Москва. День Победы. А я остаюсь дома

Москва. День Победы. А я остаюсь дома

Письмо в редакцию от Татьяны Степановы Федяевой — замечательной советской и российской журналистки, публициста, автора и ведущей радиопрограмм «Российская провинция» и «Народный интерес».

Нет, не заболела. Нет, ничего не случилось. Мне просто стыдно. Еще вчера собиралась и встать в Бессмертный полк, и пойти к Большому театру. И даже на митинг коммунистов и на митинг на Суворовской площади хотела успеть. Но ночью проснулась от какого-то смутного беспокойства. Вроде бы ничего не болит. Почему же так плохо? Потом поняла, что мешает именно стыд. Стыд за то, что мы сейчас примазываемся к Великой Победе. Вроде как и наша в том заслуга есть.

Я представляю своих дядей-фронтовиков, которые не дожили до 9 мая 1945. Смешливый (по одной-единственной фотографии помню) молодой красавец полуалтаец-полурусский дядя Леня. Он погиб совсем молодым, не оставив на земле ни сына, ни дочки. Дядя Миша, сложивший голову под Юхновым. Помню, как искала его могилу в девяностых и как нашла, но имени на памятнике в деревне Суковка высечено не было, и как пьяный военком в ответ на вопрос, почему так, предложил: «Давайте деньги — хоть где фамилию напишем. Где скажете. Только сначала деньги».

Дядя Ваня. Четырнадцатилетний деревенский мальчишка, которого с сотней таких же пацанов поставили в городе за станок: «Все для фронта, все для Победы!». Мой отец, закончивший войну в Манчжурии. . Никого из них с нами нет. Никто из них и в Москве-то не был.

Что бы они сказали, очутившись в колонне Бессмертного полка? Сначала. конечно, крутили бы головами, отыскивая однополчан, радовались песням и музыке. А потом, пообвыкнув, глянули по сторонам. Увидели бы заграничную (неужели на немецком?) рекламу. Поговорили бы с теми, кто идет рядом, и узнали бы, что завод, на котором дядя Ваня получил свой первый орден уже в послевоенное время, завод, который ковал победу, давно закрыт, а на его месте развлекательный комплекс. Узнали бы, что колхозов, откуда ушел на фронт дядя Миша, больше нет. Да и деревень осталось мало. Если бы дошли до Мавзолея, то… Нет, туда бы мои дядьки-сибиряки точно бы не дошли. Потому что из разговоров в строю они бы уже узнали, что Советского Союза больше нет. И что Украина теперь враг. И что из «республик свободных, которых сплотила великая Русь», выросли независимые государства, которые свои земли под военные базы предлагают тем, против кого шла война…

И тогда после ошеломления от этих вестей спросили бы: а за что же мы воевали? Только за вашу колбасу и эти машинки? За что головы сложили? Чему же вы радуетесь здесь все? Чего пляшете? Ты что, не помнишь, что в первые годы после войны этот день не отмечали? Не до того было. Надо было работать — страну поднимать. А сейчас, когда никого из нас уже и в живых-то не осталось, вы радуетесь! — Дядя Коля, самый горячий из всех, тот самый, который горел в танке на Курской дуге — кожа на спине которого как мятая папиросная бумага, и который был награжден двумя орденами Славы и был даже представлен к третьему, но что-то не срослось, очередные ордена получал уже работая механизатором в родном селе, жаль, прожил недолго, швырнул бы свой портрет наземь и сказал: «Нет, Танька, что-то вы здесь начередили. Мне не сюда. Лучше к себе в деревню. На погост. Без ваших барабанов. Стыдно же так-то».

Мне хочется, чтобы они все, известные и безвестные, остались в нашей памяти. Я, конечно же, за День Победы. Но на праздник пойти не могу. И телевизор на весь день выключу. Потому что в горле стоит ком, который так и не могу проглотить. Ком горя. Ком от потерь. Ком от величайшего стыда.

Тихо вспомню всех, кто дожил и не дожил до победы. Кто был на фронте и был в тылу. И постараюсь попросить у всех прощения.

Татьяна Федяева 


Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
898
2288
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика