Нецелесообразная целесообразность

Нецелесообразная целесообразность

Тот, кто внимательно следит за заявлениями президентa РФ Владимира Путина, не составит труда в очередной раз поймать его на недобросовестном прогнозе, который негативно отразился на государственном решении. Все СМИ сейчас шумно голосят о том, что в Кремле задумались о введении прогрессивной шкалы налога на доходы физических лиц (НДФЛ). Но что поразительно: буквально четыре месяца назад Путин заявил, что в России прогрессивная шкала налогообложения не будет работать так же, как за границей.

Потому что, проще говоря, олигархи (которых нет) и сверхбогачи и так воруют, скрывают налоги, а начнут воровать и «мутить» ещё больше. Как сказал Путин, государство только пострадает. Поэтому в российских условиях действует плоская шкала, когда и бедные, и богатые должны государству 13% НДФЛ. Министр финансов России Антон Силуанов тогда прокомментировал, что «в ближайшие годы прогрессивную шкалу НДФЛ в России вводить не будут». Якобы в обществе «давно назрел запрос на социальную справедливость», но в путинской России она особенная, тут нужно отнестись с пониманием.

Михаил Мишустин «отметился» как противник повышения НДФЛ ещё раньше. В январе 2020 года, будучи кандидатом на пост премьера, заявлял депутатам Госдумы о несвоевременности введения прогрессивного налога. Мол, нет в России среднего класса, с которого можно было бы собирать налог по прогрессивной шкале, а вопрос с богатыми и сверхбогатыми он предложил решать большей прозрачностью.

Что изменилось за четыре месяца? Придумали новые схемы, как контролировать доходы олигархов? Средний класс возник? А может, прониклись запросом общества на справедливость? Или богатеи поклялись Путину быть честными, век воли не видать?

Следуя логике кремлёвского пресс-секретаря Дмитрия Пескова, зашевелились потому, что нужны хоть какие-то антикризисные меры. Потому что экономика России пошла вразнос как в поговорке «торговали -веселились, посчитали — прослезились». Как пишет Forbes, российский бюджет затрещал по швам и к концу года может недосчитаться 8 трлн руб. Поэтому правительству ничего не остается, как увеличить налоговую нагрузку на россиян. Но, конечно же, под видом борьбы со сверхдоходами.

Один из обсуждаемых вариантов предусматривает повышение налога до 15% для богатых. Налог могут поднять для тех, чьи доходы превышают 2–3 млн рублей в год. То есть для граждан, имеющих заработки примерно от 160 тысяч рублей в месяц. Причём одинаковые 15%, если всё случится, будут платить и предприниматели, зарабатывающие такие суммы, и бизнесмены с топ-менеджерами, имеющие доходы в десятки раз большие.

В общем социальной справедливости и борьбы со сверхдоходами опять как-то не складывается. А между тем, до власти Путина прогрессивная шкала подоходного налога действовала, ставки НДФЛ варьировались от 12 до 35% в зависимости от объема доходов. Понятно, что налоги скрывали, понятно, что воровали и всерьёз никто этот вопрос не контролировал (велика Россия, а посадить некого, кругом дружки). Но хотя бы формально соблюдались какие-то принципы честности в государстве.

Путин, если отмотать ленту истории вспять, несколько раз рубил на корню инициативы поднять налог для сверхбогатых. В 2018 году социальный блок правительства рассматривал идею 15% НДФЛ для граждан, которые зарабатывают от 7 млн до 10 млн рублей в год. Тогда, помнится, он отказался от реформы подоходного налога, апеллируя риторикой, что является последовательным защитником успешных людей, которых нужно лелеять. А двумя годами ранее Путин заявлял, что социальной справедливости можно достичь другими средствами, без отмены плоской шкалы налогообложения. Как пример назвал увеличение налога на дорогую недвижимость и дорогие машины. Причина всё та же: очень состоятельных люди имеют доступ к «оптимизационным схемам», то есть могут вывести свои деньги в оффшоры. Нормальный подход: президент публично расписывается в том, что не контролирует отток капитала из страны и не имеет воли поставить этому процессу государственный заслон.

В послании Федеральному собранию в 2012 году Путин тоже говорил о недопустимости прогрессивной шкалы налогов. Потому что она ведёт «к негативным последствиям для миллионов людей со средним доходом, а часть доходов уйдет в тень», «будет уход от налогов и недополучение в казну соответствующих объемов и денег от этого налога, а значит, у нас возникнут дефициты».

В 2009 году на отчете правительства перед Государственной Думой Владимир Путин (тогда — председатель правительства), отвечая на инициативы коммунистов по возврату к прогрессивной шкале, заявил: «У нас уже была дифференцированная ставка. И что было? Все платили с минимальной заработной платой, а разницу получали в конвертах. Между тем, когда мы ввели плоскую шкалу, поступления по этому налогу, за восемь лет возросли — прощу внимания — в 12 раз! Весь мир нам завидует! Я вам точно говорю. Я знаю, что я говорю!».

Что ж, Путин знает, что делает и что говорит. Судя по всему, теперь все негативные последствия канули в Лету. Конвертов не будет. Никакой тени. Сплошной позитив. Дефициты бюджета в прошлом.

Но возникает вопрос: а всё, что говорил Путин ранее, тормозил введение прогрессивной шкалы, это как-то будет учитываться в политической карме Владимира Владимировича? Или теперь пожизненно России жить с таким вождём, который раз за разом расписывается в несостоятельности собственных прогнозов и собственной же принципиальной политической позиции?

Степан Сулакшин, 28 сентября 2016 года:

«Президент Путин как-то заявил, что весь мир завидует нашей плоской ставке налогообложения. Обзавидовался просто!

…Сейчас Нарышкин заговорил: „Да, есть вероятность перехода к прогрессивной ставке“. Простой вопрос: „А почему этого не было год назад, пять лет назад, когда это налоговое хамство расцветало в нашей стране и на высшем уровне защищалась и говорилось: „Мир обзавидовался!“?“. Какова вероятность, что это будет сделано? Невысокая. Хотя и есть.

Почему? Потому что режим — банкрот не только в моральном смысле, не только в политическом смысле. Он банкрот и в экономическом смысле. Дыра в бюджете. Невозможность в условиях изоляции, несуверенной экономики поддержать механизм воспроизводства. Значит, будут сейчас драть налоги откуда только могут, и вероятно могут повысить эту самую ставку. Но я, честно говоря, в это не верю. Драть будут опять с бедных и нищих. Будут наращивать внутренний долг, ложащийся на плечи населения. Драть будут налоги за квартиры, за однушки и двушки в разы повысят, что уже обещано. Драть будут, опять девальвируя рубль, через цены на лекарства, продовольствие, одежки, ремонты квартир. Опять с бедной части населения! А то что девальвация будет, сомнений нет, потому что у этой группировки, кооператива основные доходы — через экспорт нефти и газа. Не зря опять поставили рекорд по суточной добыче нефти.

Прочь иллюзии! Эти люди уже не изменятся. Для страны изменить ситуацию можно, только изменив этих людей законно, мирно, понимая содержание новой повестки и нового проекта развития России, новой Конституции, нового облика и новых решений и в налогах, и во всех остальных социально-гуманитарных и политических делах устроения нашей страны».


Автор Владимир Викторович Волк — публицист, Союз народной журналистики, команда поддержки Программы Сулакшина.



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
2081
5770
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика