Грозит ли рост бедности социальными беспорядками?

Грозит ли рост бедности социальными беспорядками?

В 1 кв. 2015 г. число бедных в РФ резко увеличилось и достигло 22,9 млн человек. Однако проблема не в падении уровня дохода, а в социальной несправедливости.

В России основная масса граждан с доходами ниже прожиточного минимума вовсе не является люмпенизированными безработными, сидящими на пособиях и не желающими что-либо менять. По материалам выборочного обследования бюджетов домашних хозяйств, проведенного Росстатом РФ в 2013, 65% бедных – это экономически активное население (из них безработных только 2%). 64% бедных семей имеют детей (33% – одного ребенка, 22% – двух детей,  9% – три и более). 28% малоимущего населения проживает в городах с населением менее  50 тыс. человек, 41% – в сельских поселениях. 

Таким образом,  малоимущий человек в РФ – работающий семьянин, проживающий с женой и детьми в небольшом городе или деревне. От своих чуть более богатых соседей он отличается незначительно – за черту бедности этой части населения перешагнуть довольно легко. Достаточно, например, одному из супругов потерять работу или попасть под сокращение зарплаты. Натуральное хозяйство и теневой сектор экономики в виде поездок на заработки в Большой город не дадут умереть с голода, скорее всего. Но на статистику повлияет скачкообразно, так как потенциальных бедных довольно много. Что и наблюдается в 1 кв. 2015 г., когда численность населения с доходами ниже прожиточного минимума подскочила с 11% сразу до 16%:


Теоретически низкий уровень жизни может привести к социальным волнениям, но новейшая история России показывает, что рейтинг власти не особенно зависит от экономических факторов:


Для социальной стабильности гораздо опаснее социальное расслоение – так исторически сложилось – у русских обостренное чувство справедливости. В настоящее время Коэффициент Джини для РФ равен 0,42 (по расчетам Росстата РФ). Для сравнения, Коэффициент Джини для Китая – 0,47; США – 0,45; для Японии – 0,38 (по данным CIA TheWorldFactbook) – цифры сопоставимые, однако в России отношение к богатым несколько иное, крайне отрицательное.

Динамика Коэффициента Джини и Коэффициента фондов (отношение доходов 10% беднейших слоев населения и 10% самых богатых) показывает, что с 2007 г. социальное расслоение медленно уменьшается:


Применительно к 2013-2015 гг. сокращение дифференциации денежных доходов означает, что бедные и богатые беднеют синхронно, богатые даже чуть-чуть быстрее. Однако косвенные показатели опровергают эту гипотезу.

Во-первых, в кризисы (а с 2007 по 2015 гг. их было минимум два) беднеют обычно бедные, богатые богатеют еще более стремительно. В качестве иллюстрации – социальное расслоение в США с 1946 по 2012 гг. (данные Вашингтонского центра):


Во времена экономических неурядиц между Top 1% и  Bottom 90% разверзается пропасть.

Во-вторых, показатели потребления бедных слоев населения, среднего класса и элиты имеют разнонаправленную динамику. Например, рынок легковых автомобилей сокращается третий год подряд, а продажи машин премиум-класса растут (в 1 кв. 2015 г. Порше показал рост 27%, Лексус – 10%, Мерседес – 0,2%).

В-третьих, в 2015 г. выросло не только число бедных – количество долларовых миллиардеров в России стало почти в 2 раза больше, чем было в 2007 г., и в 3,5 раза больше, чем в 2004 г.:


Скорее всего, рост дифференциации денежных доходов остановился в 2007 г. по причинам сугубо техническим: доход элиты стал настолько отличаться от дохода большинства населения РФ, что Росстат стал обрезать эти значения как экстремальные.

Таким образом, актуальная задача властей заключается не в борьбе с бедностью как таковой, а в том, чтобы россияне не осознали, насколько непреодолимая пропасть пролегла между ними и элитой.

Артём Конопелько


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
4367
18869
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика