Интервью Степана Сулакшина изданию Работа.ру

Интервью Степана Сулакшина изданию Работа.ру

Гендиректор Центра научной политической мысли и идеологии Степан Сулакшин дал интервью изданию rabota.ru, комментируя проведенное в Центре исследование уровня реальных доходов населения России.


Степан Степанович, в одной из статей на официальном сайте Центра утверждается, что сейчас средняя зарплата в России ниже, чем в 2007 году. Расскажите, пожалуйста, подробнее о методологии: как эксперты Центра пришли к такому выводу?

За основу взяты данные о номинальной и реальной заработных платах, представленные на сайте Росстата. Номинальная выражается в рублях и, в отличие от реальной, включает инфляцию. Реальная заработная плата, выраженная в процентах, уже избавлена от показателя инфляции. За точку отсчета взят 2000 год, затем с учетом темпов роста реальной заработной платы цифра пересчитывается по годам. Тем самым мы получаем заработную плату в фиксированных ценах базового года (2000). 

Что значит «реальная заработная плата»?

Реальная заработная плата (точнее, ее прирост, или индекс) вычисляется как отношение прироста номинальной зарплаты к приросту инфляции (индексу потребительских цен). Допустим, год назад вы получали 20 000 руб. Прошлый год мы принимаем за базовый. За год номинальная зарплата выросла до 22 000 (по отношению к предыдущему периоду это будет 110%), а цены выросли на 15% (115% от прошлогодних). Тогда получится, что индекс реальной заработной платы равен 110/115 ≈ 95,65%. Значит, ваши реальные доходы за год сократились на 4,35%, а ваша реальная зарплата в прошлогодних ценах составляет 20 000 x 0,9565 = 19 130 руб.

Однако этот показатель выражен в национальной валюте, которая была девальвирована в 2008 и начале 2014 года. Соответственно, полученная в рублях заработная плата пересчитывается в долларах США по курсу на конец года. Тем самым мы получаем заработную плату в фиксированных ценах в иностранной валюте, что отражает реальный уровень дохода населения, покупательную способность на внешнем рынке и стоимость рабочей силы в России для международного сравнения.

За базовый может быть взят любой год. Так, к примеру, в ценах 2013 года средняя заработная плата в России в начале 2014 года составляла $849,6, в 2007 — $919, в 2000 — $313,3. В ценах 2000 года (соответственно для 2000 года) — $78,9, для 2007 года — $231,6, для начала 2014 – $214,1.

Средняя номинальная зарплата в России за 2013 год составляла 29940 руб. На каком уровне находятся реальные доходы населения? Какую роль в этом играет курс рубля?

За 2013 год реальные доходы выросли в рублях на 105,2%, однако при снижении курса рубля происходит снижение доходов в иностранной валюте. Иными словами, если население потребляет только продукты отечественного производства, оно не почувствует колебания валют. Но в случае, когда граждане приобретают импортную продукцию (авто, техника) и выезжают за рубеж, их покупательная способность оказывается ниже. Так, средняя в 2013 году заработная плата по России по курсу рубля на конец 2013 года составляла $917, за месяц она снизилась и достигла $849,6. К примеру, если бы девальвации 2008 года не было, и курс доллара остался бы на уровне конца 2007 г., текущая средняя зарплата в 2013 году составила бы $1219,6, при курсе рубля 2012 года — $985,8, но при курсе, установленном в январе, — $849,6.

Эксперты Центра утверждают, что снижение зарплат вызвано специально: это одна из целей снижения курса нашей валюты. Для чего и кому это понадобилось?

Развивающиеся рынки традиционно в первую очередь привлекательны низкой оплатой труда, что снижает себестоимость производимой на их территории продукции. При достижении определенной цены на труд иностранному инвестору выгоднее передислоцировать производство. Таким образом, в первую очередь снижение стоимости труда выгодно иностранному инвестору, так как себестоимость продукции оказывается ниже.

В привлечении инвестиций заинтересовано государство, так как именно инвестиции призваны обеспечить экономический рост России. Однако баланс интересов между населением и государством необходимо соблюдать, а когда проводимая мера явно свидетельствует об ущемлении населения в пользу интересов государства или крупного бизнеса, тогда можно смело утверждать, что политика проводится в русле либеральной парадигмы.

Но здесь также следует помнить, что иностранные инвестиции в Россию в меньшей степени являются вложениями иностранцев, а в большей — возвратом выведенного через офшоры российского капитала. Тем самым иностранный инвестор в снижении оплаты играет не самую важную роль. Более в понижении оплаты труда заинтересован крупный российский бизнес, прибыль которого ограничивается ростом зарплат. Особенно это касается компаний, ориентированных на экспорт и получающих выручку в долларах США.

Национальный производитель, ориентированный на внутренний рынок, не выигрывает от колебания валют: поскольку выручка рассчитывается в рублях, то и себестоимость труда в таком случае для него не изменится.

А на самом деле — существует ли в России проблема дороговизны рабочей силы?

Вопрос об уровне оплаты рабочей силы или о доле фонда оплаты труда в структуре баланса предприятий или о доле оплаты труда в структуре ВВП страны имеет несколько измерений.

Первое — гуманитарное измерение. Если рабочая сила недооплачена, то ее воспроизводство происходит неполноценно. В этом отношении вопрос о производительности труда, о психологических мотивациях, о демографическом поведении людей наемного труда в масштабах страны решается неудовлетворительно, что наносит значительный макроэкономический и общегуманитарный социально-политический ущерб устойчивости и успешности развития страны.

Второе — размер оплаты труда влияет на персональную мотивацию работника. Существует нелинейная или непрямая зависимость индивидуальной мотивации, а значит, и самой производительности труда. Цивилизационная особенность русских (российских) работников заключается в том, что до уровня примерно одной тысячи долларов США в месяц мотивация от уровня зарплаты практически не зависит. Поэтому незначительное повышение не создает стимула для более производительного труда сотрудника.

В целом если сравнивать так называемую зарплатоемкость ВВП России с другими сопоставимыми странами (это отношение совокупной оплаты труда в стране к ее ВВП), то вывод для нашей страны неутешителен. У нас труд недооплачен не просто на проценты, а в два и более раза. Это означает, что разделение валовой добавленной стоимости между работником и частным собственником или работодателем значительно искажено в ущерб интересам наемного труда. История четко показывает, какое социальное напряжение возникает в итоге и какие угрозы могут впереди расшатывать политическую стабильность нашей страны.

Но не таит ли увеличение зарплат россиян опасности для экономики? Например, в виде инфляции или снижения инвестиционной привлекательности российских предприятий?

В условиях значительной недооплаты труда опасения снижения так называемой инвестиционной привлекательности российских предприятий имеют смысл только в рамках либеральной позиции, впрочем, почти официальной в нашей стране, но которая является глубоко ошибочной. В ее рамках предполагается, что основные инвестиции, необходимые для развития экономики страны, должны поступить из-за рубежа, и, якобы сравнивая социальный пакет баланса предприятий с нормой доходности со странами Юго-Восточной и Центральной Азии, потенциальный западный инвестор расценивает российские предложения как неконкурентоспособные.

Ошибок здесь две. Первая — западные инвестиции в Россию не приходят не в связи с инвестиционной непривлекательностью или так называемым инвестиционным климатом, а в связи с политическими стратегиями Запада.

Вторая — инвестиционный дефицит в России, измеряемый сотнями млрд долларов США в годовом исчислении, обусловлен вовсе не неактивностью внешнего инвестора, а фактическим устранением государства от внутреннего суверенного инвестирования: как бюджетного, так и частного, но мотивированного специальными государственными методами.

Демонетизация (перемещение значительной части денежной массы из активной части, т. е. оборота, в пассивную, т. е. в накопления, в данном случае — в Резервный фонд и Фонд национального благосостояния, а также подавленная эмиссия Центробанком — прим. ред.) российской экономики, безумно высокая ставка рефинансирования Центробанка практически свернули необходимый кредитно-инвестиционный портфель в национальной финансовой системе. Величина демонетизационных изъятий из суверенного финансового оборота достигает триллионов долларов. Поэтому проблема недоинвестирования России, если и связана, как кому-то кажется, с высокой оплатой труда, — надумана и неадекватна.

Опасение, что повышение оплаты труда вызовет ускорение инфляции, ничем не обоснованно. Причины заключаются в том, что инфляция рождается на сопоставлении платежеспособного спроса и предложения товаров и услуг. Но повышение оплаты труда кроме того, что попадает в потребительский спрос, поступает также в накопление населения, которое в свою очередь поступает на депозиты банков и помогает им наращивать депозитно-кредитную эмиссию, которая в том числе идет на инвестиционное кредитование, развитие основных фондов и увеличение количества товаров и услуг.

По моделям российской экономики в условиях сильнейшей разбалансировки оплаты труда, ее заниженности, рост оплаты труда приведет к снижению инфляции за счет стимулирования инвестиционно-кредитного предложения на инвестиционных рынках. Поэтому заниженная оплата труда порождает целый ряд глобальных национальных неурядиц: начиная от демографического кризиса и демотивации производительности труда и заканчивая дефицитом кредитного портфеля (так называемых длинных инвестиционных денег). Это глубокая макроэкономическая ошибка.

Низкая производительность труда в России — один из главных аргументов тех, кто считает наши зарплаты завышенными. Если сравнивать зарплаты с производительностью труда, то является ли труд россиян переоцененным или недооцененным?

Существует распространенное заблуждение, что повышение оплаты труда должно быть обязательно обусловлено повышением производительности труда. В диалоге «работодатель — наемный работник» последнему говорят: «Повысьте производительность труда — тогда мы повысим вам зарплату». При этом возникает заметное лукавство: производительность труда в современных условиях зависит не только от личной мотивации работника. Она также зависит еще от двух очень важных факторов, за которые ответственен сам работодатель и государственная политика, либо мотивирующая его на дальнейшие шаги, либо наоборот — демотивирующая.

Речь идет об инновационном обновлении основных фондов, которые могут быть более современные, автоматизированные, более производительные и о управленческих инновациях, меняющие логистику того или иного производства.

Оба этих фактора требуют инвестиционных расходов, которые, конечно же, несет собственник. Но если мотив собственника — выжимать как можно более высокую норму прибыли и использовать ее не для развития, а для накоплений и собственного потребления, в особенности в секторе роскоши, то эти факторы не работают.

Что касается фактора индивидуальной производительности труда, то уже было замечено, что особенность российского менталитета такова, что из двух факторов — мотивов, подвигающих человека на производительный труд — материальное и нематериальное поощрения — первое не работает. Ибо зарплата занижена в разы. И чтобы первый порог (прирост мотивации работника на прирост производительности труда) был преодолен, средняя оплата труда в России должна быть в районе 48-50 тыс. рублей в месяц по сравнению со средней оплатой ныне в 29 тыс. рублей в месяц.

Второе — моральная мотивация труда зависит от престижности человека труда в обществе, от того, какие, ценности тиражируются, как пропагандируются те или иные социальные архетипы поведения. Однако все очевиднее, что труд в России превратился из предмета доблести и геройства, как это была два десятка лет назад, в предмет насмешки и унижения: «Если ты такой умный, то почему такой бедный?», — именно это говорят ученому и работнику интеллектуального труда.

Сегодня пропагандируется другое — рента, труд финансиста, банкира, торговля. Пропагандируется также мнимый выигрыш миллиона на телевизионных подмостках. На этом фоне социологи отмечают: престижность труда и социальный статус человека труда в стране заметно снижаются.

Это очень тревожный сигнал, потому что исследования показали: нематериальная мотивация труда может быть даже более эффективной, чем оплата труда. Например, в Японии методы фирмы-семьи (пожизненного найма, специальных надбавок за выслугу лет и вклад в успех предприятия) работают очень эффективно. Это основано на цивилизационных традициях. В России эти традиции более сильны: так устроен русский человек, так сформировала его история в условиях сурового климата и коллективистского типа общежития. Однако этот национально доступный фактор сегодня практически не используется, а наоборот — демотивируется.

Важно, что закон опережения производительности труда прироста оплаты труда работает в условиях экономического равновесия первого и второго. В России это равновесие серьезно нарушено. Поэтому в разы следовало бы повысить оплату труда, не опасаясь негативных инфляционных процессов, как об этом говорилось выше.

И еще одно историческое наблюдение по странам и периодам: как только в стране начинала опережающими темпами резко наращиваться производительность труда, а оплата отставала — это заканчивалось социальными революциями. Причины понятны. И это прогноз для сегодняшней России, в которой степень эксплуатации человека наемного труда в разы выше сопоставимых стран, например, государств — членов G8.

Каковы последствия такой завышенной эксплуатации?

Во-первых, у людей, не имеющих достаточных средств на воспроизводство человеческого капитала, наблюдаются психологическая фрустрация, депрессия. Социальная энергетика таких людей существенно снижается, что влияет на производительность труда, на демографическое поведение, наконец, на пьянство. Поэтому не правы те, кто говорят, что причина смертности — в пьянстве. Оно само зависит от утраты смысла, надежды, потери какой-либо связи между своим трудом и уровнем жизни, утраты мотивации в жизни — это основные причины.

Во-вторых, эксплуатация, как уже говорилось, всегда приводит к росту социальной и политической напряженности. В частности, Россия в постреволюционный период и так находится на грани устойчивости. Слишком много еще новых несовершенных механизмов: порядков, правил жизни, и тут еще этот раздражающий и угрожающий фактор. Что происходит в постсоветской стране в подобных условиях и что, вероятно, ждет Россию, показывают текущие события на Украине.

Поэтому научный взгляд на проблемы оплаты труда таков: ее необходимо повышать. Это приведет к росту производительности труда, к оздоровлению социально-политической обстановки и к улучшению демографических показателей в нашей стране.

Зарплаты большинства работников находятся в ведении частных собственников. Как может, и может ли, государство поднять уровень оплаты труда таких сотрудников?

Государство может, во-первых, установить минимальную стоимость часа труда. Именно этой самой простой и общепринятой мере противятся российские либералы и лоббисты. Во-вторых, налоговые формулы могут быть построены в зависимости от структуры баланса предприятия. Например, так можно облагать налогом энергетические издержки и стимулировать энергосбережение. Точно так же можно стимулировать поддержку необходимой доли оплаты труда в доходах предприятия. Называется это регулированием рентабельности. Удивительно, но в самых доходных сырьевых областях рентабельность в России выше, чем в сопоставимых странах, в разы! Куда идет разница в виде дополнительной прибыли? В сверхдоход собственника. В России гармоничная и социально справедливая пропорция доходов собственника и наемного работника далеко еще не достигнута.

Источник


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
5243
17782
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика