Царь сказал — победили!

Царь сказал — победили!

Автор Александр Олегович Русин, публицист и блогер, Новосибирск

Всё, операция ВКС РФ в Сирии завершена. Теперь уже точно. Всем спасибо, как говорится. Президент собрал в Георгиевском зале Кремля участников операции, подвел итоги и поблагодарил за службу. И наградил отличившихся.

По словам президента, задачи выполнены. То есть мы победили.

Однако некоторые фрагменты выступления наводят на мысль, что не все так однозначно:

«Вы помните, как складывалась ситуация в Сирии в сентябре 2015 года. А тогда значительная часть страны была захвачена террористическими группировками».

Так значительная часть страны захвачена террористическими группировками по сей день. Пальмира, Алеппо, Ракка (неофициальная столица ИГИЛ) — по-прежнему контролируются террористами. И многие города поменьше.

«В полном соответствии с международным правом, по просьбе легитимного правительства, Президента страны, было принято решение о начале нашей военной операции. Причём мы сразу чётко обозначили её цели».

У меня по этому поводу вопрос: а что, до этого президент Сирии нас о военной помощи не просил? Наверное стеснялся. Думал, что сам справится. А через четыре года войны понял, что сам уже не справится. И попросил.

Кстати, а операция ВКС РФ завершилась тоже по просьбе президента Сирии? Если операция началась по просьбе президента Сирии, то логично предположить, что и завершиться она должна была по аналогичной просьбе. Наверное так. Видимо Дамаску больше не нужна военная поддержка ВКС РФ. Решили, что дальше справятся сами. Ну что ж. Мы люди воспитанные, если наша помощь больше не нужна — не станем навязывать свои услуги. Да, насчет «сразу чётко обозначили цели» — тоже интересно. Мы тут с мужиками поспорили, в чем была цель операции, а оказывается все было четко обозначено с самого начала. Наверное мы что-то пропустили.

«Мы сразу чётко обозначили её цели. Это поддержка законной борьбы сирийской армии с террористическими группами».

Так это не цель, господин президент, а задача. Немного разные вещи. Цель — это «идеальное, мысленное предвосхищение результата деятельности» и «то, к чему стремятся, что намечено достигнуть, умысел, намерение». А поддержка сирийской армии в борьбе с террористическими группами — это задача, которая была поставлена перед ВКС РФ.

Получается, что собственных целей у России не было, цели были у Дамаска (сирийской армии), а мы просто осуществляли поддержку и отработали как приложение к сирийским войскам.

Работали по чужой цели — получается так.

Кстати, а сирийская армия своих целей с нашей помощью достигла? В чем заключались цели сирийской армии? Или мы осуществляли поддержку сирийских войск, не зная конечных целей Дамаска?

Похоже, что нас просто попросили помочь — мы помогли. А когда в наших услугах перестали нуждаться — мы вернулись. Так выходит?

И еще — президент сначала сказал «чётко обозначили цели» — цели во множественном числе, а потом назвал одну, да и то не цель, а задачу. Впрочем, не будем совсем уж придираться к словам.

«Также наши действия были рассчитаны по времени на период активных наступательных операций против террористов».

Интересный получается расчет по времени — на период наступательных операций. А сколько должны были идти эти наступательные операции — кто-нибудь изначально знал?

Знали, но нам не сказали? Или не знали?

Кстати, привязка «на период наступательных операций» — это привязка не по времени, а по процессу. Немного разные категории. Или я опять придираюсь к словам?

А вот более серьезный вопрос: сирийская армия планирует освобождать Пальмиру — это разве не наступательная операция? А потом наверное будут освобождать Алеппо и Ракку. Или не будут? Или это уже не наступательные операции? Или наступательные, но не активные?

Получается, что освобождения Пальмиры, Ракки и Алеппо либо не будет вообще, либо будет, но в ходе пассивной наступательной операции. Уж не знаю, как будет выглядеть пассивная наступательная операция, но наверное скоро поглядим.

А может быть все проще?

Наступательные операции еще не завершены, но Дамаск сказал, что в нашей помощи больше не нуждается, дальше все сделает сам? То есть мы вывели ВКС РФ раньше, чем планировалось изначально, но не потому что нам самим так захотелось, а потому что Дамаск попросил?

«Было прямо заявлено, что мы не собираемся втягиваться во внутрисирийский конфликт».

Получается, что на протяжении пяти месяцев мы не втягивались, а 14 марта сложилась такая ситуация, что задержимся на лишний день — и сразу втянемся. Поэтому потребовалось срочно выходить.

«Искать окончательное решение, определять будущее страны, безусловно, должны только сами сирийцы».

Естественно. Они уже ищут. Но почему-то в Швейцарии.

«Главной задачей нашей операции был удар по терроризму».

Удар-то мы нанесли, спору нет, но опыт двух чеченских кампаний наглядно демонстрирует, что если террористы не добиты — считай, что зря старались, все сначала придется начинать. Это примерно как с тараканами — если очистил половину кухни и на этом успокоился, радость будет недолгой. «Это борьба с врагами цивилизации, с теми, кто несёт варварство и насилие, пытается перечеркнуть смысл и значение тех великих духовных, гуманистических ценностей, на которых и держится мир». А президент в курсе, кто спонсирует и поддерживает этих «врагов цивилизации»? Это его партнеры — Саудовская Аравия и США, чьи облигации ЦБ РФ старательно покупает. Или я ошибаюсь?

Президент в курсе, где возник ИГИЛ? Не в Ираке ли случайно, который США освободили от Саддама Хусейна? И откуда у ИГИЛ появились сотни новеньких джипов, американское оружие? В пещерах лобзиком напилили?

«Повторю, основная цель наших действий в Сирии — остановить глобальное страшное зло, не дать терроризму перекинуться на Россию. И наша страна проявила своё бесспорное лидерство, волю и ответственность».

Ну если президент считает, что «глобальное страшное зло» остановлено — тогда может быть. Поглядим. Правда я сомневаюсь, что вывести ВКС РФ, когда Пальмира, Алеппо и Ракка еще остаются под контролем террористов, можно назвать ответственным решением.

«Мы не дали разрастись террористической опухоли».

То есть цель была не в ликвидации, а «не дать разрастись»?

Впрочем, я забыл, что дальше сирийская армия добьет террористов сама, в ходе пассивного наступления, для которого наша помощь уже не требуется. И вообще, Дамаск сам же попросил нас завершить операцию. Попросил же?

«Сирийская армия овладела стратегической инициативой и продолжает очищать свою землю от террористических банд».

Поверю вам.

«Главное — мы создали условия для начала мирного процесса. Удалось наладить позитивное, конструктивное взаимодействие с Соединёнными Штатами Америки, рядом других стран».

Конструктивное взаимодействие с США, говорите?

Голосок твой так хорош — очень сладко ты поешь!

«После того как было достигнуто соглашение о прекращении огня между оппозицией и правительственными войсками, объём работы нашей авиации значительно сократился. Количество боевых вылетов снизилось в три раза: с 60–80 в сутки до 20–30».

Получается, что 2/3 боевых вылетов (40–50 в сутки) до этого совершалось по оппозиции, а не по террористам — я правильно посчитал?

А кто-то говорил, что мы воюем только с террористами.

«В этой связи созданная ранее группировка с военной точки зрения стала избыточной».

Ну если вышесказанное верно, тогда так.

«Решение о выводе существенной части наших военнослужащих и техники согласовано с Президентом Сирии Башаром Асадом, который был заранее информирован о наших планах и поддержал их».

Что-то я не понял — это мы заранее информировали президента Сирии о том, что планируем выводить ВКС РФ или это он нас просил об этом?

Ранее говорилось, что мы будем поддерживать наступление сирийской армии на террористов. Если это было сказано верно, то президент Сирии должен был «заранее информировать» нас о том, что планирует завершить наступление. А не наоборот.

Получается, что мы информировали президента Сирии о том, что он планирует завершить наступление на террористов и в наших услугах больше не нуждается?

«Добавлю, что в совместном заявлении России и США было подчёркнуто, что против террористических организаций, признанных в качестве таковых ООН, борьба будет продолжена, тогда как против вооружённых формирований сирийской оппозиции, подтвердивших готовность к перемирию, боевые действия правительственных сирийских войск вестись не будут».

То есть Россия и США решили, что сирийская армия прекратит воевать с сирийской оппозицией — я правильно понял? Что там было насчет суверенитета Сирии и «определять будущее страны, безусловно, должны только сами сирийцы»? Так сирийцы договорились о перемирии или Россия и США так решили? И насчет продолжения борьбы против террористических организаций, контролирующих Пальмиру, Алеппо и Ракку, я так и не понял — кто и как будет бороться с ними дальше? Впрочем, я забыл — это будет сирийская армия, овладевшая стратегической инициативой, которая продолжен наступление, только теперь оно будет пассивным.

«Вместе с тем, обращаю внимание, если мы будем фиксировать случаи нарушения перемирия со стороны каких-либо группировок, они будут автоматически исключаться нами из представленного Соединёнными Штатами списка».

Понятно — будем записывать в блокнотик.

«В этой связи обозначу задачи, которые будут решать наши военнослужащие, оставшиеся в Сирийской Республике. Повторю: прежде всего это контроль за соблюдением перемирия, создание условий для политического внутрисирийского диалога».

Это примерно как ОБСЕ контролирует прекращение огня в Донбассе? Выезжает по каждому случаю нарушения и записывает в блокнотик. Строго записывает. Красной авторучкой!

«Наши пункты базирования в Сирии — Тартус и Хмеймим, — личный состав которых продолжит здесь службу, надёжно защищены с суши, моря и воздуха».

Надежно защищены — это хорошо. Значит оставшиеся в Пальмире, Алеппо и Ракке террористы в ходе пассивного наступления сирийской армии нас не заденут.

«Замечу, что мы в значительной мере восстановили и потенциал сирийских ПВО».

Какое интересное уточнение! А разве оставшиеся террористы располагают авиацией?

«Все заинтересованные стороны предупреждены и обо всём этом знают».

Кто же эти заинтересованные стороны — дайте угадаю…

«Никто не вправе нарушать воздушное пространство суверенной страны, в данном случае Сирии».

А если турецкий летчик возьмет отпуск за свой счет и отправится в гости на личном самолете — тоже нельзя?

«Все партнёры предупреждены и знают: наши системы ПВО будут применяться по любым целям, которые мы сочтём угрозой для российских военнослужащих».

Обратите внимание — партнеры! Интересные партнеры у нашего президента. Но это видимо принцип такой — партнерство войне не помеха. И наоборот.

«Конечно, и впредь будем оказывать поддержку законному правительству Сирии. Тех российских сил, которые остаются в Сирии, достаточно для решения поставленных задач. Каким будет баланс сил, учитывая сокращение российской группировки? Баланс будет обеспечен».

Звучит красиво, а как будет на деле? Поглядим…

«Если потребуется, то Россия буквально за несколько часов способна нарастить свою группировку в регионе до размеров, адекватных складывающейся обстановке, и использовать весь арсенал имеющихся у нас возможностей».

То есть все-таки вернемся? Когда? Когда нас об этом снова попросит президент Сирии? Или когда ИГИЛ нападет на Дагестан?

«В том числе были использованы новые ракеты воздушного базирования „Х-101“ с дальностью порядка 4,5 тысячи километров».

Далеко же надо было «отбегать», чтобы запустить эти ракеты по территории Сирии с дальности 4,5 тысячи километров.

«Военная операция в Сирии потребовала и определённых затрат, однако основная их часть — это ресурсы Министерства обороны, деньги Министерства обороны. Порядка 33 миллиардов рублей».

Получается примерно 220 рублей из расчета на каждого жителя страны. Учитывая длительность операции, примерно 40–50 рублей в месяц.

Не так уж дорого, в общем-то. Если дело в деньгах, то лично я готов продлить еще на полгода. Триста рублей для хорошего дела не жалко. Куда платить?

«Более эффективного способа подготовки, оттачивания военного мастерства, чем реальные боевые действия, ещё никто не придумал».

То есть все-таки тренировались…

«Лучше использовать, расходовать, тратить моторесурс и боезапас в бою, чем на полигоне».

Мне одному показалось, что президент сказал что-то не то?

«Очевидно, потребуются и дополнительные расходы, прежде всего связанные с пополнением до нормативных параметров наших арсеналов и запасов оружия, техники, текущим ремонтом техники, которая использовалась в Сирии».

Еще по 300 рублей? Ладно, уговорили… Ради такой большой победы триста рублей сверху тоже не жалко.

Однако не будем забывать, что в случае чего мы вернемся. Вдруг все-таки решат Пальмиру, Алеппо и Ракку от террористов освобождать. А если не будут освобождать — тогда все равно придется вернуться, только чуть позже, когда ИГИЛ нападет на наши южные рубежи.

Поэтому надо наверное приготовить еще по 700 рублей.

Но вообще, в целом, мы победили!

Источник


ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

Хитрый план для Сирии

Отвозмездились

Сирия: что это было?

Путин и «одобрямсы»

Прекращение огня в Сирии: отползаем?

Дело и слово



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
1410
6449
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика