А партнёры ли мы им?

А партнёры ли мы им?

Владимир Викторович Волк — эксперт Центра научной политической мысли и идеологии

Всё чаще и больнее среднестатистическому русскому человеку слышать навязчивое слово «партнёры», которое не сходит с уст нашего Президента Владимира Путина. Вот, представим себе, живёт себе в российской провинции некий условный гражданин Григорий Маратович Шевченко. После трудов на благо собственника и, естественно, Родины приходит Григорий Маратович домой, включает телеоблучатель мозгов и внимает речам отца нации. И никак не может понять, о каком партнёрстве ведёт речь Президент?

В новостях — Запад душит Россию санкциями и запретами захода за «красный флажок», потому на работе хозяин уже срезал зарплату в два раза, под Херсоном нацисты сестру уволили из школы за преподавание русского языка, а куму из Славянска и вовсе каратели изгнали из дома, а Президент всё повторяет «партнёры, партнёры»…

Америка назвала Россию чуть ли не главным врагом человечества, исламисты объявили нам джихад за бомбардировки сирийской территории, Украина анонсировала поход на восток и за счёт «партнёров» Путина наращивает вооружение, а Президент едет на Запад и без устали многократно вторит о каком-то «партнёрстве».

Как нормальный русский человек должен воспринимать эти речи, которые на протяжении более года противоречат одна другой, усиляясь эхом пропагандистов? Ложь называется правдой, поражение — победой, потери — приобретениями, враги — друзьями, а братья — генетически иными. У нас уже не только герой юмористической передачи «Наша Раша» с телевизором разговаривает, полстраны стали это делать. Смотрит Григорий Маратович в телеэкран, а там Владимир Владимирович Путин в интервью телеканалу «Россия-1»  и говорит:

«Мы заранее предупредили наших партнёров — и американских партнёров, многих, во всяком случае, других партнёров, особенно страны региона, — о наших намерениях и о наших планах. Кто‑то говорит, что мы сделали это слишком поздно, но хочу обратить Ваше внимание на то, что нас вообще никто и никогда при планировании и начале операций подобного рода не предупреждает. А мы это сделали».

И изумляется русский мужик: как же так, барин? И «американских» предупредил, и «многих», и «во всяком случае», и «других» и «особенно страны региона» — сумели предупредить так, что об этом даже разведки иностранных армий ничего не знают, о чём следом же и сказано Президентом:

«Американская разведка — одна из самых лучших в мире, давайте не будем бросать в неё камни. Это одна из самых мощных, но и она не всё знает. И не должна всё знать».

Как слова, расходящиеся с реальными действиями, прикажете понимать «партнёрам»? И партнёры ли они в таком случае, если давеча в своей речи на Генассамблее ООН  Глава Государства российского на весь мир обещал совершенно иное, а именно — совместные и согласованные действия:

«В действительности же мы предлагаем руководствоваться не амбициями, а общими ценностями и общими интересами на основе международного права, объединить усилия для решения стоящих перед нами новых проблем и создать по-настоящему широкую международную антитеррористическую коалицию. Как и антигитлеровская коалиция, она могла бы сплотить в своих рядах самые разные силы, готовые решительно противостоять тем, кто, как и нацисты, сеет зло и человеконенавистничество».

Упомянуть антигитлеровскую коалицию — дело, конечно, благородное, особенно, когда по земле русской — по Харькову, Киеву да Одессе — в праздник православный на Покрову наследники гитлеровских палачей факельные шествия устраивают. Вот только «гитлер» в понимании русского мужика виртуальный какой-то, необъяснённый, географически неопределённый, физически не проявленный, да ещё и не под Донецком, как оказалось, а где-то в сирийских пустынях прячется.

Но Владимир Владимирович тогда продолжал:

«Уже в ближайшие дни Россия, как председатель Совета Безопасности, созывает министерское заседание для комплексного анализа угроз на пространстве Ближнего Востока. Прежде всего, предлагаем обсудить возможность согласования резолюции о координации действий всех сил, которые противостоят „Исламскому государству“ и другим террористическим группировкам».

После таких слов и последовавших за ними бомбардировок любой «партнёр» почувствует себя обманутым. Надо ли удивляться, что в результате США показали «кузькину мать» уже премьеру РФ Дмитрию Медведеву, отказав ему во встрече для переговоров на сирийскую тему. Ведь сначала Россией предлагается закурить трубку мира, а следом — ракетами по ИГИЛ. А может, и не по ИГИЛ? Ибо Президент сам признаётся в интервью Соловьёву:

«Но если говорить о чисто военной составляющей, то мы ведь нашим партнёрам говорим, когда слышим упрёки в наш адрес, что якобы наши удары приходятся не на ИГИЛ, не на другие террористические организации типа „Джабхат ан-Нусра“ и иже с ними, а на здоровую часть оппозиции, так скажем об этом. И мы им сказали: если вы знаете лучше, чем мы, ситуацию на территории, вы уже там присутствуете больше года — незаконно, но всё‑таки присутствуете, — если вы лучше знаете (в чём я сомневаюсь, но допустим), дайте нам цели, мы их отработаем… Отказали. Сказали, что нет, на таком уровне мы работать не будем. Непонятно почему, если они действительно лучше знают и хотят бороться с терроризмом — назовите нам конкретные места, где укрываются террористы, где их пункты управления, склады с вооружением и техникой. Дайте нам цели — чего проще?»

Выходит, что лупит российская авиация и ракеты по каким-то заранее намеченным объектам, уничтожает чью-то собственность, чьи-то жизни, судьбы, надежды, слепо и без координации с коллегами западных стран выбирает для этого цели, априори называя их «террористическими» и тут же «партнёрам», которые уже больше года сидят в Сирии, предлагается «самое простое»:

«Присоединиться к нашим усилиям и таким образом легализовать свои собственные действия на сирийской территории. Потому что если у нас есть мандат от официальных властей, то самое простое — присоединиться к нам и работать в рамках этого мандата. Но, к сожалению, пока мы об этом с нашими партнёрами, коллегами не договорились».

Между прочим, американцы давно предлагают Путину сделать то же самое — присоединиться к инициативам США и ЕС.

Чешет затылок Григорий Маратович, не понятно ему, что с одной стороны, выступая перед почтенной публикой всея планеты национальный лидер России призывает всех бороться с терроризмом:

«Россия всегда твердо и последовательно выступала против терроризма во всех его формах. Сегодня мы оказываем военно-техническую помощь и Ираку, и Сирии, другим странам региона, которые ведут борьбу с террористическими группировками»

… а всего через несколько дней, языком внутренней телепропаганды в изводе у Соловьева борьба с мировым терроризмом неожиданно трансформируется в поиски с ним политического компромисса:

«И наша задача — я хочу теперь вернуться к тому вопросу, который Вы задали, — заключается в том, чтобы стабилизировать законную власть и создать условия для поиска политического компромисса».

Так борьба с мировым терроризмом или стабилизация власти Башара Асада и поиск политического компромисса ставятся во главу угла? Какие выводы должны сделать «партнёры», и какие мысли должны посетить русского мужика, налогоплательщика, за счёт которого живёт и здравствует российская элита?

Если оглянуться на забалтываемые события в Новороссии, то, по всем прогнозам, ждёт Сирию какой-нибудь затяжной «тегеранский мир». В котором контактные группы переговорщиков разных стран шаг за шагом будут сдавать позиции Асада западным «партнёрам», также, как сейчас это происходит в ДНР и ЛНР. А борьба с терроризмом так и останется имитацией с последующей политической легализацией лидеров исламских боевиков в том же формате, как сейчас легализовались террористы «Правого сектора» и прочие бандеровские пронацистские националистические военизированные формирования. Но зато при самом непосредственном участии якобы стремительно врывающейся в мировую политику российской власти. А в реалиях — теряющей доверие своих «григориев маратовичей», понимание и уважение со стороны западных «партнёров», союзами с которыми так дорожит российский Президент.


Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
2627
9851
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика