Россияне не верят в счастливое трудоустройство

Россияне не верят в счастливое трудоустройство

Максим Волков

На российском рынке труда царят пессимистичные ожидания. Особенно мрачно настроены жители относительно благополучных регионов.

Служба исследований HeadHunter опубликовала Индекс самочувствия работников и соискателей по итогам января 2016 года. Индекс самочувствия показывает, как граждане оценивают стабильность на текущем месте работы, наличие угрозы увольнения, возможность найти новую работу, готовность снизить зарплатные ожидания и т.п. Показатель колеблется от минус единицы (крайне негативные настроения) до плюс единицы (уверенность в настоящем и вера в положительные перемены).

Год назад индекс по России в целом был равен 0,05, что говорило о некоторой, пусть и слабой, вере россиян в настоящее и будущее. Сейчас самочувствие ухудшилось до -0,1.

Наихудшие ожидания испытывают жители Южного и Северо-Кавказского федеральных округов (-0,13), Москвы и Московской области (-0,12) и Уральского федерального округа (-0,11) — см. рис. 1.


Рис. 1. Индекс самочувствия соискателей по регионам, 1 квартал 2016 года, данные HeadHunter.

Индекс самочувствия по регионам отражает субъективные ощущения россиян. А какими объективными факторами эти ощущения определяются?

Например, пессимизм жителей Кавказа можно объяснить сходу — у них безработица самая высокая по стране — 11,5% в IV квартале 2015 года. Однако в Москве и Московской области, которые находятся на втором месте по тревожным ожиданиям, довольно хорошая ситуация с работой на фоне остальных регионов — уровень безработицы 1,7% и 3,4% соответственно. Безработица в Уральском и Дальневосточном федеральных округах одинакова (по 6,4%), однако уральцы ничего хорошего не ждут(-0,11), а жители Дальнего Востока занимают первое место по оптимизму — индекс -0,07.

Как выясняется, Индекс самочувствия работников и соискателей зависит не столько от текущей экономической обстановки, сколько от скорости её ухудшения, то есть от роста безработицы. Чем быстрее растёт процент безработных в регионе, тем хуже ожидания в обществе (см. рис. 2)


Рис. 2. Зависимость Индекса самочувствия соискателей по регионам за I квартал 2016 г. от роста безработицы в IV квартале 2015 года по сравнению с IV кв. 2014 г. Данные HeadHunter и Росстата РФ.

Действительно, в Москве и Московской области проблемы с поиском работы не столь критичны на фоне остальных регионов, но темпы роста безработицы одни из самых высоких.

Стоит заметить, Южный и Северо-Кавказский округа (зачем-то объединённые HeadHunter в один) совершенно не вписываются в эту модель — из-за Кавказа. В кавказских республиках безработица в 2015 г. даже сократилась — на 0,9% по сравнению с 2014 годом. Однако из всех субъектов ожидания наиболее пессимистичные.

Если изучить динамику безработицы по округам за последние пятнадцать лет, то легко заметить, что по показателям занятости Северо-Кавказский ФО далеко отстоит от остальных округов РФ (см. рис. 3).


Рис. 3. Дендограмма кластерного анализа федеральных округов РФ, построенная на основании показателей безработицы с 2000 по 2015 гг.

Уровень безработицы на Кавказе превосходит раза в два средний по России (см. рис. 4).


Рис. 4. Уровень безработицы в РФ и в Северо-Кавказском федеральном округе. Данные Росстата РФ.

С 2010 года безработица уменьшается и разрыв сокращается, однако в 2015 г. темпы сокращения значительно замедлились. Этого оказалось достаточно, чтобы потерять веру в позитивные перемены. То есть общий принцип действует и здесь, но с учётом местной специфики.

Принцип звучит примерно так: пессимистические ожидания людей зависят не от уровня их благополучия, а от скорости, с которой они этого благополучия лишаются. Именно поэтому нынешняя власть может сколь угодно часто повторять «в 90-е было хуже», население будет вспоминать не голодные 90-е, а сытые 2000-е. Именно поэтому тезис «революцию делают не голодные люди, а сытые, которых один день не покормили» отчасти справедлив. Разумеется, сытые на баррикады не полезут, но недовольство выкажут одними из первых.

Здесь кроется одна из причин, по которым официальная пропаганда даже не пытается сгладить противоречия между столицей и остальными регионами, а старательно их подчёркивает и разжигает. Например, с помощью демонстрации «красивой жизни» московской «золотой» молодёжи, богемы, жителей Рублёвки и прочих нуворишей.

Москвичи первыми ощутили ухудшение экономической обстановки. Столичный бизнес более конкурентен, гибок — практически мгновенно отреагировал на кризис и начал сокращать занятость. Резко выросла конкуренция за рабочие места, уменьшились зарплаты и предложения — всё в условиях крайне агрессивной внешней среды, которая за несколько месяцев сжигает любые накопления. По факту, у московских домохозяйств запас прочности гораздо ниже, чем у российских, несмотря на более высокие доходы. Не удивительно, что у столичных работников оптимизм пропал сразу и основательно.

Вполне ожидаемо, в такой ситуации москвичи первыми пойдут на конфронтацию с властью. А почему? А потому что зажрались и пятая колонна. Именно так и объяснят остальным россиянам, до поры безмолвствующим. 


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
1843
6117
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика