Царь об экономике

Царь об экономике

Автор Александр Олегович Русин — публицист и блогер, Союз народной журналистики. Новосибирск

Вчерашнего дня наш царь выступал на экономическом форуме, проходящем в Санкт-Петербурге. На форуме собрались разные экономисты, которым царь заяснял, что Россия готова расширить и углубить, закрепить и усугубить все, что недоусугублено, заужено и до сих пор не закопано по недосмотру. Не верите?

Тогда привожу избранные фрагменты:

«Очень рад приветствовать всех вас на двадцатом экономическом форуме в Петербурге. Не могу не вспомнить, что его инициатором был первый мэр этого города Анатолий Александрович Собчак».

Который не только экономический форум основал, но и дал путевку в большую политическую жизнь одному мальчику-особисту, который вот, дорос теперь… хотя, не факт, что дорос…

Но это была присказка.

Ближе к делу:

«Петербургский форум традиционно служит площадкой для обсуждения стратегических вопросов и проблем. Такой разговор тем более важен сегодня, когда мир переживает серьёзную трансформацию, когда глубокие изменения затрагивают практически все сферы жизни».

Ух, ты!

Неужели сейчас узнаем про трансформацию, которую переживает мир и глубокие изменения практически всех сфер жизни?

Неужели будет про мировую революцию и неминуемый крах капитализма?

«Да, после кризиса 2008–2009 годов удалось отчасти свести финансовые балансы, ограничить, хотя и не преодолеть проблему роста долга, сделать более прозрачными и управляемыми денежные потоки».

Ключевое слово — отчасти!

Не прошло и десяти лет — царь признал, что кризис 2008 года Россия так и не прошла. А кто-то тогда говорил, что наша экономика — это островок стабильности в мире финансовых проблем.

«Перезапустить рост пока не удаётся».

Что-то я не понял — прошли в прошлом году дно или нет?

«Ведущие страны мира ищут источники роста, и ищут в использовании, в капитализации колоссального технологического потенциала, который уже имеется и продолжает формироваться, прежде всего, в цифровых и промышленных технологиях, робототехнике, энергетике, биотехнологиях и медицине, в других сферах».

Жаль, что Россия к ним не относится. Мы ищем источники роста в строительстве газовых потоков в обход Украины и создании общего углеводородного рынка со странами ЕАЭС.

«Открытия в этих областях способны привести к настоящей технологической революции, к взрывному росту производительности труда».

Владимир Владимирович, вы тут немного тормозите.

Технологическая революция и взрывной рост производительности труда уже состоялись, последние сто лет только это и происходило. А теперь мир столкнулся с тем, что автоматика быстро вытесняет людей и никто не знает, куда их девать. Свою версию того, куда девать людей, предложило ИГИЛ, но оно запрещено в России. Впрочем, их версия далеко не нова.

«Неизбежно произойдёт реструктуризация целых отраслей, обесценятся многие производства и активы, изменится спрос на профессии и компетенции, обострится и конкуренция как на традиционных, так и на формирующихся рынках».

А я вам уже говорил, что у власти в России находятся реставраторы. Они переместились во времени на сто лет назад и теперь с удивлением наблюдают за происходящим.

«Собственно, уже сегодня мы видим попытки закрепить за собой или даже монополизировать выгоду от технологий нового поколения».

В области вычислительной техники это произошло лет сорок назад, когда СССР начал копировать Intel, IBM и DEC. Про другие области не скажу, но то, что царь отстал от жизни на несколько десятилетий — факт.

В общем, все, что говорит сегодня царь, устарело еще до того, как Собчак выступил с инициативой создания этого экономического форума.

«Отсюда, как мне думается, и создание замкнутых регуляторных пространств с барьерами для перетока прорывных технологий в другие регионы мира с достаточно жёстким контролем над кооперационными цепочками для максимального извлечения технологической ренты».

С добрым утром!

«Мы дискутировали с коллегами, некоторые говорят, что это возможно. Я думаю, что нет».

Поясняю, кто не понял:

Владимир Владимирович считает невозможным то, что уже случилось по факту, к примеру, в области вычислительной техники, лет сорок назад.

Заодно напомню, что этого человека некоторые считают главнокомандующим вооруженными силами страны.

«На какое-то время можно сдержать распространение тех или иных технологий, но в современном мире удержать это в замкнутом пространстве, даже достаточно большом географически, невозможно».

Сюрприз, сюрприз,
Да здравствует сюрприз!

«Это может привести к тому, эти попытки, что и сфера фундаментальной науки, открытая сегодня для обмена знаниями и информацией для совместных проектов, также может закрыться, и здесь тоже вырастут разделительные барьеры».

А еще это может привести к тому, что центры фундаментальных исследований будут перемещаться из одних стран в другие, ученые будут уезжать за рубеж, чтобы заниматься своими исследованиями там, где для этого есть соответствующие условия, лаборатории и финансирование, там же будут учить студентов, а научная литература будет издаваться преимущественно на английском языке.

Кстати, не «может привести», а уже привело.

«Вместе с тем масштаб технологических, экономических задач и объективно складывающаяся ситуация сегодня — всё это имеет такой масштаб и такой характер, что развиваться эффективно можно только вместе, выстраивая кооперационные связи».

Зачем США кооперационные связи в области высоких технологий с Африкой или сырьевым придатком Европы?

«Мы считаем, что такая кооперация может эффективно строиться в рамках гибких и открытых интеграционных структур, которые поощряют конкуренцию в научном поиске».

Что-то я недопонял, кто кого должен поощрять — конкуренция кооперацию или наоборот?

«позволяют странам-участникам в полной мере реализовать свои компетенции и свой потенциал»

А разве кто-то мешает России реализовать свои компетенции и свой потенциал в области добычи нефти и газа?

«В 2011 году вместе с Белоруссией, Казахстаном, опираясь на плотную сеть кооперационных связей, доставшихся нам ещё от Советского Союза, мы сформировали общее таможенное пространство, затем создали Евразийский экономический союз».

И теперь в рамках этого союза пять стран создали общий рынок нефти с целью переложить из одного кармана в другой около 5 миллиардов долларов за 5 лет — ура!

Я же говорю — никто не мешает России и другим странам ЕАЭС реализовать свои компетенции и свой потенциал в области добычи нефти и газа.

«Инициатор этого проекта находится в этом зале, на трибуне. Это Президент Казахстана Нурсултан Абишевич Назарбаев».

Так вот, оказывается, кто придумал ТС и ЕАЭС!

А мы-то думали, что это Россия создает вокруг себя новое экономическое пространство и превращается в региональную державу, один из центров многополярного мира. А оказалось, что это Казахстан.

«Мы последовательно углубляем нашу интеграцию, убираем барьеры на пути развития торговли, движения инвестиций, технологий, рабочей силы».

Насчет снятия барьеров на пути движения рабочей силы не поспоришь, любой московский таджик это подтвердит. Когда ему переведут данную фразу на родной язык.

«Уже сейчас реализуется программа технологической, промышленной кооперации, поэтапно формируем единый рынок услуг».

Каких услуг?

«К 2025 году будет создан единый рынок энергетики и углеводородов».

О чем и речь!

Вот она — кооперация на постсоветском пространстве — единый рынок углеводородов.
А что там было о прорывных технологиях и фундаментальных исследованиях?

Кстати, почему единый рынок углеводородов только к 2025 году? Недавно же в Астане договорились про единый рынок нефти. Или с нефтью проще, а на остальные углеводороды нужно еще восемь лет?

«Видим большие перспективы во взаимодействии Евразийского экономического союза с другими странами и интеграционными объединениями».

Вступление в ОПЕК?

«Кстати, желание создать зону свободной торговли с Евразийским экономическим союзом выразили уже более 40 государств и международных организаций».

Естественно.

Получать нефть и газ по внутренним российским ценам хотят все.

«В рамках такого контура мы в том числе сможем решать крупные технологические задачи, мотивировать и вовлекать в процесс технологического развития новых участников».

Крупная технологическая задача — это очередной газовый поток?

«в дальнейшем постепенно двигаться к снижению, а затем и отмене тарифных ограничений».

Отмена тарифных ограничений — это чтобы ТНК окончательно задавили мелких конкурентов?

«Уже в июне с нашими китайскими коллегами мы планируем дать официальный старт переговорам о создании всеобъемлющего торгово-экономического партнёрства в Евразии с участием государств Европейского экономического союза и Китая. Рассчитываю, что это станет одним из первых шагов к формированию большого евразийского партнёрства».

Новый шелковый путь? Ню-ню…

«Дорогие друзья, проект, о котором я только что сказал, проект „большой Евразии“, открыт, безусловно, и для Европы»

Похоже, с Большой Европой от Лиссабона до Владивостока вышел облом — теперь в Кремле вынашивают большую Евразию.

Как же хочет царь сделать Россию частью чего-то большого-пребольшого, больше самой России — то к Европе совокуплял, теперь к Евразии совокупляет.

А все почему?

Все потому, что у власти не только реставраторы-клептократы, но еще и космополиты, которые считают себя человеками мира и границы им только мешают делать бизнес и совокупляться с партнерами. То есть интегрироваться, я хотел сказать.

«Европейский союз, несмотря на все проблемы в наших отношениях, известные проблемы, остаётся ключевым торгово-экономическим партнёром России. Это наш ближайший сосед».

Хм… а я почему-то думал, что наши ближайшие соседи — это Украина и Белоруссия.
А оказалось — Евросоюз.

Кстати, а Сирия — тоже наш ближайший сосед?

«Для ЕС вызов технологической революции и структурных изменений стоит не менее остро, чем для России».

Для России не стоит вызова технологической революции — для России стоит вызов технологической деволюции.

«Нам нужно вернуть доверие в российско-европейские отношения и восстановить уровень взаимодействия. Мы помним, с чего всё началось. Россия не была инициатором сегодняшнего развала, разлада и проблем, введения санкций».

Точно! Не мы создали эту ситуацию!

И контрсанкции — это наш способ вернуть к себе доверие.

«Все наши действия были и остаются исключительно ответными».

Мама, он первый начал!

«Но мы, что называется, как у нас в народе говорят, зла не держим и готовы идти навстречу нашим европейским партнёрам».

Навстречу в чем?
В признании Крыма?

«Повторю, мы заинтересованы в том, чтобы европейцы подключились к проекту большого евразийского партнёрства».

Европейцы давно уже подключились к евразийской бензоколонке и большего им от России не надо.

Но вы повторяйте, повторяйте…

«Россия смогла решить наиболее острые текущие проблемы в экономике».

Да ладно?

«Уже в ближайшей перспективе рассчитываем на возобновление роста».

То есть дно все-таки пройдено?

«Мы сохранили резервы, существенно сократился отток капитала: по сравнению с первым кварталом 2015 года в пять раз. Снижается и инфляция».

Резервный фонд сократился со 142 млрд долларов в 2008 году до 38 млрд долларов по состоянию на 1 июня. Ну да, немножко резервов сохранилось. А отток капитала сократился потому, что больше нечему утекать. Или почти нечему. И с инфляцией та же фигня.

«Считаю, что уровень инфляции в 4–5 процентов достижим уже в среднесрочной перспективе».

Ну, если у населения совсем закончатся деньги — тогда может быть.

«Кроме того, необходимо постепенно снижать бюджетный дефицит, зависимость бюджета от поступлений углеводородного сырья и другого сырья, в том числе в ближайшие 5–7 лет надо как минимум вдвое сократить ненефтегазовый дефицит».

Ля-ля. Ля-ля-ля-ля-ля…

«Уверен, что Правительство и Центральный банк России продолжат взвешенную и ответственную работу по обеспечению макроэкономической стабильности».

Сдохнем мы от их ответственной работы.

«Мы ставим перед собой задачу выйти на темпы роста экономики не менее чем 4 процента в год».

И при этом хотите инфляцию в те же 4 процента?
Ну вы даете!

«Да, конечно, я помню, о чём мы говорили предыдущие годы».

О двадцати миллионах рабочих мест?
О доступном и комфортном жилье?
Об удвоении ВВП?

«Сегодня мы говорим о более скромных цифрах. Это не столь высокие ориентиры, которые мы обозначили ещё несколько лет назад, но, повторю, ситуация изменилась не только для России — для всей глобальной экономики. Текущее замедление роста — это общемировая тенденция».

Обвал национальной валюты в два раза и спад ВВП — тоже общемировая тенденция?

«Важнейший фактор, который предопределяет общую конкурентоспособность экономики, динамику рынков, ускорение роста ВВП, повышение заработной платы, — это производительность труда».

И что делается для увеличения производительности труда?

«Будем так настраивать законодательство, налоговые регуляторы, технические стандарты, чтобы компании были заинтересованы повышать производительность труда, внедрять трудо — и энергосберегающие технологии».

Знаем мы ваши трудосберегающие технологии — на КАМАЗе введена сокращенная рабочая неделя, на очереди АвтоВАЗ.

И еще налоговые начали докапываться до организаций, в которых зарплата ниже, чем средняя по рынку. Чтобы исправить положение, надо половину сотрудников уволить, оставшихся заставить работать за двоих — так и получится рост эффективности.

«С ростом производительности неэффективная занятость будет неизбежно сокращаться, а это значит, нам нужно существенно повысить гибкость рынка труда, предложить людям новые возможности».

Ага, только на практике все наоборот — сокращают занятость, которую считают неэффективной, производительность по статистике растет, а возможностей становится все меньше.

«Мы сможем решить эту задачу, в первую очередь создавая новые рабочие места в малом и среднем бизнесе».

С нынешними налогами и кредитной политикой только новые рабочие места и создавать. Особенно в малом бизнесе.

Что там было про налоговые каникулы и снижение НДС?

«Ещё одна ниша для малого и среднего бизнеса — это высокотехнологичная сфера, создание условий для тех небольших компаний, которые реализуют стартапы, выходят на рынок с прорывной продукцией».

Покажите мне эти условия!

«Уже в июле корпорация по развитию малого и среднего бизнеса запускает бесплатный электронный сервис — бизнес-навигатор, в котором будет содержаться информация о том, где, в каком регионе есть перспективные площадки для открытия своего дела».

Дайте угадаю, что там будет: дальневосточный гектар?

«Добавлю, что наша программа импортозамещения также нацелена на создание продукции, конкурентной на мировом рынке».

Так импортозамещение все-таки или создание продукции на экспорт? Или царь не различает?

«Уважаемые друзья, мы продолжим дальнейшую либерализацию и улучшение делового климата».

Либерализация!

У кого-нибудь еще остались вопросы?

Источник




Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
125
381
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика