Внутренняя миграция: актуальные проблемы

Внутренняя миграция: актуальные проблемы Фрагмент главы "Проблемы удержания территории" из третьего тома монографии "Национальная идея России".

Характер расселения населения — его распределение на городское и сельское — определяет степень урбанизированности территорий и распространения городского образа жизни и занятий. По данным Всероссийской переписи населения 2002 г., 73% россиян — городские жители, 27% — сельские. Таким же было это соотношение по данным предыдущей переписи населения 1989 г. Что касается сельских населенных пунктов, то в период между двумя последними переписями населения (1989 г. и 2002 г.) количество сельских населенных пунктов увеличилось на 2367. Однако при этом почти в два раза (с 16925 до 32997) выросло число сельских населенных пунктов, в которых проживают менее шести (!) постоянных жителей.


Это означает, что более 21% всех сельских населенных пунктов практически обречены на исчезновение в течение ближайших лет, что ведет к дальнейшему снижению социально-экономического потенциала сельских территорий. В России выделяются две категории городских пунктов — города и поселки городского типа. Критерием отграничения городских населенных пунктов от сельских является доля занятых в сельском хозяйстве (должна составлять не более 15% всех занятых в поселении). В городах при этом должно проживать не менее 12 тыс. жителей, а в поселках городского типа — не менее 3 тыс.
 

За период 1989–2005 гг. с карты страны ежемесячно исчезали в среднем четыре поселка городского типа.
 

За период 1989–2002 гг. ежемесячно без населения оставались в среднем 22 сельских населенных пункта. В 1989 г. в стране было 9,3 тыс. сельских населенных пунктов без населения, в 2002 г. — уже 13 тыс. При этом в 1979 г. в России было 12,3 тыс. сельских населенных пунктов с численностью населения 5 чел. и менее; в 2002 г. таких сел и деревень стало 33 тыс., причем средний показатель их заселенности составил 1,8 чел. То есть во многих тысячах сельских населенных пунктов России, еще считающихся жилыми, живут в среднем по одной старушке. Пройдет несколько лет, и они совсем опустеют. А ведь каких-нибудь 30–40 лет назад в большинстве из них "жизнь била ключом». Так, более 60% населения России сосредоточено в трех федеральных округах — Центральном (26%), Приволжском (22%) и Южном (16%).

Самым малочисленным является Дальневосточный федеральный округ (4,6% жителей). В новом столетии миграция населения по-прежнему остается важным компонентом демографического и социально-экономического развития страны в целом и, в особенности, отдельных регионов. Согласно данным Росстата, в 2009 г. во внутренних перемещениях в России участвовали 1,7 млн чел., что составляет 1,2% от всей численности постоянного населения России.  При этом в настоящее время основным и практически единственным "магнитом" на территории России является Московский регион. По далеко не полным данным, которые предоставляет официальный текущий учет миграционного движения населения, за период с 2000 г. по 2008 г. миграционный прирост г. Москвы и Московской области за счет внутренней миграции составил почти 800 тыс. человек. В число регионов с миграционным приростом (по состоянию на 2009 г.) пока еще входят Белгородская (3,4 тыс. чел.), Воронежская (2,4 тыс. чел.) и Ярославская (0,6 тыс. чел.) области. В остальных же областях Центрального федерального округа наблюдается миграционная убыль населения, при том, что еще в 1998 г. таких регионов, по данным Росстата, было пять, а в 1997 г. — только два.

 

За десятилетие картина поменялась на диаметрально противоположную.


Сохранился небольшой миграционный прирост в результате внутренних миграций и в двух регионах Северо-Западного федерального округа — это г. Санкт-Петербург и Ленинградская область. Хотя этот прирост постепенно сокращается и в 2008 г. составил по области всего 9,5 тыс. чел., т. е. уменьшился по сравнению с 2004 г. почти в 10 раз. Все остальные субъекты РФ также теряют население во внутреннем миграционном обмене (главным образом в пределах своего же округа), поскольку северная столица привлекает бoльшими, чем у ее соседей, возможностями на рынке труда. Незначительный миграционный прирост в данном округе отмечается в 2009 г. Также в Калининградской области (0,1 тыс. чел.) и Ненецком автономном округе (24 чел.) В Южном федеральном округе — в Краснодарском и Ставропольском краях, а также в республиках Адыгея и Ингушетия — по официальным данным за 2009 г., пока сохраняется прирост населения за счет внутренней миграции, правда, в очень скромных масштабах: Ставропольский край — 1,9 тыс. чел., Ингушетия — 0,9 тыс., Адыгея — 0,3 тыс. чел. Только в Краснодарском крае он составил сколько-нибудь значимую величину — 16,2 тыс. чел., но из года в год этот показатель сокращается.

Из четырнадцати регионов Приволжского федерального округа миграционный прирост в 2009 г. сохранила только Республика Татарстан (2,2 тыс. чел.). В 2008 г. прирост, помимо Татарстана, наблюдался еще в Самарской (2,7 тыс. чел.) и Нижегородской областях (0,2 тыс. чел.). Разумеется, данный прирост с лихвой перекрывается сокращением населения в остальных субъектах округа — настолько, что суммарная миграционная убыль населения этого округа за счет внутренней миграции в 2009 г. составила 29 тыс. чел. В период с 2000 г. по 2008 г. убыль населения в этом регионе за счет внутренней миграции составила свыше 51 тыс. чел., что в настоящее время в несколько раз выше, чем показатели по Сибири и Дальнему Востоку.


В составе Уральского федерального округа миграционный прирост имеет только Свердловская область (1,3 тыс. чел.). В 2008 г. небольшой положительный миграционный прирост был, помимо Свердловской, еще и у Челябинской области (0,1 тыс. чел.). В остальных регионах наблюдается высокая миграционная убыль. Такие потери в результате внутренней миграции составили в 2009 г. 6,7 тыс. чел. Из каких российских территорий в основном "стягивается" население в эти несколько регионов? Преимущественно из восточных — Сибирского и Дальневосточного федеральных округов. Регионы, входящие в состав этих округов, остаются главными миграционными донорами в России. С 2000 г. по 2008 г. Сибирский федеральный округ потерял в обмене с другими регионами России 244,4 тыс. чел. Так, численность населения Алтайского края в результате внутренней миграции уменьшилась с 2000 г. на 64,6 тыс. чел. Всего в 2009 г. в Сибирском федеральном округе была зафиксирована миграционная убыль на уровне 19,7 тыс. чел. Только два из двенадцати субъектов этого округа характеризуются миграционным приростом — это Новосибирская и Томская области (8 тыс. и 1,8 тыс. чел. соответственно).

Дальневосточный федеральный округ на протяжении последних десятилетий в связи с миграционными процессами, происходящими внутри страны, потерял наибольшее число своих постоянных жителей. В период 2000–2009 гг. миграционная убыль составила 187 тыс. человек. Это единственный округ, где почти все субъекты, входящие в него, имеют отрицательное миграционное сальдо. Больше всего убывает население в Республике Саха (Якутии), Магаданской области и Чукотском автономном округе, которые потеряли почти половину своего постоянного населения, а также в Камчатской и Сахалинской областях. Таким образом, здесь, как ни в одном другом округе России, миграция выступает мощным фактором сокращения общей численности населения. Но вот что было абсолютно непредсказуемо еще лет 10 назад, так это то, что наибольшую миграционную убыль во внутрироссийских перемещениях продемонстрирует вполне благополучный и экономически развитый, с богатыми хозяйственными традициями и опытом, хорошим климатом, географическим положением и транспортными связями — Приволжский федеральный округ.

Устойчивая отрицательная динамика миграции населения для этого округа характерна с 2000 г. Интересно сравнить также размеры федеральных округов и численность их постоянного населения. Как видно на рис. 1-а, наибольшую площадь занимают как раз обезлюженные Сибирский и Дальневосточный федеральные округа. При этомудельный вес данных округов в РФ (рис. 1-б) составляет 30,1 и 36,1% соответственно, в то время как Центральный федеральный округ занимает всего лишь 3,8% территории РФ
.


Рис. 1 Площадь федеральный округов (а) и их удельный вес в территории России (б) (по состоянию на 1 января 2010 г.)

Таким образом, в Дальневосточном ФО, занимающем 1-е место по площади территории, проживает меньше всего населения в сравнении с другими округами. Низкая плотность населения также характерна для в Уральского и Сибирского федеральных округов. Между тем, низкая плотность населения создает потенциальную угрозу территориальной целостности России. Так, в условиях низкой плотности населения на Дальнем Востоке возможна "тихая экспансия" со стороны густонаселенного Китая с последующим отторжением этой территории. По оценкам российских демографов, на Дальнем Востоке насчитывается от 30 тыс. до 200 тыс. китайцев, что пока не является достаточным для "демографической экспансии". Однако при продолжении уменьшения численности проживающего на данной территории населения, ситуация вполне прогнозируемо может измениться в худшую сторону. Кроме того, усугубляется ситуация в приграничных регионах, поскольку постоянное население постепенно заменяется прибывающими из-за границы. мигрантами.

В настоящее время протяженность сухопутных границ России составляет 143 тыс. км. При этом приграничные территории (за исключением Санкт-Петербурга и Ленинградской области) имеют низкий уровень валового регионального продукта на душу населения. Так, в Южном федеральном округе он в 1,5–2,5 раза ниже среднего по стране, а денежные доходы населения не превышают половины от среднероссийского уровня. Очень высок также уровень безработицы. Такая ситуация типична для всех приграничных регионов. В связи с этим представляется достаточно ясным, почему данные регионы не являются миграционно привлекательными для населения России. Что касается общероссийской внутренней миграции (по показателю миграционного оборота), то она из года в год уменьшается (рис. 2), причем как внутрирегиональная, так и межрегиональная.

Рис. 2 Внутренний миграционный оборот

Снижается интенсивность миграции в целом. Противоречивость ситуации состоит в том, что снижение масштабов внутренней миграции, естественное в период 1990-х гг., наблюдалось и в последние годы, когда экономика находилась в фазе оживления. Кроме того, наблюдается достаточно низкая миграционная активность сельского населения Передвижения внутри страны осуществляет в основном городское население.

Пожалуй, одними из наиболее важных, определяющих миграционную мобильность населения факторов являются пол и возраст людей. Рассмотрим возрастную дифференциацию миграционной активности во внутрироссийских миграциях с помощью данных о числе прибывших. Одним из коэффициентов, характеризующих мобильность населения, является коэффициент интенсивности (Кинт.) по прибытию, который показывает число прибывших в расчете на 1 тыс. или 10 тыс. чел. Постоянного населения (табл. 1).



Итак, в период с 1993 г. по 2008 г. численность прибывших в расчете на 1000 человек постоянного населения во всех возрастных группах населения из года в год сокращается. Это показывают коэффициенты интенсивности прибытий мигрантов в каждой когорте. Но в какой возрастной группе населения Кинт. снизились в большей степени? — У мигрантов в трудоспособном возрасте. И в меньшей степени — у мигрантов в пенсионном возрасте. Значит, произошла парадоксальная вещь: наименее мобильные возрастные группы — пенсионеры — продолжают переезжать на новые места проживания почти с такой же степенью активности, как и 15 лет назад. Эта активность в 1990-е гг. почти не снизилась, а в 2000-е гг. сократилась в гораздо меньшей степени, чем интенсивность (или активность) мигрантов в трудоспособном возрасте. Следовательно, за рассматриваемый период, помимо существенного снижения численности внутренних мигрантов (переезжающих из региона в регион в пределах России), менялся и их возрастной состав.

Поэтому интересно проследить за тем, как сокращалась не просто абсолютная численность той или иной возрастной группы в составе мигрантов, а как менялась та доля, которую каждая возрастная группа в общем числе мигрантов занимала. Другими словами — их половозрастной состав. Почти каждый пятый мигрант, как и прежде, относится к возрастной группе 20–24 года. Доля следующей, 15-летней группы увеличилась в полтора раза (хотя общая численность увеличилась ненамного или вообще не увеличилась — 30–39 лет, например). Относительно меньше среди мигрантов стало детей школьного возраста: их было 25%, а стало — 16%. Однако при общем сокращении численности мигрантов увеличилась в полтора раза абсолютная численность и почти в два раза — доля мигрантов в возрасте от 55 до 59 лет. Такое впечатление, что стоило людям выйти на пенсию, и — пока есть еще здоровье и силы — они стремятся уехать оттуда, где жили прежде. Из официальных данных следует, что в современных внутренних миграционных потоках немного выше доля женщин. И эта доля постоянно возрастает: в 2008 г. среди внутренних мигрантов мужчины составляли 46,6%, женщины — 53,4%. Как и в общей структуре населения, так и в возрастной структуре мигрантов такое соотношение главным образом складывается именно за счет старших возрастных групп. В пенсионном возрасте доля женщин среди мигрантов в 2008 г. составляла свыше 62%. Хотя и среди молодежи (в возрастной группе от 18 до 19 лет) и в 2000 г., и в 2008 г. доля женщин составила 60%, а в группе от 20 до 24 лет — 57%.

Однако необходимо пояснить, что наибольшую долю среди мигрантов женщины составляют в тех миграционных процессах, которые происходят внутри региона, т. е. на относительно небольшом удалении от своего дома. В то же время, в межрегиональных перемещениях соотношение мужчин и женщин в самых молодых возрастных группах, до 30 лет, почти одинаково. А вот в более старших возрастных группах (30–39 и 40–49 лет), уже заметно преобладание мужчин (52% и 54% соответственно). Таким образом, в старших возрастных группах миграционная активность снижается в меньшей степени, чем у населения в трудоспособном возрасте или у молодежи. Следовательно, переселение на постоянное место жительства в пределах России совершается в связи со сменой места работы реже, чем это было 15 или 5 лет назад, поскольку такой мотив не характерен для населения пенсионного возраста, скорее это характерно для молодежи. А она как раз реже, чем пенсионеры, меняет постоянное место жительства. На смену миграции, которая носит название безвозвратной, приходит временная трудовая миграция, которая не меняет географию расселения, а превращается в маятниковую (т. е. регулярные поездки населения из одного населенного пункта, являющегося местом их жительства, на работу или учебу в другой населенный пункт и обратно).


На основе и с учетом имеющегося исторического российского опыта рассмотрим факторы, влияющие на миграционную активность (мобильность) населения. Миграционная мобильность населения зависит от большого числа факторов. Каждый из них — своеобразный вектор, определяющий не только направление миграции, но и ее интенсивность. От того, в каком сочетании работают различные факторы, зависят общие направления и объемы миграционных процессов. Как известно, факторов, оказывающих влияние на формирование и реализацию миграционных установок, у человека достаточно много. Но из них можно выделить основные группы факторов, которые обуславливают такие неравномерные, ассиметричные внутренние миграционные потоки в России.

Первую группу составляют экономические факторы. Эти факторы всегда и везде имеют главенствующее значение, что доказывает и приведенный выше исторический анализ. Неравномерный уровень социально-экономического развития регионов приводит к значительной дифференциации всех территорий страны по уровню и качеству жизни, а значит, и привлекательности с точки зрения переселения.

Сегодня т. н. "магнитами", притягивающими наибольшее число мигрантов, являются крупные экономические центры с диверсифицированными рынками труда, обеспечивающими относительно высокий уровень заработной платы; к тому же крупные центры отличаются более развитой инфраструктурой.
 

Все это приводит к более высокому уровню жизни, который привлекает население и подталкивает к переселению. В России это в первую очередь Москва, Санкт-Петербург. Напротив, регионы со сложной ситуацией на рынке труда, низкой оплатой труда и уровнем жизни, низким рейтингом инвестиционной привлекательности являются донорами, активно отдающими свое население.

Вторая группа факторов —природно-климатические. Они имеют для обширной территории России особую важность. Большей миграционной привлекательностью, при прочих равных условиях, обладают центральные и южные районы страны —с более теплым и более подходящим для жизни климатом. Кроме того, они влияют и на условия экономической деятельности, особенно в аграрном секторе. Разнообразие и полярность природно-климатических условий обуславливают огромную дифференциацию уровня социально-экономического развития отдельных частей страны, а значит создают благоприятную почву для территориального "перелива" населения.

К третьей группе можно отнести т. н. социальные факторы, а именно —наличие родственных и исторических связей. Эти факторы, наряду с другими, составляют основу для возвратной миграции, что актуально для жителей северных и восточных регионов, переселившихся в свое время из центральных и южных районов страны. Четвертую группу факторов составляют факторы, связанные с военными и иного рода конфликтами. Близость отдельных регионов к территориям с т. н. "нестабильной обстановкой", военными конфликтами приводит к массовому оттоку населения из них. В 1990-е гг. эта группа факторов играла первостепенное значение. Сейчас для России их роль несколько снизилась.

Обобщая, можно сказать, что основными тенденциями современной миграционной ситуации в России, а заодно и проблемами внутренней миграции можно считать расширение зоны оттока населения, сокращение зоны его притока и постепенное усиление поляризации территории страны по результативности миграционных потоков. С одной стороны, идут "центростремительные" перемещения населения, с другой — происходит обезлюживание Дальнего Востока, некоторых регионов Сибири и Европейского Севера.

 

Главная же проблема в России заключается в том, что внутренняя миграция приводит к колоссальным сдвигам в размещении населения — к накапливаемой неуправляемой деформации структуры расселения, в то время как все перекосы в предшествующие десятилетия старательно выправлялись.
 

Если не предпринимать усилий, направленных на сдерживание миграционного оттока из наиболее важных с геополитической и экономической точки зрения регионов России — в первую очередь из приграничных районов Сибири и Дальнего Востока, — Россия потеряет проживающее там население. Это будет настоящая катастрофа для геополитической стабильности России. Обезлюживание таких территорий, как Дальний Восток, Сибирь, ряда приграничных территорий может привести к подрыву целостности России, вызвать реальную угрозу ее суверенитету, экономической безопасности, а также поставит под сомнение вопрос касательно места России на мировой арене как сверхдержавы. При этом Россия располагает огромным опытом в области территориального расселения населения, накопленным еще в ХIХ и ХХ вв., который возможно частично учесть и использовать сегодня с позиции воздействия на первую группу факторов.

Существует также проблема реструктуризации системы расселения, которая связана с тем, что в начале 1990-х гг. проявилось сущностное несоответствие советской схемы развития и размещения производительных сил и социалистической системы расселения новым рыночным принципам экономических отношений. Сложившаяся в советский период территориальная организация общества, адекватная политической и экономической модели того периода, не смогла ответить требованиям нового рыночного экономического порядка и нового федеративного государственного устройства. На смену централизованно-плановому распределению хозяйственного потенциала по территории страны пришел регулируемый только законами рынка процесс естественного устремления производства (и экономической активности как таковой) только туда, где для рыночно успешной экономики имеются благоприятные природно-ресурсные предпосылки, транспортная доступность, близость к рынкам сбыта, выгоды географического положения. В связи с этим в России возникла принципиально новая, не имеющая аналогов ни за рубежом, ни в еще недавнем отечественном прошлом территориальная среда, характеризующаяся уникальным по числу, содержанию и остроте набором регионально опосредованных проблем. Первой из них следует считать малорезультативные попытки рыночного функционирования сети производств (и связанных с ними населенных пунктов), созданных в 1920–1980-е гг. и размещенных по критериям эффективности народно-хозяйственного комплекса СССР, построенного на нерыночных хозяйственных отношениях. Одновременно происходит смена функциональных ролей и геополитического значения отдельных регионов в структуре части бывшей территории СССР, оставшейся в границах нынешней Российской Федерации.

Таким образом развилось противоречие между сложившимися преимущественно в советский (планово-директивный) период схемой размещения производства и связанной с ней системой расселения и рыночными мотивациями локализации самостоятельных субъектов экономики и новыми расселенческими предпочтениями населения.

В настоящее время проблемой расселения и управлением миграционными потоками государство не занимается и соответствующих стимулов для заселения обезлюдевших территорий не создает. Необходимо отметить также проблему формирования в стране внутренних рынков, имеющую отношение к внутренней миграции сельского населения с точки зрения обеспечения продовольственной безопасности страны. Немаловажной проблемой являются неравномерный уровень развитости социальной и инженерной инфраструктуры, неразвитость дорожной сети, что также препятствует миграционной мобильности населения, особенно в сельской местности. Так, на селе относительно полный набор учреждений сферы обслуживания возможно создать только в населенных пунктах с более чем 1 тыс. жителей. Поэтому здесь очень большое значение имеют транспорт и дорожная сеть, обеспечивающая доставку населения к центрам обслуживания.

Внутренней миграции препятствуют неразвитость жилищного рынка и неравномерные цены на жилье в регионах. С этой точки зрения необходимо равномерное территориальное развитие регионов, что подразумевает проведение активной государственной региональной политики. Существенно также, что повышение вклада конкретного предприятия в рост валового регионального продукта и рост прибыли за счет перехода к новым технологиям, как правило, сокращает потребность в трудовых ресурсах; то же относится и к росту показателей прибыли предприятий в связи с повышением цен и тарифов на их продукцию и услуги, полностью или частично потребляемые на территории региона (в первую очередь бюджетополучателями). Следует считать, что для любой территории (субъекта РФ, города, села) наибольший интерес представляют такие объекты экономики, деятельность которых:

  • увеличивает (как минимум, сохраняет) доходы работающего населения;
  • создает (как минимум, не сокращает) дополнительные рабочие места;
  • увеличивает (как минимум, не уменьшает) доходную часть бюджета;
  • сокращает (как минимум, не увеличивает) потребность в бюджетном
  • финансировании содержания и ремонта жилья и других социальных
  • объектов, благоустройства территории и т. п.;
  • снижает (как минимум не увеличивает) уровень цен и тарифов на товары и услуги, производимые в регионе (городе и т. п.) и используемые
  • населением и всеми бюджетополучателями;
  • снижает (как минимум, не увеличивает) негативное воздействие хозяйствующих субъектов на окружающую среду, особенно в направлениях, наиболее значимых для данной территории;
  • улучшает (как минимум, не ухудшает) демографическую ситуацию (например, может снизить мотивации оттока населения).

Пользой для сбалансированного развития любой территории может считаться появление или функционирование только такого предприятия, объекта торговли и т. п., при котором не нарушено ни одно из этих требований; если же хотя бы одно из этих требований нарушается, необходимы очень серьезные аргументы для реализации предлагаемого проекта. Кроме того, российское село в гораздо большей степени, чем город, должно быть подвергнуто системным переменам. Необходим переход от затянувшегося периода выживания к периоду коренной реструктуризации и выборочного развития. Если такого перехода не будет, то российское село в своей массе деградирует и превратится в маргинальный сектор социальной и экономической жизни. В предыдущий период были объективные причины для крайне слабого использования потенциала развития села — огромного массива продуктивных земель, емкого внутреннего рынка продукции, относительно небольших размеров необходимых вложений и минимальных сроков их реализации и т. п. Использование этого потенциала в будущем станет возможным лишь при коренной переориентации самого сельского населения на работу в жестких условиях рыночной конкуренции, чему может способствовать начавшийся во всем мире рост цен на продовольственные товары. Для активизации этого процесса необходимы:

  • выборочный и мобильный протекционизм;
  • реализация беспрецедентной по масштабам программы строительства межпоселенческих дорог и сельских телекоммуникаций;
  • воссоздание стабильного пассажирского сообщения на внутрирегиональном уровне.

Альтернативой может стать прирост реальной безработицы в миллионы человек и формирование антирыночного, социально неблагополучного и дестабилизирующего экономику всей России сельского пояса. Бесспорными приоритетами государственной политики территориального развития должны стать разработка и реализация долгосрочной стратегии хозяйственной деятельности, инфраструктурного обустройства и обжитости северных территорий и арктической зоны России с учетом интересов коренных малочисленных народов, стратегии использования огромного потенциала крупнейших городов, современное и, главное, перспективное воздействие которых на региональную ситуацию оценивается более чем неоднозначно, а также стратегии государственного регулирования проблем во всех отношениях важнейших макрорегионов страны − Сибири и Дальнего Востока. Нельзя также не отметить важность проблемы учета мигрантов, поскольку управление миграционными потоками и формирование системы расселения мигрантов невозможны без налаженной должным образом системы их учета. Несмотря на достаточно жесткое административное регулирование миграции в советский период, проблема ее учета не была решена.

Отечественные переписи населения с этой точки зрения, в отличие от большинства стран, оказались недостаточно эффективными; с помощью переписей нельзя изучать важнейшие характеристики миграции — ее объем, направления и результаты (за исключением переписей 1897 г., 1926 г. и 1970 г.)33. Текущий учет миграции, официально признанный в начале 1930-х гг. и основанный на прописке (выписке) населения, никогда не был полным, в первую очередь, в сельской местности. Возможности анализа миграционных потоков ограничивались данными текущего учета в городских поселениях. Только в 1992 г., т. е. спустя почти 60 лет после введения текущего учета, были получены относительно полные данные о внутренней миграции в территориальном разрезе. В то же время требования к состоянию текущего учета возросли. Закон Российской Федерации от 25 июня 1993 г. № 5242–1 "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации" внес существенные изменения в систему учета; затем в 1995 г. было принято постановление Правительства РФ № 713 "Об утверждении Правил регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и месту жительства в пределах Российской Федерации и перечня должностных лиц, ответственных за регистрацию". В результате с 1996 г. в России была введена регистрация населения "по месту проживания" и "по месту пребывания".

Первая группа перемещений включает мигрантов, изменивших постоянное (обычное) место жительства. Вторая группа включает перемещения, отнесенные действующими правилами регистрации априори к временным. Выделение в законе права на выбор "места пребывания" оценивается как изобретение российского законодателя, аналога которому нет в международных правовых актах. Наличие регистрации у людей, сменивших место пребывания и жительства, стало обязательным условием для легального проживания. Независимо от того, на каком основании мигрант переехал с одной территории на другую в пределах Российской Федерации, невыполнение правил и порядка регистрации или отсутствие документа о прохождении процедуры регистрации автоматически ставит его в положение "нелегала" и влечет наступление ответственности (штрафы, проблемы с трудоустройством, оформлением пособий, получением медицинской помощи, устройством детей в образовательные учреждения и т. п.) Регистрация "по месту пребывания" имеет низкую эффективность из-за меняющихся правил регистрации, а также негативного отношения значительной части мигрантов к самой процедуре регистрации как запретительной, нередко дорогостоящей и требующей времени.

Сложности с регистрацией возникают в первую очередь в силу организационных трудностей — большие очереди в паспортные столы и необходимость потратить 
много времени на регистрацию как самому мигранту, так и хозяевам жилых помещений, предоставляемых мигрантам для регистрации. Ряд условий, которые необходимо выполнить по действующим правилам для регистрации, являются по существу объективно непреодолимыми. В результате, не сумев использовать законные пути для легализации своего положения на территории Российской Федерации, многие мигранты пытаются использовать "обходные пути" — зачастую в виде платы должностным лицам за принятие положительного решения о регистрации. Существуют и незаконные организации, оформляющие документы по регистрации. Спрос на их услуги тем выше, чем жестче ее условия. Наличие сети учреждений такого рода, тем более разветвленной, перечеркивает смысл системы регистрации — учет и контроль миграционных потоков на территории Российской Федерации.
 

Учитывая все имеющиеся на сегодня проблемы в области регулирования вопросов миграции, необходимым видится принятие отдельного федерального закона "О миграции".
 

Он должен содержать цели и принципы государственной миграционной политики, определить федеральный орган исполнительной власти, ответственный за проведение и исполнение миграционной политики, предусматривать меры по учету и контролю миграционных потоков. В данном законе должна быть закреплена правовая модель миграции, регулирующая с точки зрения внутренней миграции процессы, которые необходимо сделать массовыми, и обеспечивающая рациональное распределение населения по территории страны. Формирование государственной политики расселения требует разработки мероприятий по следующим направлениям:

  • определение стратегически важных для страны регионов, в которые необходим приток мигрантов (приграничные регионы, районы Крайнего Севера и приравненные к ним местности, Сибирь, Дальний Восток), а также проведение политики рурбанизации;
  • разработка основных подходов к решению проблемы регулирования потоков внутренней миграции;
  • планирование потребностей регионов в мигрантах и прогнозирование миграционных процессов;
  • решение комплекса проблем, связанных с жилищным обустройством и трудоустройством мигрантов, переселяющихся в стратегически важные регионы;
  • создание социально-экономической базы для привлечения и закрепления населения в сельской местности;
  • разработка системы мер государственной поддержки граждан Российской Федерации, вынужденно покинувших места постоянного жительства в результате стихийных бедствий и техногенных катастроф.


СТЕПЕНЬ УРБАНИЗАЦИИ
Проблемы здесь следующие: неравномерность расселения по территории РФ. Отток населения в города (урбанизация). Разрушение традиционного сельского уклада жизни. Неуправляемость процессов внутренней миграции. Ухудшение территориально-пространственной организации территорий. Усиление региональных диспропорций в развитии территорий. Уменьшение количества сельских населенных пунктов и поселков городского типа. Отсутствие регулирования расселения в соответствии с размещением производственных объектов (стихийность данных процессов).

Концепт, идея управленческого решения проблемы для программы действий:

  • Проведение политики равномерного распределения миграционных потоков на территории РФ при помощи оказания государственной поддержки переселенцам.
  • Создание социально-экономической базы для привлечения и закрепления населения в сельской местности.
  • Создание благоприятных условий жизнедеятельности для специалистов, приезжающих работать в сельскую местность. Создание условий, способствующих закреплению молодежи на селе.
  • Воссоздание системы распределения для студентов, обучающихся за счет бюджета, с обязательной отработкой нескольких лет по месту распределения. 
  • Формирование внутреннего производственного рынка импорто-конкуренции. 

Концепт, идея управленческого решения проблемы для Конституции страны - ввести управление миграцией в качестве функции (сферы ответственности) государства.

ЭФФЕКТИВНОСТЬ СИСТЕМЫ УЧЕТА МИГРАНТОВ
Здесь проблема заключается в недостаточной развитости системы учета внутренней миграции и ее контроля. Организационные и
бюрократические трудности регистрации, краткий срок регистрации, меняющиеся правила регистрации. Концепт-идея управленческого решения проблемы для программы действий - упрощение процедуры регистрации, закрепление ее в федеральном законе.

НАЛИЧИЕ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПРОГРАММЫ РАССЕЛЕНИЯ ПО ТЕРРИТОРИИ РФ
Проблемы: деформация структуры расселения по территории России. Отток населения из периферийных районов РФ (приграничных территорий, районов Крайнего Севера, Сибири и Дальнего Востока). "Центростремительные" тенденции (приток населения в Центральный ФО)

Концепт, идея управленческого решения проблемы для программы действий:

  • Определение стратегически важных для страны регионов, в которые необходим приток мигрантов (приграничные регионы, районы Крайнего Севера и приравненных к ним местностей, Сибирь, Дальний Восток), а также политика рурбанизации.
  • Планирование потребностей регионов в мигрантах и прогнозирование миграционных процессов.
  • Решение комплекса проблем, связанных с жилищным обустройством и трудоустройством мигрантов, переселяющихся в стратегически важные регионы.
  • Разработка системы мер государственной поддержки граждан РФ, вынужденно покинувших места постоянного жительства в результате стихийных бедствий и техногенных катастроф.

Концепт, идея управленческого решения проблемы для Конституции страны - ввести обязанность государства создавать условия для участия физических лиц в программах переселения, осуществляемых собственниками предприятий, работодателями.

ДОЛЯ ОСВОЕННЫХ ТЕРРИТОРИЙ (размещение объектов социальной и инженерной инфраструктуры).
Проблема - снижение допустимого уровня освоенности ряда территорий РФ.

Решение: 

  • Сокращение дифференциациив уровне экономического развития различных регионов страны.
  • Сбалансированность территориального развития регионов.
  • Разработка и реализация долгосрочной стратегии хозяйственной деятельности, инфраструктурного обустройства стратегических регионов.
  • Стимулирование развития социальной и инженерной инфраструктуры, дорожной сети.  

Концепт, идея управленческого решения проблемы для Конституции страны - ввести ответственность государства за региональное развитие, т. е. за освоенность и обустроенность территории, планирование и управление расселением и размещением производительных сил, за своевременное и опережающее развитие государственно значимых инфраструктур энергетики, транспорта, информации и связи.


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
1867
9712
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика