Бомба ускоряющегося действия

Степан Степанович Сулакшин — Генеральный директор Центра научной политической мысли и идеологии, д.полит.н., д.физ.-мат.н., профессор

Центр у нас сравнительно небольшой — 25 человек. При этом, как в любой организации, кто-то иногда уходит, появляется кадровая надобность, и мы ищем будущего сотрудника. Вывешиваем, как водится, в интернете объявление с профильным портретом: «Нужен умный, нужен широкообразованный, желательно с опытом, желательно со знанием языков, при этом — внимание! — молодость приветствуется». Сейчас вернусь к этой детали. Получаем сотни резюме соискателей.

Что это за люди? Возраст разный — есть и 50-ти, 60-ти летние, есть и совсем молодые — студенты, выпускники. Большая масса этих людей ни к чему не пригодна. Это побочный продукт мутировавшей системы образования, кадровой подготовки, переквалификации в стране. Офисный планктон — презрительное, но точное обозначение этих недоучек, неумех и бездельников, а также возрастных мутантов. Чем они занимались на предыдущих местах работы (а таковых у них и пять, и десять, и пятнадцать в трудовых книжках) — представить трудно. Выпускники экономических, юридических, философских, социологических, политологических факультетов и специальностей на самом деле никакой специальностью не обладают.

Таких «специалистов», конечно, перепроизводство. Математиков, инженеров, физиков, технарей, компьютерщиков на деле не хватает. Мы пожинаем плоды внедрения в путинский период ЕГЭ, Болонской системы. Кому-то кажется, что ЕГЭ действительно решил проблемы взяточничества при поступлении в вузы, дал возможность ребятишкам из далёких посёлков попадать в столичные вузы… Полная ерунда. Абсолютное большинство вузовских преподавателей видят, как деградирует качество абитуриентов.

Дело ведь не только в изменении системы экзаменов с учётом этого самого ЕГЭ. Дело в том, что изменилась культура, принципы подготовки школьников. Они ранее представляли собой индивидуальную работу с учеником — не просто накачивание его зазубренными датами и формулами, а обучение мыслить, работать с источником самому, ставить и решать задачи. Раньше человека готовили к будущей взрослой жизни, прививая ему навыки труда, воспитывая в нём значимые человеческие ценности. Учитель действительно был учителем.

На сегодня для учителя ученик — это клиент, от которого зависит его доход. Это абсолютно западная, американская схема, это наследие медведевского «наскока» в его президентские годы, это результат отнюдь не бездумного — наоборот, целенаправленного реформирования, которое из передовой, образованной и цивилизованной страны превращает Россию в архаичную, сырьевую, малоинтересную. В страну без будущего.

Изменилась культура преподавания в школе. Ученика, как обезьяну в зоопарке, натаскивают на примитивный набор ответов в опросниках ЕГЭ. Иногда читаешь эти вопросники и диву даёшься — насколько «кастрированное», урезанное, примитивизированное знание и отношение к когнитивным вызовам даётся нынешним школьникам. Но и это ещё не вся беда. В университетах происходит тот же процесс мутации и деградации. Преподаватели начитались переводных «экономиксов», хлебнули либеральной идеологии, которая вопросы ценностей, обязательные в научном гуманитарном сознании вопросы добра и зла, вопросы социализации и облика гражданина, патриота своей страны вообще отодвигает в сторону. Готовят, фактически, эмигрантов.

Я не преувеличиваю, а цитирую достаточно влиятельного профессора МГУ, который ещё и выступает как образец для многих. Не случайно поэтому молодёжь стремится уехать из России, планирует и на самом деле эмигрирует в страны Европы, Америку, и теперь всё больше в Китай.

Так вот, приходят эти бакалавры-недоучки, магистры, удивительным образом совместившие 4 года подготовки по одной специальности и два года по другой. При этом не готовые ни по первой, ни по второй. Они не знают элементарных азов. Они абсолютно не научены мыслить. Когда спрашиваешь о перипетиях их обучения, о том, почему студент-очник, который должен учиться, приходит устраиваться на работу на полный рабочий день — то понимаешь, что и у студента, и у его преподавателя сформировалось совершенно наплевательское отношение к результату обучения.

Вместо квалификации ныне, по фурсенковско-ливановским «уложениям», требуется обретение неких компетенций. Квалификация — это способность к труду. Компетенция — это представления о чём-нибудь. Чувствуете разницу? Либо специалист, либо начётчик. Есть два уровня образованности — образованец и человек образованный. Образованец со своими компетенциями слышал, читал, что-то вызубрил. Образованный человек, прежде всего, умеет работать с информацией в своей сфере, умеет поставить задачу, умеет её решать, понимает, что такое полезное знание, понимает, что такое теория и модель как результат процесса познания. Образованец же сыпет цитатами, профессиональными терминами, но не умеет ни-че-го. Вот это — мейнстрим, насколько возможно судить, анализируя кадровые волны на фоне возрастающей в России безработицы.

Особая тема — молодёжь. Приходит молодой парень — сильный, развитый, и ничего не знает. Спрашиваешь: «Специальность?» — «Политолог». — «Объясни, что такое политика». Он не может объяснить даже этого. Вместо методологии, вместо знания теории — разговорный жанр, сплошное начётничество, сплошное цитирование. Так я узнаю в этих портретах их преподавателей, которые мутировали за 25 последних лет.

Нет никаких сомнений, что в России сформирована не то чтобы передовая и эффективная в национальном масштабе, а деградирующая система коммерциализированного образования — как, впрочем, и во всех остальных сферах. Студенты то ли ходят на занятия, то ли не ходят — это абсолютно никого не волнует. Главное, заплати. Студенты глядят собачьими, жалостливыми глазами на зачёте или экзамене, объясняют, что у них нет денег, чтобы платить за учёбу, поэтому они работают, а поэтому учиться им некогда. И всё сводится к тому, что они формально покупают себе дипломы, но как квалифицированные специалисты совершенно некондиционны.

Есть ещё одна сторона вопроса: молодой человек, выпускник, рассказывает мне, что прошёл уже десятки собеседований, которые начинались и тут же заканчивались одним вопросом: «Какой стаж?» — «Стажа нет». «Ну тогда — до свидания, когда будет три года — приходи». А где же он эти три года сможет отработать, если везде один и тот же ответ?

В западных странах существует законодательное обременение бизнеса на предмет квот для трудоустройства выпускников. В той же Англии выходят на улицу демонстранты, требующие новых законодательных решений, внимательных к этой естественной проблеме. Ведь общество заинтересовано в том, чтобы молодёжь получала рабочие места, наращивала стаж, и этот процесс смены поколений был бы гармоничным. В нашей стране власть, а за ней и общество, не заинтересованы ни в чём. Я ни разу не слышал от Президента Путина или от Премьера Медведева постановки задачи о создании рабочих мест, отчёта об их реальном осуществлении. Президент Обама американскому народу каждую неделю объявляет, сколько они создали рабочих мест в стране! Почувствуйте разницу.

Был однажды некий бред — когда Путин объявил о создании 25 миллионов рабочих мест, за ним начала голосить «Единая Россия», тиражируя эту якобы цель. Но потом быстренько об этом забыли, потому что, на самом деле, ничего в этом направлении не делали и не удосужились даже посчитать, что это стоит, по минимальным соображениям, 250 миллиардов долларов. Откуда их взять — они не в состоянии ответить, они в состоянии только резать бюджет и упразднять государственные функции, государственную заботу о таких значимых проблемах.

Почему это проблема? Да потому, что по последним данным, в молодёжном секторе безработица в России уже 20%. Как всегда, эту цифру официальной статистики нужно умножать как минимум на 1,5. И нужно вспомнить, как были организованы и произошли революции Арабской весны. Движущей силой была молодёжь.

Классические революции ленинских времён возникали, когда уровень жизни народа опускался ниже терпимого. Верхи управлять не могут, а низы не хотят жить на таком уровне. Такова была классическая формула. На сегодня мы со всей очевидностью видим, что верхи, начиная с президентского, не управляют. Да и не могут. Не умеют и не хотят управлять страной.

А вот что касается низов — то тут пока ситуация иная. Во-первых, мощные пропагандистские механизмы заверяют народ, что ему никогда не было так хорошо, и он таким счастливым не был никогда. И это действует. Парадокс — при снижающемся уровне жизни растущий рейтинг Президента — объясняется именно этим искусственным зомбированием сознания народа. Во-вторых — русский российский народ действительно терпелив. Наверное, трудно найти похожий народ в мире. «Лишь бы не было войны», — этот психологический мотив жизни укоренён в поколениях. На сегодня его опять эксплуатируют, предав и бросив под бомбы и в безысходность русских людей на Востоке Украины. Формула вновь лживая и цинично применяемая: «Вы не знаете, что там наверху. Верховный знает гораздо больше, у него есть хитрый план, главное — он спасает страну от войны». То, что он её на грань войны вывел — об этом, конечно, разговор не ведётся. То, что русские люди на Востоке были подняты с российской надеждой и российскими обещаниями — об этом тоже ничего не говорится. Ну и не говорится о том, что они Россией же и брошены.

Но я немножко отвлёкся. Искусственный рейтинг и долготерпение народа небесконечны. Главное — понимать, что в современности схема революций видоизменилась. Появилось явление «революции несбывшихся ожиданий». Не помирают с голоду люди, в том числе молодёжь. Но им было обещано много. Они ожидали, входя в жизнь, таких же блестящих успехов, таких же яхт, суперавтомобилей, супердворцов и коттеджей, что им каждый день показывают по телевизору. А получили безработицу. А получили проблему считать свои копейки от мизерной получки до получки. А получили унижение и безысходность. Число миллиардеров растёт даже в кризис, при этом для народа падают доходы и растёт безработица — вот что получает большинство.

20% процентов безработицы молодёжи — это уже очень много. Ведь это тот самый контингент, который начинает смотреть в сторону ИГИЛ и под посулы вербовщиков уезжает туда. Это та молодёжь — умная, наша, перспективная, которая не нужна здесь — уезжает за границу, в Америки, Европы и Китаи. Это та молодёжь, которая попадает в простые, примитивные сети, объясняющие всё на свете: «виноваты не русские, виноваты инородцы, пойдём бить и громить — тогда заживём». Истоки экстремизма — в политике самого государства, в либеральной модели, которая плевать хотела на так любезную ей личность. Для либеральной модели интересна личность только с миллионами и миллиардами, или с президентскими, премьерскими и иными должностями. Человек для неё — это второсортный источник доходов.

В какой-то момент рациональное понимание у народа наступит. Наступит оно и у молодёжи. И это не кликушество, потому что мы, как и любой, хорошо понимаем, что за беда, когда страну доводят до потрясения, до революции. Мало того, что это просто незаконное потрясение власти — это ещё и попрание человеческих законов, когда брат идёт на брата, отец на сына, когда начинает литься кровь, происходят погромы и разгромы. Украина показывает эту картину. И не только американское подзуживание было тому причиной — тому причиной была собственная власть. Наглая, проворовавшаяся, либеральная, бездельная, глупая, которой наплевать, на самом деле, на народ и на молодёжь.

Это портрет и российской действительности.

И самое поразительное — что уроки, которые власть извлекает из этих драматических событий, заключаются только в одном: не решать проблемы по существу — например, вернув качество образования, создав механизмы трудоустройства молодых, вообще вернув политику создания рабочих мест и суверенного экономического роста — нет, не этим озабочена власть. Она озабочена угрозами самой себе, своим судьбам. А отсюда — открывающиеся репрессии. Пока не очень заметные, пока — в информационном пространстве, в том, что критиковать власть нельзя, в том, что уже нельзя говорить о росте цен и спаде экономики. Чисто страусиная позиция, глупейшая позиция. Копают яму, и не только под собой — Бог бы с ними, — под страной. В России всё явственнее созревают предпосылки политического потрясения.


Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
41
66
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика