Про ПРО

Про ПРО

Организаторы ежегодной международной конференции по ПРО, которая состоится 17-20 июня в Майнце (ФРГ),отклонили заявку на участие в ней российских представителей. Об этом сообщается на сайте МИД России.

Комментирует эксперт Центра научной политической мысли и идеологии Мария Ананьева

Отказ санкционировать участие российской делегации в конференции по ПРО со ссылкой на «сложности, которые не позволяют создать должные условия для приема гостей» следует расценивать как один из шагов в стратегии Запада по международной изоляции России. На успешность такого рода мер (а, следовательно, и готовность применять их в дальнейшем) указал президент США Барак Обама в своем недавнем выступлении на церемонии выпуска учащихся военной академии Вест-Пойнт в Нью-Йорке, мотивируя это следующим: «На Украине последние действия России напоминают дни, когда советские танки вошли в Восточную Европу. Но это не холодная война. Наша способность формировать мировое общественное мнение помогла изолировать Россию сразу же. Благодаря американскому лидерству мир немедленно осудил действия России, Европа и G7 присоединились к нам по вопросу введения санкций, НАТО укрепило нашу приверженность союзникам в Восточной Европе, МВФ помогает стабилизировать экономику Украины, наблюдатели ОБСЕ привлекли мировое внимание к нестабильным регионам Украины». Он также подчеркнул, что «эта мобилизация мирового общественного мнения и международных институтов послужила в качестве противовеса российской пропаганде, и российским войскам на границе, и вооруженным ополченцам в лыжных масках».

В целом же создается впечатление, что украинские события выбраны в качестве повода для того, чтобы исключить Россию из принятия решений по ПРО.

Общепризнанно, что стратегическая стабильность в современном мире продолжает сохраняться в условиях паритета по стратегическим наступательным вооружениям (СНВ) и отказа от создания глобальной, стратегической ПРО. Одностороннее разрушение одного из этих столпов может привести к серьезным последствиям, включая возврат к гонке ракетно-ядерных вооружений и даже возобновление холодной войны.

Если в общих чертах рассмотреть политику США с начала 2000-х годов, то можно отметить, что они как раз действует в вышеобозначенной логике. Так, в 2002 году Соединенные Штаты вышли из Договора по ПРО и приняли решение о создании  национальной системы ПРО США, основным оружием которой должны были стать ракеты-перехватчики большой дальности GBI (Ground Based Interceptors), и региональной ПРО (известной как ПРО на театре военных действий), основу которой должны были составить системы, предназначенные для перехвата ракет средней и меньшей дальности. К 2008 году глобальная система ПРО США включала в себя три эшелона.

1.Первый эшелон обладает наибольшими возможностями по перехвату межконтинентальных баллистических ракет, является наземным. Он включал в себя два позиционных района развертывания ракет-перехватчиков GBI на Аляске и в Калифорнии. Эти ракеты, производимые компанией Boeing, наводятся на цель с помощью системы радаров раннего обнаружения и целеуказания. В частности, радарные установки системы ПРО США расположены в Норвегии и Гренландии.

Планировалось, что в ближайшие 10 лет наземный эшелон будет дополнен третьим позиционным районом, расположенным в Европе.

Этот район, также как и два первых, будет включать в себя ракеты GBI и радиолокационные станции раннего обнаружения и целеуказания (в настоящее время эти функции объединяются в едином радаре - "стрельбовой РЛС").

2.Второй эшелон системы ПРО США - это ракеты SM-3 морского базирования, размещенные на крейсерах и эсминцах ВМС, оснащенных боевой информационно-управляющей системой AEGIS. Эти ракеты способны перехватывать как ракеты средней дальности, так и МБР. Они несут боевое дежурство в районах, приближенных к территории потенциального противника - в 2008 г. группировка "противоракетных" кораблей класса AEGIS базировалась в Японии.

3.Третий эшелон системы ПРО обеспечивает действия двух первых - это сеть спутников обнаружения. Планировалось, что в ближайшие 10-20 лет США могут развернуть в космосе боевые аппараты, способные осуществлять перехват ракет, а также создать серийные беспилотные летательные аппараты (БПЛА) и самолеты-перехватчики с лазерными установками, которые будут нести дежурство в воздухе близ территории потенциального противника и перехватывать ракеты на старте.

В сентябре 2009 года президент США Барак Обама подтвердил готовность Пентагона развивать систему ПРО в глобальном масштабе, а также скорректировать планы развертывания третьего позиционного района противоракетной системы на территории Польши и Чехии. Амбиции США в этой сфере были подкреплены и на заседании Совета Россия-НАТО в октябре 2013 года, когда генсек НАТО Андрес Фог Рассмусен заявил, что к 2018 году система ПРО "будет полностью защищать население Европы и стран НАТО". Как отметил присутствовавший тогда на заседании министр обороны России Сергей Шойгу,

«совместной работы в этой области не получается: тогда как программы ПРО в Европе развиваются, обеспокоенность российской стороны не учитывается».

В этом контексте сегодняшнее решение Запада блокировать участие России в конференции – это не просто реакция на украинскую ситуацию, а развязка давно назревшего конфликта вокруг ПРО и евроатлантической системы безопасности в целом. Тем не менее Запад явно не осознает (или делает вид, что не осознает), что без России как одного из ключевых игроков мирового масштаба обсуждение ПРО не будет иметь никакого смысла.

Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
297
727
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика