Финита ля Савченко

Финита ля Савченко

Автор Александр Олегович Русин — публицист и блогер, Союз народной журналистики. Новосибирск

Вот и все. Театрализованное представление с куколкой Надей закончилось обменом воинственной украинской амазонки на двух «ихтамнетов». Итог оказался вполне предсказуемым и я осмелюсь даже назвать его правильным по существу. Потому что с одной стороны нечего кормить и охранять за счет российских налогоплательщиков украинскую амазонку все 23 года (или сколько там ей насчитал наш самый справедливый суд в мире). А с другой стороны — наших в любом случае надо было как-то вытаскивать, они же не удовольствия ради отправлялись туда, где их в конечном итоге задержали.

Но при всей логичности и рациональности итога само представление мне не понравилось категорически. И вызвало целый ряд вопросов.

Потому что гнилое какое-то шоу получилось.

Сначала поймали украинскую карательницу, бандеровку, военную преступницу, долго и показательно судили, обвинили в убийстве двух российских журналистов, впаяли срок… и вот, президент великодушно помиловал ее, но не просто так, а по просьбе… жен убитых журналистов! Вот те мля…

Шо цэ було?

Цэ було шоу — цэ понятно.

Но шоу явно гнилое.

Сначала нам показывали, какую злобную украинскую даму поймали наши доблестные правоохранительные органы и какое беспрецедентное военное преступление она совершила, хладнокровно наведя огонь артиллерии на наших журналистов, выполнявших свой профессиональный долг.

Вся страна успела стопятьсот раз посмотреть последние кадры, снятые погибшими журналистами, возжелав справедливого возмездия в отношении Савченко — в идеале распятия на месте преступления с посадкой на кол и посмертным растворением в негашеной извести, но по причине гуманности УК РФ — хотя бы пару пожизненных заключений, по одному за каждого из убитых.

Далее нам долго показывали, насколько принципиален и справедлив российский суд, который дотошно разбирает это дело и собирает доказательства вины. Уж не знаю, какие доказательства на самом деле там собирали, кого из свидетелей допрашивали и что исследовали на протяжении года, но процесс получился изрядным.

Все это время сама Савченко голодала, кривлялась, паясничала, снова голодала (правда говорят, что по ночам что-то тайно жрала под шконкой и часто ходила на парашу), потом снова паясничала, пела гимн про невмершую Украину, обещала убивать ради свободы и независимости Незалежной еще и еще, если представится такая возможность, снова кривлялась, снова голодала и так на протяжении всего года, по кругу.

Шоу было построено на контрастах.

Вот вам, уважаемые телезрители, погибшие журналисты, невинноубиенные, выполнявшие свой профессиональный долг. Вот вам российское правосудие — самое честное, справедливое, дотошное, пунктуальное, непредвзятое. А вот вам злая украинка, бандеровка, преступница, убийца, кривляка, нацистка, фашистка — вот глядите, как она паясничает — она еще не знает, что наш суд не только справедливый, но еще и строгий, мы найдем на нее управу — впаяем по полной!

И так по кругу — погибшие журналисты, украинская преступница, справедливый суд, снова погибшие журналисты, снова украинская преступница, снова справедливый суд…

В итоге впаяли двадцать с лишним лет заключения.

Однако прошло немного времени, страсти улеглись, Москва и Киев перетерли (договорились то есть) и вот — последний акт спектакля.

На сцену выходит самый влиятельный в мире президент (он же самый лучший) и по просьбе жен погибших журналистов (оцените цинизм спектакля) оформляет помилование вышеозначенной злобной дамы, преступницы, бандеровки, нацистки, фашистки, злодеяния которой так красочно расписывали ранее.

И теперь эта дама собирает в Киеве толпу, перед которой выступает. И надо полагать, будет делать это регулярно и многократно, в том числе и потому, что российские телеканалы раскрутили ее на всю Россию и Украину, сделав олицетворением всех военных преступлений украинских националистов в ходе войны в Донбассе, олицетворением всей современной бандеровщины, всех украинских карателей.

В связи с этим возникают вопросы:

Стоило ли делать Савченко олицетворением всей украинской военной преступности, всех карателей, всей бандеровщины, чтобы потом отпустить, пусть даже по обмену?

Обменять — да, стоило.

Но зачем перед этим надо было ее пиарить и раскручивать на две страны?

Цену набивали чтобы выгодно обменять?

Ну, набили цену, молодцы. Сделали Савченко героиней всея Украины. Своими руками сотворили современный аналог Степана Бандеры, с которым украинские националисты будут теперь носиться, убежденные в своей правоте и итоговой безнаказанности.

Кстати, если не могли выменять наших «ихтамнетов» по-другому, не раскручивая Савченко до уровня украинской национальной героини 88-го левела — это свидетельствует об импотенции Кремля во внешней политике.

О каком «самом влиятельном в мире президенте» может идти речь, если он не мог по-тихому договориться об обмене наших парней на Савченко без описанного выше спектакля?

Как этот президент может урегулировать конфликт в Донбассе и тем более в Сирии, если он даже двух наших «туристов» не может выменять, не превращая пойманную украинку в национальную героиню, спасти которую для Киева становится делом чести? Как этот президент может добиваться снятия санкций и заключать выгодные для России внешнеполитические соглашения, если для того, чтобы выменять двух «простых туристов», ему приходится превращать простую украинскую националистку в героя всея Украины?

Так Киев и бандеровцы могут поставить дело на поток — ловят двух российских «туристов» и наслаждаются процессом, как Россия превращает очередного рядового карателя в настоящего героя и раскручивает его имя на весь русскоговорящий мир, чтобы потом обменять.

А если раскрутка Савченко осуществлялась не потому, что иначе поменять не могли, а просто так — это значит, что в Кремле сидят обыкновенные идиоты.

Получается одно из двух-либо в Кремле идиоты, либо политические импотенты, которые только стриптиз публике умеют показывать, а впендюрить уже не способны.

И еще возникает вопрос, зачем надо было так цинично поступать с женами погибших журналистов?

Понятно же, что они не сами выступили с инициативой обмена Савченко, для которой потребовалось оформлять помилование.

Обмен придумали политики, обо все договорились, а помилование — это просто часть процедуры, необходимая для соблюдения юридических формальностей.

А жен привлекли, надо полагать, для демонстрации того, какой Путин белый и пушистый — не сам решил помиловать злобную украинскую преступницу, циничную убивцу, а по просьбе родственников погибших.

Вот такой он прекрасный президент — пошел навстречу пожеланиям трудящихся.

Но на самом деле было примерно так: когда про обмен уже договорились, то есть решение было принято, позвали жен погибших журналистов и попросили, чтобы они попросили о помиловании Савченко. Чтобы президент удовлетворил их просьбу и остался в образе самого лучшего в мире руководителя, выполняющего исключительно пожелания народа.

Примерно как с Крымом.

Присоединить решили, потому что ситуация удобная возникла с переворотом в Киеве, появилась возможность перевести военные базы под российскую юрисдикцию. А желанием населения вернуться в состав России просто прикрылись. Решение принимали еще до референдума, а референдум провели после принятого решения, для красоты. Для легитимности.

Так же и с женами погибших журналистов.

Просто прикрылись их просьбой о помиловании, чтобы никто не ворчал об освобождении преступницы.

По сути, переложили ответственность с президента на жен журналистов.
Типа это не президент решил — это его попросили.

И с Крымом аналогично — переложили ответственность на население полуострова, типа все решили жители, а российское руководство просто «не могло иначе». Хотя на самом деле, как показали события в Донбассе — могло иначе, очень даже могло. И на мнение народа, когда оно расходится с собственным мнением, Кремлю накласть с прибором.

И это самое противное.

Манипуляция общественным мнением и перекладывание ответственности за собственные решения на народ.

То и другое является признаками политического бессилия (читай импотенции) и безответственности.

Сильный руководитель не боится ответственности и принимает собственные решения, а не ссылается на тех, кого в момент принятия решений даже не спрашивал.

Сильному руководителю, действующему в интересах народа, не нужно манипулировать общественным мнением, потому что его решения изначально соответствуют желаниям и настроениям в обществе.

Манипулируют и избегают ответственности слабые руководители, которые боятся отвечать за принятые решения, потому что знают, что неправы. А трусливые боятся отвечать даже тогда, когда правы, просто по привычке.

И спектакль с Савченко все это лишний раз наглядно показал.

А еще спектакль с Савченко подтвердил, что наши парни оказались на территории Донбасса не просто так, не по своему желанию и совсем не случайно.

Окажись они там как добровольцы, Кремль не стал бы устраивать такой спектакль ради обмена. Простых добровольцев обменяли бы на пленных бойцов ВСУ в рамках тех самых минских соглашений, в которых обмен военнопленных записан черным по белому, по формуле «всех на всех».

Но Кремль ради обмена двух «туристов» очень сильно постарался, устроил масштабный долгоиграющий спектакль, превратил заблаговременно пойманную (тоже интересный факт) украинскую карательницу (одну из многих, что характерно) в узнаваемую героиню всея Украины.

Очень познавательный получился спектакль. Очень познавательный и очень гнилой. Остается только надеяться, что он наконец-то завершен.

Финита ля комедия!

Источник


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
3484
14430
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика