Новороссия. Преданная, но не побежденная

Новороссия. Преданная, но не побежденная

Автор Александр Олегович Русин — публицист и блогер, Союз народной журналистики. Новосибирск.

Донбасс предали. Но не только Донбасс. Предали всех, кто весной 2014 года, оказавшись перед выбором между Россией и Антироссией, выбирал Россию.

В феврале 2014, в результате переворота в Киеве, Украина окончательно стала Антироссией. Это произошло не случайно и не вдруг — Украина шла к этому много лет, но завершен процесс превращения был именно в феврале 2014-го, с победой майдана.

И дело совсем не в евроассоциации. Евроассоциация — сугубо экономический выбор. Главный выбор майдана заключался в другом — в строительстве украинского национального государства. Это был выбор в пользу строительства украинской нации, основанной на противопоставлении русскому народу, на противопоставлении России.

И риторика майдана — кричалки «москаляку на гиляку», «хто не скачэ — той москаль» — не случайные выходки, а часть большого проекта по созданию украинской нации, противопоставленной русским.

Именно этот проект строительства украинской нации, проект противопоставления России, проект окончательного превращения Украины в Антироссию победил на майдане.

На майдане победили последователи Степана Бандеры, инкорпорированные в западный проект отделения Украины от России.

И после этого все жители Украины оказались перед выбором — признавать ли превращение их страны в Антироссию, признавать ли противопоставление России, следовать ли ему, признавать ли проект нацификации Украины, признавать ли проект создания украинской нации, противопоставленной русским или не признавать. Крым этого не признал. И Донбасс не признал. Это отказывались признавать в Харькове, Одессе, Запорожье и многих других городах. Именно этот протест, отказ признавать превращение Украины в Антироссию, отказ признавать нацификацию, отказ противопоставлять себя России стал движущей силой, выводившей на улицы людей с георгиевскими лентами и российскими флагами. А некоторые выходили даже с флагами СССР. И этот протест в конечном итоге вылился в движение за создание Новороссии — союза регионов, отказавшихся признать майдан, отказавшихся признать превращение Украины в Антироссию, отказавшихся признать нацификацию и противопоставление России.

Никто не знал, чем должна стать Новороссия — республикой, союзом республик или федеральным округом России. Это вообще не было главным.

Главным было понимание, что Новороссия — это регионы бывшей Украины, которые отказались превращаться в Антироссию, отказались идти дорогой украинской нации, противопоставляющей себя русским.

Новороссия — это было не государство, даже не проект государства — это была идея.

Новороссия стала идеей, которую коротко можно выразить так:

Мы — русские и мы с Россией.

Именно эта идея лежала в основе борьбы Донбасса за независимость. Никто не собирался строить в Донбассе по-настоящему независимое государство и вывешивать флаг в ООН. Защитники Донбасса сражались за то, чтобы быть с Россией — в любом качестве, в виде республики, автономии или даже частично признанного государства вроде Южной Осетии и Абхазии.

Донбасс сражался за право быть Новороссией.

Донбасс сражался за идею Новоросии — идею быть русскими и быть с Россией.

И предательство, совершенное в отношении Донбасса — подписание минских соглашений, декларирующих возврат Донецка и Луганска под контроль Киева — это предательство в отношении всей идеи Новороссии, предательство в отношении всех, кто в 2014 году жил этой идеей, кто выходил на улицы украинских городов с георгиевскими лентами, рискуя порой собственной жизнью.

Это предательство всех, кто между Россией и Антироссией выбирал Россию.

Это предательство всех, кто хотел быть с Россией и готов был сражаться и умирать за нее.

Это предательство в отношении защитников России — России в широком смысле, а не в государственных границах РФ.

Российское руководство предало тех, кто верил в Россию, хотел быть с Россией и готов был даже умирать за нее.

И это предательство сделало саму Российскую Федерацию Антироссией — такой же, какой украинские националисты сделали Украину.

Предав Донбасс и идею Новороссии, российские руководители предали и саму Россию, предали свою страну.

Но предав, они не победили.

Они запретили защитникам Донбасса воевать с Украиной, ликвидировали несогласных, поставили во главе ЛДНР своих марионеток, но не победили.

Они поставили свечку по Новороссии, заставили снять ее эмблемы и перестали упоминать про Новороссию в эфире, но это не победа.

Новороссия — это не государство, она никогда не была государством, поэтому ее нельзя победить подобно государству, захватив столицу и разоружив войска.

Новороссия — это идея, которую можно победить только другой, более сильной идеей. Но более сильной идеи у российского руководства нет.

Идею можно победить, разубедив всех, кто был ее сторонником, но разве предательство Донбасса кого-нибудь в чем-нибудь разубедило?

Предательство Донбасса и Новороссии лишь показало, что с российским руководством создать Новороссию нельзя и вернуться в Россию тоже нельзя.

 Да, у многих после этого опустились руки. Многие сложили оружие, потому что воевать без помощи, одиноко, у них не хватит сил, а воевать на два фронта — тем более. Но идея не умерла. Идея подобно семени, которое падает в землю — на какое-то время оно может скрыться из вида, стать незаметным, затеряться, но наступит день, когда зерно прорастет. Возможно, слово Новороссия уйдет в историю и не будет использовано в дальнейшем, но сама идея, что мы русские и мы с Россией навсегда — не с Российской Федерацией и тем более не с Ресурсной, а именно с Россией — эта идея однажды оживет и сломает любые преграды, которые окажутся на пути. И сырьевая мафия разбежится, временщики уйдут в небытие, а Россия восстанет и примет к себе всех, кто сражался, терпел унижения и умирал за то, чтобы быть с ней — всех преданных, всех обманутых, всех брошенных Антироссией. А кровь, пролитая защитниками Донбасса, которые сражались за то, чтобы быть с Россией, которые сражались за Новороссию — станет тем маслом, на котором поскользнутся предатели, разбегаясь в разные стороны — поскользнутся и накажут самих себя.

Возникнет Новая Россия и она будет той самой Новороссией, потому что слово Новороссия как раз и означает Новая Россия.

В этом и заключается идея — идея Новой России.

Именно за Новую Россию сражался Донбасс, за нее умирали на Куликовом поле в Одессе, за нее готов был подниматься Харьков, за нее голосовал Крым, не понимая еще, что РФ — это старая Россия, стремительно превращающаяся в Антироссию.

Именно поэтому и предали Новороссию и Донбасс — потому что руководство старой России, превращенной в Антироссию, смертельно боится обновления, боится России Новой.

Именно это было главной причиной предательства — страх появления Новой России, которая скинет с себя барыг и временщиков, компрадоров и реставраторов — всех старых паразитов, превративших Россию в сырьевое корыто.

Но старое всегда сменяется новым и процесс обновления нельзя остановить.

Поэтому Новая Россия, Новороссия — все равно возникнет.

И страх перед Новой Россией, а также совершенное под влиянием этого страха предательство в отношении Новороссии и Донбасса — не помогут. Наоборот, страх предателей лишь ускорит их бегство и они поскользнутся на пролитой ими крови. Поскользнутся и приведут в исполнение приговор, который подписали сами себе.

Новороссию предали, но не победили.

Новая Россия не уничтожена — она просто ждет.

Источник


Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
1244
3686
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика