Слабость российской «мягкой силы»

Слабость российской «мягкой силы»

Максим Волков

С целью укрепления русско-французских отношений и улучшения имиджа России за рубежом Правительство РФ выделило 3,76 млрд рублей на строительство культурно-просветительского центра в Париже. Скорее всего, подобные меры должного эффекта не возымеют.

Российский опыт использования «мягкой силы» (как назвал Вл. Путин меры по улучшению имиджа страны) имеет как в целом позитивные, так и однозначно провальные примеры.

К позитивным можно отнести усиление влияния российских СМИ на западную аудиторию. Уже сейчас Russia Today круглосуточно доступен 700 млн зрителей по всему миру и может конкурировать с CNN, BBC World News, Euronews, Fox, Deutsche Welle. По количеству просмотров различных видеозаписей в интернете RT занимает первое место в мире среди новостных каналов. С 2007 по 2015 ежегодный бюджет вырос с 2,4 млрд рублей до 15,38 млрд – экспансия на западный медиарынок растет.

Большинство негативных примеров по улучшению международных отношений связано с Россотрудничеством, созданным Указом Президента Российской Федерации Дмитрием Медведевым 6 сентября 2008 г. Согласно отчетности, бюджетные ассигнования за 2013 год составили около 3 млрд рублей. Кроме того, в июне 2013 г. Вл. Путин персональным указом выделил еще 10 миллиардов рублей.

Результаты деятельности были по достоинству оценены как журналистским, так и экспертным сообществом. Например, Владимир Рогов, сопредседатель Комитета государственного строительства Новороссии, охарактеризовал работу агентства на Украине следующим образом:

Россотрудничество (или в Росвредительстве, как мы его называли) привозило из России на Украину шендеровичей, венедиктовых, гонопольских и т.д. Никакой альтернативы украинской точки зрения не выдвигалось. «Эта страна» в речах этих ораторов звучала чаще, чем «Россия». Были лубочные, лишенные привлекательности, закрытые «концерты». Например, в Польский дом, USAID, Freedom House или Відродженню можно было зайти с улицы спокойно с проектным предложением. Россотрудничество окружило себя несколькими системами защиты, и, если ты возглавляешь организацию российских соотечественников, не факт, что ты туда мог попасть. Тем более, если у тебя есть какая-то критическая точка зрения по тому, что происходило. Я просил в России всегда и на всех уровнях: «Пожалуйста, уберите вообще финансирование по Украине – нам будет легче. Потому что вы вскармливаете сегмент профессиональных русских – граждан Украины, которые сидят на коррупционных схемах, которые ничего не делают для развития культуры и вообще какого-то взаимодействия между странами...»

Следует также отметить, плетью обуха не перешибешь – «мягкая сила» мало эффективна против «силы жесткой». Запрещение рекламы российские СМИ, блокировка интернет-профилей, запрет на въезд неугодным журналистам, отказ в аккредитации, информационные атаки, арест имущества – меры, которые в демократических странах в случае необходимости применяются легко и непринужденно. И это с учетом того, что собирательный запад с российским ответным информационно-культурным влиянием системно начал бороться сравнительно недавно. Например, Конгресс США только 4 декабря 2014 года принял резолюцию, в которой, в том числе, призвал Государственный департамент оценить степень культурного влияния России и российских СМИ и принять соответствующие ответные меры. Другими словами, веселье только начинается.

Если изучить динамику интереса западной аудитории к России и Украине, то становится очевидным: 1. почти весь 2014 г. Россия упоминалась в негативном контексте (исключение – Олимпийские игры); 2. Украина уже никому неинтересна, а из России получился отличный международный злодей.


Другими словами, в 2014 информационные баталии за благосклонность западной аудитории были проиграны. Основная причина видится вовсе не в недостатке финансирования (деньги были потрачены немалые) и не в отсутствии профессионализма (многие кампании были проведены блестяще), и даже не в активном противодействии геополитических «партнеров» (на правительственном уровне контрстратегию приняли лишь в начале декабря). 

Основная причина неэффективности российской «мягкой силы» – отсутствие четкого, понятного широким массам послания. Мир готов слушать и услышать, но российская дипломатия пока ничего внятного не сказала.


Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
331
782
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика