Выступление Вардана Багдасаряна на Финам.фм 25 октября

Выступление Вардана Багдасаряна на Финам.фм 25 октября 25 октября профессор Багдасарян выступил на Финам.фм в программе Александра Веккера "Абсурды". Тема передачи "Выход из кризиса - война?".

***

ВЕККЕР: Как это ни абсурдно звучит, но есть некое всеобщее предчувствие глобальной войны, и связано это предчувствие с нынешним финансовым кризисом, выход из которого пытаются найти многие страны.

Замдиректора Центра политической мысли и идеологии Вардан Багдасарян считает, что эти темы тесно взаимосвязаны, потому что война – лучший выход из кризиса. Так ли это на самом деле? Может, есть альтернатива?

Здравствуйте, в эфире программа «Абсурды», в студии Александр Веккер. И у нас сегодня в студии замдиректора Центра политической мысли и идеологии Вардан Багдасарян. Здравствуйте, Вардан Эрнестович.

БАГДАСАРЯН: Здравствуйте.

ВЕККЕР: И к нам должен присоединиться в ближайшие несколько минут директор Института экономики РАН, главный редактор журнала «Мир перемен» Руслан Гринберг. Мы ждем с минуты на минуту.

Вы, уважаемые слушатели, также можете присоединиться к нашей беседе, мы ждем ваших вопросов и реплик по телефону – 65-10-996 (код города – 495), или пишите нам на сайт – finam.fm, на страничку программы «Абсурды».

Вардан Эрнестович, давайте сначала разберемся, что мы понимаем под этим финансовым кризисом? Очень много было об этом сказано в последние годы, но, тем не менее, все это напоминает некий не экономический кризис, а политический, и почему?

БАГДАСАРЯН: Вообще, если разбираться в самом понятии «кризис», изначально греки говорили: «Кризис – это поворотная точка». Если мы ведем речь не о неких флуктуациях, неких колебаниях, а именно о кризисе как явлении системном, то тут и обнаруживаются несколько проявлений. Первоначально действительно все акцентировали внимание на финансовые составляющие кризиса, говорили о сбое в американской системе ипотеки.

ВЕККЕР: Да-да.

БАГДАСАРЯН:
Потом уже речь пошла о кризисе, что это не просто финансовый, а кризис экономический, и теперь уже речь о том, что это кризис системный и кризис цивилизационный. Действительно, если разбирать причины всего этого явления, здесь, понятно, есть несколько составляющих.

ВЕККЕР: Какие?

БАГДАСАРЯН: Конечно, есть составляющая и экономическая. Линдон Ларуш еще в 70-е годы предупреждал, что движение по тому пути, по которому пошла западная финансовая система, это продуцирование фантомной экономики, основанной на действии финансовых институтов. Тривиально говоря, что напечатать долларов можно сколько угодно, но это в конечном итоге приведет к взрыву – то, что и происходит.

Есть составляющая геоэкономическая. Геоэкономическая составляющая заключается в том, что сложился некий центр (условно) центр этот паразитарный, в нем преимущественно развиваются сервисные отрасли, а под вывеской сервиса скрывается в значительной степени имитация труда, в значительной степени скрываются финансовые институты. Достаточно посмотреть структуру занятости того же американского населения, населения европейских стран: многие заняты не в сферах реальной экономики.

ВЕККЕР: Они не производят реальный продукт?

БАГДАСАРЯН: Не производят продукт. А вместе с тем, значит, сброшен концепт постиндустриализма, якобы мир идет в направлении постиндустриализации – не весь мир. Значительный эффект постиндустриализма заключался в том, что реальный сектор экономики, индустриальный сектор, оказался перемещен в страны по периферии: прежде всего, в страны Дальнего Востока…

ВЕККЕР: Китай, Индия.

БАГДАСАРЯН: Китай, Индия, другие так называемые дальневосточные…

ВЕККЕР: Там, где дешевая рабочая сила.

БАГДАСАРЯН: Да. И они, по сути дела, кормят вот этот мировой центр. Возникает некая диспропорция: потребности и запросы этого мирового центра растут, и в результате происходит сбой, сил остального мира для прокормления этого центра уже не хватает. Это второе проявление кризиса.

Есть политическое проявление кризиса. Мы зачастую анализируем кризис, исходя из тех реалий, описаний тех методологий, которыми мыслил еще Карл Маркс. Но система изменилась, с 1972 года утвердилась так называемая Ямайская валютная система. Она заключается в том, что, в общем, денежная масса не привязана к реальной экономике. Можно напечатать долларов столько, сколько угодно, и их прочность зависит от фактора психологического. В значительной степени, кстати говоря, в «холодной войне» не учел Советский Союз, новые эти реалии, и по сути дела, в финансовом отношении в начале 80-х годов и переиграли, запустив печатный станок.

Поэтому, говорят, что кризис – это нехватка финансовых ресурсов, но в этой системе сколько угодно финансовых ресурсов.

ВЕККЕР: Деньги есть всегда.

БАГДАСАРЯН: Сколько надо, столько и напечатают. Но мы видим что? Видим, что на выходе из каждого кризиса, крупного кризиса, мировой политический центр только усиливался. Мы можем посмотреть ситуацию после Первой мировой войны, после Второй мировой войны. До Второй мировой войны 40% промышленного производства было в Соединенных Штатах Америки – много. После Второй мировой войны – 62%. После Второй мировой войны США стали жизненным центром, во всяком случае, западного мира. До Второй мировой войны этого не было. Мы смотрим по другим кризисам: выход из кризиса политический заключался в усилении этого центра.

Поэтому есть версия объяснительная – то, что кризис, в значительной степени продуцируется политически, вызывается политическими средствами, чтобы при выходе из кризиса усилить соответствующего политического актора.

И наконец, последнее из проявлений – это проявление такое мировоззренческо-культурное. Это, по сути, кризис той модели, той цивилизации, которая была основана (эта цивилизация) ростом потребности, потребительской культуры: жить за счет будущих поколений, жить в долг, с низкой мотивацией мировоззренческой и ценностной на труд. И вот эта модель роста потребностей неукоснительного при нежелании к труду дала в итоге сбой...


Слушать запись программы >>>


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
3579
16389
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика