Я устал, я ухожу...

Я устал, я ухожу...

Вчера, 2 июня, король Испании Хуан Карлос I отрёкся от престола в пользу старшего сына Фелипе, принца Астурийского. Тайны мадридского двора (в прямом смысле слова) не позволяют однозначно ответить на вопрос, что стало причиной такого шага. Среди выдвигаемых версий - состояние здоровья, тяжёлая экономическая ситуация, осложнение политической ситуации в Каталонии.

Комментирует эксперт Центра научной политической мысли и идеологии Игорь Путинцев

Король Испании не имеет никаких самостоятельных полномочий и не несёт ответственности за государственную политику. Как и в других конституционных монархиях Европы, его деятельность до недавнего времени не подвергалась активной публичной критике.

Более того, в отличие от большинства европейских монархов, Хуан Карлос I – историческая фигура. Он был в центре событий во время политических реформ в Испании после смерти Франко.

То, что эти реформы прошли мирно и спокойно, обеспечило королю высокую популярность у населения, сохранявшуюся на протяжении десятилетий. СМИ умело поддерживали положительный образ короля: в заслугу ему ставились демократизация страны и волевое поведение во время попытки государственного переворота в 1981 г.

Ситуация изменилась в последние годы. Фигура короля перестала быть неприкосновенной для СМИ, а в городах прошли многотысячные митинги в поддержку отмены монархии. Формальными поводами для протестов и критики стали два скандала: участие короля в охоте на слонов в Ботсване и коррупционное расследование в отношении зятя Хуана Карлоса. Казалось бы, не самые значительные поводы привели к заметному падению поддержки короля у населения: если в начале 2012 г. деятельность короля получала одобрение 75 % населения, то в начале 2013 г. этот показатель упал до 50 %. В январе 2014 г. лишь 41 % опрошенных подтвердили, что относятся к королю «хорошо» или «очень хорошо», а 62 % поддержали идею о передаче королевских прав наследному принцу Фелипе. О поддержке монархии как института заявили лишь 49,9 % опрошенных.

Скандалы, бросающие тень на Хуана Карлоса, не являются сами по себе столь значимыми событиями, которые непременно должны были привести к значительному падению популярности и тем более к отречению. Главной проблемой для Хуана Карлоса стало то, что эти скандалы случились крайне не вовремя.

Испания очень тяжело переносит последствия финансового кризиса: уровень безработицы с конца 2007 г. по начало 2014 г. вырос с 8 % до 26 %, причём в среде молодёжи этот показатель достигает 54 %. В стране растут протестные настроения, направленные не только против какой-либо из системных партий, но и против политической элиты в целом: так, на выборах в Европарламент в мае 2014 г. суммарная поддержка двух главных партий упала с 81 % до 49 %, а поддержка крайне левых сил, выступающих за отмену монархии, возросла с 4 % до 18 %. Неудивительно, что в этих условиях скандалы вокруг Хуана Карлоса привели к широкому недовольству.

Лично Хуану Карлосу рост протестных настроений напрямую не угрожал: в его правление две крупнейшие партии Испании не допустили бы отмены монархии. (Во-первых, они являются основными бенефициарами действующей политической системы и не заинтересованы в её изменении, а, во-вторых, король является символом единства Испании в условиях усиления сецессионистских настроений в Каталонии). Однако падение общественной поддержки короля и монархии ставит под вопрос сохранение династии в будущем. Если широкое недовольство монархией станет постоянным, то со временем крупнейшим партиям Испании будет сложнее сохранять приверженность монархической форме правления.

Видимо, с учётом этих соображений Хуан Карлос и принял решение об отречении. Непременной предпосылкой для сохранения монархии в западноевропейских обществах и странах Содружества является то, что монарх, лишённый реальной власти, выступает как символ единства общества. Если в обществе нет единства взглядов в отношении монархии (как это наблюдается, например, в Австралии), то монархия существует в «подвешенном» состоянии. Испанская монархия, которая возникла в её современном виде позже, чем другие европейские монархии, ещё должна пройти проверку временем, чтобы стать неоспоримой государственной традицией. Хуан Карлос приложил к тому немало усилий: в конце 1970-х – начале 1980-х гг. ему удалось сохранить престол в условиях коренной трансформации политической системы, а сейчас он принял решение пожертвовать личными интересами в пользу интересов династии.

Наследный принц Фелипе сейчас является более популярным, чем действующий король. Он ведёт относительно скромный образ жизни и не замешан ни в одном скандале. Передача престола сыну будет подаваться как широкий жест, шаг навстречу обществу, призванный не допустить раскола по вопросу о монархии. Это повышает шансы на сохранение испанской монархии в будущем.

При этом отречение Хуана Карлоса неправомерно ставить в один ряд с отречением королевы Нидерландов Беатрикс и короля Бельгии Альберта II в 2013 г. В случае Хуана Карлоса определяющими были политические мотивы, в то время как монархи Нидерландов и Бельгии руководствовались не политическими, а личными мотивами.


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
3766
17009
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика