Дело ЮКОСа: покой нам только снится

Дело ЮКОСа: покой нам только снится

«Лед тронулся», дело ЮКОСа сдвинулось с мертвой точки. Почти 10 лет потребовалось на то, чтобы суд в Гааге разобрался в обстоятельствах дел по ЮКОСу. Размер компенсации в 50 млрд. долларов, который обязали выплатить Россию по решению гаагского суда является беспрецедентной суммой. Можно предположить, что это очередная волна санкций против России. Эксперты полагают, что суд в Гааге не такой уж и непредвзятый, и более того, находится под критическим влиянием Великобритании и США.

28 июля Международный арбитражный суд в Гааге (Permanent Court of Arbitration, PCA) вынес вердикт по делу ЮКОСа, который постановил России выплатить истцам 50 млрд. долларов, а также компенсировать судебные издержки в 65 млн. долларов. Истцом выступила компания GML (ранее Group Menatep Limited), принадлежащая бывшим акционерам ЮКОСа Леониду Невзлину и Владимиру Дубову, которые изначально настаивали на компенсации в 114 млрд. долларов. Главный лейтмотив претензий Невзлина и Дубова к РФ в том, что государству было напрямую выгодно банкротство ЮКОСа в лице ключевого актива компании «Юганскнефтегаз», так как вскоре после торгов, компания перешла под контроль государственной «Роснефти».

Необходимо напомнить, что дело ЮКОСа тянется с 2003 года, когда в РФ был арестован президент и основной акционер компании Михаил Ходорколвский. В этом же году дело о неуплате налогов было возбуждено против самой компании. Через аукцион в 2004 году государство продало генеральный актив ЮКОСа «Юганскнефтегаз». По официальным данным деньги с продажи пошли в счет долгов за неоплаченные налоги. Купила тогда компанию фирма-однодневка «Байкалфинансгруп», которая спустя несколько дней перепродала «Юганскнефтегаз» государственной компании «Роснефть». В 2005 году Ходорковский, находясь под стражей, продал партнерам свою долю в GML, объединяющей в то время акционеров ЮКОСа, и с тех пор не принимал никакого участия в борьбе за компанию. В 2006 году ЮКОС был объявлен банкротом, а в 2007 году официально компания была ликвидирована. 

"Я приветствую решение арбитражного суда в Гааге и рад, что справедливость восторжествовала", - отметил Леонид Невзлин в своем комментарии Би-би-си. Однако эксперты отмечают, что вряд ли именно сейчас решение суда было бы принято в пользу GML, если бы не сложные геополитические отношения России, США и ЕС. Дело могло бы еще тянуться до бесконечности, но именно сейчас выносится положительное решение.

С одной стороны, можно предположить, что оказывая влияние на решения гаагского суда США и Великобритания хотят насолить России, втянуть в долговую яму, учитывая ощутимую сумму компенсации ЮКОСу для российского бюджета, поэтому и негласно протежировали это дело, особо не интересное ранее ни одной, ни другим сторонам.

С другой стороны, по решению гаагского суда, «если Россия не заплатит, у компании есть право требовать ареста любой коммерческой собственности РФ на территории любой стран-участниц Нью-йоркской конвенции по исполнению международных арбитражных решений», - заявил исполнительный директор GML Тим Осборн. Конвенцию, о которой идет речь, признают в 150 странах. Москва ратифицировала конвенцию в 1960 году. А это уже посерьезней, чем просто насолить. Здесь, можно допустить тот факт, что удовлетворительное решение по делу ЮКОСа в гаагском суде, - один из шахматных ходов в партии Россия – США + ЕС, где желаемый результат противника экспроприация собственности РФ за рубежом. Это мнение подтверждает адвокат Эмманюэль Гайар из юридической компании Shearman & Sterling, который представлял в суде интересы экс-акционеров ЮКОСа. Он заявил, что «принцип, в соответствии с которым контролируемые государством предприятия представляют интересы этого государства, уже был использован Западом, когда были введены санкции против России в связи с украинским кризисом. Например, "Роснефть" стала мишенью для санкций США».

Сергей Марков, доверенное лицо Путина оценивает это решение «как один из элементов беспрецедентной травли в отношении России, которая происходит последние месяцы».

Министерство финансов России также не согласно с выводами инстанции и сообщило о подаче жалобы на решение суда. "Выводы Третейского суда вступают в прямое противоречие с заключениями составов двух палат Европейского суда по правам человека, - отметили в министерстве. - Российская Федерация ни в одном из своих более чем 50 международных соглашений о защите капиталовложений не давала согласия на третейское разбирательство споров с инвесторами до ратификации такого международного соглашения, поскольку это противоречило бы российскому законодательству", - прокомментировали в Минфине России.

Что примечательно, президент РФ Владимир Путин данное решение суда никак не комментирует. Однако, неназванный источник в Кремле заявил, что «решение по ЮКОСу было незначительным на фоне обострения геополитического противостояния в связи с ситуацией на Украине». Он также добавил, что «грядет война в Европе. Неужели вы действительно думаете, что это важно?».

Что касается беспрецедентной суммы компенсации, то по мнению «Коммерсанта» она «включает стоимость 70,5% ЮКОСа на момент окончания конкурсного производства в компании в 2007 году, оцененную на базе биржевых индексов нефтегазовых компаний в $61 млрд (стоимость доли GML — $42,6 млрд) плюс потенциальные дивиденды в размере 52 млрд долларов, которые GML могла получить в 2003-2014 годах. Признав, что действия ЮКОСа все же могли «частично» привести к банкротству, суд вычел из получившейся суммы 25%». Однако эксперты подвергают сомнению эти цифры, апеллируя к тому, что ЮКОС никогда не стоил 50 млрд долларов. «Чуть более 30 млрд долларов стоил весь. Они даже говорили, когда с «Сибнефтью» объединялись, что 50 млрд - это цель, к которой они должны прийти», - считает экономист брокерской конторы Alpari Limited Андрей Разуваев.

Вердикт суда, инициированного 10 лет назад, был вынесен только сейчас, когда обострился украинский кризис и все страны Западного Альянса заняты принятием решения о том, какие именно санкции будут введены против России. Вопрос о том, как Россия будет реагировать на данное решение суда в корне ничем не отличается от вопроса о том, как наша страна будет защищаться от всех остальных рестрикционных мер со стороны США и ЕС. Готова ли Россия к тому, чтобы отказаться от так легко принятой государственной властью в 80-е годы идеи синергии, интеграции в западный мир, которая до сих пор доминирует в умах российской элиты? Готова ли Россия встать на новый путь индустриального развития в условиях новой автаркии? Ответы на эти вопросы зависят, прежде всего, от действий того самого правительства, против которого и вынесено решение гаагского суда.

Подготовила Ольга Регина


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
2735
13323
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика