Осторожно! Высокое напряжение!

Осторожно! Высокое напряжение!

Ночные события в Мариуполе, результатом которых стали трое погибших, больше десятка раненых и более полусотни задержанных жителей провозглашенной Донецкой республики, заставили и.о. Министра внутренних дел Украины господина Авакова сделать заявление, в котором, в частности, ночное побоище, учиненное Национальной гвардией, назвал «операцией по локализации банды нападавших». А днем ранее глава ООН Пан Ги Мун отказал украинским властям во введении миротворческого контингента.

Во время своей пресс-конференции от 17-го апреля Владимир Путин признал, что "вежливые люди" в Крыму - это российские военные. Почти тут же в СМИ появилась цитата Министра обороны Сергея Шойгу, который прокомментировал слухи о причастности российских военных к событиям на Украине словами: "что касается утверждений об использовании российского спецназа в событиях на Украине, скажу лишь одно: трудно искать черную кошку в темной комнате, особенно если ее там нет. Тем более, глупо, если эта кошка умная, смелая и вежливая".

Комментирует Генеральный директор Центра научной политической мысли и идеологии С.С. Сулакшин

Киевские власти и Россия находятся на сегодня в очень сложной позиционной борьбе.  Обе стороны, не имея политического и дипломатического контакта, балансируют на грани военного конфликта. Территория столкновения – юго-восточные регионы Украины. С российской стороны -неявное планирование повторения «крымской кампании» под политической темой защиты цивилизационно близкого населения и региона от ущемления центральным украинским режимом. Украинский политический режим, в свою очередь, естественно обеспокоен вопросом территориальной целостности. Киев маневрирует, устами премьера обещает референдум, обещает удовлетворить требования региона в части федерализации, в части полномочий местных властей, статуса языка и т.д. Естественно предполагать, что «обещать жениться» - это еще не свадьба. За скобками находится опыт обеих стран: России в Чечне, в такой же ситуации этнического или квазиэтнического сепаратизма, мятежа, создания незаконных вооруженных формирований и их подавление центральной властью с помощью войсковой операции. По существу Киев идет по этому же сценарию. Но!

На границе с Украиной отмобилизованные российские вооруженные силы. Это не только фактор политического давления, но и фактор реальной угрозы, которая по схеме «принуждения Грузии к миру» Россией уже была отработана в 2008-м году.

По формальным правилам таких поединков российской стороне сейчас нужен предлог, и им может быть только значимое антигуманитарное действие Киева  и насилие над населением региона, применение оружия и значительные жертвы. Мировое общественное мнение, позиция Совета безопасности ООН, Генеральной ассамблеи, консолидированной Европы не поддерживает риторику, объяснительные платформы и возможные планы силовых действий Российской Федерации. Это сужает возможности маневра для России. Киев, с одной стороны, не может потворствовать после «крымской кампании»  и после уроков собственного Майдана повышенной активности населения - так называемых ополченцев, - вооруженных сил региона с претензиями на автономизацию и государственный сепаратизм. Промедление с решительными силовыми акциями заканчивается, как показал опыт Януковича, утратой власти и территории. Эти правила игры Киев понимает, согласует их с Соединенными Штатами Америки (не случаен был приезд директора ЦРУ), согласует с европейским политическим бомондом и фактически заручился поддержкой институтов ООН.

Последние апелляции Киева к генеральному секретарю ООН Пан Ги Муну с предложением ввести миротворческий контингент на Восток Украины фактически для Киева очень эффектны и могли бы быть эффективными. Однако процедура принятия решений ООН не проста - отягощена необходимостью решения Совета безопасности ООН, в котором Россия, безусловно, заблокирует такое решение. Полулегитимное, внерегламентное, индивидуальное решение Пан Ги Мун на себя не взял, о чем и информировал Киев. Диспозиция по-прежнему балансирует на грани теоретически возможного решения России о проведении войсковой операции. Техническая обеспеченность и превосходство сил для этого присутствуют, но последствия могут быть близкими к неприемлемым.

Во-первых, жертвы среди населения.
Во-вторых, резкая эскалация антироссийских и русофобских настроений на Украине. Украина на десятки лет станет враждебным государством, и такой опыт уже имеется при проведении войсковых операций (как например, в Грузии).

Мировое осуждение и политическая блокада, изоляция России в этом случае гарантирована и будет включать гораздо более масштабные, сокрушительные акции и санкции по отношению к нашей стране.  Руководство России сейчас обязано взвешивать на очень ответственных государственных весах соотношение ценностей и целей, которые оно формулирует, и последствия, которые могут бумерангом опровергнуть именно эти цели и ценности. По-видимому, наступает пора определенной переоценки эйфории и скоропалительных, непросчитанных действий российской стороны, которые формируют для нее так называемую «ловушку». В подобной ситуации не политики начинают управлять развитием, а «ловушки» начинают управлять решениями политиков. Выигрывает тот, кто такие «ловушки» расставляет, а проигрывает тот, кто не может их своевременно распознать, действует импульсивно, не просчитывает последствий и недостаточно профессионален. Кто выигрывает, используя восточно-украинскую «ловушку»? Бесспорно – Соединенные Штаты Америки и альянс, потому что их задача - дестабилизация региона, хаотизация Украины и нанесение максимального ущерба геополитическому, экономическому, внутриполитическому состояниям и потенциалу России. В настоящий момент баланс, безусловно, в пользу более эффективной реализации интересов западной стороны. Это очень тревожно и требует  точных, тонких и ответственных переосмыслений, корректив и выверенных действий российской стороны.

Материал подготовил Дмитрий Поллит


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
2292
7671
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика