Слабость российской «мягкой силы»

Слабость российской «мягкой силы»

Максим Волков

С целью укрепления русско-французских отношений и улучшения имиджа России за рубежом Правительство РФ выделило 3,76 млрд рублей на строительство культурно-просветительского центра в Париже. Скорее всего, подобные меры должного эффекта не возымеют.

Российский опыт использования «мягкой силы» (как назвал Вл. Путин меры по улучшению имиджа страны) имеет как в целом позитивные, так и однозначно провальные примеры.

К позитивным можно отнести усиление влияния российских СМИ на западную аудиторию. Уже сейчас Russia Today круглосуточно доступен 700 млн зрителей по всему миру и может конкурировать с CNN, BBC World News, Euronews, Fox, Deutsche Welle. По количеству просмотров различных видеозаписей в интернете RT занимает первое место в мире среди новостных каналов. С 2007 по 2015 ежегодный бюджет вырос с 2,4 млрд рублей до 15,38 млрд – экспансия на западный медиарынок растет.

Большинство негативных примеров по улучшению международных отношений связано с Россотрудничеством, созданным Указом Президента Российской Федерации Дмитрием Медведевым 6 сентября 2008 г. Согласно отчетности, бюджетные ассигнования за 2013 год составили около 3 млрд рублей. Кроме того, в июне 2013 г. Вл. Путин персональным указом выделил еще 10 миллиардов рублей.

Результаты деятельности были по достоинству оценены как журналистским, так и экспертным сообществом. Например, Владимир Рогов, сопредседатель Комитета государственного строительства Новороссии, охарактеризовал работу агентства на Украине следующим образом:

Россотрудничество (или в Росвредительстве, как мы его называли) привозило из России на Украину шендеровичей, венедиктовых, гонопольских и т.д. Никакой альтернативы украинской точки зрения не выдвигалось. «Эта страна» в речах этих ораторов звучала чаще, чем «Россия». Были лубочные, лишенные привлекательности, закрытые «концерты». Например, в Польский дом, USAID, Freedom House или Відродженню можно было зайти с улицы спокойно с проектным предложением. Россотрудничество окружило себя несколькими системами защиты, и, если ты возглавляешь организацию российских соотечественников, не факт, что ты туда мог попасть. Тем более, если у тебя есть какая-то критическая точка зрения по тому, что происходило. Я просил в России всегда и на всех уровнях: «Пожалуйста, уберите вообще финансирование по Украине – нам будет легче. Потому что вы вскармливаете сегмент профессиональных русских – граждан Украины, которые сидят на коррупционных схемах, которые ничего не делают для развития культуры и вообще какого-то взаимодействия между странами...»

Следует также отметить, плетью обуха не перешибешь – «мягкая сила» мало эффективна против «силы жесткой». Запрещение рекламы российские СМИ, блокировка интернет-профилей, запрет на въезд неугодным журналистам, отказ в аккредитации, информационные атаки, арест имущества – меры, которые в демократических странах в случае необходимости применяются легко и непринужденно. И это с учетом того, что собирательный запад с российским ответным информационно-культурным влиянием системно начал бороться сравнительно недавно. Например, Конгресс США только 4 декабря 2014 года принял резолюцию, в которой, в том числе, призвал Государственный департамент оценить степень культурного влияния России и российских СМИ и принять соответствующие ответные меры. Другими словами, веселье только начинается.

Если изучить динамику интереса западной аудитории к России и Украине, то становится очевидным: 1. почти весь 2014 г. Россия упоминалась в негативном контексте (исключение – Олимпийские игры); 2. Украина уже никому неинтересна, а из России получился отличный международный злодей.


Другими словами, в 2014 информационные баталии за благосклонность западной аудитории были проиграны. Основная причина видится вовсе не в недостатке финансирования (деньги были потрачены немалые) и не в отсутствии профессионализма (многие кампании были проведены блестяще), и даже не в активном противодействии геополитических «партнеров» (на правительственном уровне контрстратегию приняли лишь в начале декабря). 

Основная причина неэффективности российской «мягкой силы» – отсутствие четкого, понятного широким массам послания. Мир готов слушать и услышать, но российская дипломатия пока ничего внятного не сказала.


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
6299
21195
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика