​Конец нефтяной эпохи или взлет нефтяных цен?

​Конец нефтяной эпохи или взлет нефтяных цен?

Максим Волков — аналитик, публицист

На прошлой неделе ведущие международные аналитические агентства и ряд крупных изданий предсказали скорый конец нефтяной эпохи. Конец этот прогнозируют столь же часто, как и наступление Апокалипсиса, ничего нового. Но удивила синхронность.

Чтобы не быть голословным, перечислю основных пророков грядущего нефтяного Армагеддона. Goldman Sachs снизили годовой прогноз для Brent с $62 до $49,5 и повысили вероятность падения до $20. Аналитики Barclays на второе полугодие ухудшили свой предыдущий прогноз сразу на $11,5 — до $52 за баррель Brent, а на 2016 г. — на $5 до $63. Morgan Stanley заметили, что в 2016 г. восстановления цен ждать точно не стоит и выразили сдержанный оптимизм ближе к 2017-2018 гг. Из отечественных прогнозистов стоит отметить экономистов Научно-исследовательского финансового института (НИФИ), которые прямым текстом заявили: конец нефтяной эпохи близок. Особенно радует, что учредителем НИФИ является Минфин РФ — не каждый день подведомственные структуры министерства финансов страны прогнозируют скорое крушение экономики этой самой страны.


КОНЕЦ НЕФТЯНОЙ ЭПОХИ — АРГУМЕНТЫ PRO

Во-первых, рост доказанных запасов нефти — на 50% с 1998 г., по данным BP Statistical Review. Теперь «черного золота» на 55 лет точно хватит, то есть дефицита предложений пока не ожидается.

Во-вторых, появление новых технологий, позволяющих снизить себестоимость сырья.

В-третьих, только с 2005-2014 гг. на развитие отрасли потрачено $3,2 трлн, предполагается, что уже сделанные инвестиции обеспечат большой объем добычи даже при очень низких ценах.

В-четвертых, снижение потребления из-за мирового экономического кризиса и замедления экономики Китая (по прогнозам МВФ, рост 6-6,3% в 2016-2020 гг., против 7,4% в 2014).

В-пятых, изменение структуры экономики. Если доля нефти в мировом энергопотреблении составляла 39% в 1973 г., то в 2011 г. — 14%, в промышленности процент упал с 29% до 13%, в жилищном секторе — с 21% до 10% (данные Международного энергетического агентства). Как следствие, в США с 1980 по 2014 г. реальный ВВП вырос в 2,5 раза, а потребление нефти всего на 6%.

В-шестых, появление альтернативных источников энергии и технологических инноваций, которые ориентированы на эти источники.

В-седьмых, ожидаемый рост поставок нефти из Ирана в связи со снятием санкций.


ТЕПЕРЬ — АРГУМЕНТЫ CONTRA

Во-первых, доказанные запасы включают вообще всю нефть, но многие разведанные месторождения при низкой цене становятся нерентабельными, грубо говоря: цена падает — запасы сокращаются.

Во-вторых, я честно попытался найти инновации, которые позволяют кардинально снизить себестоимость добычи. Пара новых фрез, недавно анонсированных, на роль прорывных технологий явно не годятся. Вообще, при капиталистическом мироустройстве отрасли науки, требующие огромных капиталовложений прямо сейчас и обещающие прибыль не завтра и даже не послезавтра, развиваются слабо. К слову, именно поэтому советская космическая программа даже спустя полвека остается самой передовой в мире — современные инвесторы не находят отрасль особо прибыльной, лучше вложить деньги в новый смартфон.

Отсюда, в-третьих, сложно сказать, на что конкретно пошли $3,2 трлн инвестиций, но сильно сомневаюсь, что на разработку инноваций.

В-четвертых, разговоры о снижении потребления из-за экономического кризиса, замедления темпов роста Китая, снижение энергозависимости постиндустриальной (sic!) экономики развитых стран остаются лишь разговорами. В абсолютных числах из года в год потребление нефти в мире увеличивается. Спрос растет самыми быстрыми темпами за последние пять лет. МЭА прогнозирует: в 2015 г. — потребление увеличится на 1,7 млн баррелей в день, в 2016 г. — на 1,4 млн.


В-пятых, несоответствие темпов роста реального ВВП США и темпов потребления нефти — тема для отдельного исследования с рабочей гипотезой: американская экономика давно растет лишь на бумаге, по факту — продолжительная стагнация, в лучшем случае. Другими словами, потребление нефти является более достоверным индикатором состояния экономики, чем официальная американская статистика.

В-шестых, доля альтернативной энергии в мировом потреблении составляет где-то 5%. Рост отдельных сегментов в процентном отношении выглядит внушительно (например, в 2014 продажи электромобилей выросли на 76%, в некоторых странах — на 120%), но в абсолютных цифрах не впечатляет (по данным Центра исследований солнечной и водородной энергетики, в мире 740 тыс. электроавто — это 0,07% мирового автопарка). Согласно отчетам ООН, суммарные инвестиции в альтернативную энергетику составляют $140-150 млрд в год — чтобы реально перекроить глобальную модель энергопотребления нужны триллионы и совместная работа всех международных игроков, а не отдельных энтузиастов.

В-седьмых, существенного роста поставок иранской нефти не произойдет. Почему? Потому что Иран не прекращал экспорт. Сразу после начала санкций резко возросли поставки Китаю, Индии, Турции, Японии, Корее. Кроме того, по косвенным данным, поставки в Европу продолжились и после введения эмбарго — по «теневым» схемам, через третьи страны. Иначе чем объяснить ускоренную модернизацию НПЗ «Арак», развитие нефтегазовых месторождений Ядаваран, Гармсар, 11 месторождений Южного Парса? В мае 2014 г. Иран разорвал контракт с Китайской национальной нефтегазовой корпорацией на сумму $2,5 млрд. Не очень похоже на поведение продавца, которому некому продать свой товар. В ближайшее время если экспорт и возрастет, то крайне незначительно — не столько за счет реального роста, сколько по причине вывода части поставок из тени.

В-восьмых, уважаемые аналитики почему-то обошли стороной сразу три фактора, которые оказывают значимое влияние на нефтяные цены:

  1. Обстановка на Ближнем Востоке;
  2. Спекуляции нефтяными фьючерсами на американских биржах;
  3. Возможный сговор стран ОПЕК.

Обстановка в районе африканских нефтеносных месторождений с точки зрения роста цен складывается просто отлично: Ливия разрушена, Ирак на подходе, сирийской бойне не видно конца, ИГИЛ расширяется, поток беженцев растет, хуситы предъявляют права на восточные месторождения Саудовской Аравии, блицкриг в Йемен грозит перерасти в затяжную войну…

Объективно созданы все условия для ценового роста: спрос стабильно растет, а предложение грозит резко упасть. Однако цены на нефть бьют исторические минимумы.

Метод исключения возможных вариантов подсказывает, что причина в нефтяных спекуляциях и возможном сговоре.

Для понимания нюансов следует сказать пару слов о сланцевой «революции».


1-я СЛАНЦЕВАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

Не все помнят, но нефтяной сланцевой революции предшествовала газовая — итоги 1-й революции в общих чертах уже подведены и могут стать полезными для оценки потенциальных результатов 2-й.

С конца 1990-х цена голубого топлива в США неуклонно росла, опустошая кошельки рядовых граждан. Но в начале 2000-х простой американец Джордж Митчелл додумался до добычи сланцевого газа. В 2002 г. Devon Energy купила компанию Митчелла и начала промышленную разработку. К 2009 в США работало уже 6 тыс. независимых нефтегазовых компаний, пробурено 4 млн нефтяных и газовых скважин, что на 2,5 млн больше, чем во всем остальном мире. Привлечены сотни миллиардов инвестиций, построены химические, сталелитейные, алюминиевые заводы, созданы сотни тысяч новых рабочих мест. США обошли Российскую Федерацию и стали крупнейшим производителем в мире. Цена газа упала с 13,5 долларов за кубический фут до 3-4 долларов.

Заявлялось о настоящем американском чуде — невозможном в некапиталистических странах: без частной собственности на землю и ресурсы, без открытых рынков капитала, без настоящей конкуренции, убитой медлительными государственными корпорациями, без развитой транспортной и газотранспортной инфраструктуры, наконец.

Чудо здесь действительно есть, самое настоящее. По себестоимости «дешевый сланцевый газ» в три раза дороже обычного. Чтобы окупить производство, рыночная цена должна быть 7,5-8 долларов за миллион британских термических единиц. Однако по состоянию на 2013 в США он продавался по цене 4 доллара — в два раза ниже себестоимости. Как такое возможно?

Когда в 2012 году сланцевый пузырь начал потихоньку сдуваться, а компании отсчитываться о миллиардных убытках, выяснилась пикантная деталь: основные доходы отрасль получает не с добычи и продажи, а с хеджирования рисков и биржевых спекуляций. Была создана классическая финансовая пирамида: проведена широкомасштабная рекламная кампания, привлечены огромные инвестиции, взяты многомиллиардные кредиты, выпущены акции... Денежный поток ослаб — пирамида начала осыпаться.

Действительно, такое возможно только в Америке. Нигде в мире не найти настолько чудовищной концентрации капитала.

В настоящее время сланцевая добыча остановила свой рост, стабилизировалась на уровне 330 млрд куб. м в год, но, как верно заметил пресс-секретарь Белого дома, «значительно повысила энергетическую безопасность США».


Заявленная мировая экспансия не состоялась, сланцевый пузырь лопнул — кто-то сколотил целые состояния, большинство разорились. Однако в результате этой, по большому счету, аферы США самостоятельно обеспечили свои потребности в газе на 96% (до «революции» было 83%), а рядовые граждане получили относительно дешевое топливо.


2-я СЛАНЦЕВАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

Постоянно заявляется (той же МЭА), что истинная цель США — захват мирового нефтяного рынка, и ОПЕК по настоянию Саудовской Аравии реализует протекционистскую стратегию, демпенгует, чтобы защитить свою долю. Судя по статистике, вполне успешно.

По данным агентства Standard & Poor’s, в 2015 году 16 американских нефтедобывающих компаний допустили дефолт, у восьми кредитный рейтинг равен CCC или ниже. При нынешних ценах более половины компаний работают себе в убыток, и денежные средства у них стремительно заканчиваются.

Похоже, обещанная мировая экспансия вновь не состоялась. А каковы промежуточные итоги?

К радости простых американцев бензин сильно подешевел — его потребление в США достигло восьмилетнего максимума. Международные корпорации избавились от более слабых, но крайне назойливых конкурентов. А крупные биржевые игроки стали еще крупнее и, судя по косвенным данным, готовятся разжиреть до неприличия в самом ближайшем будущем.

В конце августа 2015 г. Эквадор первым из членов ОПЕК сообщил, что вынужден продавать нефть ниже себестоимости и потребовал у Саудовской Аравии провести экстренную встречу. К слову, по исследованиям Hillhouse Resources, саудовский бюджет рассчитан исходя из $100 за баррель, чтобы компенсировать потери, сауды вынуждены тратить 5% от золотовалютных резервов каждые два месяца. Если США не хотят разорить своего главного союзника в регионе, то демпинг необходимо прекратить уже в 2016 г., так как при такой скорости в 2017-2018 гг. резервы ожидаемо закончатся.

Стало ясно, что ценовое дно наконец-то достигнуто, на этой волне с 24 по 31 августа цена Brent подскочила на 24%.


Далее последовала череда заверений крупнейших рейтинговых и аналитических агентств о конце нефтяной эпохи — рост прекратился и закрепился в коридоре $47-50 за баррель Brent.

Самое очевидная причина: крупным международным игрокам необходимо додавить, разорить оставшиеся, пока сопротивляющиеся корпорации, скупить их активы за бесценок и сделать огромные деньги на ожидаемом росте котировок.

Такое уже было раньше, почему бы не случиться вновь. Конкуренция становится все безжалостнее, а мир — опаснее. Разрушение российской экономики, скорее всего, не единственная цель крупных стратегий. Наши экономические и политические неурядицы, видимо, совпали с последствиями на поле глобальных корпоративных игрищ. Хотя по факту российская судьба на этом поле незавидна.


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
3500
13798
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика