Свобода и ограничение информации

Свобода и ограничение информации

Статья 29 действующей Конституци

1. Каждому гарантируется свобода мысли и слова.
2. Не допускаются пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Запрещается пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства.
3. Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них.
4. Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом.
5. Гарантируется свобода массовой информации. Цензура запрещается.

Комментарий

Свободы мысли и слова, мнения и информации, убеждений, агитации и пропаганды относятся к основополагающим ценностям индивидуальной свободы и подразумевают как право человека свободно мыслить и иметь убеждения, так и право собственного самовыражения, т. е. без всякого принуждения выражать свою мысль в словесной форме, не опасаясь преследования за это со стороны кого бы то ни было. Но мысль и убеждение – это внутреннее дело человека, а слово – это уже внешнее. Правовое регулирование для столь разных категорий не может быть идентичным, что игнорируется Конституцией РФ.

Статья 19 Всеобщей декларации прав человека закрепляет, что «каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ». Статья 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод предусматривает свободу выражения мнения. Статья 18 Международного пакта о гражданских и политических правах указывает, что «каждый человек имеет право на свободу мысли». Статья 19 данного документа также провозглашает, что «каждый человек имеет право беспрепятственно придерживаться своих мнений… Каждый человек имеет право на свободное выражение своего мнения».

Целесообразно было бы разграничить установленные в данной статье свободы с точки зрения возможностей государственного принуждения и обеспечения индивидуальной автономии на две составляющие: мировоззренческую (внутреннюю) – в виде свободы мысли и убеждений, и информационную (внешнюю) – в виде свободы слова и права на информацию для установления правовых ориентиров в рамках возможных ограничений данных прав и свобод. Некоторые исследователи частично соглашаются с таким подходом, предусматривая, что

«свобода мысли характеризует духовную свободу человека, его внутренний мир, поэтому сама по себе она не может быть предметом регулирования правом».

Внешнюю составляющую государство вправе регулировать и устанавливать ограничения по реализации данных прав и свобод (как это предусмотрено, например, в части 2 данной статьи – запреты в отношении некоторых форм пропаганды и агитации, или в части 4- запрет на свободный оборот информации с ограниченным доступом – государственной тайны). Вмешательство же во внутренний мир человека, его духовное самоопределение должно быть признано недопустимым, кроме естественной сферы воспитания и информационного воздействия в образовании, СМИ. Такое разделение должно устанавливаться в Конституции РФ в целях обеспечения индивидуальных ориентиров развития каждой личности.

Согласно части 3 данной статьи не существует возможности добровольного отказа от своего права на выражение мнения. Это связано с тем, что основные права и свободы человека и гражданина, согласно части 2 статьи 17 Конституции РФ, являются неотчуждаемыми, что означает невозможность их передачи другим лицам или отказа от них.

При этом конституционные запреты на цензуру, а также произвольное вмешательство в свободу поиска, получения, передачи и распространения информации не являются абсолютными. Часть 3 статьи 17, часть 2 статьи 29 и часть 3 статьи 55 Конституции РФ устанавливают допустимые ограничения этой свободы. Из этих предписаний, в частности, следует, что данные свободы не должны использоваться во вред основам конституционного строя, нравственности, правам и законным интересам других лиц, безопасности государства.

Это согласуется и с международно-правовым регулированием. Так, в вышеупомянутой Конвенции о защите прав человека и основных свобод указывается, что «осуществление этих свобод, налагающих обязанности и ответственность, может быть сопряжено с формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, которые установлены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах государственной безопасности, территориальной целостности или общественного спокойствия, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия» (статья 10). Аналогичные ограничения предусмотрены в Международном пакте о гражданских и политических правах.

Таким образом, международное право предусматривает различные виды оснований, по которым свобода выражения мнения может быть ограничена.

Более того, на международном уровне признается, что осуществление свобод налагает на человека обязанности и ответственность! Данного подхода Конституция РФ начисто лишена, предусматривая только провозглашение прав. Пробелом данной статьи также является отсутствие регулирования иных видов тайн, помимо государственной, ограничивающих реализацию информационных прав и свобод. К такой информации с ограниченным доступом относятся банковская тайна, служебная тайна, профессиональная тайна, коммерческая тайна, тайна частной жизни. Из всех перечисленных видов в Конституции РФ урегулирована только неприкосновенность частной жизни (статья 23).

Таким образом, четкости в установлении ограничений данных свобод в Конституции РФ не прослеживается, что не позволяет конституционным нормам реализовываться в должной степени – т. е. влечет за собой возможность произвольного применения данных ограничений. В то же время абсолютный запрет цензуры не позволяет государству применять цензуру нравственную (такая возможность при этом согласуется с частью 3 статьи 55 Конституции, предусматривающей возможность ограничения прав и свобод в целях защиты нравственности; в данном случае наблюдается правовая коллизия указанных норм). Конституция РФ при этом не различает цензуру нравственную и политическую, предварительную и постфактум.

Опасность состоит в том, что формирование массового сознания и мнения становится исключительно прерогативой средств массовой информации. Фактически именно СМИ осуществляют контроль, доходящий до манипуляций, над духовной и интеллектуальной жизнью общества. В меньшей части, но это касается также Интернета и издательской деятельности. Информация, представляемая ими, далеко не всегда совпадает с интересами государства и общества. Более того, имеют место злоупотребления закрепленной за данными субъектами свободой – как в форме нарушения законов, так и в силу простого использования пробелов российского законодательства. При этом государство отстраняется от воздействия на формирование информационной политики СМИ, от защиты нравственности и здоровья человека.

А это вопросы в том числе современной обороны и безопасности в рамках информационной войны.

К основным проблемам такого рода можно причислить следующие:
− критическое снижение уровня общей культуры и нравственности, в том числе из-за деятельности СМИ и издательств, распространения оказывающей негативное воздействие информации через Интернет;
− пропаганда жестокости, насилия, сексуальной распущенности, иных поведенческих девиаций в СМИ и Интернете, издательской продукции;
− примитивизация индивидуальных и социальных потребностей, создание асоциальных ориентиров, распространяемых через СМИ, Интернет, издательскую продукцию;
− незащищенность несовершеннолетних от распространения продукции, оказывающей негативное воздействие на их нравственность, психическое здоровье и психологическое состояние;
− отсутствие четких пределов вмешательства государства в формирование морально-психологического климата в обществе;
− нанесение поражения стране ее геополитическими противниками в ходе информационно-психологической войны.

В связи с этим необходимо закрепление на уровне Конституции РФ некоторых ограничений, направленных на защиту потребителей указанной продукции. Следует также отметить, что 70% россиян (по опросу ВЦИОМ 2009 г.) поддерживают идею осуществления нравственной цензуры в СМИ. В 2009 г. абсолютное большинство (89%) россиян также признало, что в эфир выходят передачи, которые показывать вредно или аморально.


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
3775
15196
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика