у меня тоже есть. Только и разница есть. Тут обязательства и план действий.

Вот он — профессиональный план первых действий. Десять шагов.

[СКАЧАТЬ ПРОГРАММУ СУЛАКШИНА С.С. И ПАРТИИ НОВОГО ТИПА
НА ВЫБОРЫ ПРЕЗИДЕНТА И РОССИЙСКУЮ ПЕРСПЕКТИВУ
]

Что я сделаю, когда стану Президентом России? Тут уже 19 шагов. Но под каждым из них — то, о чем я сказал, — документы, проекты, те тексты, которые каждый может взять и убедиться в их профессиональности, системности, последовательности, реалистичности и реализуемости. В серьезности намерений. В этом особенность.

В будущей Конституции, в будущей России предвыборная программа на любых выборах, то ли депутата, то ли губернатора, то ли Президента, по закону станет обязательной к исполнению этим избранным лицом. И его первый указ, первое решение — будет превращением предвыборной программы в план обязательных действий того органа власти, который он возглавляет. На сегодня мы, наша команда, я исходим в добровольном порядке из отношения к нашим программным разработкам, нашим обещаниям, если хотите, нашим намерениям именно таким образом. А поэтому программа серьезна. Это план действий, это обязательство.

Второе. Мы так же серьезно и тоже в добровольном порядке, то есть сами берем на себя эту обязанность и ответственность, форматируем состав предложений стране. Наша программа — это предложение стране. Это не развлекаловка: «Каждой бутылке — по мужику, а каждому мужику — по бабе!», «С колен кого-нибудь куда-нибудь поднять!», «Коррупцию вымести поганой метлой!», «Крым отпилить! Обратно в Украину отбуксировать!» и тому подобное. Нет. То, о чем мы говорим — это действительно системные предложения стране, которые вытекают из профессионального, очень объемного понимания, что происходит на сегодня в нашей стране, как это соотносится с теми ценностями, с той идеологией, которую мы выдвигаем.

Меня все время просят: «Ну, вы скажите, за какой вы „изм“?». Останавливала использование слова «социализм» тяжкая история этого слова и история нашей страны, которая впервые устремилась к социализму через драмы и трагедии, через великие труды, через великую кровь, войны. Не все получилось, и даже кому-то кажется, что все закончилось. Нет, не закончилось. Новый настоящий социализм — вот наша повестка, вот наша идеология.

Эта повестка вытекает из глубокой теоретической, научной, фундаментальной доктрины: откуда и куда идет человечество. Эта теория перепроверена множество раз, на самых разных нервных узлах, напряжениях, проблемах, которые нашу страну просто раздирают. Проверена множество раз — работает, помогает понять, что происходит, помогает профессионально сформулировать ответ, выписать рецепт, взять обязательства: «Мы эту проблему понимаем, мы знаем, как ее решать, и мы будем делать раз, два, три, решая эту проблему». При этом мы хорошо знаем, что эта проблема связана с той, той, той и той другими проблемами, и все это одновременно связно, комплексированно будет управляться. Это знание — тоже не «ля-ля-тополя», не журналистские упражнения от шоу-бизнеса, которые мы сейчас наблюдаем. Не простая элементарная болтовня, манипулятивные трюки или то, как выступает нынешний Президент. Завтра он будет кандидатом в Президенты, при этом не выдерживая никакой критики с точки зрения профессиональной связности, теоретической, научной готовности и понимания, откуда что растет и куда вырастает. Поэтому и проблемы страны он своими же руками сейчас нагромождает перед Россией.


ПАТЕРНАЛИСТСКОЕ БОЛЬШИНСТВО И ПАССИОНАРНОЕ МЕНЬШИНСТВО

Вот примерно таков подход к президентской программе в нашем случае. Я говорю «в нашем», потому что мы команда, это уже множество российских людей, которые к нам присоединяются, выражают ожидания, надежду и веру, что все получится. Но требуется обещанное уточнение относительно нашей президентской программы, а именно, левая и правая повестка.

«Переправа, переправа! Берег левый, берег правый…». А что такое в политике «левые»? И что такое «правые»? Сразу скажу, что это политические, политологические термины, не имеющие физического отношения к левизне и правизне, но имеющие отношение к следующему. Политический словарь употребляет термин «правый» как характеристику позиции в политическом спектре, по десяткам, даже сотням вопросов, на которые политик должен отвечать и должен планировать свою будущую деятельность. Кусок из этих сотен вопросов называется «правой позицией». И в Европе это национализм. Правый — это националист по европейскому словарю.

У нас же националист так и называется националистом, есть партия русских националистов, есть просто русские националисты. Но слово «русский» там — это их самоназвание. Мы — в дискуссии с этой группой. И русская идея — вовсе не националистическая идея в нашей программе. Русская идея — это всечеловеческая идея, это идея жертвенности, служения и спасения себя и всех, в данном случае страны, всех народов данной страны, да и всего мира тоже. В этом миссия России была всегда.

«Левый» и «правый» в нашем внутрироссийском политическом словаре означает совершенно другое противопоставление. Упрощенно говоря, слева — предпочтение интересов большинства народа страны, самой страны и государства как социальной оболочки, созданной народом в интересах всеобщего блага, то есть опять же, всех и каждого. Это труд, наемный труд, потому что все собственниками и паразитами от ренты быть не могут. Большинство — это люди труда, это коллективизм, это тот самый социализм, который основан не на конкуренции всех со всеми, не на формуле «Человек человеку — волк», не на социал-дарвинизме, либерализме, который вульгарно и примитивно сегодня трактуют, как «Человек должен быть свободен!», а если вы эту мантру не повторяете, значит, вы против свободы, что, конечно, неправда. Такова левая позиция. Здесь левые силы. Здесь левый фронт, который в политическом спектре нашей страны существует.

Правая позиция — это кто? Тут, конечно, идеология либерализма, идеология индивидуализма, о идеология так называемой «свободы», но чаще всего свободы от обязательств перед обществом и перед государством. Главное, что это идеология минимизации государства, потому что государство — это оболочка, она перераспределяет, она принципиально ориентирована на кооперативный, социальный, общественный смысл человеческого бытия страны и государства, которые человеческие сообщества строят.

Мы много раз уже разбирались с идеологией либерализма, с тем, что современный либерализм — это, можно сказать, лукавая противоположность классическому историческому истинному либерализму, который устанавливал претензию на человеческое достоинство каждого, а не только князя-феодала или президента со своей родней. Сейчас это все превратилось в прямую противоположность, потому что жупелы либерализма — права и свободы человека — превратились в мутную формулу, в которой права и свободы человека оказываются доступными только человеку богатому и только человеку, близкому к административному ресурсу, что, впрочем, там наверху очень быстро получает знак равенства. Власть, административный ресурс тут же конвертирует в богатство и наоборот — вот он современный либерализм.

Какая там свобода для большинства? Вы можете пойти избраться в президенты, губернаторы или хотя бы в депутаты? А у вас написано, что это ваше право и свобода по лукавой либеральной Конституции. Вот кто такие правые.

При этом противопоставление «человек для государства или государство для человека» довольно драматическое — ложное, затуманивающее истинную природу сложного комплекса отношений. Я это противопоставление убираю в сторону, потому что государство — это не инструмент насилия, а социальная оболочка во имя интересов всех и каждого. Наша формула: «И государство, и общество, и человек». Больше того, в будущей России, которая будет строиться нами как государство нравственное и государство справедливости, принципиальным является нше ноу-хау, новый момент. Государство и человек окажутся связанными, каждый человек окажется связанным с государством. Для этого будет построена специальная система.

Что за система? Система, дающая возможность человеку сказать: «Мне плохо! Мне болит! Помогите мне!». И махина, которая сейчас людей унижает, растаптывает, ввергает в неравенство, напротив, будет заниматься самочувствием, делами каждого человека. Будет введен институт Уполномоченного по делам человека. И не того человека, как сейчас, горько шутят, которого каждый день по телевизору с утра до вечера показывают, а каждого человека в нашей стране на основании принципа равенства человеческого достоинства.

Часто пытаются противопоставлять свободу и коллективность, минимизацию государства до состояния «ночного сторожа» и дирижизм, как говорят, огосударствленность. Слева — государственная собственность, справа — частная собственность. Старательно так разводят. Говорят: «Или так, или так». Причем ортодоксы, экстремисты, экстремалы и справа, и слева настаивают на своих догмах, но одинаково рьяно. Правые, с Путиными и Медведевыми, приватизируют все, до чего только дотянутся, новые волны приватизации, уже и Сбербанк собираются приватизировать — все, что могут, распродают. А левые говорят, что частная собственность в принципе, по определению — зло, поэтому все будет национализировано, все будет в руках государства. Ну и чем эти лучше тех? Догма она и есть догма, слева ли она, справа ли она. Она не дает оптимального решения в сложном обществе, сложность которого является природной.

В любом обществе всегда есть меньшинство, энергичное, рискующее, амбициозное, стремящееся к прорыву, к изобретениям, к рискам, готовое рисковать. Узнаваемый портрет, правда? Здоровый предприниматель — это именно такой человек. Он сам работает с утра до вечера, он создает рабочие места, он вкладывается в прогресс, в техническое, экономическое развитие, он дает людям работу, она дает людям заработок и источник жизни. И мы видим, насколько мощно работает этот прогрессивный фактор, в корне которого — человеческая энергетика. Это «меньшинство», назовем его пассионарным.

«Большинство» другое, оно не хуже и не лучше. Оно просто другое. Психологический портрет большинства — спокойствие, гарантии, защищенность, психологический комфорт, не рисковать, быть уверенным в будущем, иметь всегда защиту и отца-Президента, Генсека, патера. Это так и называется патернализмом -такая культурно-цивилизационная особенность большинства населения. Это в любой стране так, в любой цивилизации так. В России даже более выражено, в Америке менее выражено. Там нация, американское народонаселение собирались по другим принципам, и там другая ментальность, нежели в нашей русской российской цивилизации. Поэтому всегда пассионарии-меньшинство и большинство находятся во взаимодействии.

Поколение после Советского Союза возможно не знает такую прибаутку, как внучек разговаривает с дедушкой, который Великую Октябрьскую Социалистическую революцию делал, и говорит: «Дедушка, а вот нам сейчас говорят, так сказать, последователи тех революционеров, что не должно быть богатых, их экспроприируем, их национализируем, частную собственность запретим!». Дед говорит: «Странно, а мы-то тогда мечтали, чтобы не было бедных».

Противостояние меньшинства и большинства — это искусственное противопоставление. Насколько естественно и органично существование двух этих групп, двух типов человеческого характера, настолько же органично и важно соединить их в отношениях собственности, производстве, распределении, потреблении! Но эгоизм сильного, который сильнее всех других (как либералы говорят: «Он конкурентоспособен! Он всех опередит, всех подавит, всех разгонит и победит!»), — действительно объективная реальность. И относительная незащищенность большинства в силу того, что нет такой энергетики, нет такой мотивации у большинства, а есть стремление жить нормально и спокойно. Их взаимодействие приведет обязательно к несправедливости, если… Если нет внешнего фактора-регулятора, то кончается это дело всегда одним и тем же — паразитизмом. Отсюда — ростовщический ссудный процент, отсюда — рента на имущество, рента на финансы, рента на ухваченные природные ресурсы, рента на наследство, рента на интеллектуальную собственность, эмиссию и еще некоторые виды ренты. Паразитизм.

Эту трагическую конфликтную ситуацию может снять только внешний регулятор. Кто им может быть? Когда-то, на заре рождения капитализма, во времена либерализма Адама Смита, это была не «невидимая рука рынка», а рука Господа Бога, который предпринимателю тех времен по Адаму Смиту прописывал необходимость быть моральным, проще говоря, делиться. А потом это все исчезло, осталась только «невидимая рука», но вполне такая лохматая в определенном смысле слова.

Только государство может снять это противоречие, примирить левых с правыми, но для этого левым надо понять, что Марксова теория неизбежности антагонистического конфликта, то есть не снимаемого естественным путем, а только через борьбу на уничтожение одного класса, гегемонию другого класса, в прошлом. Она была верна некоторое историческое время, сейчас она неверна, потому что государственной регуляцией отношения собственности можно сделать нравственными, можно сделать социальными, можно сделать обслуживающими, точнее, реализующими интересы трех субъектов интересов одновременно -большинства (наемного труда), самого государства как этого регулятора, которому тоже нужно топливо, чтобы существовать, и этого самого частного собственника. Социализация собственности в 21 веке возможна!

Конкретно, это ограничения на маржу банка, на ссудный процент, это прогрессивная шкала подоходного налога для частного собственника, это другие ограничения, которые мы планируем. Мы такой законопроект подготовили — Закон «О социализации частной собственности». Не левоэкстремистскую догму — запретим, отберем и не дадим! А регулятивы, которые, повторяю, делают общество гармоничным, реализуют интересы и лидеров человеческого сообщества, и большинства человеческого сообщества, и еще и поддерживают сам регулятор, чтобы он мог защитить и от внешних и от внутренних угроз, от болезней и напастей, от чего угодно. Для нас левая и правая повестка — это, прежде всего, принципиальный вызов, который мы преодолеваем, опровергая Марксову идею о неизбежности столкновения, о неизбежности революции, о неизбежности гражданской войны, что случилось в истории нашей страны со всеми драмами и трагедиями, утратами и потерями.

Мы сегодня говорим: «Нет, из экстремистской, либеральной, космополитической, разворованной, коррумпированной, воровской, недееспособной путинской модели страны нам придется ее выводить, но не методами столетней давности с гражданской войной, с разрывом мирного, законного процесса, а методом снятия противоречий через регулятив».

А поэтому мы его и предъявляем всему обществу: и большинству, тяготеющему к левым идеям, и меньшинству, тяготеющему к правым, либеральным идеям. Мы этот проект предъявляем. Люди добрые! Ознакомьтесь! Смотрите! Это — для левой повестки! А это — для правой повестки! Это одновременно! Это согласованно! Это разрешает трагический, совершенно напряженный конфликт, который в особенности за путинские годы опять страну поставил на грань социальной революции, потрясений, срыва мирного законного процесса, поставил на грань реальной внешней войны, потому что такое хулиганство, такую безнадежную недееспособность, непрофессиональность, коррумпированность, конечно, мир терпеть не будет. Да сама природа терпеть не будет, какие-нибудь опять начнет воспитательные землетрясения или наводнения учинять и противостоять тому издевательству, которое над нашим народом, нашей страной сегодня осуществляется.


ВОССТАНОВЛЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО ПОТЕНЦИАЛА — ЭТО ПЕРВАЯ ЗАДАЧА, РАБОТАЮЩАЯ И НА ЛЕВУЮ, И НА ПРАВУЮ ПОВЕСТКУ

Что конкретно в нашей предвыборной президентской программе, по пунктам, записано в рамках левой повестки и в рамках правой повестки?

Во-первых, это, конечно, гораздо все сложнее и серьезнее, чем конспект, написанный человеческим языком для большинства населения нашей страны. Большинство ведь не является глубокими профессионалами в этих сложных вопросах, и не надо мучить людей. Надо по-человечески им сказать, что мы будем делать для того, чтобы люди большинства решили свои проблемы, что мы будем делать конкретно для пассионарного меньшинства. Когда говорю, — «пассионарное меньшинство», — вроде выдаю положительные характеристики. Но ведь и вы, и я прекрасно понимаем, что там, на сегодня, в том числе собралась криминальная часть, бессовестная часть, коррумпированная часть. Речь-то о предпринимательстве разного уровня, конечно, мы ведем применительно к людям порядочным, надежным, которые раньше, как в купеческие, русские, особенно старообрядческие, времена свои товарные сделки скрепляли рукопожатием и словом чести. К тому мы придем и вновь, потому что регулятив, который мы привнесем новой Конституцией, частным законодательством, традицией, культурой, которую мы будем проводить через телевидение, школу, университет, рекламу, пропаганду и Уголовный кодекс, создаст традицию, в которой выживать справа будут порядочные, а те, которые непорядочные, либо разбегутся, либо будут отсиживаться и перевоспитываться в соответствующих местах. И уж конечно, мы реально видим картину и вовсе никаким прекраснодушием не болеем.

Итак. Левая повестка и правая одновременно.

Государство вернет себе позиции регулятива, то есть его ресурсы, прежде всего государственный бюджет, вернется на экономически обоснованный уровень. Это примерно не как сейчас — менее 30% ВВП, а до 60% ВВП. И не надо плакать и не надо жевать известные продукты! Это будет означать успех всех, и предпринимательства в том числе. Ныне страна идет к слому. Господа-предприниматели! Бизнесмены! Вы люди умные, часть, по крайней мере! Вы должны понимать, куда идет страна, все ваше дело, которое бы вы могли своим детям завещать. Опять все идет к излому. Поэтому в нашем плане то, что государство вернет себе позиции эффективного регулятива и конечной инстанции. Государство вернет себе ресурсы, не только на оборону, безопасность и госуправление, но и на решение социальных задач перераспределения. Вернутся целевые общественные фонды потребления. Кто-то там, политические «ребятишки», говорят: «Бесплатное образование! Бесплатное жилье! Бесплатная медицина!». Бесплатного ничего не бывает, а бывает то, что большое и сильное общество, создавая блага, направляет их целевым образом тем, кто в них нуждается.

Поэтому, конечно же, субсидированное бюджетом жилье, субсидированная бюджетом аптека, субсидированное бюджетом здравоохранение, субсидированное бюджетом образование, субсидированные бюджетом ЖКХ, субсидированная бюджетом рекреация, то есть отдых людей, и уж совершенно точно — стартапы, рискованные или заведомо убыточные сферы деятельности, например, фундаментальная наука. Каким идиотом надо быть, чтобы требовать от фундаментальной науки текущей операциональной прибыльности? Это реальная картинка сейчас, оттуда сверху. Требуют от фундаментальной науки рентабельности сегодня к вечеру.

Есть в стране задачи развития, строительства, которое заведомо важно для безопасности, для устойчивого развития будущего, инвестиции в будущее, в человеческое развитие, в социальную проблематику, которая убыточна, заведомо убыточна. Никакой бизнес за это браться, тем более российский, не будет, а путинская мрдель уповает на то, что рынок все отрегулирует. Уже без очков видно, как эта глупость за 26 прошедших лет нарегулировала. Страна стала уродом в отраслевой структуре, в социальной структуре по доходам населения, функции распределения по доходам, в региональной структуре уровня развитости субъектов федерации, разных уголков единой вроде страны. В одном месте безработица — 50%, в другом — 1,5%. Это невозможно. Это только для них возможно, когда они Министерство регионального развития ликвидировали, когда они Совет Федерации, который должен представлять интересы регионов, защищать эти интересы, конфликтовать в парламентских залах, то есть дебатировать, настаивать на своем, с федеральным центром, они превратили в аппендикс на этой самой федеральной кишке. Региональная политика исчезла. Страна начинает расползаться как кусок холодца, когда его из холодильника вынешь, и он поплыл в разные стороны.

Поэтому восстановление классических, в современности присутствующих у большинства развитых стран, государственного потенциала — это первая задача, которая работает и на левую повестку, и на правую повестку. Восстановление здорового государственного банка, вместо этого Центрального набиуллинско-путинского банка, который душит экономику, который подавил эмиссионную функцию, который десуверенизовал наши финансы, который финансовый голод в стране своими руками создал.

Вот обвиняют недоброжелатели большевиков в Голодоморе в 30-е годы: «Голодом заморили население!». А сейчас финансовым голодом Центральный Банк, либералы из всяких там Вышек и прочих РАНХиГСов, советники департаментов Минэкономразвития душат российскую экономику, душат предпринимательство. Где взять кредит под разумный процент, под разумные длительные сроки? Негде, либерализм монетаризм на дворе.

Мы вернем суверенную финансовую обеспеченность экономики и социалки нашей страны. Будет создан специальный институт развития, который насытит инвестиционным предложением стартапы, малый и средний бизнес, крупнейший бизнес, естественные монополии, региональные проекты, сочетаясь и с возможностями регионального государственного инвестирования из бюджетов субъектов федерации. Цифры просчитаны, модель сформатирована, нормативно-правовой пакет сделан. Это, кстати, тоже нас отличает, еще раз хочу сказать, от всех шоу, которые слева, справа, сверху и снизу на подмостках президентских выборов.

Вот он — наш проект. Читайте пакет законов, как преобразуется Центральный Банк России, как возникнут инвестиционные ресурсы, как они будут доходить вплоть до населения под ипотеку, под строительство жилья, в том числе для молодых, для создания их семей, для того, чтобы они смогли получить качественное образование, не работая ночами и днями, зарабатывая себе на жизнь, а учась и имея кредит для того, чтобы получить, таким образом, образование.

Сейчас я сказал о проектной нашей, программной «крыше», которая и правую, и левую повестки интегрирует.


ЛЕВАЯ ПОВЕСТКА

Левая повестка. Конечно вернется экономически обоснованный и морально необходимый уровень оплаты труда, то есть заработной платы, и, соответственно, производный от фонда оплаты труда уровень пенсии. На сегодня мы знаем, каким наглым, воровским способом меньшинство грабит большинство в части недовыплаты стоимости труда и производной величины пенсии. Они вернутся, и изменение будет не на позорные 4%, а на многие десятки процентов, в конце переходного периода — вплоть до двух раз. Вот такая реформа произойдет. Сбалансированность ее с вопросом инфляции и иными показателями экономики просчитана.

И не надо сейчас меня освистывать и скрежетать зубами и прочими конечностями, инфляция, мол, будет. А вы считали последствия? Если эта эмиссионная подкачка, институт развития, нормативы по нашему Закону «О проценте и балансе» поднимут оплату труда и пенсию, будет инфляция? Вы это просчитывали? Ага, конечно не просчитывали. А мы просчитывали в сложной модели. Когда оздоравливаешь человеческий организм, спасенный из гитлеровского концлагеря, где из него кровь выпустили, как финансовую кровь из российской экономики сейчас, и вливаешь наоборот кровь, он, знаете ли, оживает, а не наоборот, затухает как на нарах финансового концлагеря. Это главное. Оплата труда и пенсии существенно иными станут. А инфляция упадет. Механизм этого достаточно очевиден.

Следующий момент — целевые фонды общественного потребления, которые я перечислил (жилье, ЖКХ, здравоохранение, образование) вернут социальные завоевания, которые нашу страну некогда сделали передовой державой в мире. И если кто-то опять мне начнет плакать, что государственная собственность всегда менее эффективна, чем частная собственность, то не надо этих сказок рассказывать! Сколько на сегодня банкротств в частном секторе? Сколько убыточных соответственно предприятий! Даже живой классик капитализма, социал-дарвинизма — Чубайс — в своем РОСНАНО заявил: «Планово убыточное у нас РОСНАНО». Правда, он не рассказывает, сколько там уносят налево, за счет чего оно, в том числе, убыточным становится. Но Бог с ним!

Левая повестка. Вернется доступность и качество образования, нравственное, человеческое содержание образования, культуры, кинематографа, искусства, театра, литературы, печатной продукции, Интернета. Травля душ и сердец детей и всего населения прекратится. Это интересы, безусловно, нравственного государства, цель которого — нравственное общество и нравственный человек. И здесь регуляция государством, конечно, будет восстановлена.

Нравственная цензура будет введена. И не надо опять на меня шикать и ядовитыми копьями и стрелами в меня шпулять. Ныне в Конституции написано: «Цензура запрещена». Эта Конституция лукавая. Как же запрещена, если есть гостайна, если есть коммерческая тайна? Что это как не цензура? Уж не говоря о самоцензуре, политической цензуре, цензуре в Интернете, где прикручивают наш трафик, например, сидят и прикручивают эти самые цензоры!


ПРАВАЯ ПОВЕСТКА

Я естественно не всю левую повестку перечислил, она включает довольно много пунктов, и как я уже говорил, это разветвленная система управления страной, потому что каждое решение тянет за собой еще и другие решения. Ну, например, даем мы стране финансы, а ушлые ребятки, приученные в путинизме, тут же их конвертируют в валюту и вытаскивают в мешках за рубеж. Вот и вся будет история! Мы предпримем и здесь решения для того, чтобы ресурсы, которые назначены для того, чтобы работать в стране, в стране бы и работали. Значит, эти решения будут предприняты. Это касается не только эмиссионной функции Центрального Банка, но и курсообразования, и денежно-кредитной политики, и банковской политики, и ценовой политики. Да-да, ценовая политика. Но не Госкомцен. Государственные цены будут работать только на критические, социально значимые ценообразования, а регуляция ценообразования, которая будет (помните закон «О проценте и балансе»?) регулировать у часть добавочной стоимости, либо паразитарную, вне регулирования, либо прогрессивную, которая включает фактор частной собственности и предпринимательства как прогрессивный фактор. Вот это тоже будет делаться.

Правая повестка. Какова сейчас проблема №1 у предпринимателя? Конечно, с этого фланга, где Высшие школы, грефы и прочие чубайсы, тут же раздается: «Административные барьеры! Свободы нет! Свободу не дают!». Нет. Это неверно. Правоохранительный произвол и диктат — да, это верно. А проблема №1 (я о ней уже говорил) — в том, что финансовый контур в стране убит. Ни на стартап, ни на оборотные средства, ни на кассовый разрыв, ни на долгосрочные инвестиции бизнес реально денег сейчас получить не может. Он жил какое-то время, когда путинцы десуверенизовали нашу страну, посадили ее на иглу зарубежных валютных заимствований, которые доросли до 750 миллиардов долларов, а потом это ж все по планам, совместным планам, потом партнеры, как Владимир Владимирович говорит, обрубили санкциями перекредитование, реструктуризацию долгов по внешним заимствованиям. И все. Российский бизнес помирает.

Работают те сектора, которые с экспортом связаны. Это, прежде всего, сырье. Остальные помирают. И это не домыслы. Реально сворачивается сектор обрабатывающей промышленности, высокотехнологической конечной сборки. Сырьевая отрасль прибавляет. Но это и есть та самая десуверенизация нашей страны. Это поход к ее краху, потому что скоро эмбарго, скоро заткнут и «Северный поток», и «Турецкий поток», и «Силу Сибири». Китай уже переключается большим переключателем на американские поставки сжиженного природного газа.

Соответственно, мы дадим предпринимательству суверенный финансовый ресурс для развития, не для спекуляции (это будет ограничено), а для развития основных фондов, для модернизации, для развития инновационных товарных групп и технологий. И это даст возможность российскому бизнесу наконец-то воспрянуть, понять, что на них смотрят не как на врагов, не как на баранов на закланье, не как на изгоев, которых только и мечтают выдавить из страны и выгнать куда-нибудь подальше.

Второе, что мы дадим бизнесу разного уровня, — это, безусловно, специальная не то, что операция, а скажем так — реформа, которая судебную и правоохранительную систему превратит в защитника, а не в коррумпированного мздоимца. Сейчас только игры в детской песочнице: «Хватит кошмарить бизнес! Мы его освободим от тех, других проверок!». Да причем тут проверки? Приходит коррумпированный правоохранительный отряд и забирает имущество, рейдерами стала сросшаяся преступность и государственный аппарат, причем в самом чувствительном звене. Я не хочу сказать, что все правоохранительные органы России сквозь на 100% таковы. Нет, там множество честных, порядочных людей, и они останутся, они получат возможность карьерного продвижения. И все это не заманушки. Это намерения и обязательства, а уж как это будем делать, мы знаем, и не все вслух заранее будем говорить. Просто как люди серьезные, как человек серьезный, я эти обязательства публично беру, зная, что мы его сумеем выполнить.

Мы дадим реальную защиту бизнесу всех уровней, возможность развиваться и чувствовать себя уверенным. Мы бизнесу дадим морально-психологический климат, в котором большинство населения будет видеть в нем не врага, а соработника, сотоварища, который дает рабочие места, который страну развивает, который созидает. Таков будет облик будущего предпринимательства России.

«Железный занавес», который тоже пытаются усмотреть в наших намерениях оптимизации коэффициента автаркии — это, конечно, выдумка. Степень открытости страны будет оптимальной. По какому критерию? Ну, уж точно не по критерию доходов семьи, которая приватизировала государство при Ельцине (Ельцин), при Путине соответствующий кооператив приватизировал государство и обеспечивает доходность своего бизнеса. Чего там? Нефть, газ, лес, удобрения, алмазы, золото, что еще. Нет, конечно.

Степень открытости страны будет оптимальной по критерию национальной безопасности, национальных интересов, суверенности страны, устойчивости ее развития, опоры на самодостаточные ресурсные источники для развития, в том числе предпринимательства всех видов. Это будет специальная целевая стратегическая программа государственного переустроения, реформы и государственного строительства.

Поэтому если кто-то боится, что опять будет нужно получать выездные визы, то это не так. Определенные регуляции будут для того, чтобы, повторю, не вытаскивали наши ресурсы, не обескровливали страну. На сегодня экспорт продолжает превышать импорт. Значит, обескровливается наша страна. Нет баланса вывоза и ввоза. А дельта — за рубежом! В офшорах уже триллион долларов! Вот этому будет положен конец, и не блеянием по поводу того, что принят указ, и даны указания, а потом правительство говорит: «Нет, мы отменяем программу деофшоризации, потому что ничего не получается». Что ж, они по своему карману будут граблями стучать? Нет, конечно. А мы это сделаем.


РОЗЫГРЫШ ГЛАВНОЙ ДРАМАТУРГИИ ПЕРЕНАЗНАЧЕНИЯ ПУТИНА ВНОВЬ НА ПРЕЗИДЕНТСКИЙ ПОСТ

Если конспективно говорить о том, что серьезная президентская программа переустроения страны после Путина, после либерализма включает в себя два крыла — левое и правое — для энергичных людей, для меньшинства, для предпринимательства, здорового и морального, порядочного, для большинства нашего народа, то на самом деле эта программа очень разветвлена и сложна. Если ее начать рассказывать, то, наверное, пару десятков часов непрерывного рассказа понадобится. Поэтому надеюсь на то, что все-таки те, кто прочитают эти строки, увидят, что это серьезно, это не шоу-трюки Ксении Собчак, это не подставная «цветная революция» Навального («Против коррупции!», а все остальное будет так же, как сейчас), это не болтовня просто неготовых к управлению страной и даже не стремящихся к этому управлению. Это серьезное намерение, план и готовность страну оздоровить и отвести от краха.

Вот выходит дядя глубоких лет, сидящий 25 лет на своем кресле, и вдруг говорит (сентябрь прошлого года, реально): «Настала пора действовать!». Это Геннадий Андреевич. Так и хотелось спросить, а с чего вдруг оно у тебя настало? А 25 лет предыдущей поры действовать не надо было, что ли? Игра и имитация, в которую вовлечены и будут вовлечены еще иные фигуры для розыгрыша главной, как в Кремле Песков выразился, драматургии переназначения Путина вновь на президентский пост. Но ведь это переназначение будет означать, что ничего в стране не изменится. Только будет ухудшаться с ускорением. Финишная стадия разрушения нашей страны, жизней людей, настроений, их будущего, новых поколений — открыта, она спланирована за рубежом, она спланирована пятой колонной, она спланирована теми, кто ненавидит нашу страну. При Путине все это будет продолжаться. И закончится это примерно, да не примерно, а в точности так, как закончилось для Советского Союза.

И вспомните, сколько, как Песков выражается, драматургии, трагедийности при этом придет в жизнь большинства, в жизнь простых людей! Это надо пресечь. Нужно сделать все, чтобы наша страна избежала такого сценария, путинского сценария

Вот отсюда наша программа. Отсюда ее левая и правая повестка. Отсюда ее сложность. Отсюда готовность решать проблемы, о которых многие говорят, а мы знаем, как их решать, и намерены их решать. Отсюда трудности в том плане, что атаки-то будут делать не против шоуменов, они по плану, по сценарию резвятся. Атаки будут делать против нас, против этого плана. И, собственно говоря, эти атаки уже начались. Потому, что то, что мы выдвигаем на выборы — серьезно!

Трудная это для меня тема, как вы заметили, потому что она реально пронизывает мою жизнь, текущую и предстоящую.




Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
2603
8825
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика