Отношения Москвы и Еревана подвергнут аудиту

Отношения Москвы и Еревана подвергнут аудиту

В Армении продолжают майданить, а заинтересованные лица и досужие наблюдатели продолжают гадать: «Чем все это кончится?». Опасаются второй Украины, но надеются, что все-таки нет.

Большинство политологов и аналитиков при оценке армянских беспорядков делают параллельный перенос с украинских событий, анализируют объективные факторы для социального недовольства, интересы игроков в регионе – все в контексте технологий цветных революций. Пробежимся тем же путем, уточнив несколько критически важных для понимания нюансов.

Объективные факторы для народных волнений действительно существуют. Не будь их, Нуланд могла бы закормить всю Армению печеньем или шашлыком (если учитывать местный колорит) до ожирения 1 степени – никто бы не пошевелился. Армянская экономика находится в тяжелом состоянии, безработица достигла 19%, ВВП на душу населения в 3,4 раза меньше российского, люди беднеют, цены растут, тарифы за свет превышают московские – при зарплатах в 5-6 раз меньше. Прибавим сюда потрясающий уровень коррупции, помноженный на традиционную клановость, действия крупного бизнеса, преимущественно российского («Электросети Армении» принадлежит «Интер РАО»), не страдающего избытком гуманизма. Другими словами, почва для антиправительственных и антироссийских настроений благодатная.

Желание наших «западных партнеров» (определение отдает политической шизофренией, но такова на сегодня официальная российская риторика) посеять в эту почву зубы дракона тоже вполне понятно. Армения – союзник России, традиционный и последовательный в силу исторических и религиозных причин, член ЕврАзЭС и ОДКБ. В Гюмри находится 102-я российская военная база, которая вместе с военно-морскими силами в Крыму позволяет контролировать Черноморский регион, иметь выход на Турцию и Иран.

У ЕС и США есть хорошие технические возможности для организации беспорядков. В стране работает обширная (более 3,5 тыс.) сеть западных НКО, отлично скоординированная (хотя и криво отлаженная). Существует ряд организаций сугубо националистического толка. Пророссийские силы представлены в основном парламентскими партиями, которые больше годятся для контроля государственного аппарата, чем для консолидации энергии народных масс.

Исходя из вышеперечисленного, для предсказания ситуации пытаются ответить: способны ли власти пойти на жесткие меры, можно ли достичь компромисса по тарифам, применяла ли полиция спецсредства против демонстрантов, сколько человек было задержано, как далеко могут зайти лидеры движения «Нет грабежу!», сменили они стратегию борьбы или просто признали поражение и слили протест… Однако все эти вопросы второстепенные.

Реальная политика не делается на площадях. И Болотная, и Майдан были всего лишь театром в духе позднего Рима, но с использованием современных технологий. Людей сжигали по-настоящему, но судьба страны решалась в тиши кабинетов. Вопросы, ответы на которые важно знать, чтобы спрогнозировать дальнейшее развитие событий, лежат в несколько иной плоскости.

Во-первых, есть ли у армянской элиты интересы в ЕС и США? Анализ косвенных данных (коррупционные скандалы, светские хроники с участием жен и любовниц, криминальные сводки) показывает, что основные их активы находятся в Армении и России. Однако имущество, бизнесы и родственники (что гораздо важнее) есть и на Западе – в качестве запасного варианта. Этих активов они могут лишится.

Во-вторых, способен ли Запад не только угрожать, но и предложить что-то взамен? Способен, но вряд ли соразмерное тому, что уже дают российские связи.

В-третьих, есть ли у Москвы рычаги воздействия на правящую верхушку? Более чем. В конце концов, если проводить исторические параллели, национальные диаспоры в России можно рассматривать не только как анклавы, но и в качестве института заложников (не в современном, а в древнеримском смысле).

В-четвертых, как поведет себя элита перед угрозой непосредственного физического уничтожения? Пример Виктора Януковича демонстрирует, что украинские бандиты в такой ситуации руководствуются принципом «мне моя жизнь дорога как память» и сбегают в Ростов. Однако менталитет армянской номенклатуры немного другой: статусу придается высокое значение, зачастую наивысший приоритет в системе ценностей. Другими словами, представить, что Серж Саргсян бросит президентское кресло и откроет шашлычную в Сочи или макдональдс в Лос-Анджелесе не так просто.

Резюмируя: шансы «электромайдана» на успех не высоки. Скорее всего, организаторы прекрасно это понимали изначально и преследовали несколько иные цели: повысить уровень энтропии в регионе, показать, кто в мире хозяин, подогреть антирусские настроения, сделать задел на будущее…

И, сугубо по моему мнению, основная цель – создать напряженность в отношениях Москвы и Еревана. Грядущий аудит ЭСА может показать, кто и сколько ворует, но ясности, какая пропорция распределения прибыли между ответственными акционерами справедлива, не внесет.

Материалы по теме:

Другие материалы автора: Максим Волков


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
2148
8770
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика