Договор Россия – Южная Осетия: значение и последствия

Договор Россия – Южная Осетия: значение и последствия

Анастасия Капитонова

Подписанный Владимиром Путиным и президентом Южной Осетии Леонидом Тибиловым договор о союзничестве и интеграции – поворотный момент в истории южноосетинского народа. Возникает вопрос: что он нам несет, этот поворот, пропасть или взлет? Что в действительности значат и о чем свидетельствуют достигнутые договоренности?

Вариант 1. Глубокая интеграция с последующим вхождением в состав РФ

Подобный договор о союзничестве и стратегическом партнерстве в ноябре 2014 года был заключен между Россией и Абхазией. Эксперты уже поспешили окрестить эти договоренности «близнецами - братьями», однако это не совсем так. Уже из названия договора ясно, что условия соглашений несколько отличаются друг от друга. Предпочитая в отношении Южной Осетии термин «интеграция, а не «стратегическое партнерство» как в случае с Абхазией, Россия четко обозначила тон союзнических отношений.

Первоначальный вариант договора, подготовленный российской стороной в январе 2015 года, позволяет судить о характере этой интеграции. В статье 2 представленного проекта были заявлены основные цели союзничества, в частности пункт 11:

Конечной целью создания максимального интегрированного пространства между Договаривающимися Сторонами является юридическое оформление вхождения Республики Южная Осетия в состав Российской Федерации, как отдельного субъекта Федерации, путем всеобщего волеизъявления народа Республики Южная Осетия (Референдума). 

Предложив подобный план интеграции, Россия конкретно обозначила свои намерения, которые, в целом, совпадают с чаяниями осетинского народа, мечтающего о воссоединении. Но сравнительно недавнее возвращение Крыма на Родину, окрылившее осетинских мечтателей, в то же время подрезало крылья российским элитам, осознавшим, что за такие братские воссоединения придется жертвовать собственными капиталами. 

В конечном итоге договаривающиеся стороны отказались от публичного заявления подобных целей. Подписанные соглашения вообще лишены сколь-нибудь острых формулировок, указывающих на перспективу вхождения Южной Осетии в состав России. Оно и понятно, в ближайшее время данная перспектива не только нереализуема, но и нежелательна.

Россия, оказавшаяся в конфронтации с Западом из-за присоединения Крыма, разного понимания природы украинского кризиса, своей роли в этом кризисе, оказалась в тяжелом геополитическом положении. Которое, помимо всего прочего, осложняет и внутриполитическую ситуацию в стране. Сегодня, достигнув хрупких компромиссов в отношении с Западом, она не готова взять на себя дополнительные риски. Несмотря на то, что Грузия, которая считает Южную Осетию частью своих территорий, интересна Западу гораздо меньше, чем Украина, западные политики не упустят возможности обвинить Россию в агрессии и нарушении международных правил. 

Поэтому, даже если предположить, что от намерений по присоединению Южной Осетии Россия отказалась лишь формально, подобный вариант развития событий в обозримом будущем вряд ли возможен.  

Вариант 2. Поддержка развития государственности Южной Осетии

Независимость Южной Осетии кроме России признали Венесуэла, республики Науру и Никарагуа, а также другие непризнанные государства. В подписанном документе Россия обязуется:

Всемерно способствовать развитию международных связей Республики Южная Осетия, включая расширение круга официально признавших ее государств, и созданию условий для вступления Республики Южная Осетия в международные организации и объединения. 

Следует ли из этого, что Российская Федерация будет реально содействовать укреплению государственности Южной Осетии?

Исходя из условий подписанного договора ясно, что такой цели у России нет: обязуясь оказывать всемерную помощь непризнанной республике, она еще больше лишает ее самостоятельности. 

Во-первых, Южная Осетия утрачивает возможность иметь собственную армию и проводить самостоятельную внешнюю политику. Договор, заключенный с Южной Осетией, возлагает ответственность за оборону и безопасность республики целиком на Российскую Федерацию:

С этой целью отдельные подразделения Вооруженных Сил и органов безопасности Республики Южная Осетия входят в состав Вооруженных Сил и органов безопасности Российской Федерации по согласованию Договаривающихся Сторон. 

Для сравнения, российско-абхазские договоренности предусматривают совместные усилия по обеспечению внешней безопасности республики – декларируется создание объединенной группировки войск отдельных частей ВС Российской Федерации и ВС Абхазии. (ст. 2).

Во-вторых, Российская Федерация берет на себя функции регулирования социальной и гуманитарной сфер. Россия гарантирует повышение зарплат, пенсионное обеспечение и социальное страхование граждан РФ, постоянно проживающих на территории Южной Осетии. С учетом упрощенного порядка получения российских паспортов для жителей республики это будет означать монополизацию Россией государственного управления социальной сферой. Например, в Абхазии 90% населения имеют российские паспорта и получают российские пенсии и пособия. 

Также договор предусматривает тесное сотрудничество в развитии образования и науки. Принимающиеся в этой сфере нормативно-правовые акты должны корреспондировать с законодательством РФ об образовании (ст.7-10). 

В-третьих, Российская Федерация оказывает содействие (главным образом финансовое)  в развитии Республики Южная Осетия в рамках инвестиционных программ социально-экономического развития (ст. 12). 

Таким образом, условия «тесного сотрудничества» во всех этих сферах способствуют сохранению статуса Южной Осетии как ручного государственного образования.

Вариант 3. Подписание договора – ответ России действиям НАТО в Грузии

Наиболее вероятным представляется то, что подписанный договор детерминирован геополитическим фактором, а именно активизацией деятельности НАТО в Грузии. 

Политика России в отношении Абхазии и Южной Осетии – следствие противоборства в треугольнике «НАТО – Грузия – Россия», а если смотреть более масштабно –  глобального противостояния России и НАТО. 

С одной стороны, НАТО, заигрывая с Грузией, пытается повлиять на внешнюю политику России. Формально поддерживая устремления Грузии получить членство, НАТО не дает ей никаких гарантий, в частности отказывает в предоставлении «Плана действий по подготовке к членству» (MAP). Вместо этого на саммите в Уэльсе в сентябре 2014 года НАТО предложила Грузии «пакет усиленного сотрудничества», а в ноябре начала подготовку к созданию учебного центра на территории Грузии.

С другой стороны, расценивая эти действия как прямую военную угрозу для Абхазии и Южной Осетии, а значит, покушение на сферу российских внешнеполитических интересов, Россия предпринимает ответные шаги – подписание двусторонних договоров. В финансовом и военно-политическом отношении эти республики и раньше находились в прямой зависимости от России. Заключение подобных соглашений – символический жест, демонстрирующий решимость защищать свои геополитические интересы даже в условиях сложившейся политической изоляции.


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
1258
4290
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика