Жареный петух и новое пророчество Боброва

Жареный петух и новое пророчество Боброва

Мир сегодня разделился на тех, кто верит в коронавирус, и тех, кто в него не верит. В России — то же самое. Федеральные власти, которые весь февраль веселили публику апокапиптическими кадрами из КНР, Испании и Италии вдруг, как всегда, неожиданно для себя и всей страны, обнаружили, что коронавирус № 19 уже полным ходом набрал обороты в Москве. Вместо того, чтобы отреагировать мгновенно, практически эффективно, юридически разумно и, разумеется, финансово затратно, власть предпочла действовать по ситуации, экономно, да и то не своими, а руками региональных чиновников.

Так проще. Все помнят, как во времена ельцинизма-путинизма с карты России исчезали сёла и даже целые города, тысячи населённых пунктов? Механизм был простым. Сначала в провинциальном городке (селе, посёлке) приватизировалось (банкротилось, закрывалось, останавливалось — нужное подчеркнуть) местное предприятие (завод, шахта, фабрика, совхоз и т. д.). Федеральное министерство, ответственное за работу данного предприятия, перекладывало решение проблемы на плечи региональной власти, а та после крушения Госплана и в отсутствие централизованного финансирования перепасовывало вопрос на местных мэров и депутатов.

Потом в какой-нибудь город засылались эмиссары, журналисты, блогеры, которые со всей серьёзностью чинили обструкцию ни на что не способным местным чиновникам, которые, в целом, конечно же, отвечают на развитие территорий, но не настолько, чтобы инвестировать средства местных бюджетов в переоснащение какого-нибудь завода. Который к тому же продан потерявшемуся в Москве «эффективному собственнику». А местный бюджет кастрирован вышестоящими финансовыми органами, исходя не из бюджетных запросов территорий, а по расчётному показателю Минфина.

Вот по такому же принципу нам нужно ожидать и организацию борьбы с эпидемией коронавируса. Даже тем, кто в него не верит. Кто считает, что забота о людях со слабым иммунитетом — это головная боль этих самых людей. Кто считает, что все, признающие коронавирус, это предатели интересов народа. Дело в том, что интересы на данный отрезок времени народа лежат в двух плоскостях. Одна — социально-экономическая, она в трубе уже давно, и Центр Сулакшина давно это констатировал. Вторая — санитарно-эпидемиологическая, она начинает влетать в трубу. И крайние по этим двух проваленным параметрам, похоже, назначены — это региональные власти.

Глава правительства Мишустин уже признал неудовлетворительной подготовку регионов к COVID-19. По словам Мишустина, изначально многие руководители регионов формально отнеслись к поставленной им задаче представить информацию о готовности больниц и расчеты сумм, необходимых для расширения коечного фонда. Срок исполнения поручения президента России о подготовке системы здравоохранения к борьбе с распространением в регионах коронавирусной инфекции COVID-19 истекает 28 апреля, однако проблемы остаются.

Путин, как всегда, здесь ни при чём. Он в стороне от процесса, как будто 20 лет и не в России жил, и не в ней, родимой, зарплату получал. Всё, что творилось в медицинской сфере, до пандемии, видимо, всех удовлетворяло, и президента особенно. А неуды вдруг начались только сейчас, в апреле 2020 года. Да и то когда клюнул в одно место жареный петух. Кстати, об этом самом месте весьма кстати высказался луганский писатель, автор пророческой книги «Эпоха мертворожденных» Глеб Бобров. Даже страшно становится от того, что войну в Донбассе Бобров предсказал за несколько лет до военной агрессии майданных неонацистов против Донецка и Луганска. Как тут не задуматься о том, что его мысли о коронавирусе могут ведь стать пророческими для всей России?

Тем более, что предпосылки для описанного луганчанином сценария уже имеются: «денег нет», «больше штрафов», «всех в стойло принудительной «самоизоляции», «давайте отнимем у населения накопления», «спасайся, кто может».

Берегите себя. И не забывайте, что от каждого из нас зависит наше будущее. То будущее, которое ещё пять лет назад было описано в Программе Сулакшина.

Слово Глебу Боброву:

«…Вот теперь я скажу пару слов за «ЖОПУ», коронавирус, доктора Пирогова и афганский опыт, так — для затравочки. Как помнят мои читатели, товарищ Бобров в Афгане был не только снайпером, но и, в первую очередь, санинструктором. Причем он даже месяцев шесть тире восемь простоял в свободное от гарнизонного мазохизма время за столом отделения гнойной хирургии нашей, не так чтоб совсем уж маленькой, полковой санчасти. И даже медальку свою отважную заработал не за снайпинг, а за своих раненых, вытащенных, обработанных и эвакуированных в полном соответствии с заветами великого доктора Николая Ивановича Пирогова, как я лично думаю, человека действительно святого. Следовательно, какой-никакой опыт оперативного оказания первой медицинской помощи в условиях весьма далеких он стационарного стандарта товарищ Бобров имеет, и таки давайте послушаем его плач за коронавирус и эффективность алгоритма «ЖОПА».

Вначале об алгоритме. Как многие цивильные граждане Донбасса, благодаря гражданской войне на Украине уже знают, что «ЖОПА» — буквенная аббревиатура алгоритма оказания первой медицинской помощи на поле боя, составленная из первых букв слов: «жгут, „обезболивающее“, „перевязка“ и „автомобиль“ или „авиация“. Здесь это нарядное русское слово легко запоминается каждым бойцом с любым уровнем образования. Вот и учение доктора Пирогова столь же универсально и алгоритмично, что подходит под любую нештатную ситуацию оказания первой медицинской помощи на поле боя. Ибо мы всегда помним, что война, как, впрочем, и пандемия, это, в первую очередь, эпидемия травматизма. И не важно, чем этот травматизм вызван — сочетающимися минно-взрывными травмами и пулевыми ранениями или массовым поражениями легких ОРВИ, чем нынешний коронавирус, собственно, и является.

Что проповедует созданная Пироговым система сортировки раненых на войне? Первое: безнадёжные и смертельно раненые остаются без медицинской помощи. Второе: тяжело и опасно раненые, требующие безотлагательной помощи, получают первоочередную помощь. Тяжелые и получившие средней тяжести ранение, при этом способные пережить после оказания первичной помощи транспортировку, получают медицинскую помощь во вторую очередь. Легкораненые получают помощь на месте в третью очередь и иногда даже своим ходом добираются до места получения системной медицинской помощи. Теперь смотрим, как это наглядно выглядело в Афгане.

Подразделение ОКСВА попадает под жесткую раздачу. Один боец ловит пулю в лоб, с выходным отверстием в области затылка. Мы им не занимаемся никак, хотя товарищ лейтенант хоть и в сумеречном, но в сознании и даже пытается как-то поруководить боем. Два бойца ранены легко — у одного касательно-подкожное ранение поясницы, у второго — простреленная рука с пробитием локтевого нерва и болевым шоком. Третий товарищ получил пулю в коленный сустав с выносом наружу полутора сантиметров большеберцовой кости и части коленного сустава, разумеется, с перебитой артерией. Соответственно с заветами доктора Пирогова раненый в ногу получил 100% медпомощь в первую очередь, легкораненые — во вторую очередь, а умерший через полтора часа взводный своей помощи не получал совсем. И не потому, что мы жлобы, а потому, что в экстренных ситуациях помощь оказывается не всем, а тем, кто может выжить.

В странах накрытых вышедшей на полную мощность пандемии будет ровно точно также. Когда система здравоохранения схлопнется и количество зараженных превысит не только койко-места, очереди к аппаратам ИВЛ и количество персонала обслуживающим их, но и саму возможность качественной сортировки зараженных, то неминуемо включатся военные алгоритмы. Выход для массового обывателя здесь ровно такой же, как и для рядового бойца пехоты второго рейдового батальона 860 омсп: слушай, что тебе говорит на инструктаже озверевший от твоей тупизны товарищ санинструктор, четко выполняй указанный алгоритм и безусловно исполняй все указания военврача или своего санинструктора. Я не знаю, какой алгоритм или его аббревиатуру придумают в этой пандемии. Думаю, что-то типа „сортировка Пирогова + поддерживающая терапия + плазма от переболевших и выздоровевших + интенсивная терапия и ИВЛ в тяжелых случаях + лекарства, которые, надеюсь, таки будут найдены + вакцина, что обязательно будет создана“. Может и не так, не суть важно. Важно для рядового обывателя безусловно, что называется „тупо“ соблюдать установки санэпидемстанции и распоряжения властей.

Для любой власти вспышка на их подответственной территории — это системная катастрофа с далеко идущими последствиями лично для ответственных товарищей. Именно поэтому итальянские мэры в прямом эфире переходят на абсолютно табуированные идиоматические выражения, на пальцах объясняя „тупым овцам“, что в закрытых гробах их прически не видны никому. Куда там нашим армейским санинструкторам с их невинной мнемоникой. Поэтому еще раз: сказано сидеть дома — сидите. Сказано перчатки и намордник, значит перчатки, маска и за покупками, как при обстреле: короткими перебежками до ближайшего магазина. В противном случае, когда-нибудь — не дай Бог, конечно — к вам домой приедут крепкие немногословные ребята в нелепых противовирусных скафандрах, и увезут вас в больницу. Но только вас. Старенькую маму, мужа и маленькую дочь они оставят дома. И вы теперь знаете почему.

Если не случится чуда и благодаря теплой погоде контагиозность этой заразы не спадет, то Россию, судя по развитию ситуации, накроет в мае. Донбасс чуть позже.

Учитывая, что США ракетой вылетела на первое место оставив бывших лидеров далеко позади и вчера уже перескочила отметку в полмиллиона зараженных, а умерших в Нью Йорке хоронят промышленным методом в несколько этажей в братских могилах на острове Харт-Айленд, то все это — более чем серьезно и надолго. Советую начинать утро и вечер местными сообщениями Минздрава и СЭС. Понятно, что я не эпидемиолог и не глава Луганской СЭС Дмитрий Докашенко — кстати, прекрасный врач-реаниматолог и просто ходячий компьютер в своей теме, — но в этом сказе весь мой опыт двух лет таскания раненых и больных, четырех госпиталей, и двоих детей — врачей хирургического профиля.

Будьте здоровы и встретьте Новый 2021 год, не протупив элементарные меры предосторожности в ходе визита в наш мир большой арктической лисицы».


Автор Владимир Викторович Волк — публицист, Союз народной журналистики, команда поддержки Программы Сулакшина.

Оригинал текста Глеба Боброва https://vk.com/wall393745574_1018

Фото: полевой госпиталь в Великую Отечественную войну.



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН)), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть»


Comment comments powered by HyperComments
704
2105
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика