«Национальный фронт» побеждает — нация проигрывает

«Национальный фронт» побеждает — нация проигрывает

Максим Волков — аналитик, публицист

«Национальный фронт» под предводительством Марин Ле Пен лидирует на местных выборах во Франции. Россияне весьма довольны, хотя событие неоднозначное.

По данным экзит-полов социологической службы OpinionWay-B2S, праворадикальная партия «Национальный фронт» в первом туре региональных выборов во Франции набрала около 29,5% голосов. На втором месте республиканцы во главе с экс-президентом Николя Саркози — 27%, на третьем — социалисты и действующий лидер Франсуа Олланд — 23%.

Лучший результат французских националистов со времен Компьенского перемирия.

На выборах 2010 года «Национальный фронт» набрал всего лишь 9,17%. Наибольших успехов удалось добиться в двух регионах: Прованс-Альпы-Лазурный берег — 22,87%, Нор-Па-де-Кале-Пикардия — 22,2%. Однако, когда в городе Кале разместили лагерь беженцев, поддержка Марин Ле Пен в одноименной провинции возросла до 36,5%, по данным социологического института Ifop. А после терактов 13 ноября её рейтинг в Нор-Па-де-Кале-Пикардия подскочил до 42%, по оценке института BVA. Всего во Франции Ле Пен поддерживают 32% французов (институт Ifop). Перед выборами социологи и политологи предсказывали победу «Национального фронта» в двух или даже трех регионах — по итогам первого тура партия лидирует в шести.

С одной стороны, эти результаты могут благотворно сказаться на русско-французских отношениях — Марин Ле Пен известна своими пророссийскими симпатиями. Она поддержала запрет гомосексуальной пропаганды в России, признала законными результаты референдума о статусе Крыма, осудила антироссийские санкции, украсила предвыборную кампанию цитатами Путина о террористах и сортире:

Возможно, столь тёплым отношениям способствовал кредит в размере 9 млн евро, выданный Первым Чешско-Российским банком (принадлежит российскому олигарху Геннадию Тимченко), по данным Франс-Пресс. Или обещания перевести ещё 31 млн евро (данные французского издания «Mediapart). Но любовь француженок и политиков редко бывает бескорыстной, поэтому не будем слишком строги.

Сомнения в искренности, плодотворности и долговечности отношений между РФ и НФ вызывает сама сущность «Национального фронта» — выражено лоббистской организации, популистской, неразборчивой в средствах и методах.

В 80-х гг. прошлого века предыдущий лидер Жан-Мари Ле Пен добился некоторых успехов в политике, призывая снизить налоги для богатых, отменить государственную поддержку малоимущих, бороться с коммунистами, Советами и «социальными паразитами», как он назвал беднейшие слои населения. В 21 веке его дочь перешла от антикоммунистической риторики к антимусульманской, но менее популистской партийная программа не стала.

Теперь предвыборная агитация «Национального фронта» апеллирует к жителям сельской местности и пригородов — к социально уязвимым слоям населения — и доходчиво объясняет, кто виноват во всех их бедах:

А именно, мигранты и утрата национальной идентичности. Простые люди во Франции любят простые решения сложных проблем, как и во всём мире.

При всех реверансах общественному мнению один пункт программы «Национального фронта» всегда остаётся неизменным — проведение протекционистской экономической политики и поддержка французских капиталистов. Что вполне определённо указывает на главного акционера партии — крупный национальный бизнес, незаинтересованный в нынешней форме евроинтеграции, ежегодно теряющий большие деньги из-за поддержки менее успешных членов ЕС.

Подобный приём — защита экономических интересов под видом национальных — для европейцев весьма характерен. Например, в 1891 г. из большой любви к немцам, а также для пропаганды и оправдания агрессивной колониальной политики промышленники создали Пангерманский союз. В дальнейшем те же люди и со схожими целями оказали финансовую поддержку Обществу Туле, Аненербе и НСДАП. Кончилось всё плохо. Хотя и не для всех. Большинство бизнесменов дожили до глубокой старости и нашли успокоение не на заслуженном эшафоте, а в собственных фамильных замках, в окружении родных и близких (например, Альфред Гугенберг, Франц фон Папен, Пауль Тафель и др.).

Это к вопросу об исторической справедливости.

Возвращаясь к лидерству партии Марин Ле Пен на региональных выборах во Франции и ко вполне вероятной победе на президентских: будет ли польза для русско-французских отношений и России?

Возможно, французские и российские олигархи договорятся. А возможно, нет. В любом случае договариваться они будут, преследуя собственную выгоду. Интересы народов Франции и России в данном приватном союзе представлены весьма слабо.


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
56
161
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика