Осторожно! Высокое напряжение!

Осторожно! Высокое напряжение!

Ночные события в Мариуполе, результатом которых стали трое погибших, больше десятка раненых и более полусотни задержанных жителей провозглашенной Донецкой республики, заставили и.о. Министра внутренних дел Украины господина Авакова сделать заявление, в котором, в частности, ночное побоище, учиненное Национальной гвардией, назвал «операцией по локализации банды нападавших». А днем ранее глава ООН Пан Ги Мун отказал украинским властям во введении миротворческого контингента.

Во время своей пресс-конференции от 17-го апреля Владимир Путин признал, что "вежливые люди" в Крыму - это российские военные. Почти тут же в СМИ появилась цитата Министра обороны Сергея Шойгу, который прокомментировал слухи о причастности российских военных к событиям на Украине словами: "что касается утверждений об использовании российского спецназа в событиях на Украине, скажу лишь одно: трудно искать черную кошку в темной комнате, особенно если ее там нет. Тем более, глупо, если эта кошка умная, смелая и вежливая".

Комментирует Генеральный директор Центра научной политической мысли и идеологии С.С. Сулакшин

Киевские власти и Россия находятся на сегодня в очень сложной позиционной борьбе.  Обе стороны, не имея политического и дипломатического контакта, балансируют на грани военного конфликта. Территория столкновения – юго-восточные регионы Украины. С российской стороны -неявное планирование повторения «крымской кампании» под политической темой защиты цивилизационно близкого населения и региона от ущемления центральным украинским режимом. Украинский политический режим, в свою очередь, естественно обеспокоен вопросом территориальной целостности. Киев маневрирует, устами премьера обещает референдум, обещает удовлетворить требования региона в части федерализации, в части полномочий местных властей, статуса языка и т.д. Естественно предполагать, что «обещать жениться» - это еще не свадьба. За скобками находится опыт обеих стран: России в Чечне, в такой же ситуации этнического или квазиэтнического сепаратизма, мятежа, создания незаконных вооруженных формирований и их подавление центральной властью с помощью войсковой операции. По существу Киев идет по этому же сценарию. Но!

На границе с Украиной отмобилизованные российские вооруженные силы. Это не только фактор политического давления, но и фактор реальной угрозы, которая по схеме «принуждения Грузии к миру» Россией уже была отработана в 2008-м году.

По формальным правилам таких поединков российской стороне сейчас нужен предлог, и им может быть только значимое антигуманитарное действие Киева  и насилие над населением региона, применение оружия и значительные жертвы. Мировое общественное мнение, позиция Совета безопасности ООН, Генеральной ассамблеи, консолидированной Европы не поддерживает риторику, объяснительные платформы и возможные планы силовых действий Российской Федерации. Это сужает возможности маневра для России. Киев, с одной стороны, не может потворствовать после «крымской кампании»  и после уроков собственного Майдана повышенной активности населения - так называемых ополченцев, - вооруженных сил региона с претензиями на автономизацию и государственный сепаратизм. Промедление с решительными силовыми акциями заканчивается, как показал опыт Януковича, утратой власти и территории. Эти правила игры Киев понимает, согласует их с Соединенными Штатами Америки (не случаен был приезд директора ЦРУ), согласует с европейским политическим бомондом и фактически заручился поддержкой институтов ООН.

Последние апелляции Киева к генеральному секретарю ООН Пан Ги Муну с предложением ввести миротворческий контингент на Восток Украины фактически для Киева очень эффектны и могли бы быть эффективными. Однако процедура принятия решений ООН не проста - отягощена необходимостью решения Совета безопасности ООН, в котором Россия, безусловно, заблокирует такое решение. Полулегитимное, внерегламентное, индивидуальное решение Пан Ги Мун на себя не взял, о чем и информировал Киев. Диспозиция по-прежнему балансирует на грани теоретически возможного решения России о проведении войсковой операции. Техническая обеспеченность и превосходство сил для этого присутствуют, но последствия могут быть близкими к неприемлемым.

Во-первых, жертвы среди населения.
Во-вторых, резкая эскалация антироссийских и русофобских настроений на Украине. Украина на десятки лет станет враждебным государством, и такой опыт уже имеется при проведении войсковых операций (как например, в Грузии).

Мировое осуждение и политическая блокада, изоляция России в этом случае гарантирована и будет включать гораздо более масштабные, сокрушительные акции и санкции по отношению к нашей стране.  Руководство России сейчас обязано взвешивать на очень ответственных государственных весах соотношение ценностей и целей, которые оно формулирует, и последствия, которые могут бумерангом опровергнуть именно эти цели и ценности. По-видимому, наступает пора определенной переоценки эйфории и скоропалительных, непросчитанных действий российской стороны, которые формируют для нее так называемую «ловушку». В подобной ситуации не политики начинают управлять развитием, а «ловушки» начинают управлять решениями политиков. Выигрывает тот, кто такие «ловушки» расставляет, а проигрывает тот, кто не может их своевременно распознать, действует импульсивно, не просчитывает последствий и недостаточно профессионален. Кто выигрывает, используя восточно-украинскую «ловушку»? Бесспорно – Соединенные Штаты Америки и альянс, потому что их задача - дестабилизация региона, хаотизация Украины и нанесение максимального ущерба геополитическому, экономическому, внутриполитическому состояниям и потенциалу России. В настоящий момент баланс, безусловно, в пользу более эффективной реализации интересов западной стороны. Это очень тревожно и требует  точных, тонких и ответственных переосмыслений, корректив и выверенных действий российской стороны.

Материал подготовил Дмитрий Поллит


Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
2436
7531
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика