Кому должны регионы: два триллиона обязательств

Кому должны регионы: два триллиона обязательств

Максим Волков

Внешний долг России сокращается, а государственный долг субъектов растёт. Кому же должны регионы?

На встрече Владимира Путина с Министром экономического развития Алексеем Улюкаевым министр похвастался:

Долг сократился очень существенно. Причём суверенный долг у нас всегда был на небольшой величине, а вот корпоративный внешний долг сократился чрезвычайно сильно. […] Выяснилось, что компании умеют работать в этой ситуации. Они находят возможности рефинансирования…

Министру развития по должности полагается с оптимизмом смотреть на мир, наверное. Но ради более адекватного восприятия окружающей реальности я бы уточнил несколько аспектов.

Во-первых, суверенный долг у нас, действительно, небольшой, а вот корпоративный — существенный, хотя и сократился (см. рис. 1). И складывается он не из мелких задолженностей среднего бизнеса иностранным кредиторам, а преимущественно из долгов крупных полугосударственных корпораций и банков с государственной долей участия. Другими словами, формально он корпоративный, а по факту вполне суверенный.

Рис. 1. Общий внешний долг РФ. Рассчитано автором на основании данных Минфина РФ.

Во-вторых, об уменьшении долговых обязательств можно говорить только в среднесрочной перспективе. Если сравнивать, например, с январём 2009 года, то объём государственного внешнего долга РФ вырос значительно — почти на 40%.

В-третьих, и это главное, министр не назвал истинной причины сокращения корпоративного и суверенного долга в 2014-2015 гг., а она вполне прозрачна и печальна (для российского правительства) — России перестали давать взаймы. Старые обязательства остались, а новые не появляются — потому что у западных инвесторов пропало желание вкладывать деньги в российскую экономику. Как по мне, не столь плохо, так как львиная доля вложений носила ярко выраженный спекулятивный характер и, скорее, истощала экономику, чем развивала. Но для нынешнего неолиберального правительства это ярко выраженная зрада, а совсем не перемога, как заявляется.

В-четвёртых, в рассуждениях о корпоративных и суверенных долгах многие забывают о долге субъектов РФ, который раздулся совершенно до неприличных для региональных бюджетов размеров (до 2 трлн рублей) и продолжает расти (увеличился в 4 раза по сравнению с 2009 годом).

К слову, а кому они все должны? Вручную обработать такой объём информации — занятие неблагодарное. Поэтому обратимся к методам машинной обработки данных и проведём кластерный анализ. По объёму и структуре долгов регионы можно разделить на 6 неравных групп (см. рис. 2).

Рис. 2. Дендрограмма иерархического кластерного анализа государственного и муниципального долга субъектов РФ (метод наиболее удаленных соседей, евклидово расстояние). Рассчитано автором на основании данных Минфина РФ от 22 декабря 2015 года.

Большинство регионов вошли в две группы, которые отличаются между собой преимущественно по объёму долга, — незначительного на фоне остальных четырёх кластеров, представленных всего лишь пятью субъектами (см. рис. 3).

Рис. 3. Структура государственного долга пяти субъектов РФ. Для наглядности отображены крупнейшие по объёмам статьи долга (38% суммарного долга всех регионов составляют иностранные кредиты, 37% — бюджетные, 20% — государственные облигации субъекта). Рассчитано автором на основании данных Минфина РФ от 22 декабря 2015 года.

Наибольший по объёму долг, имеющий к тому же ярко выраженную индивидуальность долговой структуры, — у Москвы, Краснодарского и Красноярского края, Московской области и Татарстана.

Краснодарский край и Московская область во многом похожи — большое количество иностранных и бюджетных кредитов. Если с Московской областью понятно — близость к Столице, удобное географическое положение, множество производств способствуют привлечению инвестиций — то с Краснодарским краем несколько сложнее.

Причины краевой «закредитованности» отлично сформулированы вот в этом депутатском запросе:

…организация и проведение зимней Олимпиады 2014 года, а также необходимость обеспечения эффективного использования построенных объектов в постолимпийский период легло тяжким бременем на бюджет Краснодарского края, привело в итоге к ухудшению экономической ситуации в регионе, существенному замедлению его развития.

Из прилагаемой к запросу аналитической записки следует, что многомиллиардные инвестиции в инфраструктуру и экономику края эту экономику почти уничтожили. Для покрытия дефицита срочно необходима финансовая помощь в размере 45 млрд рублей и списание не менее половины бюджетных кредитов.

Очень показательная ситуация. Она хорошо показывает, что наши проблемы не в отсутствии или наличии денег, а в системе, которая пожирает саму себя, и чем больше финансовых вливаний — тем быстрее.

Москва и Красноярский край тоже очень похожи — большой объём иностранных и бюджетных кредитов и, главное отличие от остальных, массовые выпуски государственных облигаций субъекта. Московские «обеспечены» административной мощью, красноярские — богатейшими недрами. В обоих случаях схема примерно одинакова и позаимствована у США: проценты по старым ценным бумагам всегда можно выплатить выпуском новых. Надёжно, солидно, проверено временем — Сергей Пантелеевич Мавроди не даст соврать.

Из всех субъектов наиболее уникальный по структуре и объёму долг — в Татарстане. Долговая нагрузка региона, состоящая в основном из бюджетных кредитов, приблизилась к 100 млрд. рублей — на этом основании министерство финансов РТ требует у Москвы выдать еще денег, чтобы получилось ровное число. В противном случае обещает компенсировать дефицит за счёт республиканских предприятий нефтедобычи, нефтехимии и машиностроения. Напоминает вежливый шантаж, который, впрочем, вполне работает.

Таким образом, если сокращение общего внешнего долга России говорит о потере иностранными спекулянтами интереса к экономике РФ, то рост закредитованности субъектов свидетельствует об ускорении дегенеративных процессов в самой экономике.

2 трлн. рублей обязательств не такие большие деньги, особенно на фоне почти 40 трлн. рублей (по нынешнему курсу) внешнего долга. Но причины их роста… Коррупция, региональный сепаратизм, финансовые спекуляции, системные ошибки — в кризис обостряются и растут как снежный ком. Министр экономического развития видит условия для «дополнительной устойчивости». Люди менее оптимистичные склонны называть подобное бомбой, заложенной под фундамент российской государственности. Фитиль подожгли не сегодня и даже не вчера, но, похоже, он вот-вот догорит.


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
1693
6264
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика